Мария Асимова - Летаргия [СИ]

Летаргия [СИ] 695K, 165 с. (Сердце камня-1)   (скачать) - Мария Асимова

Мария Асимова
СЕРДЦЕ КАМНЯ. ЛЕТАРГИЯ


Глава 1

— Рай! — В меня ударилось что-то мягкое и пушистое.

Я недовольно приоткрыла один глаз, для того что бы увидеть маму, возвышающуюся на до мной в домашнем халате. Одна её рука подпирала бок, вторая, вооружившись расчёской, тщетно стараясь придать непослушным, светлым, волосам приличный вид.

— Вставай уже, сонное царство. Отправка через час.

— Как через час! — Тут же я подскочила с кровати. Сон как рукой сняло! — Я же просила разбудить меня пораньше!

— Тебе бы и полчаса на сборы хватит. Для кого в лесу то прихорашиваться?

— Как это для кого? — возмутилась я. — Там же помимо нашей ещё две группы будет!

Покачав головой, мама вышла из комнаты, я же пулей рванула к шкафу с одеждой. Выбрала удобные брюки цвета хаки и просторную синею рубашку, подумала и захватила с собой ветровку, не смотря на начало лета, вечера пока холодные.

— А где папа? — спросила я за завтраком.

— На работе уже. Он сегодня рано уехал. Ни свет, ни заря позвонил начальник. Как всегда что то срочное! Как будто больше вызвать не кого! — Возмущалась мама, накрывая на стол.

Быстренько позавтракав, я обняла маму и, схватив рюкзак, подготовленный ещё вчера, побежала к университету. Вслед мне донеслось:

— Я сегодня на дежурстве, так что до утра не жди!

Дорога была близкая. Минут пятнадцать ходьбы и я у университета. День выдался солнечный и тёплый, но не жаркий. Больше похожий на весенний, но никак не на летний. Спешить не куда не хотелось, да и мышцы изрядно ныли после вчерашнего выступления по танцам. Времени в запасе у меня было предостаточно, и я медленно, в своё удовольствие, брела по тротуару. В такие погожие деньки дорога всегда занимала значительно больше времени. Когда я пришла к университету, там уже ждали автобусы и большая часть студентов. Увидев меня, преподаватель уткнулся носом в список.

— Так, Новикова пришла, — проговорил руководитель экспедиции, ища мою фамилию на листке. Найдя, он сделал пометку, я же обвела взглядом лица присутствующих, ища среди них моих одногруппников.

— Привет всем! Никаких происшествий на этот раз нет?

Все засмеялись. Дело в том, что данная экспедиция срывалась уже два раза. Первый из-за неисправности машины, второй из-за предупреждения об урагане, который, к слову сказать, так и не состоялся.

— К счастью нет. — Ответил мне Сергей, невысокий и худощавый брюнет.

— Подожди ещё. — Резонно заметила Катя, заплетая длинные, чёрные, как смола, волосы в косу.

С ней мы сдружились с самого первого дня учёбы, жила она, на соседней улице, и мы частенько ходили, друг к другу в гости. Впрочем, с остальными сокурсниками отношения то же были не плохие: группа у нас была небольшая, но дружная.

— Что стоим юные геологи? Заходим в транспорт. Риты со Светой не будет, они заболели. — Профессор обвёл нас добродушным взглядом. — Ух вы, чёртова дюжина, — усмехнулся в усы Павел Олегович и указав нам на открытую дверь пошёл в здание, вероятно, сообщить о выбывших студентах.

Дорога была не особо дальняя — два, максимум три часа и мы на месте. Автобусы, а их было два, уже выехали из города, Катя без умолку рассказывала о своём новом приметете воздыхания, уверяя меня, что теперь всё серьёзно и это точно любовь с первого взгляда, та самая, которая до гроба. Ага, как же. Уже десятая, а может двадцатая — давно сбилась со счёту. Я, разуметься, с серьёзным видом кивала, но думала совершенно о другом. Мимо нас, мелькали деревья, из приоткрытого окна дул сухой, горячий ветер, не принося совершенно никакого облегчения. Страшно подумать, какая жара настанет к обеду.

— Ты меня слушаешь?! — гневно спросила подруга, заметив отсутствие внимания к её монологу.

— Да, конечно! Ты про Максима из параллельно группы рассказывала.

Катя нахмурилась и отвернувшись от меня пробурчала:

— Рассказывала… полчаса назад.

— Извини, задумалась. Теперь внимательно слушаю. — Всем своим видом демонстрируя повышенное внимание и интерес, сказала я.

Но подруга повторять не стала, и полностью игнорируя меня, стала искать утешения с телефоном. Вздохнув, я снова повернулась к окну, прекрасно зная, что пройдёт немного времени, и она будет вести себя, как ни в чём не бывало. Машина свернула. За окном всё так же мелькали деревья, но дорога стала ухабистой, и теперь мы ехали значительно медленней. Автобус в очередной раз «подпрыгнул» и раздался хлопок.

— Чёртовы дороги! — остановив машину, выругался водитель. Нервно вышел из автобуса и вынес вердикт: — Эх! Колесо лопнуло. Ребята, вы погуляли бы пока.

Второй автобус так же остановился, и теперь вся наша немалочисленная компания толпилась на улице.

— Мальчики направо девочки налево, — сказал преподаватель и поспешил направо.

Я же решив прогуляться, побрела по дороге. Катя всё ещё на меня дулась, почти все одногруппницы ушли «налево», а ребят с других групп я знала плохо, поэтому гулять мне пришлось в одиночестве.

Немного отойдя, я увидела просёлочную дорогу, над которой аркой смыкались высокие деревья. Наверно мы потом сюда и поедем. Обернувшись, удостоверилась, что пока никто уезжать не собирается и свернула на неё, скрываясь от зноя в тени деревьев. Взгляд невольно наткнулся на ярко пятно в гуще деревьев и приглядевшись я поняла, что это целая поляна ярко‒красных цветов. Дороги, как таковой, туда не было, и я аккуратно ступая пробиралась через заросли. Каково же было моё удивление, когда я увидела, что это были маки, тысячи маков. Как назло, телефон остался в рюкзаке, который в свою очередь, был в автобусе. Очередной порыв ветра оказался холодным и принёс запах дождя. Взглянув на небо, я не увидела не одной тучки.

Развернувшись, поспешила обратно. Надо же показать подружкам эту поляну. Воздух снова запах озоном, совсем как перед грозой. Неужели всё же будет дождь? С этими мыслями я дошла до деревьев, вот только выйти с поляны у меня не получалось. Нет, она не стала больше. И я не заблудилась. Просто не могла заблудись в трёх соснах! Я вновь пошла вперёд, как и в прошлый раз дошла до края поля и каким-то не мыслимым образом оказалась в центе. Осмотревшись, попробовала идти в другую сторону, бежать — эффект тот же. Паника всё больше разрасталась во мне.

— Эй! Идите сюда! — Крикнула, что была сил. Но мне ответило эхо. Словно я в трубу кричу. Так, нужно успокоиться. Я закрыла глаза. К горлу подступил комок, появилась ощущение словно падения, совсем как во сне. Кожи коснулся холодный ветер и мне стало лучше. Вдох. Выдох. Веки казались неподъёмными, но я всё же раскрыла глаза. И… лучше бы я их не открывала! Теперь передо мной была не цветочная поляна, залитая ярким солнцем, а лес с деревьями исполинами, тонущими во мраке ночи. Не луны, не звёзд видно не было, тучи заволокли всё небо. И тут меня осенило — это всё сон! Сейчас мы все едем на практику, а я просто задремала, и мне сниться кошмар. Точно. Скоро я проснусь, и всё будет в порядке. И раз это сон, почему бы не прогуляться здесь? Практически на ощупь я пошла вперёд.

Глаза постепенно стали привыкать к темноте и я двигалась уже более уверенно, впрочем, коряги и ямы всё равно не замечала. Шума, наверное, от меня… Позади хрустнула сухая ветка, я тут же развернулась и вглядываясь в темноту попятилась назад. Зря. Спустя несколько шагов мне встретилось очередное препятствие, которое я, разумеется, не заметила, и не удержав равновесие упала на холодную, влажную траву. Мысли о том, что это сон, как то улетучились и в этот момент мои нервы дали сбой и вскочив, я с визгом, помчалась куда глаза глядят. Глядят то они глядят, видели бы ещё. Впрочем, забег закончился довольно быстро, и лес, на последок, ударив меня колючей «лапой» какого то дерева выпустил в поле, на траве было множество каких то мелких жучков, которые светились бледно зелёным светом.

Не ярко, но этого мне вполне хватило, что бы ни спотыкаться каждый шаг. Впереди что-то мелькнуло, я остановилась приглядываясь. Тень тоже замерла, глядя на меня двумя светящимися глазами.

Наверное, собака — подумала я и стала потихоньку двигаться в бок. Пёс двинулся за мной, пришлось снова остановится. Смысл убегать от собаки в чистом поле? Вот если бы забраться куда… Я посмотрела вокруг — где то на горизонте светились жёлтые точки, чем то напоминающие свет в окнах домов. И вправду, на город похоже. Люди! Обрадовалась я, но добежать до них вперёд животного у меня точно не получится. Недалеко виднелось пару деревьев, но боюсь и до них я добежать не успею. Да и зверь вроде бы поужинать мной не намерен. Может, если я не буду обращать на него внимания, он пройдёт мимо? И уже наметив план действия, я обернулась к собаке и обомлела.

Передо мной белым пятном стоял самый настоящий волк. Только этот был, какой то излишне крупный, мне, где то по грудь, в зоопарках они гораздо мельче. Он спокойно осматривал меня, как бы оценивая.

— Хороший пёсик… то есть волк ‒ говорила я медленно пятясь спиной к одному из деревьев, я не вкусная, — пытаясь отсрочить момент встречи нарочно растягивала слова. — Зверь сел и повернул голову, украшенную чёрной полоской набок словно понимал всё что я говорю и стал внимательно меня слушать. — Я… я фастфудами питаюсь, курю, алкоголем злоупотребляю, и болею ужасной болезнью от которой нет лек-ккар-кхе-кхе на последнем слове я надрывно закашляла, надо же чем то аргументировать раньше сказанное. Волк зевнул, встал и пошёл в сторону леса, затем остановился, тряхнул головой, посмотрел на меня и протяжно завыл, после чего скрылся в лесу.

Не долго думая, а точнее не думая совсем я побежала к огням города.

Леса, как такового уже видно не было, но то и дело встречались не большие скопления деревьев, которые я спешно обходила, огни стали больше и ярче, но сколько мне ещё до них идти было непонятно. И тут со стороны леска, только что пройденного мной, послышался топот, оборачиваться я ни стала, снова сорвавшись на бег, но звук быстро приближался. Особой смелости, да и других выдающихся способностей, я за собой, честно говоря, не замечала. И сейчас прекрасно понимала, что убежать шанса у меня нет, город всё ещё был слишком далеко, пара облюбованных мне деревьев, остались позади, а преследователи всё ближе, развернувшись, я была готова к чему угодно, кроме этого…. У меня был шок, тот самый при котором тело отказывается повиноваться, и ты не в состоянии не убежать, не вымолвить хотя бы слово, остаётся только смотреть в глаза приближающийся смерти, а смерть эта была… кентавром, самым настоящим гигантским человеко‒конём, который во весь опор мчался на меня, заметив то, что я остановилась, он сбавил темп. Закрыв глаза, я начала молиться. Мысленно, тело до сих пор сковывал страх. В ночной тишине слышалась только дробь копыт, которая вскоре затихла.

— И чего мы стоим, давай, открываем глазки и идём ножками в академию, — послышался человеческий, на удивление приятный и бархатистый голос, — везти тебя я не собираюсь. Сообщать об этом администрации то же. Кто же не сбегал в Ночь Разобщения, — усмехнувшись, закончил он.

Медленно открыв глаза, я увидела торс. Подняв голову, встретилась с парой фосфолюцирующих глаз. Существо подмигнуло мне и подойдя ближе вкрадчиво прошептало.

— Скажу откровенно, всё это пустая трата времени. Я сам практически каждый год во время обучения сбегал, но никаких других миров так и не увидел, и тем более по ним не скакал. — К концу фразы кентавр говорил уже нормальным голосом. — Давай в академию топай, — он сделал ещё шаг ко мне, расстояние между нами сократилось ещё больше, настолько, что я почувствовала жар, исходящий от него и в этот момент силы вернулись ко мне. Я тут же отпрыгнула, и закричала что было сил. Кентавр, не ожидав такого, встал на дыбы и захрапел, так как это делают лошади.

— Ненормальная, — прорычал мой кошмар, когда все его ноги оказалась снова на земле.

— Присниться же такое… — Пятясь назад, прошептала я.

— Что значит присниться?! — Удивился кентавр. — А ну стоять!

Нет, то ему иди, то стоять, определился бы уже! Выбрала я свой вариант: развернувшись, побежать куда глаза глядят.

— Последний раз повторяю, возвращайся в академию, — донеслось мне вслед.

Разумеется, ни в какую академию возвращаться я не собиралась! Хотелось к своей группе, а ещё лучше домой. Когда же этот сон уже закончиться! Может когда он меня поймает? Нет. Однозначно не хочу, что бы это чудовище меня ловило. Пусть даже во сне. Огни так и маячили где то вдалеке. Сколько же мне ещё бежать! Путь пришлось немного изменить из за выступающий кромки леса и теперь я пробиралась через кустарники. Меня они замедляли не очень, а вот моего преследователя ощутимо, он брыкался, фырчал, пытался разрубить себе проход откуда-то взявшейся шашкой, но тщетно — огромный кентавр только больше запутался в ветках, а лозы, которых было в этих зарослях тьма, переплели ему ноги. Волосы ранее собранные в высокий хвост, беспорядочно трепал усилившийся ветер. От туда лучше всего было выбираться спокойно, шагом, не путая ноги. К моему сожалению «светлая» мысль пришла в наши головы одновременно, и когда я выбиралась из зарослей, кентавр уже разрубил ветки, откуда то взявшейся шашкой. Перемахнув заросли одним прыжком, преследователь медленной рысью приближался к своей цели. Мы оба понимали, что бежать мне некуда. С одной стороны от меня были редкие, молодые деревца, с остальных степь. Самодовольная ухмылка с его лица постепенно исчезала. С чего бы это?! Обернувшись, я увидела второго кентавра, она была девушкой. Ну отлично, скоро весь табун соберётся!

— Не вмешивайся, — устало сказал кентавр.

Заливисто рассмеявшись, кентавриха весело сказала:

— Сегодня не твой день, Гектор, — подскочив ко мне, от чего я отшатнулась, она похлопала себя по спине. Гектор же уже рыл копытом землю в прямом смысле этого слова. — Давай быстрее, или ты хочешь добирать домой с этим занудой? Уверяю тебя, компания не из самых приятных.

Подумав я решила, что уже ничего не теряю. Девушка, по крайней мере, выглядела дружелюбней. Она оказалась намного ниже собрата, и я была ей чуть ниже груди, той, что человеческая разумеется. Забиралась я на неё долго, и где то раза с пятого мои попытки, вопреки всему, увенчались успехом. Нет, всё бы нечего, но одежда, лоскутами свисающая с кентаврихи, сильно мешала, путая ноги.

— Дааа, — потрясённо протянул кентавр позади.

— Ну держись! — Подхихикивая, кентавриха пустилась вскачь, с каждой секундой только ускоряя свой бег. В этот момент я была крайне благодарна норовистой дедушкиной лошадке, на которой частенько каталась, когда приезжала на каникулы в деревню, и которая регулярно устраивала мне вот такие марафоны.

Деревья становились всё выше и чаще и вскоре мы забежали в лес. Это был наш шанс оторваться, затерявшись среди деревьев. Но преследователь приближался слишком быстро, а кентавриха уже тяжело дышала. Вскоре, она начала петлять, вероятно надеясь на то, что кентавр потеряет нас из виду и на одном из поворотов, то ли поскользнулось, то ли спотыкнулась о корни деревьев, это не так важно. Важно то, что мы полетели вниз. К счастью лететь пришлось недалеко, вскоре нас с распростёртыми объятиями встретила мелкая речка, в которой грязи было больше чем воды.

— Тише, — прошептала она и затаив дыхания мы лежали в грязи, слушая стук удаляющихся копыт. Через пару минут девушка начала заливаться смехом.

— Как мы его, а? Видела бы ты это лицо, когда тебе всё же удалось запрыгнуть на меня. А как мы в эту лужу свалились! Ой, не могу, — она снова залилась заразительным смехом. — Меня Эля зовут, — решила познакомиться она, попутно выбираясь на дорогу.

— Иса, — в свою очередь представилась я.

— Ты из первокурсников?

— Нет, я на втором учусь. — Ответила, глядя на светлеющую полоску неба.

— Идём, по дороге пообщаемся. Нам ещё до занятий хотя бы пару часов поспать не плохо. И на озеро отмыться зайти нужно, — кентавриха сморщив лицо, посмотрела на стекающую с себя грязь. Должно быть, у меня вид не лучше. — А то нас Кхар за болотников примет. — Хихикнув, она бодро зашагала вперёд, по земляной, наезженной дороге.

Необычайно яркое солнце уже поднималось над горизонтом. Я шла с кентавром в непонятном направление, по широкой лесной дороге, и не понимала что это: затянувшийся сон, либо я просто сошла с ума или…

— Можешь пояснить мне несколько моментов? Просто я никого кроме тебя здесь не знаю.

Эля со скепсисом на меня посмотрела.

— Ты же на втором курсе? Как можешь никого не знать?

— Я не местная.

— Да? Тогда откуда? — Удивление отразилось на её лице, а острые ушки, на манер лошадиных, повернулись в мою сторону. Вкупе с человеческим лицом выглядело это жутковато.

— С Земли, — нервно улыбнувшись, ответила я.

— Ну так понятно что не с неба. С каких именно ты земель?

— Нет, ты не поняла. Я про планету говорю. — Увидев непонимание на её лице пояснила: — Планета — это такое небесное… — начала было я, но меня перебили задумчивым:

— Я знаю, что такое планета… Так ты с другой планеты?!

— А я о чём! Ну вообще то мне кажется, что я во сне и всё это, — проводила взглядом животное, чем то напоминающие зайца, но с двумя парами рожек между ушами, — плод моего больного воображения.

— Нет, это не сон, это Тельгейза. — Задумчиво протянула она, а после как затараторила: — Это новость века. Действительно века! У нас инопланетяне уже лет сто не появлялись! А я то думала, что ты такая бледная и растерянная около Гектора стояла. А оно вот как… Ну ты и смельчак! Хорошо держишься, разговариваешь со мной, от брата моего смыться пыталась, я бы язык проглотила или прямо там от разрыва сердца копыта откинула. Пойдём скорей в академию!

— Зачем? — Опешив спросила я.

— Как это зачем? — удивилась Эля. — Решать, что с тобой делать. Я слышала, что инопланетян возможно отправить домой, но если захочешь, оставайся здесь! Отношение у нас к вам очень хорошее. — Расплывшись в улыбке, закончила кентаврида.

— Знаешь, меня больше первый вариант устраивает.

— Жаль. Тебе бы у нас понравилось.

— Почему? — Улыбнувшись, спросила я.

— Всем нравиться. — Пожав плечами, ответила она. — Садись, так быстрее будет, ты наверно голодная, да и спать хочешь, — протянула Эля зевнув, обнажая не большие, но заметные клыки, — вот я хочу очень, и даже не знаю чего больше.

— Ты первая кентавриха, на которой я ездила, — примеряясь как лучше запрыгнуть, сказала я.

— Не кентавриха, а кентаврида. Разница такая же, как между бабой и леди, это так, к сведению. И возить на себе в моей среде не принято, считается оскорбительным, особенно для кентаврид. Так что не говори об этом некому. Мне то всё равно, но вот отец недоволен будет. — Тяжело вздохнув, кентаврида с грустью посмотрела в даль. Прищурилась и вдруг как подпрыгнет на месте, как будто её оса в одно место ужалила. — Вот же ишак горбатый! Иса быстрей на меня у нас хвост.

— Какой? — Обернулась, посмотрев в туже сторону в которую смотрела кентавриха. Доли секунды хватило мне на то что бы понять, что наш хвост — кентавр, который, как нам казалась, уже отстал от нас.

На этот раз я вскочила на Элю с первой попытки. Мы свернули вглубь леса на первой же развилке, но что то подсказывало — толку от этого будет мало.

— Прижмись ко мне! — сказала кентаврида.

Я тут же последовала её приказу, в следующее мгновение мы уже перепрыгивали овраг. Резкий поворот. Птицы, притаившиеся в одном из ближайших кустов вспорхнули вверх, оповещая всю округу о нашем местонахождении громкими криками.

— Пригнись! — Снова последовал приказ.

— Что? — не расслышав переспросила я.

Тело кентавриды, то, что человеческое, резко опустилось вниз, хотя до этого было лишь чуть-чуть наклонено вперёд, а на уровне моих глаз появилась толстенная ветка. В следующую секунду я уже лежала на земле, а перед глазами плясали искры, которые постепенно угасали вместе с красками этого мира. Я что, умираю?

— Иса! — Послышался встревоженный вопль, но я была уже где то очень далеко отсюда. Если точнее на узкой, каменной улочке.

И я куда то очень спешила. Прошла один маленький домик, затем другой, резко свернула на следующую улицу. Вдруг до меня доноситься шум и треск, который раздаётся совсем близко. Но где? Сорвавший на бег миную площадь, над которой виден огромный, бирюзовый месяц, постепенно исчезающий в надвигающимся на него облаке дыма. От этого на улице стало ещё темнее. Уже ощутимо пахнет гарью, но я всё равно двигаюсь вперёд. Решив сократить путь, сворачиваю в ещё более тесный проход, стены становятся всё ближе и ближе, теперь мне приходиться идти боком, кажется ещё несколько метров, и они меня просто раздавят! Но выход оказался ближе, чем я могла думать. Теперь, петляя между магазинчиков с покачивающимися вывесками на цепях, я всё быстрее и быстрее бегу на звук. Поворот. Ещё один. Треск огня уже где то совсем близко. Город, как не удивительно, мне хорошо знаком, но темнота и паника сыграли злую шутку. После очередного поворота я уткнулась в тупик: высокую, каменную стену. Здесь было значительно светлее ‒ зарево отбрасывало свои отсветы. За стеной что-то рухнуло, и вверх поднялся сноп искр, несколько из них долетели до ближайшего дома по эту сторону от стены и их с лихвой хватило соломенной крыше. Медленно, но верно она начала чернеть, появился дым. Подул ветер, приятно обдав лицо холодом, но крыша от этого «засветилась» красным, а спустя мгновение появились языки пламени. И снова я сорвалась на бег. Когда то могучих ворот уже не было, у стены тлели последние угольки от них да лежал почерневший, металлический каркас. С этой стороны города пылал уже не один, и даже не десяток домов, а намного, намного больше. Я будто в аду оказалась… Забежав во внутренний город начала искать взглядом так знакомое мне строение. Дом к моему приходу почти сгорел. Почернел и садик, росший с южной стороны строения. На не гнущихся ногах я подошла ко входу, и зашла внутрь. Огромное бревно рухнуло в шаге от меня. Внутреннего убранства уже не было, только картина на стене отчего-то ещё была цела, стекло защищавшее ткань изрядно подкоптилась, но какие-то неведомые силы всё ещё сдерживали пламя на пяточке вокруг гобелена. Протянув руку, я коснулась стекла. Холодное. В ту же секунду дом стремительно начал расти, и вскоре картина оказалась намного выше меня. Почувствовав спиной, чей то взгляд я стремительно обернулась. Огромный человек уверенно шёл к своей цели, пламя будто лоснилось к краям его плаща, не принося вещи никакого вреда. Разглядеть человека никак не получалось, всё было мутным и размазанным, дым застилал глаза. Меня он, впрочем, тоже не увидел. Пройдя мимо, человек подошёл к картине. Стекло осыпалось с неё под его взглядом тысячами осколков. Взяв ткань, он аккуратно, не спеша свернул её трубочкой, после повернул голову и наши взгляды встретились.

— Как же я про тебя забуду, дорога Авелиса?! — ответил он видимо самому себе слащавым голосом.

— Сколько можно копаться! — послышался раздражённый женский голос. Тебе было приказано забрать карту и убрать ребёнка, а так же перенести всех нас отсюда! Не забыл?

— Да помню я всё, не мешай. — Зло ответил мужчина. — Или ты уже закончила?

— Закончила. Все уже закончили. Только тебе ждём, — бросила женщина, выходя на улицу.

Тяжело вздохнув, мужчина посмотрел на меня.

— Скажи спасибо, что даю тебе хотя бы этот призрачный шанс на жизнь.

Закрыл глаза он и медленно провёл рукой. Где то за моей спиной раздался звон, словно кто-то уронил стеклянный стакан на каменный пол, но он вопреки всему остался цел. А потом я будто поплыла по воздуху. Ощущение, должна признать не передаваемое. Глаза стали слипаться сами собой, ужасно захотелось спать, и я практически заснула, если бы не одно НО. Меня начало затягивать в воронку, всё больше раскручивая по кругу. С трудом раскрыв глаза увидела, что передо мной больше не было обгорелого потолка и стен, вокруг вихрем кружил воздух, но обычно воздух бесцветен, а этот был серебристо‒матовый. Тело меня слушалось с трудом, и единственное что я смогла сделать — поднять руку и… она была не моя. Ладошка была полной, с хорошо прочерчены складками и короткими пальцами. Вверху раздался хруст, и нечто чёрное с красными вкраплениями медленно, но неотвратимо стало приближаться ко мне. Я бы и дальше всё это рассматривала: и руку, и непонятное, ставшее уже чёрным пятно — почему то всё это показалась мне забавным и интересным, а то, что я смогла пошевелить рукой снова, вызвало восторг. Меня прервала острая боль, возникшая в голове и постепенно охватывающая всё тело. В глазах потемнело, дышать становилось всё тяжелее, а вскоре воздух и вовсе закончился. Словно рыба, выброшенная на берег, я хватала ртом воздух и уже не надеялась остаться в живых, как всё это резко прекратилось. Надо мной светло яркое солнце, которое выглядывало из за зелёных, шелестящих на ветру листьев деревьев и наконец то смогла вздохнуть полной грудью.


Глава 2

Приоткрыв непомерно тяжёлые веки, я непонимающе оглядела окружающую меня обстановку. Бледно голубые стены, жёлтые, деревянные полы и белоснежный потолок. Интересно, где я? Последнее, что я помнила — это как мы едем на практику, потом вроде колесо лопнуло, а после ночь почему то настала. Голова тут же отозвалась болью, и я поспешила отвлечься от раздумий.

Осторожно встала и слегка пошатываясь, подошла к единственному, но большому окну, осмотреть окрестности: деревья, цветы, снова деревья и какая-то тропка, уводящая прочь. Да, не густо. Развернувшись, я направилась к двустворчатым дверям, на манер тех, что бывают в больничных палатах, только эта были деревянной, кипенно‒белой.

Приоткрыв их, я выглянула наружу. Длинный, пустой коридор, с множеством дверей, встретил могильно тишиной. Обхватив себя руками, я потихоньку пошла вперёд. В конце коридора стоял небольшой, белый стол около которого мельтешили две фигуры в белом. Неужели я действительно в больнице? Каким образом меня угораздило сюда попасть? Абсолютно ничего не помню!

Я уже почти дошла до стола как резко остановилась, увидев лицо одной из медицинских сестёр, заметившей моё присутствие. Один единственный глаз, расположенный сразу над носом, недовольно на меня взирал, спустя секунду к сверлению глазом присоединилось рассерженно постукивание ногой по полу.

— Почему по холодному полу без тапочек ходите?

— Мама. — Прошептала я, пятясь назад.

— Глаф, девушка из десятой очнулась.

— Из десятой?! — Из-под стола показалась вполне нормальная женщина лет тридцати пяти с кипой бумаг. Водрузив их на стол, она приветливо сказала:

— Добрый день. Рада, что вы очнулись, но вернитесь в палату, пожалуйста. После вашего состояния не рекомендуется лишний раз вставать. Архимага оповестят о вашем пробуждении. Вы голодны? Или может вас что то беспокоит, всё же пробыть без сознания месяц — не простуду подхватить.

— Теперь понятно откуда галлюцинации. — Вынесла я вердикт.

— Что? — спросила одноглазая женщина.

— Вы не поверите. — Заявила я ей. — Но мне кажется, что у вас один глаз.

— Девушка, вы что? У меня уже сорок лет как один глаз. Я же циклоп! — Засмеявшись, ответила она.

— Глашь, иди оповести архимага пожалуйста. — Вмешалась вторая женщина, обеспокоенно поглядывая в мою сторону.

— Матильда! — Позвала циклопиха.

— Нет. — Осадила её женщина. — Иди ты. Если то, что сказала кентаврида — правда, то ты воспринимаешься девушкой как монстр. Давай скорей отсюда.

— Пойдёмте в палату. — Подойдя ко мне, сказала медицинская сестра с нормальным обликом.

Я послушно последовала за ней. Зайдя в палату села на кровать, на меня внимательно посмотрели и вынесли вердикт:

— Выглядите вы неплохо, передвигаетесь самостоятельно. Голова не болит? Не кружиться?

— Нет. — Ответила я.

— Легко же вы перенесли летаргию… — Протянула она.

— Летаргию? — Всё ещё не понимая что происходит, переспросила я.

— Да. Когда вас принесли сюда — вы были без сознания, а спустя пару часов умерли, как я подумала. Но осмотревший вас старший целитель поставил диагноз летаргия.

— Не подскажите где я? — Всё ещё крайне удивлённая спросила я.

— В лечебнице при академии. Директор лично вам всё расскажет и ответит на все интересующие вопросы. А теперь отдыхайте, если что то понадобиться я буду на посту.

Женщина вышла, беззвучно прикрыв за собой дверь, я же всё ещё не понимала, что со мной происходит. Медленно подошла к окну, решив немного развеяться, и передо мной предстала занимательная картинка. На лавочке, скрытой от окружающего мира зеленью расположились двое. Девушка и парень где то моего возраста. Меня они не заметили, наверно потому что было слишком заняты… друг другом. Покачав головой, я отошла от окна и присев на кровать взяла с тумбочки журнал. На первой странице крупными буквами было написано «Неужели магистр Лорен организовал нападение на собственную сестру, леди Шен» Под надписью были две фигуры, стройная блондинка в длинном платье, поверх которого была меховая накидка, и полноваты мужчина лет пятидесяти в странной, немного старотипной одежде. И тут меня отвлёк животный рык, раздавшийся со стороны окна! Я бросила журнал на кровать, и опрометью бросилась окошку. Вдруг на этих «голубков» кто то напал. Но нет, они продолжали увлечённо целоваться, игнорируя угрозу для собственной жизни. Я уже собиралась их окликнуть, как кусты затрещали. Испуганно спрятавшись за стену, я лишь одним глазком наблюдала за дальнейшим развитием действий.

— Нет, ну вы на это посмотрите! — Заявила выбравшиеся кентавриха. — Грант, у тебя совесть есть! Нам завтра работу сдавать, а он по кустам обжимается!

Тяжело вздохнув, парень встал.

— Вот же зануда, ещё целый вечер впереди.

— И он как всегда будет у тебя занят!

— Сегодняшний точно свободен.

— Ты уже неделю так говоришь!

— Ладно, ладно. — Примирительно вскинул руки парень. — Извини, Тира. — Протянув руку, обратился к девушке. Но тут, замерев на половине движения вскину голову и внимательно посмотрел в мою сторону.

— Что там? — спросила кентавриха.

— Пока что не уверен. — С этими словами он шагнул к окну, а оно то открыто!

Хотя, чего мне бояться или стесняться. Это они у меня под окном не пойми что устроили!

— Привет! — как можно дружелюбнее сказала я, показавшись в проёме.

Парень резко остановился. Какой то он резкий сегодня… Я, увидев его ярко зелёные глаза с вертикальным, как у кошки зрачком сделала шаг назад, затем ещё один и ещё. Девушка — кентавр лучезарно улыбнулась, блеснув клыками и радостно выдала.

— Ты очнулась!

Девушка, из них всех только она была нормальным человеком, не понимающе смотрела на это действо.

Позади меня раздался стук в дверь и сразу же донеслось:

— Можно?

Я обернулась, и увидела мужчину с тёмно‒коричневыми волосами и небольшой, но густой бородой уже заходящего в комнату.

— Входите. — Робко ответила, хотя мужчина уже был в палате.

— Вижу у вас посетители. — По доброму улыбнувшись, он кивнул в сторону окна.

— Мы уже уходим! — Донёсся оттуда звонкий голос принадлежавший кентавру.

— Вам уже позволили вставать? — Удивлённо спросил мужчина.

— Не совсем. Медицинские сёстры сказали, что ходить нежелательно, но категорически ничего не запрещали.

— Какие сёстры? — Сведя брови, спросил мужчина.

— Медицинский… Там две женщины в коридоре за столом сидят. Я не права?

— Ааа, — протянул он понимающе. — Это младшие целительницы.

Увидев непонимание на моём лице, мужчина попросил:

— Присядьте. Думаю то, что вы услышите — сильно шокирует вас.

Послушно села на кровать, посетитель взял стул у стены, и поставив напротив меня, устроился на нем.

— Вам знаком город Каанта?

Отрицательно покачала головой и получила весьма скептический взгляд.

— А слово Альгуата вам о чем-нибудь говорит?

— Нет, — тихо ответила я.

— Интересно… Расскажите мне своё последние воспоминание.

— Кто вы? — Спросила я, ничего не понимая.

— Архимаг и по совместительству глава Каантской Академии Магии.

— Вы шутите? — Горько усмехнувшись, я задала следующий вопрос: — Куда я попала?

— В лазарет при КАМ. — Увидев непонимание на моём лице, он пояснил: — КАМ аббревиатура Каантской Академии Магии.

— Это что, какой то розыгрыш? — Я никак не могла поверить в происходящие. — Что здесь вообще происходит?!

— Значит то, что сказала Эллионора правда. Вы с Земли?

Воспоминания стали вспыхивать в моей голове ярким калейдоскопом: вот я практически на ощупь бреду в ночи, вот угрожающего вида кентавр, вот я скачу на кентаврихе, то есть кентавриде, потом наш разговор.

— Да быть такого не может. — Потрясённо прошептала я.

— Так откуда же вы?

— Да, я действительно с Земли. А это что? Другая планета?

— Именно. Вы хотите вернуться домой? Или может, захотите остаться?

— Домой? Конечно, хочу!

— К сожалению, сиюминутно я этого сделать не могу. — «Обрадовал» меня местный начальник. — На подготовку уйдёт около месяца. И должен вас предупредить — перемещение не безопасно. То, что вы благополучно попали к нам, не даёт абсолютной уверенности в том, что вы так же легко попадёте обратно. В лучшем случае вы просто не попадёте в портал, в худшем… Нам неизвестно что случается с теми, кто находиться в портале в момент его деактивации.

— Я всё же рискну. — Покивав головой, ответила я.

— Пока что я определю вас на первый курс.

Увидев сомнение на моём лице, мужчина заговорил вновь:

— Не переживайте. Отношения у нас к инопланетянам очень дружелюбное. Бояться нечего! Не расскажите, как вы попали к нам? Я имею в виду события, которые предшествовали вашему появлению. Так же назовите своё имя и фамилию. Должен же я вас как то обозначить в списках?

— Раиса Новикова. Я учусь на геолога. Вчера вся наша группа поехала на практическое занятие в горы, но по дороге машина сломалась, внутри было жарко, всё же летний полдень. — В общем, я пересказала всё случившееся со мной за те ночь и утро.

— Хорошо. Теперь моя очередь рассказывать. Вы совершенно случайно оказались в другом мире. Эта планета называется Тельгейза, а страна в которую вы попали Альгуата. Такое иногда случается. Повода для паники нет. Это происходит из-за того что несколько столетий назад проход между мирами закрыли очень грубо, впрочем примеряться тем магам было некогда. Вчера была триста шестидесятая Ночь Разобщения, и в месте, где ранее был проход, появилась брешь. В такие моменты можно воспользоваться переходами, но чаще всего визитёры не осознают куда лезут. Думаю, вам будет интересно, поучиться у нас, да и познакомиться с местными обитателями. Последний визитёр утверждает, что магии и никого кроме людей на Земле нет.

— Я попала сюда не одна?

— В эту ночь разобщения, насколько мне известно — только вы. Сорок пять лет назад к нам попал визитёр. В данный время проживает в столице Альгуаты. Могу вас познакомить, если хотите.

— Конечно хочу! — Боязливость, тут же сменилась интересом. Хотя ощущение нереальности происходящего всё ещё оставалось.

— Хорошо. Вам выделят комнату, дадут все необходимые принадлежности, как и всем адептам. Вижу, вы так же понимаете нашу письменность. Удивительно. Не зависимо, на каком языке говорил иномирянин на родине — письменность и язык Тельгейзы ему всегда понятен. Если возникнут вопросы обращайтесь ко мне лично или к вашему куратор — Фелиции Яниан, с ней вы познакомитесь позже. — Светло‒карие глаза излучали доброту и какое то… тепло. Как не странно, этот человек располагал к себе и внушал доверие, возникало чувство, будто я знаю его уже не один год, может всё дело в магии?

— Молодой человек, которого вы недавно видели — ракшас. Это вид оборотней с не полным метаморфозом. В стенах академии таких оборотней большинство. Так же у нас есть химеры, оборотни с полным метаморфозом, немного вампиров, пару демонов, ну и люди.

— А вы человек? — Негромко спросила я уже поняв, что здесь не в чём нельзя быть уверенной.

— У нас бытует мнение, что маги — уже не люди, — усмехнувшись, сказал он. — А если серьёзно — конечно человек. Подождите немного, я отдам распоряжение на счёт вашей комнаты и поговорю с куратором.

Дверь приоткрылась перед магом и после того как он вышел она бесшумно закрылась. Сама. Я точно видела, что к ней никто не прикасался! Да, час от часу не легче. Ущипнув себя, я в очередной раз убедилась, что не сплю. Что же теперь делать? Проще поверить в то, что я сошла с ума, чем в то-что оказалась в другом мире. Наверно я задремала в автобусе и мне сниться сон. Точно, это самое разумное объяснение, хотя… Сколько раз я себя щепала, во сне же вроде боли не чувствуют… Вот именно, вроде. Наверняка же я не знаю, значит это, вполне может быть сном. Хотя какая в принципе разница?! Всё это довольно интересно и почему бы не окунутся ненадолго в этот омут с головой? Других то вариантов у меня нет.

Директор появился спустя полчаса, благо часы, висевшие на стене ни чем не отличались от Земных. Причём появился он, весьма специфически. Воздух, посреди комнаты стал мутным, а спустя секунду на том месте уже стоял директор. Я даже не успела испугаться. Но дальше случилось ещё более удивительное: архимаг застыл и внимательно посмотрел на меня. Что это с ним? Вид отрешённый, на лице будто маска. Может он так колдует? А почему тогда на меня смотрит?! Он что, решил от меня избавится?! Мама!!! Я уже вскочила с намерением сбежать, выпрыгнув в окно, когда почувствовала как меня засасывает в воронку, перед глазами всё поплыло. Неужели это конец?

Как оказалось позже, нет, не конец. Спустя мгновенья я увидела совершенно иную обстановку вокруг себя. Небольшая комната, из мебели в которой была кровать, письменный стол и громоздкий, тёмный шкаф, который не как не вписывался в светлый интерьер комнаты. Окно было одно, зато двери имелось целых две штуки.

— Я хотел предупредить о предстоящей телепортации, но после решил, что лишние переживания вам не к чему. Вы ведь не знакомы с магией, и как я понял ‒ откровенно её побаиваетесь. Но поверьте, ваше мнение в корне не верно, и надеюсь вскоре оно измениться. Коричневая дверь — выход, голубая — ванная комната.

Приоткрылась коричневая дверь и в комнату заглянула женщина лет сорока пяти, чёрные волосы были собраны в высокую причёску. Бесшумно зайдя в комнату, она окинула меня оценивающим взглядом, тёмно‒багровых глаз.

— Меня уже двое посетителей ожидают, поэтому вынужден удалиться. Думаю, вы разберётесь сами.

— Спасибо, — негромко произнесла я, всё же этот человек уже столько сделал для меня.

На его лице вновь появилась добродушная улыбка, после чего он скрылся за дверью.

— Это женское крыло общежития номер два. — Начала оставшаяся со мной женщина. — Здесь четыре этажа и сто комнат. Эллионора живет в комнате номер двадцать, на первом этаже. Я уже в курсе вашего знакомства и ситуации, в которую вы попали. У вас второй этаж и комната тридцать один. Пока что побудьте внутри, я принесу положенный вам вещи, позже зайдёт Эллионора и расскажет об академии поподробнее. Если возникнут вопросы, на которые не найдётся ответа ‒ всегда можете обратиться ко мне. Мои комнаты в подвале. Это крайняя дверь у лестницы.

Отрапортовав это, женщина вышла из комнаты. Не прошло и пяти минут, как она появилась вновь. Она что, летает?

— Вот. — Женщина протянула мне свёрток, завёрнутый в серую ткань и перевязанный толстыми нитками. — Это ваша одежда и фолиант. Фолиант — это книга, которую вы будите брать с собой на занятия и записывать в ней весь необходимый материал. С одеждой, думаю, разберётесь сами. Занятия у Эллионоры закончатся через, — куратор сверилась с часами, — пятнадцать минут. Так что ожидайте.

Женщина исчезла так же стремительно и бесшумно, как и появилась. Я же повертев свёрток в руках, нашла узелок из ниток и поспешила его развязать.

— Ну кто же его завязывал?! — Спустя уйму тщетных попыток открыть свёрток взвыла я. Бумага, к моему расстройству так же ни развёртыванию, ни разрыванию не поддавалась. А если разрезать? Обведя взглядом комнату на наличие острых предметов, и не найдя таковых я сгрузила свёрток на кровать. Подожду прихода кентавриды. Может она что посоветует.

Сев на высокий стул у письменного стола я наконец смогла остаться наедине со своими мыслями. Хотя лучше бы этого не случалось… Со всей этой беготнёй я и не заметила, что нервы были натянуты как струны на гитаре у неумелого музыканта ‒ ещё чуть чуть и они лопнут. Почему всё это случилось именно со мной? Зачем я полезла в тот лес? Сколько мне теперь придётся здесь пробыть, прежде чем я попаду домой? Родители, наверное, с ума сходят…. Как я им всё это объяснять буду? Я никогда не была смелым человеком. Боялась уймы вещей: пауков, открытого огня, грозы, которая в данный момент начиналась, крупные капли дождя уже «стучались» в окно, и ещё кучи «ужасных» вещей, да и во всякие сказки про призраков, оборотней и прочую нечисть не верила, а у моей судьбы, оказывается, есть чувство юмора, чёрное… Слезы сами покатились по щекам. Ну за что?! К радости разреветься мне не дали. За окном гарцевали два огромных кентавра которые, кажется, затеяли драку. Один из них был белоснежный, высокий, статный, изящный ‒ одним словом породистый. Второй, гнедой, ничем не уступал в росте белоснежному собрату, но более грубый и широкий, так вот эти двое прижав уши что-то говорили друг другу, наверно это что-то было весьма нелицеприятным. Затем к словам присоединились действия: они начали рыть копытами землю, угрожающе вскидывать передние ноги, щерить зубы, кстати, клыки у них были весьма внушительные. Комья земли и грязь летели во все стороны. Казалось ещё немного, и они бросятся друг на друга, и тут мне показалось, что время остановилось, так синхронно они замерли. Зеваки, которые издали наблюдали за происходящим стали спешно расходиться. Кентавры, уже кажется, позабыв о недомолвке собрались дружно ретироваться, но не тут то было… Обернувшись, они виновато смотрели перед собой. Минуту спустя, задиры развернулись и еле волоча ноги отправились прочь, я смотрела им вслед, и тут в поле моего зрения попал «миротворец». Фигура в чёрном длинном плаще, следовала за задирами, капюшон скрывал его лицо, но тут он медленно развернулся и посмотрел на меня, теперь я понимала почему кентавры так быстро «пришли в себя», его совершенно чёрные, без белков глаза, вызывали какой то первобытный ужас. По коже пробежали мурашки. Незнакомец посмотрел на меня ещё немного и, вероятно, не обнаружив ничего интересного, поспешил за кентаврами.

Да, интересно, а какие экземпляры здесь ещё водятся? Вскоре моё любопытство было удовлетворено. Из окна открывался вид на широкую дорожку, и сейчас множество парней и девушек возвращались с занятий. Такого и в страшном сне не увидишь… Пара девушек, серого и зелёного цвета, совсем как ящерицы, только прямоходящие, что то обсуждали, хихикая и периодически бросая взгляды на идущих неподалёку человека и их соплеменника. Его чешуя был чёрного, а не серого цвета. Более массивный, с наростами на голове, он гордо вышагивал, не замечая повышенного внимания к своей персоне. В отдаление от всех группа студентов, встав плотном кругом, замышляли явно что то не хорошее. О этом свидетельствовали беспокойные, беглые взгляды на прохожих, которые время от времени бросал все участники этого дела и постоянные недовольные на их «коллегу» с заострёнными кверху ушами, который оборачивался чаще всех. Невысока девушка, с ярко‒алыми волосами до плеч, расположившись на скамейке в тени деревьев читая книгу. На соседней, ближней ко мне лавочке — парень с угольно чёрными волосами и зелёными, с вертикальными зрачками глазами, плотоядно взирал на сидящую рядом с ним девушку. Стоп! Это же Грант. Девушка теребила тёмно‒каштановые пряди, то и дело отводив взгляд во время своей речи. Он же самоуверенно развалился на скамье, то и дело что то отвечал ей. Плавно, лениво, по кошачьи. От чего она только больше смущалась. Нет, если мне не изменяет память, утром девушка была другая! Если только они здесь внешность по несколько раз на день не меняют.

Раздался стук в дверь.

— Входите, — крикнула я.

— Ты бы сначала спросила кто, — осуждающе сказала Эля заходя, — мало ли… О, тебе уже форму выдали! — Вмиг переменилась она.

— Куратор принесла.

— Лично Фелиция! Это высокомерная фурия не только студентам покоя не даёт, от неё уже магистр Деметр прячется! — Эля усмехнулась. — Видела бы ты его выражение, когда до него дошло что куратор Аскольда и Эдмонда — Фелиция. Он и их отпустил, и сам поспешно удалился, — хихикая, кентаврида подошла к кровати и взяла свёрток.

— Это ты не про кентавров случайно рассказываешь?

— Да, они самые. Сегодня драку чуть не устроили, вылететь видать захотели.

Я понимающе покивала.

— И откуда мы знаем? Неужели Фелиция рассказа?

— Нет, что ты, — я робко улыбнулась. — С моего окна открылся замечательный вид на это безобразие. Из за чего это они?

— А кто их мужиков разберёт. — Эля махнула рукой и подошла к окну. — Наверное как всегда Аскольд, это тот у которого морда надменная, — развернувшись, пояснила Эллин, — задираться начал, а у Эдмонда мозгов не обращать внимание не хватает, хорошо что магистр Деметр вовремя всё заметил и вмешался, а то бы Аскольд беднягу не на шутку покалечил. А его ты видела?

— Аскольда? — Непонимающе спросила я.

— Да нет же, Деметра!

— Видела, — воспоминания заставили меня поёжиться. — Ужас…

— Ужас? Да брось, по нему большая часть академии вздыхает, но все понимают что это бессмысленная трата времени. А если честно? Может у тебя хотя бы сердце быстрее забилось, ну или там дыхание спёрло? — Допытывалась гостья.

— Даже остановилось на пару секунд…

— Вот видишь! А ты говоришь…

— От страха, — поспешила разрушить её надежды я.

— Ой, ну тебя! — Поджав губы, фыркнула она. — Это ты не с привычки всего пугаешься.

— А почему все понимают, что ничего не светит?

— Ха! Всё же интересно?! — Кентаврида потёрла ладони. — Ходят слухи, что он тёмный демон‒инкуб. Нет, что он тёмный демон это и так всем ясно, но вот насчёт вида не утихают споры уже лет сорок, с тех самых пор, как он здесь начал работать. Скрытный, зараза! Ну что ты опять бледнеешь?! У него только название грозное. Демон он ‒ понимающий и добрый, так что проблемы с ним бывают очень редко. Он нас даже прикрывает порой. Вот и мальчишек прикрыл, себя в первую очередь спасая конечно… Но всё же магистр мог поступить иначе. Теперь они со мной поработают, — Эллин погрустнела.

— Тебе же лучше, — удивлённо сказала я, — быстрее закончишь, и не так скучно будет.

— Да если бы с одним Эдмондом я только за, а вот Аскольд… Этот нахал постоянно напоминает мне что я его невеста. Поначалу он мне нравился, мы с ним прекрасно ладили, да и отцов на помолвку вместе уговаривали, но теперь… — Кентаврида с горечью посмотрела вдаль. — Теперь он стал такой заносчивый и высокомерный, просто слов нет.

— Давно ты его невеста? И поясни — Аскольд это белый или коричневый, просто выражение их лиц я плохо помню.

— Белый. Девочек начинают сватать с семи лет, мальчиков с одиннадцати. И вот уже девять лет как я его невеста.

— Как рано… ‒ Ошарашенная их законами протянула я. Нет, мне известно, что и у нас в средневековье ранние свадьбы были в норме, но что бы в цивилизованной стране и такое…

— Я ещё долго засиделась. Старой девой, так сказать была, помолвка в одиннадцать лет состоялась, Аскольду тогда тринадцать было. Свадьба будет всё равно не раньше чем через десять лет. Так что переживать не о чем!

— А отказаться ты можешь?

— Конечно. Чисто теоретически. — Эллин грустно вздохнула. — На практике мне никто этого не позволит. Да и поверь, Аскольд — не самый ужасный вариант. Пошли на ужин, пока мы соберёмся — одни сухари останутся.

Я всё ещё переваривала услышанную информацию, и до меня не сразу дошло сказанное кентавридой.

— Ис, не заморачивайся ты так! Возможно, отец прав, и позже мы успокоимся, ведь во всей этой ситуации и моя вина есть. Для начала тебе нужно переодеться в платье, — сменила тему Эллин.

— А штаны нельзя? — С горечью спросила я. — Всё же в них убегать в случае чего удобней будет.

— Не от кого тебе убегать не придётся! — рассмеялась кентаврида. — Можно конечно. Просто большинство девушек у нас их не носят. Я же не знаю какая на твоей планете мода.

— Слушай, а ты не в курсе как это развязать? — Кивнув на свёрток, который кентаврида крутила в руках спросила я. — Столько с этим просидела и кажется ещё больше затянула узел. Разорвать её вряд ли получиться, а ничего острого в комнате у меня нет…

— Она же из болотного кшира. Намочи её, и нить легко порвётся.

Я переводила удивлённый взгляд с кентавриды на нить, толщиной с мой палец. Как то не вериться мне во всё это…

— Смотри. — Кентаврида, лизнув палец, промокнула им нитку. После чего, демонстративно, двумя пальчиками с острыми коготками потянула её в разные стороны и она расползлась подобно тине.

— Ого! — Ошарашенная я села на кровать.

— Этак мы до столовой не дойдём… — протянула она.

— Да перестань! Я же такого никогда в жизни не видела. Можно я попробую? — Взяв свёрток, я проделала всё то же самое, с интересом наблюдая за метаморфозом.

— Точно не дойдём… — Выдохнула Эля, отдавая мне свёрток. — А я ведь на обед так и не успела, и не завтракала толком, — причитала она.

— Ладно, ладно. Сейчас, я быстренько оденусь. Нам нужно платье, Всеобщего внимания мне сейчас не особо хочется. — Приговаривала я, вытряхнув всё из свёртка.

— Сойдёт? — Спросила я, показывая тёмно‒фиолетовое платье чуть выше колен.

— Это туника для физических упражнений. Давай я лучше найду?

Кентаврида безошибочно выбрала из вороха тряпок тёмно‒зелёное платье.

— Я тебя за дверью подожду.

Платье оказалась в пол, как раз для моего роста, с длинным рукавом и небольшим вырезом. На воротнике, рукавах и поясе платье было украшено золотистым орнаментом. А на плече красовался видимо знак академии — шестиугольник, внутри него раскрытая книга из которой вылетают какие то светлячки, всё это того же цвета, что и орнамент. Расчесав волосы и обув чёрные туфли, найденные мной в свертке, я выскочила за дверь.

— О! Быстро.

— А как дверь закрыть?

— Она уже закрыта. Никто кроме тебя, директора и куратора открыть её не могут. Ну разумеется, если ты не разрешишь войти.

Столовая была в другом здании, в минутах десяти ходьбы от общежития. По дороге нам то и дело встречались студенты, Эллин обменивалась с знакомыми приветствиями, на меня же большая часть студентов попросту не обращала никакого внимания, а те кто обращал, быстро переключали его на что либо другое.

Первое что бросилось в глаза в столовой это её посетители. Здесь были и хорошо известные из сказок гномы, вроде бы эльфы и вампиры, но не ручаюсь, мало ли у кого красные глаза и уши острые бывают. Вон, у кентавров например — и уши острые, и клыки есть. Так же встречались и те, от вида которых бросало в дрожь: люди‒змеи, люди‒рептилии, люди с четырьмя руками. Здесь был и вполне нормальный народ, сновало его множество, но все обычные люди терялись на фоне ненормальных. Второе что меня удивило — столы. Они были выше привычных для меня раза в два, рядом с ними стояли стулья, то же немалой высоты, на которых, как воробьи на проводах, сидели студенты. Свободных столов уже не осталось, и похоже нам придётся к кому то подсесть. Подойдя к буфету, мы отстояли небольшую очередь. Кентаврида, найдя знакомых, расспрашивала о меню на сегодня, я же осторожно рассматривала впереди нас стоящие существо. Это был кентавр, но с ветвистыми рогами, оленьим хвостом и раздвоенными копытами. Интересно, сколько же видов здесь водиться? У прилавка был на удивление, большой выбор. Я решила не экспериментировать, взяла самые обычные спагетти, кентаврида же выбрала кислотно‒жёлтые листья с красными ягодками. Вот я бы такое попробовать не рискнула…

— Не против? — приветливо улыбнувшись, поинтересовалась Эллин у пары студентов, которые уже сидели за одним из столов.

— Элька! Привет, садись конечно, — сказал тот самый парень с кошачьими глазами. — Ты же та девушка с Земли! — Приветливо сказал Грант. — Марен, вот она.

— Я, как ты уже слышала Марен, — сказал второй, самый обыкновенный на вид парень с короткими, тёмно‒русыми волосами.

— Иса, — в свою очередь представилась я.

— Приятно познакомиться.

— Взаимно.

— Надо со всеми тебя познакомить! — С азартом в глазах сказал Грант.

— Не надо. Я сама потом познакомлюсь. Правда!

— Пойдём я тебя хотя бы своим представлю! — Встав со стула, он протянул мне руку.

— Слушай, давай потом как нибудь, а? Я к вам ещё не привыкла. Понимаешь, на Земле нет такого разнообразия… — обведя взглядом столовую, произнесла я.

— Грант! Я же тебя говорила об этом. Неужели так сложно запомнить?!

— Извини Иса, иногда я бываю бестактен. — Сказал парень, вдруг заинтересовавшись содержимым своей тарелки.

— Не иногда а почти всегда, — Эля потрепала его по чёрным, коротко стриженным волосам, заработав тем самым гневный взгляд парня.

— В какую подгруппу тебя определили? — Снова переключился на меня Грант.

Я заискивающе посмотрела на Эллин.

— Забыла тебе сказать! — хлопнув себя по лбу, прошипела кентаврида.

— Вот видишь, — Грант плотоядно улыбнулся. — Не только я склерозом страдаю.

— У меня твой список предметов, ты в пятой подгруппе. — Не обращая внимания на парня, продолжила Элька. — Вместе со мной и вот этим нетактичным котёнком.

— Не зли ракшаса… — Наигранно зло прошептал он.

— Да какой ты ракшас! — Кентаврида прыснула со смеху. — Ис, вот посмотри на него, не усов, не полос, не когтей. — Она потрясла вполне обычной рукой парня в воздухе. Грант на этот раз взглядом не ограничился и отдёрнув свою руку иронично сказал:

— На себя посмотри, наследная кентаврида — ни ума, ни манер, ни гривы.

— Что значит ни гривы?! Я же не лошадь в конце концов?!

— Про ум значит, возражений нет? — Приступив к еде невозмутимо спросил он.

— Ах ты, котяра наглый!

— Кентаврида лысая.

Эллин чуть ли не задохнулась от возмущения.

— Ты! Ты! Да как у тебя совести хватает, котопёс!

— А это ещё почему? — Непонимающе нахмурился Грант.

— А кобель потому что!

Ракшас от этого поперхнулся, а после, откашлявшись, прохрипел:

— Докажи, кляча наследная.

— Тебе всех твоих бывших перечислить?

— Да кто тебе поверит…

Видимо, эти двоя, частенько подтрунивали друг над другом, второй парень смотрел на это, периодически посмеиваясь, и активно орудовал вилкой.

— Ешь давай, — обратился он ко мне, — сейчас закончат и начнут нас подгонять, им то поесть — минутное дело.

Как и говорил Марен, закончив спорить, эти двоя мигом умяли свой ужин. Да… нашим солдатам стоит у них поучиться.

Возвращались мы в приподнятым настроением. Распрощавшись с парнями, общежитие который было чуть дальше, сначала заглянули в комнату Эли — она взяла точную копию моей книжки, затем поспешили ко мне.

— Открой мне свой будущий гремуар. — Сразу перешла к делу кентаврида.

Подняв книжку, так и лежавшую на кровати в ворохе вещей, я подала её кентавриде.

— Взять я её и сама могу, ты открой её, и можешь идти вещи раскладывать. Я быстренько перенесу пропущенные тобой лекции и помогу разобраться с вещами.

— А можно я посмотрю, как ты лекцию переносить будешь?

— Конечно, — удивлённо сказала она, — пойдём.

Эля подошла к столу и положила на него обе книги. Затем нарисовала ручкой в своей книге знак, чем то напоминающий кобру, хвост которой протянулся к моей книге и в ней же закончился. «Кобра» засветилась едва различимым, серебристым светом и в моей книге стали появляться буквы. Спустя несколько минут символ погас и стал медленно таять, буквы же в книжке становились темнее, вскоре от «кобры» не осталось и следа. Схватив книгу, я полистала страницы, и как минимум полсотни были заполнены ровным, каллиграфическим подчерком.

— Всё, с гримуарами разобрались, пойдём теперь к одежде. — Возвестила Элька, не обращая на моё удивление уже и капли внимания. Привыкла видать.

Интересно, как все эти вещи поместились в таком маленьком свёртке? Я бы при всём желание так бы не сложила. Наверное и здесь приложила свою руку магия. Из одежды мне выделили: тёмно‒синий балахон, того же цвета плащ в пол с символикой академии справа, трое штанов, спортивные и двое классических, чёрных, пара блузок: белая и небесно‒голубая. Так же там обнаружилась пара платьев, одно из которых было на мне, а другое, отличалось от него только бежевым цветом и длинной рукава в три четверти, туника, которую я ошибочно приняла за платье, сапоги на небольшом каблучке, да пара туфель с кроссовками. Все вещи были вполне земные, за исключением балахона, так что проблем с ними у меня не возникло.

— Расписание на первой странице гримуара, список предметов и преподавателей на последней. Завтра у нас первое практическое занятие из раздела обновление, давай я тебе сейчас самое главное расскажу, что бы завтра ты не хлопала глазами на парах.

С Элей мы засиделись допоздна, программа оказалось не сложной, только если бы мне не встречались слова, смысла которых я не знаю… Они были на мёртвом языке, ещё его называли старейшим. На нём уже никто не разговаривает, но чтобы он не исчез окончательно, его поддерживают в такой форме. Это мне поведала Эллин. После чего мы с ней разошлись. Напоследок, кентаврида крикнула мне, что все студенты на занятия одевают балахон, и что бы я не забыла плащ. Занятия здесь начинаются в девять утра, а сейчас было уже половина первого, как же быстро пролетел день. Настольные часы‒будильник, подаренные Элей оказались очень кстати. Сразу после того как моя голова коснулась подушки я провалилась в сон.


Глава 3

Проснулась я от пронзительного звука, исходившего от подаренных часов. Потянулась к ним чтобы найти выключатель, но как только моя рука коснулась края механизма, звон прекратился. На циферблате было семь утра, ещё целых два часа. Захотелось перевернуться на другой бок, и подремать хотя бы чуть чуть как я всегда делала дома. Но я не дома… Осознание этого, и того, что сегодня мой первой учебный день в чужом мире заставили подняться с постели.

Выходя из комнаты, я понятия не имела куда идти. Нет, как пройти в столовую я помню, но может они позже завтракают, или вообще раз в сутки питаются. Да и одной идти нет никакого желания. Подожду немного Элю, не зайдёт, так сама что нибудь придумаю.

— Привет. На завтрак?

— О, Грант! Привет. — Ракшас был в балахоне, как две капли воды похожим на мой. — Да, а ты?

— Куда же ещё, а ты чего книгу в руках таскаешь?

— А где ещё?

Парень покачал головой.

— Смотри, — он провёл рукой по своему балахону сверку вниз, а затем потянул ткань вбок и до этого ткань без единого шва распахнулась. Сунув руку во внутренний карман, о котором я знала, но как достать или положить в него что то не снимая накидки не понимала, и достал такую же книгу. — Попробуй.

Я осторожно повторила за ним, и результат не заставил себя долго ждать. Убрав книгу с ручкой в показавшийся мне безразмерным карман я удивилась ещё больше, предметов я не чувствовала, как будто их нет, но проверив, я убедилась что они на месте, подняв глаза на Гранта я увидела что его мантия уже стала прежней.

— А как обратно?

— Просто запахни её. Как же ты его одела?

— Как, как, через голову конечно.

— Вот Элька, вечно не о чём надо болтает. Не переживай, по ходу разберёшься. Идём в столовую?

— Пошли.

— Ты плащ взяла?

Да что ж они все со своим плащом пристали.

— Взяла, взяла.

— Умничка, а я раз забыл, и как раз в это день была гроза.

И по дороге в столовую, парень красочно рассказывал мне как он полчаса не мог найти дорогу в общежитие, и как потом целую недель лежал в лазарете из за трёх ударов молний. Честно говоря я ему не верила, но мало ли какие грозы в этом мире бывают, при возможности нужно эту историю у Эли на подлинность проверить.

В столовой было на удивление мало народу. Кроме нас человек десять. И все они были похожи именно на людей. Просидела я с Грантом с полчаса, но Элька так и не пришла.

— Пошли, не можем же мы вечно её ждать. — Возмутился ракшас, вставая из за стола.

— Может она проспала?

— Не знаю, не знаю… Давай зайдём к ней, всё равно мимо общежития идти.

На улице оказалось не в пример больше адептов. Все спешили на занятия, до них оставалось совсем не много времени. Ученики то и дело сталкивались с преподавателями, обменивались приветствиями, и снова спешили каждый по своим делам. Мы же торопились не меньше, моё дыхание уже сбилось, зато Грант, чтоб его, казалось прогуливается.

— И долго нам ещё бежать?

— Пока на занятиях не окажемся. Уже устала?

— Да, — выдохнула я, — очень.

— Терпи. — Припечатал он. — Если пойдём медленнее опоздаем на первое практическое занятие. А это не просто не хорошо, а как то, даже, не прилично.

— Адептка Новикова, — послышался пронзительный голос куратора, — вас разыскивала Эллионора. Сейчас она отправилась на занятия, советую и вам поторопиться.

— Приветствую, куратор Фелиция, — произнёс Грант, слегка склонив голову.

— Приветствую, куратор Фелиция, — так же склонив голову, сказала я.

Фелиция горделиво кивнула, и ушла.

— Слушай, у неё королей в роду не было?

— Нет, что ты, — усмехнулся Грант, — не приведи хранитель такого правителя.

На занятие мы почти бежали. Учебное здание представляло собой внушительное пятиэтажное строение из белого камня, с большими, дающими много света окнами. Зайдя внутрь, мы поднялись на второй этаж. Аудитория была не большая, больше похожа на школьный класс, народ постепенно заполнял её, и вскоре свободные места можно было пересчитать по пальцам. Эльку я услышала ещё в коридоре, а уж после увидела. Её гневная проповедь о непонятливых Землянках и бестолковых ракшасах длилась до тех пор, пока в аудитории не появилась женщина средних лет. Поприветствовав нас, она прошла к преподавательскому столу, после чего представилась.

— Магистр Фарала Мижер. На моём предмете, весь этот год вы будите изучать простейшие заклинания обновления и их чары. От вас требуется регулярное присутствие и хоть какое то внимание. Открываем книги и записываем — практическое занятие номер один. Разделение веществ.

Почти всё занятие мы записывали так называемые «чары» ‒ мыслеобразы, слова, жесты и движения которыми можно помочь в выполнении того или иного заклинания. На следующие занятие мы должны принести по грязной, ненужной вещи. Да, грязную то сделать не сложно, но вот где ненужную найти?

Во время перерыва Элька рассказала мне о том что вся наша группа насчитывает сто восемьдесят семь студентов, она, в свою очередь, разделена на подгруппы по пятнадцать‒двадцать существ для посещения практик. Следующей в расписании стояла лекция по общей истории, на неё мы заявились полным составом. Вёл её низенький, седой мужчина в очках. Представляться он не стал, лекция то, видимо, уже далеко не первая. Остановившись у внушительной, на всю стену доске, он начертил на ней непонятный мне символ. Из стены выплыл материк, очень напоминающий Земную Австралию и завис в воздухе.

— Сегодня мы разберём основные природные ресурсы добываемые на юге Енавы. — Вещал монотонный голос. — Как вам известно, большую часть этой области занимают пустыни, крупных городов нет. Основным промыслом является охота на труднодоступных животных.

После преподаватель рассказывал нам о крупных поселениях, располагающихся там школах, основных торговых путях. Время незаметно подошло к концу и голограмма втянулась в доску, иначе это назвать было нельзя. После преподаватель кивнул и все поспешили к выходу.

В общежитие я возвращалась с Элей, от её слегка враждебного настроя в начале дня не осталось и следа. Грязный платок для следующего занятия кентаврида предложила сама, и я уже не переживала по этому повод.

На следующее утро меня снова разбудил оглушающий будильник. Интересно его можно как то убавить? Торопиться в сборах я не стала, и дождавшись Элю, во избежание повторения вчерашних поисков, мы направились в столовую. У нас было три занятия, первые два ‒ история. Магистр Даниэль, его имя я узнала во время разговора за завтраком, постоянно опаздывал, поэтому на лекцию никто не спешил.

— Здесь всё разделено на блоки, — решил просветить меня Грант.

— Да, — вступил в нашу беседу наш одногруппник‒ящер с тёмно‒ зелёной чешуёй, — всего их пять: учебный, жилой, пищевой, спортивный и административный. Учебный разделяется на лекционный, практический и лабораторный блоки. К слову, лекционный, находиться ближе всего к жилому, а если не хочешь опоздать на практику, выходи за час. Практический блок находиться за старым парком, и в теории можно через него срезать, но на практике не стоит. Там легко заблудиться, к тому же есть вероятность встретить призраков. — Страшным голосом закончил он.

— Правда? — Распахнув глаза испуганно спросила я.

— Нет конечно! — Усмехнулась Эля, но первые курсы туда не ходят, заблудиться в нём действительно легко. Плюс недалеко, в озере, аскаранк живёт, страшная зверюга. Иногда он выходит погулять. Так вот, лучше к нему не приближаться, если не обладаешь парой десятков защитных заклинаний. Зубов у него, больше чем иголок у ежа.

Как и ожидалось, в аудитории было пусто. Магистр Даниэль появился спустя пару минут и неряшливо сгрузив кучу бумаг и свитков на свой стол не спеша подошёл к доске. Так же как и в прошлый раз, маг взмахнул рукой и на доске стали проявляться очертания планеты, видимо этой. Когда планета заняла большую часть доски, она отделилась от неё, и зависла в воздухе трёхмерной голограммой. — Как видите это наша с вами любимая Тельгейза. — Преподаватель, коснулся её рукой и повернул, подобно глобусу. Теперь к нам была обращена другая сторона Тельгейзы. Она значительно отличалась от предыдущей. Если на первой разместились два больших материка, с множеством островков, то здесь в окружении океана был всего один небольшой клочок суши с рваными краями. Складывалось ощущение, будто из листа бумаги вырвали клок и прилепили на эту карту. От материка тянулся длинная‒длинная полоска суши, уходящая на другую сторону «глобуса». Берег, со стороны «моста» был более ровный, тёмно‒серого, практически чёрного цвета. — Всем известна данная страна? — Весь материк подсветился красным.

В ответ все дружно закивали.

— Думаю, все наслышаны о современной истории Зуллирии, но очень не многие знают о том, какова была эта страна до войны. Её история насчитывает не один десяток тысяч лет, а точная дата основания неизвестна. Кто нибудь может рассказать причину начавшихся там беспорядков?

— Недовольство формой правления. Обычная революция. — Ответила девушка, с идеальной осанкой сидящая впереди меня.

— А я слышал, что это наследница постаралась, — донеслось откуда то сбоку.

Преподаватель весело улыбнулся и присев на своё место сказал.

— Вот видите, точной причины просто не известно. Основная версия звучит именно так, как сказала госпожа Луиза. Но вот ваша, Елгор, заставляет улыбнуться. И что удивительно, я уже не впервые слышу её, однако многие забывают о прииске ультена — редчайшего минерала с необыкновенными свойствами, расположенном лишь на территории этой страны. Сейчас он уже истощился, самовосстановление ультена возможно лишь в случае его рационально использования. Её высочество, безусловно, была ребёнком избалованным, и повергла в шок своим решением всех. Кто нибудь знает о каком решение я толкую?

— Она решила отказаться от хранительства.

— Именно. Никто до этого даже не помышлял противиться воле хранителя. В начале войны принцесса повела себя глупо, позже исправилась, но сказалась ранее сделанная ошибка. В сорок третьем году пятого столетия она была убита, как и весь правящий род магов. Род хранителей погиб ещё ранее. Воины же и судьи частично спаслись. Поэтому в Зуллирии до сих пор не всё спокойно. А что это мы ручки сложили? Открываем книги и конспектируем.

Писать пришлось много, и к концу второй лекции рука ужасно болела. Эле было с этим легче. Она писала то правой, то левой, да так быстро и ловко, что сильно меня удивила. Только всю лекцию она провела стоя. Стульев для кентавров, видать, ещё не придумали.

Название следующей лекции меня откровенно пугало, но Элька убеждала что история намного хуже демонологии. Ну что ж, посмотрим… В небольшой, тёмный класс мы пришли подгруппой. По данному предмету у нас не было чёткого разделения на лекций и практики, учитель сам решал, когда стоит теорию преподать, а когда нас практической работой завалить. Пройдя за столы мы разделились на пары, я разумеется была с Элей. Здесь, в отличие от аудитории, столы со стульями были довольно высокими, так что работать в паре с кентавром не составляло труда. Преподаватель, находившийся на своеобразной «сцене» не обратил на занявших места нас никакого внимания и продолжил искать книгу в огромном книжном шкафу на всю стену. Он находился к нам спиной, так что всё что я смогла рассмотреть, это его выше среднего рост, коротко стриженные, чёрные волосы, с которыми контрастировал бежевый свитер и весьма неплохое телосложение.

Кентаврида убежала к Гранту, который расположился на последних рядах. Похоже, они опять затеяли спор и теперь каждый из них что то напористо доказывал. — Решив, хоть чем то занять себя до начала занятий я открыла книгу, точные копии которой лежали на каждой парте, увидела первую же картинку — закрыла. Нет, мне однозначно рано такие ужасы рассматривать.

— Ну всё ребята! Раньше начнём, раньше закончим. — Сказал он грубым, но вместе с тем каким то бархатистым, и приятным голосом развернувшись к нам.

И тут меня как холодной водой окатило, душа в пятки ушла и сердце удар пропустило. Это был тот самый демон, который вроде инкуб, ну который кентавров одним взглядом останавливает, но Фелицию как огня боится. Осмотрев всех своими абсолютно чёрными, без белков глазами, он остановился на мне.

— Новенькая?

— Да, — еле слышно ответила я, стараясь смотреть куда угодно, только не на него. Может это и выглядит странно, но убежать из аудитории — ещё хуже. Так что продолжаю упорно отводить взгляд.

Преподаватель поставил запись в своём журнале после чего занялся черчением на полу круга с символами и буквами.

Меня похлопал кто то по плечу с задней парты, обернувшись, я подпрыгнула от неожиданности: девушка, вся в чешуе с ярко-оранжевым, змеиными глазами плотоядно меня рассматривала.

— Эй, ты чего?! — Отпрянула она назад. — Я только ручку спросить хотела, свою в комнате забыла…

— Вот, держи. — Пришла на выручку Элька.

Развернувшись, я натолкнулась на ужасающий взгляд магистра. Нахмурившись, он хмыкнул, и продолжил рисовать чёрным камнем на полу.

Позже оказалось что рисунок, так старательно выводимый магистром ‒ круг вызова, через него можно связаться с другими мирами, в частности вызвать демонов, правда чисто теоретически. Практически это невозможно из за какого то «конфликта». Позже, нам пришлось перерисовывать его к себе десять раз. «Чтобы лучше запомнилось» — как выразился этот тиран.

— И ещё столько же дома, — добавил он в конце занятия. — Все свободны, кроме Раисы.

Вот попала! И что же теперь? У меня же от страха сердце остановиться если останусь с ним наедине. Убежать, как понимаю, не выйдет. Да и глупо это! Что магистр сделать, что бы так его боятся. Собрав всю свою смелось в кулак, я проводила взглядом последнего адепта, дверь за которым захлопнулась сама. Ощущаю себя мышкой в мышеловке. Демон взглянул на меня и задал вопрос, который я ни как не ожидала.

— Нравлюсь?

— Эм… — всё что смогла выдать я, попутно ища пути к отступлению.

— Ну же. Мне кажется или от вас действительно исходит запах страха?

Теперь ситуация мне нравиться ещё меньше. Что ему вообще от меня нужно?

— Вам не кажется. — Ответила я, разглядывая свои руки.

— Интересно. Раиса, вы действительно с Земли?

— Конечно. — Удивление, должно быть, отразилось на моём лице, потому как он сказал:

— За свою жизнь я встречал шесть Землян. Четверо из них были девушками. И не у одной из них подобного не наблюдалось.

— Все были такие смелые? — не веря в услышанное, спросила я.

— Нет. У них, как и у других преобладало несколько иное чувство. Вы свободны.

Два раза повторять не пришлось. Выйдя из кабинета, я вдохнула полной грудью и тут же наткнулась на встревоженный взгляд Эльки.

— Зачем магистр тебя задержал? И ещё поставил блок от подслушивания? — взволнованно спросила кентаврида.

— Понятия не имею.

— Он тебе что то говорил?

— Ну наверно, раз блок от прослушивания поставил. — Проворчала я. — Может, подальше от кабинета поговорим?

— Очень верное решения. Слух у демонов, девушки, отменный. — Сказал магистр Деметр, выходя из своего кабинета.

— Ну мы пойдём тогда. — С натянутой улыбкой сказа Элька, утягивая меня за собой.

Как только мы вышли из здания, кентаврида вновь вернулась к расспросам.

— Так что он у тебя спрашивал?

— Нравиться он мне или нет.

— Что?! — кентаврида, отчего то поперхнулась и остановилась. — А ты что ответила?

— Мне отвечать и не потребовалось.

Озорные искорки мелькнули в глазах кентавриды, а на лице появилась какая то шальная улыбка.

— А вот с этого момента поподробней. — Не унималась она.

— Эллин! Что ты себя напридумывала? Сказал, что от меня страхом несёт за километр.

— Так и сказал?

— Нет, но близко к тому.

— Что то я уже нечего не понимаю. Ты же с Земли вот и боишься его. Он в курсе этого, к чему вопросы?

Пожав плечами, я ответила:

— Откуда мне знать. — Пожала я плечами.

Распрощавшись с кентавридой у её комнаты, я побрела к лестнице на второй этаж. Скинув балахон, решила не откладывать домашнее задание по демонологии в долгий ящик. Перерисовав всё в гремуар, я всё же осмелилась полистать учебник по данному предмету и должна признать, это оказалось довольно интересно. Ужасных картинок в начале совсем не было, и я увлечённо листала страницу за страницей. Оказывается, у демонов есть своя планета — Уль'имэ. Когда порталы исправно работали, демоны, как и все остальные, беспрепятственно могли путешествовать. Вот только для них путешествия эти были подобны ссылкам. С родной планеты демоны попадали суда в качестве наказания за особо тяжкие проступки. Дело в том что Уль`имэ энергетически богатая планета, у Тельгейзы же этот уровень меньше в девять раз, у Земли в пятнадцать. А так как демоны питаются исключительно энергией, возникают проблемы с её получением. В родной среде они черпают её буквально из воздуха, здесь же им нужно искать «жертв», и если демонов, питающихся отрицательными эмоциями, такими как страх, гнев, зависть в народе бояться, но терпят, то на их собратьев, питающихся положительными чувствами, всегда была негласная охота. И хуже всего то, что каждый демон может использовать только одно чувство, ко всему прочему обязательным условием является физический контакт. Проще говоря, туго им здесь приходиться в плане пропитания. Так значит, магистр Деметр совершил какое то преступление? Насколько же оно было серьёзным… Почему же он тогда может преподавать? От размышлений меня отвлёк нетерпеливый стук в дверь.

— Кто там? — спросила, вспомнив предостережение Эли, к которому, теперь, я относилась гораздо серьёзней.

— Элька, — послышался звонкий голос кентавриды.

Открыв дверь, я пропустила её внутрь.

— Ты на ужин идёшь?

— Уже?

Убрав книгу в ящик стола, я поспешила к выходу.

Остаток этой и вся следующая неделя тянулись на удивление спокойно. Свободное от учёбы время, коего было до смешного мало, я проводила с кентавридой. Знакомиться ни с кем новым у меня рвения не было, да и со стороны жителей Тельгейзы особого рвения я не заметила. Большинство из них смотрели на меня как на диковинную зверушку. Я конечно общалась с другими адептами, но чаще всего весь диалог заключался в «Привет» и «Как дела?» За то Элька, кажется, уже знала добрую половину академии. И когда только успевает? На следующие выходные она обещала показать город. И признаться честно, мне давно не терпелось его увидеть.

И вот неделя уже подошла к концу, когда в нашем расписании появились первые действительно практические занятия магии.


Глава 4

Наша подгруппа столпилась у дверей кабинета в нетерпении то и дело оборачиваясь к лестнице, но магистра Фаллары так и не было, хотя обычно на своих занятиях она появлялась намного раньше первого адепта. Практиковаться самостоятельно нам запретили в самом начале, резюмировав это тем, что в ближайшие время ремонт академии не предвидится, а все «непредвиденные расходы» будет оплачивать виновник произошедшего. Учитывая что даже камни здесь зачарованные и в следствии безумно дорогие… В общем даже самым рьяные «колдуны» решили поубавить свой пыл.

И вот стоим мы, ждём, и тут нам сообщают, что занятия у нас в другом корпусе. Осознание того, что мы опоздали на долгожданное занятие уже на полчаса, заставило всю нашу компанию, не сговариваясь, побежать к противоположному зданию, заставляя встречающихся адептов прижиматься к стенам.

А в аудитории нас ожидал сюрприз. И самый этот сюрприз смерил нас всех оценивающим и холодным взглядом, после чего закрыл светло‒серые, можно сказать серебристые глаза, которые так резко контрастировали с коричневыми, оттенка молочного шоколада волосами, и что то прошептал.

— Они здесь. — Это уже громче.

— А где магистр Фаллара? — решил поинтересоваться Грант.

— На вас докладную пишет, почему опоздали? Неужели не интересно? Практикум всё же…

После слов о докладной все как то разом притихли, кажется, даже дышать через раз стали.

— Интересно. — Решила и я внести свою лепту. — Только в расписании у нас первый корпус стоял.

— Вот молодёжь! — Усмехнулся наш «сюрприз». — Запомните, никому нельзя верить, даже себе. Для тех кто не понял ‒ про докладную я пошутил.

— Тогда где же преподаватель? — разделяя всеобщее негодование, поинтересовалась Элька.

— У магистра появились неотложные дела. В данный момент я жду от неё дальнейших указаний.

Вся мы начали переглядываться, не зная как вести себя с этим типом и не понимая «шутит» ли он в этот раз или говорит правду.

— Вы один из новых преподавателей? — спросила Лана, человеческая девушка.

— Отведи хранитель. В академии я временный гость. — Сказал он, поправив прядь волос, которая выбилась из низкого хвоста. — Вы по местам пока расходитесь, что в проходе стоять?

Элька дала мне грязный платок ‒ рабочий материал на сегодня. Интересно, она его специально в грязи изваляла? Взяв его, я прошла на свободное место. Здесь мы сидели по одному, и вокруг каждого оставалось метра по четыре свободного пространства, не меньше. Да, безопасность в академии на высоте.

— Думаю, каждый из вас уже пробовал, что то обновить. Давайте, покажите что можете. — Сказал он весёлым тоном, вальяжно расположившись на преподавательском месте. Взгляд же, по прежнему, оставался колкий и холодный.

Мы начали переглядываться между друг другом, помня о запрете применять магию без преподавателей.

— Дааа, как всё сложно. Вот в мои годы…

— Сколько же вам лет? — Нет, ну выглядел он максимум на тридцать, а говорит будто старик.

— Мммм. — Протянул он. — Какая решительная леди. Но может, лучше вечером поближе познакомимся? Я не чем не занят. — И взгляд его превратился из холодного и колкого в какой то… неприличный.

— Да я не это имела ввиду! — Поспешила исправиться, не зная точно, какие здесь нормы общения. Может я что то не то спросила?

— Откуда вы?

Интересно! Значит, он на вопросы не отвечает, а я должна? Нет. Так точно не пойдёт.

— С Зуллирии. — Ляпнула, единственное название страны на этой планете, которое помнила.

— Да? — Удивился он. Почему же меня ни кто не предупредил?

— Никому нельзя верить. — Вернула я его же слова.

— Несколько не однозначно, не находите?

Пожав плечами, я ничего не ответила.

— Хорошо, — выдохнул он, — магистр Фаллара задержится, а если точнее не придёт на ваше занятие. Так что собираем все свои мысли в кучку и колдуем. Сегодня я за вами присматриваю.

Студенты недоверчиво переглядывались, переглядывались, но всё же решили поверить «преподавателю». Один за другим мы осваивали одно из самых необходимых, на мой взгляд, заклинаний — заклинание чистки. У кого то вещи становились чистыми, у нескольких студентов они почему то почернели ещё больше, у одного вообще подопытный носок загорелся.

— Не расстраивайся так, за то в боевой магии тебе не будет равных. — Сказал наш «учитель» подмигнув парню.

— Теперь Раиса Новикова. И чем же вы нас удивите, Раиса? — Уже значительно повеселев, произнёс он, оглядывая аудиторию в поиске той самой Раисы.

— Здесь. — Решила обозначить я своё присутствие.

— Значит вы Раиса? Ну что ж, прошу. — Незнакомец указал рукой на моё учебное пособие.

Наконец то! Давно хотелось попробовать, вот только интересно, что у меня получиться? Закрыла глаза, это не обязательно, но так легче собраться с мыслями, и начала медленно, но верно воссоздавать в голове вызубренные чары. Вот знак усиления ложиться на движения, чуть левее мысленно рисуем знак обновления или это знак смерти? Нет, всё же обновление. Полностью воссоздав картинку в своей голове, я решила вдохнуть в неё энергию и… ничего, совсем ничего. Мыслеобраз тут же рассыпался, а вся вложенная мной энергия ушла в никуда. Я попробовала снова, и ещё, и ещё, но толку не было. Я всё делала правильно, всё по книжке. Может всё дело в том что я с Земли? Пожав плечами, я растерянно посмотрела на незнакомца. Из всех студентов я была первой, у кого не получилось ровным счётом ничего. Незнакомец, кажется, удивился не меньше меня. Спустя мгновенье он жестом позвал меня к себе.

— Хотя нет, — сказал он вставая из за стола, — на своём месте вам будет проще. — От былого веселья не осталось и следа, а колких и холодный ранее взгляд стал внимательным и участливым. Складывалось ощущение, что передо мной совсем другой человек. И это немного пугало.

Подойдя ко мне, молодой человек приказал.

— Повторите ещё раз, на меня внимания старайтесь не обращать. — Положив одну руку мне на макушку, а вторую на затылок он глубоко вздохнул. — Приступайте.

Не обращать внимание, у меня как то не особо получалось. Но всё же закрыв глаза я повторила чары и снова мне что то помешало, но на это раз образ не рассыпался, а просто застыл.

— Соберись, ещё немного осталось. Продолжай вливать энергию!

Я продолжила, но спустя несколько минут печальный опыт повторился, и схема, которая была переполнена силой, просто не выдержала и лопнула, совсем как воздушный шарик. Открыв глаза, я почувствовала ужасную усталость, вид у незнакомца был то же изрядно потрёпанный, под глазами появились мешки, а лицо постарело на несколько лет.

— Ничего не понимаю, — говорил он тяжело, как будто только недавно пробежал марафон, — столько силы, а выхода нет.

— Может на следующем занятие получится? — Попыталась выдавить улыбку, но очередная волна слабости накрыла лавиной и в глазах потемнело.

— Возможно. — Голос донёсся откуда то издалека и я провалилась во тьму.


Глава 5

Очнулась я на кровати в помещении уже мне знакомом. Это была больничная палата, та же самая, в которой я была ранее. Жмурясь от солнца, светившего с распахнутого окна, я с трудом приподнялась. Голова, казалась, была свинцовой, и я вновь упала на подушку.

Не знаю, сколько я так пролежала — то проваливаясь в дрёму, то разглядывая потолок. За окном уже начинало темнеть, когда дверь скрипнула и отворилась. На пороге стоял директор, облачённый в белую мантию с золотистой расшивкой. Странно. Обычно мантию он не одевал, а просто носил с собой и она, точно помню, была чёрная. Привстав, я с радостью заметила, что чувствуя себя весьма не плохо.

— Здравствуй. Хотел прийти пораньше, но не получилось, все будто с ума сошли! — Директор устало вздохнул, покачав головой. — Да и думаю, вам стоило отдохнуть. Новости у меня хорошие. Вопрос о вашем возвращение домой уже рассматривается, где то через месяц, за это время соберутся все доверенные маги, король пришлёт мне вестника, и мы отправимся во дворец. А теперь расскажите, как так получилось, что простейшее заклинание первой ступени довело вас с Граером до такого? На нём то уже через полчаса никаких следов не осталось, а вот ты до сих пор в лазарете.

Лёгкая улыбка, появившиеся на моём лице после упоминания о доме, сразу же сошла на нет.

— Может всему причиной то, что я с другого мира?

— В прошлом к нам довольно часто попадали иномиряне, с Земли в том числе, и насколько я знаю, проблем ни у кого не возникло. Скажу более, магически не одарённое существо просто не сможет перенести подобный переход. Поэтому я вас и зачислил в академию, полагая, что раз вы перенесли переход, то должны обладать незаурядными магическими способностями. Так что нет. Дело не в этом. У тебя, как я понял по рассказу Граера, проблемы с высвобождением энергии, верно?

— Да, всё идёт прекрасно, до данного этапа.

— Нужно что то придумать, — архимаг встал со стула и задумчиво пострел в окно, свет упал на его лицо, и усталость стала ещё заметнее. — Я бы мог позаниматься с вами, но боюсь времени на это у меня не хватит. — Сцепив руки за спиной он задумчиво, можно сказать пристально, посмотрел в окно. Обернувшись, я никого в проёме не увидела, директор же всё продолжал прожить взглядом воздух.

— Если честно, мне магия не нужна. Жила же я без неё как то! В моём мире магии нет, так что не стоит так себя утруждать.

— Мне не сложно. И магия лишней некогда не бывает! Мы же не можем с уверенностью утверждать, что вам удастся вернуться на Землю. А на Тельгейзе магия не заменима практически во всех областях жизни. Даже самые скромные способности к колдовству гарантирую весьма перспективное будущее. — Как то заученно произнёс мужчина. — Так что в ближайшее время вы просто обязаны научиться выполнять хотя бы простейшие заклинания. Я поищу вам наставника.

Дверь за архимагом самостоятельно закрылась. В следующую секунду порыв ветра ворвался в окно, отчего створки, до этого широко распахнутые, бесшумно закрылись, а я в очередной раз поразилась здешним фокусам. Ближе к вечеру меня уже подняли на ноги ужасной на вкус и вид жидкость, которую я выпила по указанию здешнего врача.

Фолиант, оставшийся в аудитории, лежал у меня на столе. Должно быть Элькая занесла. Подойдя ближе, я заметила совершенно чистый листок с тёмно‒красной, сургучной печатью в углу, который был прижат книгой. Но стоило взять его в руки, как ряды букв, написанных каллиграфическим подчерком, стали появляться на его поверхности.

«Мне снова придётся покинуть академию, надеюсь вернуться через несколько дней. Учителя я вам нашёл, к сожалению ненадолго, Граер уедет на следующей неделе, но у него самого были подобные проблемы в прошлом, поэтому надеюсь, он поможет. Дополнительные занятия начинаются с завтрашнего дня. О времени договоритесь сами. Первый урок в 16:00 встретитесь в парке у библиотеки.»

Ну что ж, будем ждать занятий, надеюсь из этого будет толк и вскоре у меня хоть что получится. Интересно, что сейчас происходит дома? Ведь меня нет уже две недели. Родители должно быть с ума сходят… Что же я им скажу когда вернусь домой? Правду? Я бы в такую история ни за что в жизни не поверила. Нужно будет спросить совета у архимага, кто как ни он может помочь в данном вопросе.

Небо за окном почернело, похоже собирается гроза. Снова. Здесь что, сезон дождей? Домашние задание на завтра было уже готово и я с чистой совестью растянулась на кровати листая страницы демонологии. Предмет совсем не оправдал первое о нём впечатление, как в общем и демоны. Оказались последние, судя по книге, были весьма «разношёрными» существами, как впрочем и люди. Ближе к полуночи я так и заснув в обнимку с книгой.

Громкий, пронзительный крик разбудил меня задолго до рассвета. Сразу же по инерции чиркнула по стене — в комнате загорелся свет. Как работал этот механизм — ума не приложу. На часах было половина третьего ночи. Да, здорово я задремала. Потихоньку приоткрыв дверь, я осторожно, одним глазом, выглянула в коридор. В нём было тихо и пусто, как и должно быть среди ночи. Выйти из комнаты мне смелости не хватило, поэтому закрыв дверь, я побрела к кровати. Как только голова коснулась подушки — крик повторился. На этот раз совсем близко, казалось, что выгляни за дверь снова и нос к носу столкнёшься с «крикуньей». Полная, бирюзовая луна светила прямо в окно, освещая комнату достаточно для того, что бы не натыкать на мебель. Не включая свет, на цыпочках, едва дыша я подошла к двери и стала прислушиваться, открывать её всё же не спешила, мало ли кто в этой академии по ночам бродит? Крик повторился вновь, от чего я подскочила в ужасе закрыв рот руками что бы не вскрикнуть. Некто казалось стоял прямо за моей дверью. Осторожно, пятясь назад, я стала отходить от двери. Но тут крик раздался прямо позади меня резко обернувшись, стала лихорадочно осматривать комнату. Я беспорядочно чиркала по стене, позади меня, но свет не загорался. Сердце в моей груди бешено колотилось и его стук, казалось, эхом разносился по всей комнате. Что же происходит? И тут в комнате кто то запел. Голос, напевал печальную мелодию без слов. Тут мои и без того расшатанные нервы не выдержали. Пулей выскочив из своей комнаты я с криками, которые посрамили бы мою ночную гостью, понеслась к лестнице. Добежав до Элькиной комнаты, обеими руками забарабанила в дверь.

— Кого там принесло? — Заспанным голосом спросила кентаврида.

— Это я, Иса! Эль, открой быстрей, здесь кошмар какой то происходит! — Меня изрядно потряхивала, удивляюсь, что я всё ещё способна связно говорить.

Кентаврида сразу же отперла дверь и пустила меня внутрь. В комнате было темно и я поспешила включить свет.

— Что случилось? — Обеспокоенно спросила она.

— Там… у меня в комнате… кто то… кричит. — Сбивчиво отвечала я, дыхание всё ещё не восстановилось.

— Как кричит? — С видом эксперта поинтересовалась кентаврида.

— Громко!

— Нет, ты не поняла. С какой интонацией, женский или мужской голос, — она бы и дальше продолжала, если бы я её не перебила:

— Да не знаю! — Срываюсь я на крик. — Не до этого было. Сначала в коридоре кричал кто то, затем у меня в комнате, а потом запел кто то. То же у меня в комнате! И я к тебе побежала. Эль, что это?

— Не знаю… У старших курсов спросить нужно. — Нахмурившись, кентаврида вышла из комнаты. — Пойдём проверим.

— Я туда не вернусь!

— Да брось! Скорее всего кто то из наших развлекается.

О таком варианте я как то не подумала, и теперь, немного успокоившись, пошла рядом с кентавридой, не отставая от той не на шаг.

Осторожно приоткрыв дверь Элька заглянула ко мне в комнату в которой горел свет.

— Когда я к тебе убегала, свет не включался.

Удивлённо посмотрев на меня кентаврида подошла к окну, затем к шкафу, заглянула под кровать и втянув носом воздух вынесла вердикт:

— Здесь нет чужих запахов. Это были не адепты… Слушай, а давай ты у меня переночуешь, а утром к Фелиции сходим. Или нет, пошли лучше сейчас, она всё равно уже не спит. Даже если остался какой след, до утра он ждать точно не будет.

Никогда бы не подумала что наша куратор живёт в подвале. Это казалось мне как минимум странным, особенно если учесть её манеру поведения и репутацию. Открыли нам не смотря на поздний час быстро. Фелиция как всегда была собрана, и судя по всему не о каком сне она и не думала.

— Что случилось? — Без вступлений начала она.

Я уже было хотела ответить, но меня перебила Элька в подробностях рассказывая всё что успела узнать от меня.

— Кто нибудь кроме вас заходил в комнату?

— Нет. — Ответила уже я.

— Ждите у меня. На столе ничего не трогать. Оми не кормить.

Проводив женщину взглядом, мы зашли в её обитель. На столе были разбросаны камни и небольшие пёрышки чёрного цвета. Часть одной из стен была из железных прутьев в палец толщиной, за которыми простиралась пещера, пределы которой терялись во мраке.

— Как думаешь, что там?

Как будто отвечая на мой вопрос, из темноты показалась худое и довольно высокое собакоподобное существо грёзно‒жёлтого цвета. С каждой стороны у него было по три глаза, расположившихся в ряд. Зевнув узкой и огромной, буквально до ушей пастью зверь улёгся у решётки и безразлично уставился на стену. Стоило мне сделать шаг назад, как его уши‒пики дрогнули, и вскочив животное молниеносно бросилось в нашу сторону, схватившись передними лапами‒руками за решётки. Прутья прошли голубой рябью, и в ту же секунду зверь с писком отскочил назад.

— Что это? — Поражённо спросила я, пятясь назад.

— Аль. Опасное, хитрое и мерзопакостное существо. Практически разумно.

— Это как?

— Всё понимают, есть примитивный язык общения, организуют поселения, но всё равно остаются дикими зверьми. Случайно зашедшие к ним путники редко возвращаются живыми. Очень кровожадные твари. Кентавров разумными тоже сравнительно недавно признали, чуть больше ста лет прошло. Но мы всех подряд не жрали как некоторые! — скосив взгляд на животное, бросила Элька.

Зверь фыркнул и стал ходить вдоль решётки, лениво переставляя непропорционально длинные лапы и сверля нас тяжёлым взглядом.

— Зачем же Фелиция его держит?

— Кто её знает? Для экспериментов скорей всего. — Равнодушно пожав плечами, сказала кентаврида.

— Так он же всё понимает… Может они и едят путников из за таких вот экспериментов? Тебе его не жаль?

— Нее, ни капли. Это он сейчас бедный и несчастный, а как только решётка откроется, эта скотина побежит к себе домой, попутно закусывая всеми встречными. Знаешь, сколько они моей родни извели? Не один вид нам столько гадости не сделал.

Аль потянулся и лёг у прутьев, внимательно нас разглядывая.

— А почему Фелиция так мало спит?

— Так не старуха ещё. — Рассматривая картину с изображением зимнего леса, над столом куратора, ответила кентаврида.

— Так я тоже не старуха. — Недоумевала я.

— Ты человек.

— А она что, нет? — Искренне удивилась я.

— Нет, конечно! — Обернулась кентаврида. — Ис, тебе срочно нужен справочник по видам Тельгейзу населяющим. А то даже вампира от человека отличить не можешь. Я думала, что ты в курсе…

— Сегодня какой то день открытий. — Пробубнила я.

— Всё только начинается, — подмигнула мне Элька.

— Не надо меня так пугать!

К моему разочарованию день открытий и вправду только начинался. Вскоре к нам пришла куратор, зверь, видать действительно разумный, раз тут же скрылся в темноте пещеры. Куратор обрадовала нас тем, что на всю мою комнату разит смертью, да так, будто не позднее получаса там массовое жертвоприношение устроили. Её сравнения заставили меня поёжиться, словно от мороза.

— Если хотите, могу вас перевести в другую комнату, особой пользы я в этом не вижу, но так сказать, для вашего успокоения.

Новая комната оказалась точной копией предыдущей, только располагалась в конце коридора. Свет я этой ночью так и не потушила, а заснула, лишь когда небо начало светлеть.

Встала разумеется, я сонная и разбитая и кое как собравшись побрела в столовую. По дороге мне встретилось на удивления мало студентов, хотя обычно на выходе из общежития не протолкнуться, а сейчас практически никого. В столовой было так же «многолюдно», ни Гранта, ни Эльку обычно ожидающих меня здесь я не увидела. Идя на занятие, по пустынной аллее я то и дело вздрагивала от промозглого ветра. Погода как то резко изменилась, и от солнечного утра за считанные минуты не осталось и следа. Зайдя в первый учебный корпус, я обвела взглядом совершенно пустое здание. Они что, за ночь вымерли все? Лёгкое чувство тревоги медленно, но верно перерастало в панику. А вдруг это как то связанно с ночными криками? Поднявшись на второй этаж и подойдя к аудитории, в которой у нас должны были сегодня проходить основы практической магии я потянула за ручку. Дверь оказалась закрыта, две соседние так же. Спускаясь на первый этаж, к администрации блока, попробовала открыть ещё несколько — безрезультатно. Завернув за угол, я услышала голоса, доносящиеся из приоткрытой двери, на душе сразу стало спокойней, и я поспешила к источнику звука. Осторожно заглянув в открытую комнату, увидела несколько женщин, занимающихся бумажной работой.

— Здравствуйте. Не подскажите, куда все пропали? — с улыбкой спросила я.

— Адептка, с вами всё в порядке? — С неподдельным изумлением обратилась ко мне стройная женщина с вертикальными, змеиными зрачками поправив очки. — Последние выходные перед осеннем балом. Все ушли в город, покупать наряды.

— Ах да, точно. Как я могла забыть! — Никак. Если бы меня хоть кто нибудь предупредил! Ну, Элька держись! Сколько всего мне за это время наболтала, а о бале предупредить забыла.

— Вы бы поторопились. У нас не такой большой город, к вечеру выбор будет весьма скудным.

— Ну я побежала тогда. Спасибо!

Возвращаясь в общежитие я решила заглянуть к Эльке, может она ещё у себя да и высказать за забывчивость не помешает. Уже издалека я услышала шум, доносящийся со стороны её комнаты. Стучаться не пришлось, дверь была приоткрыта, а за ней… Кентаврида зло швыряла в окно вещи, в данный момент туда летела подкова, за ней полетела откуда то взявшаяся тарелка, хотя в комнатах мы вроде не едим.

— Ну что ты в самом деле! — Послышался мужской голос. — Неужели это так унизительно?

— А ты как думаешь? Выставил меня перед всей группой полной дурой! — Взбешённо крикнула Элька, посылая в окно вторую подкову. А на комоде их было много, очень много.

— Чего вообще привязался ко мне?! — Не унималась кентаврида. — Неужели больше заняться не чем?!

— Почему же не чем? — Ответили, едав сдерживая смех. — Но видишь ли, моя милая колючка, ты мне очень нравишься. Вижу моих чувств ты уже не разделяешь, но… — голос постепенно становился злым и резкими, — смирись уже — мы помолвлены, и нравиться тебе или нет, но ты обязана уделять мне хотя бы малую часть своего драгоценного времени, которого у тебя осталось не так много. — Последние слова были произнесены с не скрываемой издёвкой. — Сегодня в шесть, у центральных ворот, не опаздывай. И постарайся вести себя достойно, а не как в прошлый раз.

— Вести достойно?! Кто бы говорил. Не распускай ты свои грязные лапы не получил бы под дых! — «Снаряды» полетели уже с двух рук.

И тут они начали возвращаться обратно, да с такой скоростью, что Элька пару раз и увернуться не успела.

— Я всё сказал. — Послышался удаляющийся голос. — Сегодня, в шесть, и без фокусов.

Элька развернулась, потирая ушибленное плечо, и увидела стоящую в полном шоке меня.

— О, Иса… Привет. И давно ты тут стоишь?

— Да нет, только пришла, — солгала я и тут же поняла что меня раскусили. — У тебя открыто было, а потом это, — я обвела взглядом комнату с творившемся в ней беспорядком.

— Жаль что ты познакомилась с моим женихом в несколько… напряженной обстановке. Он бывает нормальным. Иногда. Как же я его ненавижу. — Хриплым, от сдерживаемых слёз голосом ответила Элька. — Ты то как? Давно очнулась?

— Вчера вечером. — Про её забывчивость я решила промолчать, виде её и без того подавленное состояние. Зато у меня на языке крутился другой вопрос.

— А почему некоторые преподаватели обращаются к нам студенты, а другие — адепты.

— Да всё просто. Магических академий в Альгуате всего четыре. В обычных высших школах конечно преподаётся магия, но только основы. Большинство наших преподавателей учились на обычных преподавателей, и по началу преподавали в общих школах и ВУЗах. Сюда сложно на работу устроиться, предпочтение отдают тем, у кого большой опыт работы и к нам они пришли уже в довольно престижном возрасте. Деметра в счёт не бери, он просто сохранился хорошо, а так, в пору Фелиции его дедушкой называть.

Я удивлённо вскинула брови, это получается ему уже несколько сотен лет? Фелиции я бы дала не больше сорока пяти, а так кто знает, особенно учитывая моё недавнее открытие. Я о том, что наш куратор вампирша. Весело живём, надеюсь, она нерадивыми студентами не ужинает.

— А сколько лет нашему куратору? — не давало мне покоя банальное любопытсво.

— В прошлом году сто девяносто отметила, шуму говорят в Ночной Звезде было… Страшно подумать что через десять лет устроят.

— Сколько? Где? — немного растерявшись, спросила я, не веря в то что здесь дни рождения на звёздах отмечают. Даже для Тельгейзы это как то слишком.

— Ночная Звезда — таверна в центре города. Кстати, мы сегодня туда с тобой идём. Но сначала по магазинам, вчера стипендия пришла, мне прикупить кое что нужно, может и ты себе что присмотришь, заодно с нашей культурой познакомишься. — Говорила Элька на ходу, ища свой плащ в творившемся беспорядке. — А Фелиция у нас не ещё в самом расцвете сил, ещё лет двести как минимум адептам нервы потреплет…

— Стоп. Эль а какой сегодня день недели?

— Суббота, — Сказала кентаврида, отряхивая плащ от пыли.

— Это что получается, я два дня без сознания пробыла?!

— Да, тот незнакомец посидел в учительской минут пятнадцать, и дальше занятие проводить начал, правда бледненький кокой то был, но ушёл своим ходом. Кстати ты не знаешь кто он? Где то я его уже видела, а где — ни как вспомнить не могу.

— Знаю лишь то, что зовут его Граер. — Пожав плечами, я подошла к выходу.

— Странно, в первый раз слышу.

— Такое редкое имя?

— Нет, так зовут каждого пятого мужчину среднего класса, коего у нас в академии не так много. А вот конкретно этого Граера я не знаю совсем ничего. Хотя видно ‒ он не хилый маг, и обычно о таких знают. Нужно у Гектора спросить. Всё, я готова. Пошли к тебе за вещами, а потом в город.

У себя я взяла лишь плащ и чёрную, дамскую сумочку чёрного цвета. Ворота были распахнуты, а около них дремала огромная, лохматая собака коричневого цвета. Я сразу же остановилась, не зная как себя вести.

— Ты чего? — Кентаврида удивлённо посмотрела на меня.

— Так там у ворот… лежит что то. Ты разве не видишь?

— Вот адепты пошли, — подняв голову проворчал пёс. — Раньше хоть по имени называли, а теперь я что — то. — Совсем по человечески фыркнув, собака растворилась в воздухе.

Элька почти побежала в город, утягивая меня за собой.

— Это был Кхар, помощник охранника академии. Так то он нормальный, но очень обидчивый и ворчливый и лучше с ним не ругаться.


Глава 6

Погода была немного не располагающей для прогулок. Осенние холода уже подступали, и промозглый ветер заставил нас поплотнее запахнуть плащи. По дороге к банку Элька рассказывала мне наш маршрут на сегодня. Первым пунктом у нас значился банк. Там нужно было снять стипендию. Вторым магазины, третьим та самая таверна «Ночная звезда» в центре города. Туда мы зайдём всего на пару минут. На вопрос «Зачем?», кентаврида ответила всеобъемлющие «Надо».

Миновав улицу с аккуратными, двухэтажными домиками мы подошли к банку. Он поразил меня своим изяществом и величием. Огромные тёмно‒зелёные, цвета малахита колонны, возвышались над нами. На входе в банк нас встретили два охранника, в чёрной, бронированной одежде, совсем как в спецслужбах на Земле. Зайдя внутрь, я потихоньку спросила у кентавриды:

— Эль, а одежда охранников — это что бронежилеты?

— Да.

— А у них только жилеты бывают?

— Нет, конечно. Там целый комплект, даже бронированное нижнее бельё имеется.

— Правда? — Удивилась я.

— Нет конечно! — Элька уже не скрывая потешалась на до мной. — У нас, то есть в городе, только броне жилеты, в опасных местах, там где проходят военные действия, обитают смертельно опасные животные и различные аномалии — полный комплект. Но и там бронированных подштанников нет. Пошли быстрей стипендию обналичим, а то ещё несколько подобных вопросов с твоей стороны и я прямо здесь во весь голос ржать начну.

Хотелось спросить, что она имела в виду под словом «ржать»: смех или самое настоящие ржание. Ржущую кентавриду я за время своего пребывания здесь ещё не видела, и представить себе не могла. Но спросить всё же не решилась. Мало ли.

Помещение, в которое мы пришли, представляло длинную комнату по одну сторону которой были кабинки, а с другой стойки. За ними стояли мужчины и женщины разнообразных видов, приветливо общаясь с посетителями. Дождавшись, пока одно из мест освободится, мы подошли к стойке.

Элька, решив показать пример, начала первая.

— Здравствуйте. Эллионора Ран Шоде Ориланер Дазмит, Каантская Магическая Академия, первый курс.

— Здравствуйте. Не назовёте свои данные девушка? — Обратилась ко мне женщина, весьма человеческой наружности. — Конечно если вы против…

— Новикова Раиса Юрьевна. Каантская Магическая академия, первый курс.

— Хорошо, подождите минутку. — Женщина бесшумно скрылась за дверью позади неё. Спустя мгновенье она появилась с двумя серенькими мешочками в руке.

Когда мы вышли, небо посерело и на улице заметно потемнело.

— Нужно поспешить. Дождь собирается.

— Да нет, — махнула рукой Элька. — Это так, ничего серьёзного. Вот если бы после ясного солнца тучи за пару минут налетели, то это да. Стоило бы, поторопится. Насчёт монет — один обсидиановый ‒ равен ста золотым, а один золотой ‒ ста медным. Первокурсники получают двадцать золотых, что не так уж много, но вполне хватает. Чем лучше сдашь экзамены, тем больше будут выплаты в следующем году.

В магазине я купила не так много: с десяток платков на практические занятия, немного сладостей и так, по мелочи. Убрав всё это в сумочку, заметила, что предметы в ней, как и в кармане мантии, теряют свой вес и объём. Следующем и последнем пунктом у нас значилась таверна.

Сначала, не поняв, что мы на месте, я практически прошла мимо. Слово — таверна у меня почему то ассоциировалось с небольшим домиком, грязными полами, запахом табака и пьяницами, орущими похабные песни. Но я приятно ошиблась. Высокое, изящное, каменное здание, было похоже на небольшой замок, но ни как ни на таверну в моих мыслях. Резные, застеклённые окна в лучах заходящего солнца отливали тёплым, красно‒золотистым светом.

Внутри нас окутало тепло и аромат, по видимому, вкусной выпечки. Элька предложила поужинать здесь, я её идею полностью поддержала. Тем более что у меня оставалось ещё целых восемнадцать золотых и в ближайшее время покупок вроде не предвидится. Расположились мы за крайним столиком, таким же высоким, как в академии. Приветливая официантка, в сине‒белой форме принеся меню, и удалилась обслуживать очередного клиента. Я заказала какую то фруктовую кашу, она кстати так и называлась «Фруктовая каша», Элька же взяла большой кусок плохо прожаренного мяса со специями, который еле помещался на тарелке.

— Ты же вроде травоядная? — удивившись, спросила я.

— Кто тебе такое сказал? — Разрезая свой ужин на мелкие кусочки, поинтересовалась кентаврида.

— Никто. Просто ты же лошадь наполовину, а они травоядные.

— Я кентавр. И лошади нам не родня. Это даже оскорбительно считается — сравнивать нас и лошадей. Но я на тебя не в обиде! Сколько раз я над тобой шутила… Кстати, извини, не со зла.

— Да я знаю, что не со зла. Как по мне ты и зло две несовместимые вещи!

— Я произвожу такое хорошее впечатление?

— Ну на всемирного злодея или преступника ты точно не тянешь.

Кентаврида спрятал свой смех в ладони.

— Ну как бы тебе сказать… А, впрочем скоро и сама всё увидишь.

— И что мы здесь делаем? — Спросил некто, подошедший у меня со спины.

— Тебя ждём. — Не скрывая своих намерений, ответила Элька. — Понимаешь, Гектор, у меня вот какое к тебе дело…

Стоп. Это же тот самый кентавр, от которого мы сбежали в день моего появления в этом мире. Это мы для того что бы с ним встретиться сюда пришли?! А я то думала, что она мне нечего не говорит! Если бы я об этом раньше узнала, ни ногой бы сюда не ступила! Лучше бы ещё по городу прогулялась. Не то что бы я трусиха, просто конкретно этот кентавр почему то пугал меня больше всех адептов и преподавателей академии вместе взятых. За исключением магистра Деметра разумеется. Он у меня вне конкуренции.

— Я внимательно тебя слушаю. — Кентавр обошёл нас, и теперь и я могла прекрасно его разглядеть. Да, и вправду у страха глаза велики. При свете Гектор оказался не таким уж и ужасным. Разве что был излишне огромным. Элька ему едва до плеча доставала. А так, ещё совсем молодое, с немного животными чертами лицо, смоляные волосы. Тело, то что лошадиное, было скрыто чёрным же плащом. Зачем они это делают, в смысле одевают вторую часть, — ума не приложу. Не знаю как местных, но меня бы отсутствие там одежды ничуть не смутило.

— Не мог бы ты сегодня проводить нас до академии, через пол часика, проводишь и всё, а если кто спросит, соврёшь что у нас важный семейный разговор, ну или ещё что нибудь. Ты же врать лучше меня умеешь. — Элька невинно похлопала длинными ресницами.

— Опять с Аскольдом проблемы. — Не вопрос, а утверждение.

— Не сказать что бы проблемы, так небольшое недоразумение.

— А без меня ни как? Просто мне Эль сейчас некогда. Нас на серые пустоши отправляют. Он же всё равно тебе ни чего не сделает, если только морально, а ответить ты сможешь.

— В серые пустоши?! Что то серьёзное? — Кентаврида обеспокоенно затаила дыхание.

— Без понятия. Для ерунды — слишком много народу собрали, а для чего то серьёзного — маловато будет.

— Эх, — мечтательно вздохнула кентаврида. — Как бы я с тобой хотела. Представляешь, сестра и брат, бок о бок, врагов на право на лево рубят. Мммм. — Мечтательно протянула Элька, прикрыв глаза.

— Только на работе мне тебя не хватает!

— Нет, ну а что такого? Значит всем кентавридам можно, а мне нет?

— Не неси чепухи. — Устало выдохнул Гектор. — Женский состав ‒ это те, у кого нет рода, либо те, кто отбывают наказание. Благовоспитанная кентаврида никогда не придёт на службу.

— Видела я этих благовоспитанных. Без слёз не взглянешь…

— Так что? Дойдёте сами? — Сменил тему кентавр.

Элька тяжело вздохнула и с натянутой улыбкой ответила:

— Дойдём, куда же мы денемся.

— А что это наша ночная путешественница сидит и практически не дышит?

— Не приставай к ней. Она оказывается, очень, скромная.

— Да? Как то я этого во время нашей последней встречи не заметил.

— Да это она с перепугу так себя вела! — Махнула рукой Элька.

— Ну да, не каждый день в другой мир попадаешь. Извини, за то что напугал. — Дружелюбно улыбнулся Гектор, мигом утратив часть пугающего образа.

Выйдя из таверны, кентавр, попрощавшись с нами умчался в противоположную от академии сторону.

— Ис, а давай мы ещё в одно место зайдём. Ты же не против того что мы задержаться ещё на часок?

Я не определённо пожала плечами.

— Почему бы нет. Комендантский час в академии же до девяти? — спросила я.

— Сегодня да, завтра до двух часов ночи, — в предвкушении сказала кентаврида.

— Из за бала? — спросила я.

— Так точно. — Шутливо отдав честь, ответила кентаврида. — Нет, я определённо хочу в армию! И от Аскольда заодно отделаюсь. Вот только отец расстроиться. Сильно. Ладно, возвращаюсь к баллу. Официальная часть будет в академии, но вот продолжении, — улыбка расплылась на её лице, — в Ночной звезде.

— И что будет во время продолжения?

— Вечеринка, и грандиозная пьянка.

— Что? — не поверив своим ушам, переспросила я.

— Ну может не такая и грандиозная, в невменяемом состояние нас в академию мало того что не пропустят, ещё и родителям сообщат. И в добавок ко всему, будет огромный минус к успеваемости. Так что дураков нет, хотя наверно парочка первогодок найдётся, как и всегда. — Протянула кентаврида.

— Ты это про нас? Эль, директор и так столько для меня сделал. Разве могу я так повести себя?

— Да нет же! — Заливисто рассмеялась кентаврида. — Просто каждый год всё же находятся несколько самонадеянных болванов, которые уверены в том что обойдут защиту академию.

— А преподавателей в «невменяемом» состояние тот призрачный пёс пропускает?

— Смотри только его псом не назови, это у него больная тема. А на счёт преподавателей — они практически не пьют. Магический резерв после употребления алкоголя значительно уменьшается, и не восстанавливается пока не протрезвеешь. Да и в клятве что то про это есть. Точно не помню как она звучит, но да ладно, успею выучить ещё, но строки про сохранения ясного разума и рассудка точно есть. Так что уже после курса эдак третьего трезвенников становиться если не сто, то процентов девяносто точно. Я поначалу только из за этого в академию не хотела, — заразительно рассмеялась кентарида. — Но если серьёзно ‒ в этом есть смысл. Ведь средненький выпускник академии, обладает такой силой, что может в одиночку уничтожить небольшой городок. И такая сила всегда должна быть под контролем.

— И ты тоже станешь такой сильной? — Сказать, что я удивилась возможности магов, не сказать ничего.

— Нет. Я буду слабеньким выпускником. К сожалению, способности к магии у кентавров весьма ограниченные. Первый, максимум второй уровень, не больше. Пришли. — Кентаврида остановилась у деревянного двухэтажного строения.

На квадратной вывеске была надпись «Таверна: у Нека». И если Ночная Звезда была сказочной и воздушной, то эту таверну отличала громоздкость и грубость. Неотёсанные, тёмные брёвна и маленькие, грубо вырубленные окна ещё больше придавали таверне вид не жилого помещения, а какого то сарая, и я бы так и подумала если бы не пара охранников бандитского вида стоящая у дверей и собственно вывеска.

Едва приоткрыв дверь, я услышала шум и гомон, доносящийся с таверны. Деревянная грубо сколоченная мебель, свет преимущественно от свечей, окна были слишком малы для такого зала. Запах табака смешивался с резкими запахами парфюма и еды. По залу то и дело проходили девушки в весьма откровенных нарядах. Дааа, до Ночной звезды здесь далеко. Впрочем, долго любоваться эти зрелищем Элька мне не дала, и схватив за руку потянула за собой.

Стоящий у стойки полный с залысинами мужчина отчитывал растрёпанного парнишку лет шестнадцати, но увидев кентавриду улыбнулся, будто собственной дочери и махнув на него рукой направился к нам. Эллин, леди. — Поприветствовал он нас слегка склонив голову. — Чем обязан? — Поинтересовался мужчина, вытирая руки о тряпку, после чего сунул её в карман пожелтевшего от многочисленных стирок передника.

— Нек, вот за что я люблю тебя: сразу и к делу. — Сказала Элька, склонив голову в ответ. — У меня к тебе просьба, немного личного характера. Нужно через минут двадцать незаметно пройти в академию. Меня кое кто ждёт около главных ворот, так вот, с ним пересекаться у меня нет никакого желания. Сможешь поспособствовать? — Лениво оперевшись на стойку поинтересовалась она.

— Обижаешь. Конечно, помогу! Тебе как лучше: через западные или ожидающего от главных отвлечь.

— Давай через западные. Что с меня?

— Завтра, часов в восемь вечера, привезут ценный товар. Его не много, но весит он прилично. Человек не справиться, Ирмах к родителям уехал, а кого‒либо нанимать… Ну сама понимаешь, чужие глаза мне не к чему.

— Договорились.

Когда мы вышли, на город уже опускались сумерки. Густой туман окутал всё вокруг, заставляя бессмысленно всматриваться в даль. Была бы я одна — обратной дороги точно не нашла.

— А почему тот мужчина назвал меня леди? — Решив нарушить тишину, спросила я.

— Ну так в магической академии крестьянки не обучаются. Конечно, они могут попытать счастье, если на руках есть грамота об окончании школы, но начиная с шестого класса обучение платное. Есть не много бесплатных мест, но они для круглых отличников, коих не так много. Да и они проходят конкурс. Когда я переходила, было на одно место пятнадцать ребят и это ещё приемлемо. Бывало хуже. Вот и получается что легче отучиться пять лет и замуж, чем ещё столько же за деньги, причём не факт что поступишь. Желающих слишком много, да и вступительные экзамены с каждым годом всё сложней и сложней. Лучшее что светит им — это колледж, что тоже в принципе не плохо. С образованием последние годы совсем туго. Тебе можно сказать неслыханно повезло, без экзаменов, ещё и за счёт казны. — Элька усмехнулась. — Да ты победитель по жизни!

К академии мы пошли другим путём, свернув на узкую, извилистую дорожку, петляющую между домами. Вскоре они кончились, и прямо перед нами оказался высокий, казавшийся бесконечно уходящим в даль, каменный забор. Никаких ворот видно не было.

— Нам туда, — уверенно сказала Элька, сходя с тропинки и идя вдоль стены по сухой, высокой траве.

— Мы же хотим внимания не привлекать, а от травы столько шума… — Озвучила я свои опасения.

— Чем больше будем прятаться, тем быстрее нас найдут. А так, они могут решить, что это преподаватель, ну или продукты на кухню несут.

— А чем нам этот Нек помог? Ты дорогу и сама как вижу знала.

— Эти ворота служат для поставки продуктов, инвентаря, но ни как ни для адептов. Там охрана постоянно стоит. Вот её и должны отвлечь его подручные. — Не глядя на меня ответила кентаврида.

У входа и вправду ни кого не было. Быстренько заскочив, мы пошли вперёд, Элька уверенно, я же озираясь по сторонам и вздрагивая от каждого шороха. Как ни странно опасность первой заметила она, резко остановившись и медленно попятившись назад.

— Что там? — Шёпотом спросила я у спины кентавриды, закрывающей мне весь обзор.

— Проблемы. Большие проблемы. — Ещё тише ответила она. — Аскольд со своей свитой поймали нашего помощника. Теперь выясняют, для чего он сюда пришёл. Пока по хорошему, но это только пока.

— И что теперь делать, не бросать же его? — прошептала я.

— Ты иди в общежитие, а тот, кто заварил эту кашу выйдет и скажет им как есть. — Вздохнув, она повернула голову в сторону едва слышных голосов.

— Пойдём вместе. Не убьют же они меня! Да и сбежать, оставив тебя одну, я не могу!

— Да не сбегаешь ты. Помочь всё равно не сможешь. Только врагов себе наживёшь. Поверь, мне правда нечего не грозит.

— Девушки, можно сначала. Я, кажется, что то пропустил. — Такой же заговорщицкий шёпот послышался из за спины.

Резко обернувшись, мы увидели фигуру, в нескольких шагах от нас. Кто это я рассмотреть не могла. Темно уже было, и глубокий капюшон мантии, а такие были лишь у преподавателей, почти полностью скрывал лицо.

Мы дар речи от подобного потерял.

— Ладно, идите. Того что я услышал вполне достаточно.

Мы остались стоять на месте.

— А вы собственно кто? — Спросила Элька всё так же шёпотом.

— Это имеет значение? Бегом по комнатам!

Сказал мужчина и распрямившись быстрыми шагами пошёл к кентаврам.

Я обернулась и посмотрела ему вслед, не понимая, то ли ему жить надоело, то ли он настолько уверен в своих силах. Но решив, что выяснять это не буду, припустила в вдогонку за Элькой. Так быстро я давно не бегала.

— Что за… — донеслось до меня.

— И я тоже очень рад вас видеть. Может кто нибудь мне объяснит…

Дальше я ничего разобрать не могла. Немного отбежав, мы сбавили ход.

— Ну чего ты там застыла? Я уже отбежала, когда поняла что никого нет рядом!

— Кто это был? — Решив сменить тему разговора, спросила я.

— А мне откуда знать? Он как из воздуха появился. И самое главное никакой магии я не почувствовала. — Поражённо выдала она.

— Магия! — воскликнула я. — У меня сегодня должны были быть дополнительные уроки. Как я могла забыть!

— На много опоздала?

— Часа на три. И где мне его теперь искать?

— Ис, давай по порядку. Какие уроки? Кого искать?

— У меня теперь, дополнительные занятия, по магии. — Всё ещё не восстановив дыхание после забега, сбивчиво отвечала я. — А преподавателя для меня директор нашёл, помнишь, тот который на практических занятиях замещал, мне ещё тогда плохо стало.

— Аааа. — Протянула Элька. — Помню, помню. Так иди, сходи к нему, он в гостевом доме остановился. Номер комнаты не знаю. Но объяснишь ситуацию госпоже Дугвас, это управляющая, не думаю, что она откажет.

— Откуда ты знаешь где он? — удивилась я.

— А где ему ещё быть?! — Задав риторический вопрос кентаврида продолжила. — Все гости там останавливаются.

— Спасибо. — Искренне поблагодарила я. Развернувшись, пошла в сторону столовой и тут вспомнила, что понятия не имею где этот дом находиться. — А где, — обернувшись, начала я, но кентавриды уже не было. Вот куда она за полминуты пропала? Пришлось идти к ней в комнату, но у самого порога общежития меня задержали.

— Раиса? — Услышав своё имя, я обернулась.

— Почему прогуливаем? — спросил тот же голос, который не так давно отправил нас по комнатам и теперь, я наконец то поняла, кому он принадлежит.

Граер стремительно шёл в мою сторону. Одет он был в чёрные брюки, высокие сапоги и свободную светло‒серую рубашку, вполне по Земному, если не считать мантию, перекинутую через плечо. На ходу он собирал в хвост распущенные волосы, доходящие до плеч.

— Вам сообщили что сегодня в 16:00 мы должны были встретиться в парке? Я там больше часа вас прождал.

— Извините. Я забыла.

— Мне очень любопытно, чем же таким интересным вы были заняты? Расскажите, а то у меня столько свободного времени! Да же не знаю чем себя занять, может ещё пару часов вас подождать.

— Прошу прошения. Этого больше не повториться. — Стараясь держаться как можно уверенней, ответила я.

— А где же фирменное «Девушки должны опаздывать?» — Саркастически спросил он.

— Ну не на столько же… — Растерянно ответила я.

— Буду очень признателен, если в следующий раз вы придёте во время. — Равнодушно бросил он. — Пойдёмте.

— Куда?

— А вы разве не в курсе как здесь поступают с опоздавшими?

— Нет. — Протянула я.

— Ну вот сейчас и узнаете. — Добил он меня, решительно направившись вперёд.

Вот только у меня ни какого желания идти за ним не было. Когда он обернулся, спустя шагов пятьдесят. Я всё так же стояла на том месте, неуверенно переминаясь с ноги на ногу.

— Раиса, никто вас убивать не будет. Наказывать так же. Сейчас мы идём в аудиторию. Так что хватить там стоять, прохладно. Следуйте за мной, учебный блок здесь не далеко. — Уже более дружелюбно сказал он.

— У меня фолиант в комнате. Давайте я за ним сбегаю? — Мой голос потонул в звуках завывания ветра, но маг всё равно услышал.

— Он вам не понадобиться.

Всю дорогу мы молчали. Зайдя в аудиторию мужчина или всё же парень… Скажем так, молодой человек. На вид ему было лет двадцать пять — тридцать, а там кто знает, не удивлюсь если он уже восьмой десяток справил. Положил мантию на один из столов и обернувшись ко мне колдун сказал:

— Располагайтесь.

Сняв балахон и повесив его на руку я села за ближайшую парту посмотрев на учителя.

— Уже всё? Быстро. — Взяв стул, он расположился напротив меня. — Медитации, спиритизм, врождённые способности?

— Что? — снова ничего не поняла я.

— Ясно… — протянул мой «учитель». — Я знаю, что вы с Земли, и что с магией там совсем туго. Так что спрашивайте всё, что для вас непонятно, а я попробую предельно ясно всё объяснить. Для начала расскажите, что для вас есть магия.

Я рассказа ему всё что знаю про чары, заклинания да в общем про всё что я здесь узнала.

— А что для вас есть собственная сила?

И тут снова мне на помощь пришла книга по основам магического искусства.

— На сегодня достаточно. — Резко оборвал меня Граер, не дав договорить.

От такого я, честно сказать, опешила. Десяти минут не прошло, а «лекция» уже закончилась. Удивление, должно быть, отразилось на моём лице, отчего он продолжил:

— Ничего удивительно, — ответил на мой невысказанный вопрос «учитель». — Пока что вы не поймёте, что такое магия и собственная сила дальше двигаться бессмысленно. Вызубрить и понять различные вещи Раиса. Завтра встретимся после ужина, в этой же аудитории. Домашние задание подумать о том что я сказал немного ранее. Вас устраивает время?

— Конечно.

Взяв свой балахон, он направился к двери, я не спеша пошла следом.

— Вы идёте?

— Что?

— Пойдёмте быстрее. Архимаг просил сопровождать вас до общежития.

Пришлось идти быстрее. Первым заговорил мой спутник.

— Прошу извинить меня за столь… резкое поведение. — От его слов я чуть не упала, в прямом смысле слова. Спотыкнувшись через порог. Граер придержал меня под локоть, и взяв под локоть больше не отпускал. — Дело не только в вас, небольшие проблемы возникли, вот и вспылил по дурости. Мир?

— Я с вами и не ругалась. — Ответила, пожав плечами.

— Вот и отлично. Насчёт завтрашних занятий я пошутил, бал всё же.

— А я совершенно забыла про него!

— Чем же таким интересным вы сегодня занимались, что забыли обо всём нас свете, — спросил мужчина.

— По магазинам с Элькой ходила. — Пожав плечами, ответила я.

Мой спутник вскинул брови и отчаянно прошептал.

— Баб… кхм, леди, — сказали мне, причём последнее громче и таким ласковым голосом, который ни как не сочетался с лисьей улыбкой, появившейся на его лице.

Лекционные аудитории были не так далеко от общежитий, поэтому вскоре мы уже подошли к хорошо знакомым мне стенам.

Попрощавшись и оказавшись в своей комнате, я решила подумать над домашним заданием. Как назло меня стало клонить в сон, да так что я буквально засыпала сидя. Решив себя не мучать я побрела к кровати, тем более завтра есть ещё целый день на раздумья. Если бы я только знала, что завтра будет ещё насыщенней сегодня…

Проснулась на этот раз не от уже ставшего привычным громогласного будильника, а от настойчивого стука в дверь.

— Кто там? — Всё ещё лёжа на кровати спросила я.

— Это я. — Послышался мужской голос из за двери.

— Так и поняла. — Вставая с кровати решила пошутить, но моего юмора, похоже, никто не понял.

— Открой, у нас к тебе дело есть.

О, уже не один.

— Подождите минутку. — Сказала, быстренько одеваясь, представать непонятно перед кем в пижаме я не собиралась. — И можно уточнит, я это кто?

— Не узнала? Я это Грант, — это уже совсем другим голосом, и голос этот принадлежал как раз моему сокурснику.

— Тебя узнала, а сначала то, кто со мной разговаривал?

— Да, Ис, открывай уже. Не съедим тебя. Марен это был.

Марена, после своего первого здесь ужина я практически не видела, учился он на два года старше, а у них, по рассказам Эльки, одна практика, поэтому встречались мы довольно редко.

— Да одеваюсь я, подождите.

— Мы тебя разбудили? Ничего, давно пора вставать! Уже день в самом разгаре.

Посмотрела на будильник, ещё восьми не было, в выходные это ужасная рань. Открыв дверь, и поприветствовав парней, я всё это сказа Гранту. Но тот пожав плечами ответил.

— Постоянно забываю что ты человек. У меня то утро начинается с восходом солнца.

— Так осень же.

— А какая разница! У меня постоянно поздняя весна.

— Я заметила. Проходите. — К слову сказать этот ракшас, был настоящим бабником. Чего только стоит, что я не разу не видела его два раза с одной и той же девушкой. Не кот а кабель, ей богу. Правильно Элька в прошлый раз сказала. — Так что у вас за дело?

— Личного характера. Мне с Мареном должны одну вещицу передать. Сегодня на площади в полдень. Как на зло Марен под домашним арестом, и я можно сказать то же.

— За что? — Удивилась я.

— Я из за прошлогодней выходки, — подал голос Марен. — Пошутил, называется. А у Фелиции память хорошая, и теперь я не могу выйти из академии до окончания бала.

— А ко мне сегодня отец должен приехать. Он очень спешит, и мне не хотелось бы его задерживать. — Разведя руками, вздохнул Грант.

— Что за вещица?

— Да, ничего особенного, кулон в подарок девушке, — снова заговорил Грант. — Но мы будем тебе крайне признательны, если об этом никто не узнает.

— Ты же сказал ничего особенного. К чему тогда секретничать? — Скептически глядя на арестантов, поинтересовалась я. — И почему вы пришли ко мне?

— Потому что мы тебе доверяем. Элька только к балу придёт. А секреты лишь из за того что вещица довольно редкая, и думаю многие захотят приобрести нечто подобное. Появятся не нужные вопросы о том где мы её нашли, у кого купили. И вот это как раз, под большим секретом. Так что, поможешь?

— Мне кажется или вы что‒то не договариваете?

— Ис, — выдохнул Грант, — да, не договариваем, но поверь, тебе это знать не к чему. Ничего опасного и противозаконного. Просто передать вещь. Согласна?

Нехотя кивнула, соглашаясь.

— Что я говорил! — Грант смерил Марена горделивым взглядом. — Значит так, — потерев руки в предвкушении начал он. — В полдень на площади, около постоялого двора увидишь эльфа с гепардом. Скажешь что ты от Марена. Он передаст тебе кулон, ты отдашь его нам. Видишь, всё очень просто.

— А где вас потом найти?

— Давай мы тебя в парке подождём. У библиотеки.

— Хорошо.

— Ну, не будем отвлекать. До встречи. — Как то излишне быстро парни покинули мою комнату, видать опасались, что я передумаю.

Вернувшись из столовой, я снова упала на кровать. Заняться в этом мире совершенно не чем: ни телевизоров, ни компьютеров, ни телефонов. Интересно, куда Элька делась? По нашей негласной договорённости, с того самого, первого дня занятий когда мы с ней разминулись, стали предупреждать друг друга об отлучках. Странно это.

Ну что ж… рука потянулась к истории Тельгейзы. Меня от неё уже тошнит. Но чем ещё можно заняться, ума не приложу. За всё время приятелей у меня так и не появилось. Ну кроме Эльки с Грантом разумеется. Думаю, причиной всему то, что большинство своих одногруппников я всё ещё побаиваюсь, и они это прекрасно понимают. Посмотрев на часы, я решила, что можно уже не спеша выходить. На этот раз беспрепятственно выйти из академии у меня не получилось.

— Куда спешишь, адептка? — у ворот сидела Кхар, и внимательно разглядывал меня.

— Здравствуйте. В город.

— Зачем? — Ни как не желала отставать местный представитель псовых.

— Так бал сегодня… — Тихо сказала я. Нужно было заранее придумать отговорку, что бы сейчас не мямлить себе под нос.

— А вчера ты зачем тогда ходила?

— Ещё кое что докупит нужно. И я очень спешу, можно? — Переведя вопросительный взгляд со стража на дверь, сказала я.

— Можно конечно, проходи. — Развернувшись, пёс пошёл вдоль забора, постепенно растворяясь в воздухе.

И вот зачем весь этот допрос спрашивается? Поспешно выйдя за ворота, а то вдруг вернётся и ещё что нибудь спросит, я отправилась на площадь. Широкая, каменная дорога тянулась вдоль домов. На сколько же вещей я не обратила внимания, путешествуя с Элькой. Да и погода тогда была не располагающая: пасмурная, промозглая. Хотелось поскорее скрыться от неё в помещении, а не рассматривать здешние красоты. Мостовая была настолько чистой, что я не заметила ни одного опавшего листочка, а учитывая то что на дворе стояла золотая осень, а деревья чуть ли не у каждого дома есть… Может листья самоуничтожаются? Ничего другого в голову мне не приходило. Площадь и большая часть города, была в низине, академия же располагалась на возвышенности. Должно быть её видно издалека. На улице было по летнему жарко, и на площади практически никого не было, спускаясь, я заметила всего пару человек, впрочем, и они на солнце долго не задержались. Впереди уже виднелся довольно необычной фонтан. В центре круга, на постаменте была фигура гигантской, раскрытой книги. А с её строк стекали тоненькиее струйки воды. Всё это было «взято в кольцо» невысокими, где то покалено, бирюзовыми, гладко отшлифованными камнями. Оперевшись на них передними лапами, гепард жадно пил воду, но завидев меня, фыркнул, и лениво побежал в тень. Проследив за ним взглядом, я увидела человека, подбежав к которому, зверь ткнулся носом в руку и сел рядом. Осмотревшись, я больше никого не заметила, и решила что как раз к ним мне и нужно.

— Здравствуйте. Я от Марена. — Кивнув головой в знак приветствия, сказала подойдя. Зверь внимательно следил за каждым моим движением.

— Здравствуйте, леди. — Ответил мне, слегка склонив голову мужчина. Одет он был в длинный плащ. Голову и часть лица скрывал глубокий капюшон, и рассмотреть я смогла лишь нижнюю часть лица со светло серой кожей, и белыми, едва розовыми губами. — Вот товар. — Эльф протянул мне матерчатый мешочек, один в один похожий на те, в которых нам выдали стипендию, и сразу после того как я взяла его, снова поклонился и отступив назад затерялся среди листвы невысоких деревьев. Когда исчез гепард, я не заметила. Жутко хотелось посмотреть, что же я несу мальчишкам, но совесть дала о себе знать плюс они что то не договаривают, может вещица не так проста как они мне сказали.

«Больше не подпишусь на их авантюры!» — Подумала я, пряча товар во внутренний карман мантии. На входе в академию меня снова встретил Кхар, но проводив ленив взглядом, не произнёс не слова. Я лишь кивнула ему зайдя во двор, он же прищурил и без того маленькие глазки, с выражением «я за тобой слежу».

Не заходя в свою комнату, я сразу поспешила в парк, там меня поджидал только Марен.

— Ну как? — Спросил он выжидающе глядя на меня.

— Всё отлично. Но больше я в ваших играх не участвую. Несу, и даже сама не знаю что! Может это оружие какое, артефакт или чего хуже. — Да, да я уже стала хоть что стала понимать в магии и могла отличить амулеты и талисманы от артефактов. Последние считались самыми опасными, хранение некоторых из них считается уголовно наказуемым, как сказали бы у нас, здесь же было всё гораздо проще: либо казнь, либо рудники с шахтами.

— Ты смотри, какая честная. — Сказал Марен, забирая посылку. — Я бы подглядел. Подойди ближе. — Парень с благоговейным трепетом развязал мешочек и аккуратно достал из него кулон на серебристой цепочке замысловатого плетения, к концу оно расходилось тремя «лианами», оплетающими прозрачный камень и в нём, живя своей собственной жизнью, клубился сероватый дымок. Марен показав мне украшение, поспешно спрятал его обратно.

— Если долго носить на себе, то сердце будет подстраиваться под цвет твоей силы и приумножать её.

— Это же артефакт! — Вырвалось у меня. — Как я тогда смогла пройти с ним в академию? Кхар меня не хотел выпускать, но когда я возвращалась — слова не сказал!

— Это не артефакт. Это кое что поинтереснее. Он сделан по подобию Зуллирианского сердца камня и имеет похожие свойства. Таких вещиц в своё время было всего десяток, один талантливый артефактор постарался. А сейчас и того меньше. И что самое интересно, пока его не активируешь, он не даёт совершенно никакого магического фона. Обычная побрякушка. Сколько силы, нервов и времени нужно потратить, что бы он заработал. Проще что то подобное самим сделать, — вздохнул Марен.

— Так что же вы тогда так с ним носитесь?

— Иса! Чтоб тебя. Иди уже к баллу готовься. Нет бы, как все нормальные девушки красоту наводить, а она со знающим магом спорит.

— Нет бы как все нормальные девушки красоту наводить, а я черт знает зачем вам помогаю! И не магом, а адептом.

— Не придирайся к словам. А на счёт этого, — ухмыльнувшись, он приподнял мешочек, — я в долгу не останусь.

— Да я не об этом. Пойду я и вправду к балу подготовлюсь.

— Ещё и бескорыстная. Вы что там, все на Земле такие?

Вернувшись, я достала из шкафа платье, разложив его на кровать, и в задумчивости посмотрела на свои волосы в зеркало. Не зная всех причуд здешней моды, решила наведаться к Эльке.

Но мне пришлось немного изменить свои планы из за сильного стука в дверь и громогласного.

— Иса, можно?

— Марен? — На этот раз узнав гостя по голосу, без лишних вопросов пропустила его в комнату и прикрыв дверь выжидающе посмотрела на парня.

— Ты в эльфе ничего странного не заметила?

— Нет, — сказала я, не задумываясь. Даже если бы в нём было что то необычное, я не придала этому никакого значения. Мне уже встречались его сородичи, в основном в академии, но друзьями мы не были, а предмет под названием «Особенности анатомии и физиологии видов» у нас только со следующего семестра. — Нет, — снова повторила я. — Особо не приглядывалась, да и он в плаще был, а большую часть лица закрывал капюшон.

— Ясно… — Задумчиво протянул Марен.

— А что случилось то?

— Сам понять не могу… Не работает камень, а на подделку не похож.

— Я точно ничего дельного не скажу. Может Грант что нибудь знает?

— Навряд ли. Он сейчас с отцом в городе, через пару часов будет здесь. Я спрошу у него конечно, но не думаю, что он чем то поможет.

— Может ты что то неправильно сделал?

— Да я с прошлого года готовлюсь! Нет, дело не в этом. А у тебя нет никаких знакомых артефакторов?

— Стоп. С прошлого года готовишься? Грант говорил, что это подарок девушке. Сильно же вы недоговариваете…

— Ис, тебе же лучше что ты об этом ничего не знаешь. Поверь мне. Так что на счёт артефактора?

— Марен, но откуда у меня такие знакомых. У Эльки спроси, может есть.

— Возможно. Но мне нужно чтобы об этом знало как меньше народу.

Я тяжело вздохнула. Вот зачем я пошла на площадь?! Да и как они достали уже. Носятся, носятся, с этим камнем, как курица с яйцом, а толком объяснить не могут зачем он им сдался. Вещица однозначно ценная, а раз артефакт, о к тому же опасная.

Марен задумчиво посмотрел на меня, затем на часы, потом снова на меня.

— Исонька, а можно я у тебя не на долго кулон оставлю. Мне в город срочно нужно. До бала ведь ещё целых три часа.

— Ты же под домашним арестом?

— Чёрт! Совсем забыл. — Марен обвёл взглядом комнату и продолжил смотря в пол. — Теперь Гранта ждать придётся. Хотя нет, не придётся. Знаю к кому обратиться, но можно камень у тебя оставить?

Я хмуро посмотрела на явно что то задумавшего парня. Он похоже расценил моё молчание как согласие и протянул колье со словами.

— Только ты его обязательно надень, целее будет.

Первое что бросилось в глаза стал цвет дымки, из серого он превратился в ярко‒алый. И если раньше она спокойно клубилась, то теперь как сумасшедшая билась о стенки камня, норовя выбраться наружу. В испуге я отшатнулась назад, больно ударившись бедром о стол.

— Почему артефакт изменился?! Ты его что, на меня активировал? Но как?!

— Вот и мне интересно как? Сразу как ты ушла, сердце пропало, а камень стал фонить, с каждой минутой всё увеличивая поле. Я помчался к тебе и что мы видим?

— Я вижу только то, что его активировали!

— А я вижу что мне лгут. Землянка попадает на бесплатное обучение в одно из самый элитных ВУЗов после окончания набора, но при этом не может применить даже самые простейшие заклинания, никак не реагирует демона. — Увидев мой удивленно‒встревоженный взгляд, парень пояснил: — Да, слухи в этой академии разлетаются слишком быстро. И так, продолжим. После твоего поступления директор постоянно в разъездах с чего бы это, не догадываешься?

— Дела у него. Я же домой вернуться хочу, вот он и пообещал помочь в данном деле. — Не понимая к чему клонит Марен, ответила я.

— Надо же, а вот мне кажется, здесь что то иное. — Сделав небольшой шаг ко мне, Марен пронзительно посмотрел на меня и уверенным, не предполагающим возражения тоном спросил.

— Из какого ты рода?

— У меня нет рода. Я же с Земли. Там такого нет! Не выдумывай всякую ерунду. Проблемы с отдачей и до меня случались. — Стараясь вести себя как можно спокойнее, ответила я.

— Ты единственная из адептов с данной проблемой — раз. Здесь не обучается ни одного простолюдина — два. Загиная пальцы, Марен подошёл вплотную и прошептал: — Не убедительно, Иса.

Развернувшись, парень поспешил к двери, но та не открылась, как было всегда, чем сильно меня удивила, Марен лишь хмыкнул и произнёс:

— Значит я всё же прав. Вон как тебя из колеи выбило, даже сбой в связке с комнатой произошёл. Давай ты откроешь? Ах, забыл, ты же у нас магией не обладаешь, хотя зовёшься адепткой. Иронично.

Я из всех сил старалась держать эмоции под контролем, но чувствовала что ещё пару минут, и всё моё хладнокровие сойдёт на нет. Кровожадностью я никогда не обладала, но глядя на Марена подумала о том, что хорошо бы дверь открывалась вовнутрь, а не наружу, как обычно и как бы дала ему по его самодовольной физиономии. В это же мгновенье, передо мной возникла картина, в точности как в моей голове:

Дверь открывается с огромной скоростью, Марен поворачивается на звук, но не успевает ничего сделать, раздаётся глухой удар, парень тихо ругаясь выходит из моей комнаты зажав нос рукой и прихрамывая на одну ногу.

Представила как дверь закрывается — и она в ту же секунду захлопнулась. На лице тут же расцвела победная улыбка, вытесняя все мысли о Марене. У меня получилось! У меня хоть что то получилось! Я снова открыла и закрыла дверь, потом ещё раза два.

— Адептка, с вами всё в порядке? — Обеспокоенно спросила магистр Фаллара, проходящая мимо.

— Да, магистр, просто проверяла, не скрипит ли. — Ответила, кивнув на дверь.

Преподаватель посмотрела на меня ещё более удивлённым взглядом, но ничего не сказав прошла мимо.

Мой взгляд скользнул по комнате и остановился на небольшой, простенькой прозрачной вазе, стоявшей на письменном столе. Я представила, как она немного отодвигается в сторону, но ничего не получилось. Представила, как я вытягиваю руку и сдвигаю её. Рука непроизвольно дёрнулась, и появилось не знакомое мне до нынешнего дня ощущение. Будто множество маленьких щупалец, хотя точнее будет сказать нитей, тянуться от меня к выбранному предмету, сначала ваза покачнулась, а после, спустя секунду слетела со стола, разбившись в дребезги, известив об этом громким звоном. Но это были такие мелочи. Теперь я могу колдовать, нужно обязательно Эльке похвалиться! — С улыбкой до ушей, собрала осколки вазы в корзинку для мусора и помчалась хвастаться новообретённой силой, да и на счёт причёски уточнить нужно.

К комнате кентавриды я подошла с уже более менее приличным выражением лица и постучавшись услышала привычное:

— Кто там?

— Иса, — ответила я и дверь тут же открылась.

— Привет. А дверь сама открывается или ты это ты? — Решив внести ясность в некоторые вопросы, спросила я.

— Привет. Сейчас сама открылась, иногда я открываю. А что?

— Да просто я не знала, что её самой можно открыть.

— Так ты и не сможешь. У тебя же с магией проблемы.

Моя улыбка снова растянулась как у чеширского кота.

— А вот и нет! — Торжествующе выдала я. — У тебя есть что нибудь не нужное? — Обведя комнату маниакальным взглядом, спросил я, — и лёгкое. — Добавила, увидев кучу подков брошенных в углу.

— Эммм, — Элька смерила меня скептическим взглядом.

Но я продолжала осматривать комнату на наличие подходящего предмета.

— Ты меня пугаешь… — Протянула кентаврида, отдавая мне на растерзание декоративную подушку, сиротливо лежавшую на тёмно‒коричневом диванчике.

Потерев руки, я представила, как от меня тянется множество нитей, затем они обхватывают подушку, и медленно приближают её, заставляя скользить по воздуху. Заскользила, не очень медленно правда, но заскользила. Поймав эту «ракету» я услышала потрясённое:

— Ну ты и даёшь… То ничего, ничего, а то стразу телекинез. Тебе известно, на каком курсе его изучают?

Недоумённо пожав плечами я сказала:

— Эль, ну что за вопросы? Откуда я могу знать?

— Нет, ну мало ли. На пятом, и на то чтобы поднять в воздух хотя бы ручку многим требуется по несколько месяцев подготовки. Когда ты узнала о том, что можешь передвигать предметы?

— С полчаса назад.

— Ну, дальше. Как всё это получилось? Кто нибудь ещё видел? Почему с тебя всё щипцами вытягивать надо! — Возмутилась кентаврида, прижав уши.

Тяжел вздохнув, я подошла и села на диван, Элька проследовала за мной и легла на против, так что наши лица оказались на одном уровне.

— В общем, сегодня утром меня разбудили Грант с Мареном и попросили сходить на площадь что бы забрать одну вещь.

— Какую? И почему не меня? Не в обиду тебе сказано, но я всё же местная, прекрасно знаю город и к тому же знакома с некоторыми жителями, — перебила меня Элька.

— Так тебя в академии не было, — кентаврида нахмурилась. — Слушай дальше. Я сходила. Забрала. Отдала Марену, Грант в городе с отцом был, потом Марен наконец то показал мне эту вещь, это оказался кулон, как выразился Грант в подарок девушке, только я не думаю что у вас принято дарить такие дорогие подарки, как артефакты, — Элька удивлённо вскинула брови, — девушкам с которыми знакомы от силы неделю, других у Гранта не бывает. Так вот, потом Марен пришёл ко мне в комнату, активировал артефакт на меня, и стал пытаться под различными предлогами одеть кулон на меня, после того как я отказалась ‒ вспылил, предъявил мне целый список подозрений и спросил из какого я рода.

— Странно. Я сегодня всё время в комнате просидела, не считая завтрака и обеда. И каких ещё подозрений?

Например почему адептка магией не обладает, но теперь то это не проблема. Ещё про магистра Деметру говорил и про то что здесь обучаются только знать.

— Чепуха это. Есть несколько человек из горожан, просто им поступить в разы сложнее. А по поводу магистра, так ты его так боишься, то каким либо другим чувствам просто не остаётся места. Так что его обвинения — ерунда.

— Ерунда, не ерунда, но я наслышана о его характере и что то мне подсказывает что он так просто не отстанет. Что же теперь делать?

— Да ничего, — ответила она поднимаясь. — Что он себе вообще навыдумывал?

— Может Гранта спросить? С ним то он наверняка поделился.

— А это идея. Вот только до бала мы его навряд ли увидим.

— Не думаю что это так срочно.

— Не знаю. Марен слишком хитёр и напорист что бы сидеть сложа ручки. Расскажи поподробней про браслет.

— Кулон, — поправила я. — Что это такое я не знаю, знаю лишь то, что он преумножает силу. А выглядит — обычная серебристая цепочка, с одним единственным практически прозрачным камнем, внутри которого клубиться дымка. В первый раз она была серая, а после того как с ним поработал Марен, стала красной. Парни, почему то не хотели что бы об этом знал кто то помимо нас троих. Да и мне Марен показал камень только после того как я отдала его, и то всего на несколько секунд. Словно боялся что его кто нибудь заметит.

— Никогда о таком не слышала, — кентаврида в задумчивости поскребла макушку и продолжила:

— Где он сейчас?

— Кто?

— Кулон.

— У Марена, а что?

— Так нужно знать, кого мне стоит опасаться. Думаю, Марен понимает, что первый кому ты расскажешь об этом буду я. А поскольку он тебя в чём то подозревает, я теперь то же под подозрением.

— Извини, не хотела тебя втягивать во всё это.

— Да перестань! За то теперь жить интересней. Все эти интриги, подозрения смотри ещё до заговоров и охотой за нашими головами дойдёт. — Элька потёрла ладони в предвкушении, мне же стало ещё хуже. Вздохнув, я поднялась с дивана.

— Директор был прав. Нужно как можно быстрее научиться защите, завтра спрошу у Граера, можно ли будет проводить по два занятия в день. Теперь у меня есть сила, и так легко сдаваться я не собираюсь.

— Вот это мне нравиться! — с оптимизмом сказала Элька. — Думаю, нам пора собираться. Бал скоро начнётся. Кстати, напомни по дороге рассказать тебе об этом мероприятие, там есть некоторые нюансы, которые ты должна знать.

— Хорошо. Я к тебе по какому поводу то собиралась, что с волосами сделать?

— Да что угодно. — Махнула кентаврида рукой. — Строгих указаний нет, лично я ‒ завью, кудряшки слабость моего вида, у всех кентавров волосы от рождения прямые так что… да и ничего другого я пока что не умею. Старшие курсы придумают что нибудь поинтересней, но с нашими скудными знаниями только с кудряшками и ходить.

— А ты не могла бы меня научить магичить с волосами?

Элька улыбнулась.

— Магичить, — повторила она, пробуя на вкус новое слово. — Ничего сложного в этом нет, но там практика нужна. Сначала будет получаться не пойми что, ещё можешь лысой стать. Это я по собственному опыту сужу. Поэтому давай сегодня я тебе помогу.

— Так из за этого над тобой Грант в прошлый раз подшучивал? А я всё терялась в догадках, с чего это ты кентаврида лысая. — Подхихикивая, я продолжила. — А хвост у тебя тоже облысел или…

— Сама заплетаться будешь. — Пробурчала кентаврида.

— Эль, ты что обиделась?

Фыркнув, она ответила:

— Представь себе. Между прочим, это одно из самых ужасных происшествий, из моей короткой жизни. У меня тогда не только волосы, но и вся шерсть вылезла, а было это перед выпускным.

Представив всё вышесказанное, я из всех сил старалась подавить подступающие веселье.

— Смешно ей, как же…

— Слушай, у вас случайно фотографии не делают?

— Кого?

— Жаль…

— Ни как не пойму ход твоих мыслей. Ты сейчас о чём?

— Фотографии — это такие изображения предметов и существ на бумаге, запечатлённых в определённое мгновение.

— У нас картину могут с тебя написать, но я всё равно не понимаю, зачем тебе это.

— Печально. Я так надеялась спросить у Гранта пару твоих «картин» с выпускного.

— Ты! Совсем осмелела, посмотрите ка! — Шутливо возмущалась Элька. — Иди уже собирайся, причёску перед самым выходом сделаю, что бы ни испортилась.

— Спасибо.

— Только приди ко мне пораньше. Часа в три. Я пока что долго их делаю. — Крикнула кентаврида вслед, уже совершенно позабыв о том, что минуту назад обижалась на меня.

Вернувшись в комнату, я осмотрела грязно — белое, бесформенное нечто называемое платьем, хотя больше походило на повидавшую виды ночную рубаху. Ткань оказалась очень приятной на ощупь, на этом, к сожалению, её плюсы заканчивались. Выбора у меня не было, да и учитывая магические возможности этого мира я это одела. После случилось, в общем то, закономерное — платье стало изменяться, но то, как это происходило, заставило меня затаить дыхания. Ткань, подобно воде заструилась вниз, образовав длинную юбку в пол, в это же время оно обтянуло выше талии и постепенно изменила цвет на белоснежный. От прежнего безобразия не осталось и следа. Покрутившись перед зеркалом ещё немного, я убрала платье в шкаф, оно, к счастью не вернулось в свою прежнею форму. До встречи с Элькой ещё уйма времени, а заняться нечем, недолго думая я отправилась погулять.

Погода с обеда не испортилась, и я медленно брела по дорожке в тени огромных деревьев, с тёмно‒зелёной листвой, отдалённо напоминающими наши дубы. Я уже миновала библиотеку, а дорожка всё тянулась и тянулась вперёд. За очередным поворотом оказались два парня, один из которых был Марен. Говорили они на повышенных тонах, и Марен бурно жестикулируя, явно, что то ему доказывая. Я тут же свернула на ближайшую тропку, уходящую вглубь парка. С каждым шагом деревья становились более дикими, и всё больше лиан, с ярко алыми цветками в мою ладонь, оплетали их могучие стволы. Где то вдалеке послышалось журчание воды, неужели здесь и ручей есть? Ближе к воде дорога стала практически непроходимой, ветви, ещё более одичавших деревьев, закрывали путь раскидистыми ветвями, между которыми тянулись всё те же лианы, так что в некоторых местах приходилось сгибаться. После очередного наклона деревья разом кончились и передо мной появилась массивная скала. Обойдя её, я потрясённо застыла. С вершины скалы падал водопад, образуя у подножья огромное озером. За озером была небольшая платформа, ранее закрытая от меня скалой. Присмотревшись, увидела пещеру, из которой, то там, то здесь стекало множество ручейков, наполняя озеро. Подойдя поближе, я вгляделась, в глубокое до черноты озеро. У самой кромки мелькали мелкие и шустрые зелёные рыбёшки. Опустив руку в воду, я почувствовала её прохладу. Рыбёшки на миг застыли, а затем, бросились врассыпную. Отряхнув руку, я пошла к пещере. Но это было всего лишь углубление в скале, свозь щели в которой и пробивались ручейки. Аккуратно переступая через них я прогуливалась по скалистой кромке. Плеск воды, раздавшийся из за спины, заставил резко развернуться. Волны, всколыхнувшие не подвижную гладь быстро стихли. Отойдя от края и стараясь двигаться как можно тише, я поспешила обратно. Когда проходила самую узкую часть скалы, невольно вгляделась вглубь, что то тёмное стремительно приближается к поверхности. Узнать что же это, у меня ни возникло ни малейшего желания, и я со всех ног пустилась вперёд. Озеро было практически позади, когда за спиной что то громко хлопнуло о камни и меня окатило холодными брызгами. Вскрикнув от неожиданности, я резко развернулась и увидела чудище размером с фургон которое наполовину выползло из воды, и разглядывало меня, склонив голову с соминами усами. Опиралось это чудовище на массивные лапы-ласты с когтями не меньше моей ладони, которыми оно и держалось за край скалы. Широкая голова, чем то напоминающая голову крокодила, только на длинной, но массивной шее слегка покачивалась. С короткой, белёсой шерсти с голубым отливом стекали капли воды. Прищурив небесно-голубые глаза, монстр издал пронзительный скрипяще‒каркующий звук и направился ко мне. Неуклюже выбравшись на берег, он стал обводить пространство в поисках, видимо, меня. Пользуясь его нерасторопностью, я пулей рванула прочь что было сил. Вот почему мне так не везёт?! Не пробежала и десятка метров, как поскользнулась и потеряв равновесие растянулась на камнях. Поднялась я тут же, но чудовище почти настигло меня, тяжело подкидывая перед и отталкиваясь длинными, задними лапами, сросшимися в хвост‒плавник. Нечто двигалось совсем как морской котик. Да уж… котик. Не дойдя пары метров гибрид крокодила с морским котиком остановился, возвышаясь надо мной горой, снова издав тот звук, склонило голову набок со всё ещё приоткрытой пастью и стало чего то ждать. Несколько рядов, наверняка острых зубов заставили меня вздрогнуть. Целиком то «котик» меня навряд ли проглотит, а вот если пополам раскусит, то вполне.

Воспоминания о силе, что появилась у меня не так давно, возникли как нельзя кстати. Глаза тут же забегали в поисках чего нибудь для самообороны. Камень, одиноко лежавший у скалы, приглянулся мне сразу. Особого вреда чудищу он принести не сможет, но может хоть спугнёт… Поднимать его оказалась не в пример тяжелей подушки. Но вот камень в воздухе и я представляю, как он с огромной скоростью несётся на здешний вариант лохнесского чудовища и ударяет его по голове. Булыжник двинулся с места, медленно, не торопясь, с тактом и расстановкой. Чудовище, увидев плывущий в его сторону камень, радостно подкинуло передние лапы, и попрыгало к камню. Достигнув цели, зверь схватив его зубами, как собака мячик, и попрыгало ко мне.

За спиной послышался раскатистый смех, не задумываясь кто там стоит я развернулась и с криками «Помогите!» бросилась к человеку. Никогда я ещё не была так рада видеть Граера. Надеюсь он с эти монстром справиться. Добежав до него, я спряталась за его широкую, мужскую спину и от туда уже более спокойно наблюдала за происходящим.

Маг, дождавшись пока чудище приблизиться к нам вплотную поднял руку и почесал шею монстру, от чего последний зажмурился, наслаждался поглаживание.

— Байха, ты зачем первокурсниц пугаешь? — спросил он у монстра.

Она бросила камень и тяжело вздохнула, а затем, тряхнув головой чихнула. Теперь мы, я в меньше степени, спасла спина гостя академии, были в воде и чём то слизком, даже не хочется думать в чём.

— Домой. — Скомандовал Граер, и многострадальный булыжник, именно полетел в воду. Чудовище последовало за ним.

— Ну и… Вы бы себя видели! — Сотрясаясь от смеха начал он. — Неужели вас об аскаранке не предупредили?

Я отрицательно помотала головой.

— Ну, впрочем не удивительно. Директор слишком занят, а ваша подруга ‒ кентаврида немного летящая. Предупреждаю. Это детёныш аскаранка, крупнейшего представителя хищных млекопитающих. Живёт здесь уже лет тридцать. Безобидная, но очень игривая.

— Хотите сказать это малыш? — не веря в услышанное спросила, намеренно пропустив всё позднее сказанное.

— Конечно. Можно сказать новорожденный.

Я потрясённо посмотрела в сторону озера.

— Какого же размера его мама?

Пропустив мой вопрос мимо ушей Граер решил сменить тему разговора.

— Всего день не виделись, а леди уже воротит камни. Похвально. Так через неделю магистром первой степени станете. — Всё ещё улыбаясь, сказал он. — Ну и вид у вас…

Вежливый тон нисколько не мешал ему подтрунивать надо мной.

— На себя посмотрите, — фыркнула я, его надменная физиономия уже порядком надоела.

Он закрыл глаза и в тот же момент по нему прошлись ярко зелёные искры. Одежда высохла, слизь испарилась. И Граер с совершенно искреннем удивление возразил:

— А что со мной не так?

— Ух ты! — изумлённо сказала я. — Можно мне так же?

— Даже не знаю. А что мне за это будет? — Продолжил он, слащавым голосом.

— Что, что — немного растерявшись, начала я, но затем издевательски ответила: — На занятия опаздывать не буду.

— Что ж… Ради такого можно.

И сказано это было таким тоном, что мне тут же захотелось отказаться от своих слов и уйти прямо сейчас как можно дальше.

Улыбка не сходила с его лица, но глаза стали теперь холодными и изучающими. Даже мороз по коже прошёл.

— Мне пора, — бросила я, резко развернувшись и быстро зашагав вперёд.

— Общежития с другой стороны. — Донеслось мне вслед.

Как ни в чём не бывало, развернулась и пошла в другую сторону с самым равнодушным выражением лица.

— Леди обиделась?

— Нет. — Не поворачиваясь, ответила я.

Позади раздался тяжёлый вздох.

— Что вы здесь делала? — Шагая рядом, как ни в чём не бывало начал он.

— Гуляла. А что?

— Да так. Просто на территории академии есть ещё несколько подобных мест. И те животные, в отличие от Байхи, могут вам здорово навредить. Пока в совершенстве не овладеете хотя бы парой простеньких защитных заклинаний, гуляйте исключительно по тропинкам, или вместе с теми, кто может за себя постоять. Договорились?

— Зачем же содержать таких опасных существ?

Для охраны разумеется. А опасны они лишь для чрезмерно любопытных адептов‒первокурсников, которые ничего умеют, а везде лезут и для которых надпись «Не входить. Опасно» не о чём не говорит, — сказал Граер, кивнув на табличку, висящую на дереве с той самой надписью и внизу, в скобках дописано «детёныш аскаранка».

— Я по другому пути пришла, — пожав плечами, я продолжила: — и академии что, Кхара и преподавательского состава мало? Кто же будет нападать на такое количество магов?

— Да не для защиты академии, а для защиты этих существ. Аскаранки находятся на грани вымирания. Насколько мне известно, их осталось пару десятков. Большинство из них‒старики, уже не способные к рождению потомства. Молодёжь слишком наивна и доверчива, за что регулярно и расплачивается. Совсем как вы, леди. — Ласково добавил он. — И вам бы для начала банальные правила выживания запомнить, может заклинания тогда и не понадобиться вовсе. Могу лично написать, специально для вас. — Саркастически нотки так и звучали в его голосе.

— Нет уж, спасибо, — с иронией сказала я. — С магией как то… поспокойнее.

— Допустим. Но правила выживания вам определённо не помешают.

Ничего не ответив, я взглянула на руки. Ни грязи, ни ссадин, которые я получила, упав на камни не осталось.

— Заметили, — довольно протянул Граер, — неужели нечего не почувствовали?

— Нет. А должна была?

— Да. — Как то излишне резко ответили мне. — До вечера, — слегка склонив голову, маг растворился в воздухе.

Я же осталась стоять на месте, недоумённо глядя в пустоту. Насколько же он силён, что может так запросто телепортироваться? И что он здесь забыл?

Зайдя в комнату, я всё ещё думала о том, кто же такой этот Граер и зачем он явился в академию. Явно не просто так.

Время до бала оставалось совсем ничего — всего час если Элькины часы не врут. Поспешно одевшись в платье, я побежала к кентавриде, стуча каблучками по полу. И по дороге у меня возник вопрос ‒ какие же у кентавров платья?

Сегодня умереть от любопытства у меня не получилось. Как раз в то мгновенье, когда я собиралась постучаться дверь она распахнулась, заставив меня отскочить назад, и из за неё показалась кентаврида. Сначала на её лице появилось удивление, но практически сразу оно сменилось приветливой улыбкой и ворчливым.

— Ну ты почему так долго? Заходи быстрее!

Я проследовала за кентавридой. С интересом разглядывая её наряд. Такое же белое, как у меня платье, со стоячим воротником‒веером, само платье чем то напоминало каскадное. Только «каскад» был намного больше и покрывал всю спину, лошадиную разумеется. На передних ногах его почти не было, а вот на бёдрах оно доходило до самых копыт. Сверху этого каскада была более светлая, просвечивающая ткань. Спереди же, начиная от низа талии и почти до самого пола лоскут тежёлой ткани того же цвета что и платье ниспадал практически до пола.

— Эль, а как у тебя вторая спина называется?

— Вторая? — усмехнулась она не оборачиваясь, что то ища в столе. — Просто спина. Она у меня одна. Или тебя анатомические отделы интересуют?

— Нет, ты не поняла. Вот часть у тебя человеческая, а часть лошадиная.

Элька снова рассмеялась, и развернувшись с листочком в руках ответила:

— Ис, я кентавр. Какая человеческая, лошадиная? Спасибо хоть на том, что уши не эльфийски.

— Ну хватит тебе. Интересно же!

— Не обижайся, но я не могу. Ты такая забавная!

— Посмотрела бы я на тебя в моём мире. — Больше для виду проворчала я.

— Если бы ты попала в её мир, так бы спокойно, как по нашему не разгуливала. Поймали, связали и пожизненно определили в какую нибудь лабораторию для экспериментов и опытов. — Послышался мужской голос из за двери.

Мы синхронно обернулись. Заходя, я подумала, что дверь закроет Элька с помощью магии, а она видимо забыла или понадеялась на меня.

— Магистр Демерт. — Глубоко вдохнув сказала я. Этот мужчина всё ещё вызывал у меня какой то животный страх.

— Деметр, Деметр. Не в курсе последних академических сплетен?

— Нечего значительного не слышала. — Ответила Элька. — Что то случилось?

— Случилось. Раиса, поздравляю, ты теперь у нас Зуллирианская императрица!

— Что? — Поражённо спросила я.

— Ты слышала, что я сказал. Кто то распускает эти слухи и в них на удивление легко поверили. Учитывая последние события это и не удивительно.

— А что случилось? — Чувствую себя несмышлёным ребёнком.

— В прошлом месяце в нескольких областях были пойманы Зуллирианские партизаны. А пять дней назад они совершили покушение на принца.

— Ничего себе! — На этот раз удивилась кентаврида. — Про принца я не слышала. На его высочество Иошена?

— А разве у нас есть кто то ещё?

— Что же теперь будет… — Протянула Элька.

— Первоочерёдная задача для нас выяснить, кто распустил слухи про Раису.

— Марен? — едва слышно спросила у меня кентаврида.

— Не знаю. Всё может быть. Сегодня, я ходила прогуляться и видела как он что то излишне эмоционально рассказывал парню, кто это был сказать не могу, о чём они говорили так же. Увидев их, я свернула вглубь парка.

— Стоп. — Прервал меня магистр. — С чего бы это Марену рассказывать небылицы?

— Мы с ним немного повздорили. Может поэтому? — предположила я.

— Из за чего? — Демон нахмурился, внимательно глядя мне в глаза, от чего по спине побежали мурашки.

— Сегодня Марен с Грантом попросили принести якобы подарок девушке. Я сходила на площадь забрала его, отдала. Потом узнала что это не артефакт, но что то похожее. Дубликат какого то сердца камня. А спустя немного времени Марен пришёл ко мне в комнату и стал уговаривать одеть это украшение.

— И ты его одела?

— Что вы, магистр. Конечно, нет! После этого то он на меня и обиделся.

— Ага. — Подключилась Элька. — Мне кажется, он больше из за двери расстроился… Иса же у нас теперь полноценный адепт.

— Магия проснулась? — Правильно понял преподаватель.

— Да. Правда, пока только телекинез.

— Только телекинез. Вы посмотрите на неё! — Усмехнулась Элька. — Некоторые всё жизнь о нём мечтают!

Демон возвел глаза к небу, то есть к потолку и так искренне с полным отчаянья голосом прошептал:

— За что??! Знал бы ‒ никогда к нему не пошёл!

— Магистр, вы о чём? — Элька, всё ещё прибывавшая в состоянии глубочайшего удивления, взглянула на магистра.

— После нашего первого занятия я отправился к директору, что бы кое что уточнить на счёт Раисы. Догадки мои не подтвердились, а наш любимый архимаг назначил меня «нянькой» в его отсутствии. Когда ты отправляешься ко двору?

— На следующей неделе.

— Отлично. Ведите себя как обычно. Я попробую выяснить, кто распускает подобные слухи и действительно ли камень является дублем. Но точно ничего обещать не могу. Повышенное внимания вызовет ещё больший интерес и новую волну сплетен. К сожалению это всё, что я могу сделать. Теперь мне пора, хотя нет. — Задумчиво произнёс магистр.

Демон застыл и пристально посмотрел на меня, затем перевёл взгляд на Эльку.

— Так намного лучше. — Подмигнув, он вышел из комнаты.

— И что это было? — Недоумённо спросила Элька, но глянув на меня потрясённо застыла, я же в свою очередь, взирала на локоны кентавриды, аккуратно уложенные в замысловатую причёску. Хвост стал более тяжёлым, волнистым и атласно‒блестящим.

Я подбежала к зеркалу Элька же зачем то к двери. Открыв её, она крикнула:

— Магистр, мы вас любим!

— Адептка!.. — Послышалось возмущённое от того самого магистра.

Я же изучала магическое творение из моих волос. Большая их часть была собрана в высокую причёску, меньшая осталась лежать на спине. А впереди, по обе стороны от лица, спускались волнистые локоны. И со всей уверенность могу сказать, волосы стали длиннее, раза в три так точно.


Глава 7

Мероприятие проводилось в главном актовом зала дома советов. Это было самое роскошное строение на всей территории академии и самое отдалённое от жилых зданий. В нём встречали высокопоставленных гостей, проводили с ними совещания, а так же устраивали различные праздники и линейки перед началом и окончанием семестров. Всего там поместилось семь залов и сегодня мы собирались в самом большом из них. Лично я его никогда не видела, но как‒то раз Элька и Грант за ужином, наперебой расписывали мне это, по их словам, небесное творение. С ракшасом я встретилась сразу после выхода из общежития, впрочем, мы с кентавридой чуть не прошли мимо… Его было не узнать! По обыкновению всклоченный мальчишка сейчас выглядел на свои двадцать, а то и старше. В чёрном, совсем как на земле костюме он что то обсуждал с магистром Деметром. Грант, завидев нас жестом попросил подождать и вскоре быстрыми размашистыми шагами подошёл к нам и поприветствовав предложил мне руку. Вскоре мы вышли на широкую дорогу, выложенной красно‒коричневыми гладкими камнями самых различных форм. Спросить о кулоне я так и не решилась. Не знаю как отреагирует на это ракшас, а портить праздничное настроение так не хочется.

— После открытия бала большинство разобьются на пары. — Вещала кентаврида. — Ты, Иса так же можешь не избежать данной участи, первый кто пригласит тебя на танец и будет твоим спутником до окончания бала. Отказаться ты не можешь, это считается дурным тоном. В конце, после закрытия мероприятия, морок спадёт, и спутник может попросить тебя, как и ты его, встретить закрытие вместе для того что бы увидеть кто же ты на самом деле. Но это не обязательно.

Дом советов ‒ не высокое строение, всего в три этажа и то последний служил больше для декорации, изобилуя различными башенками и завитушка, встретило нас широко распахнутыми двухстворчатыми дверями. По краям от лестнице, парили в воздухе освещая её, несколько десятков маленьких светящихся шариков, похожих на одуванчики. Солнце уже скрылось за горизонтом, но на улице всё ещё достаточно светло. Поднимаясь по лестнице, из белого камня, я уже ясно слышала гомон голосов доносившихся изнутри.

— Приятного вечера. ‒ Пожелал нам мужчина в чёрном фраке у входа. Он протянул каждому по серебристой маске, закрывающей половину лица. Отойдя от входа мы прошли в украшенный огромными настенными зеркалами холл. Всё это время я в удивлении рассматривала «подарок».

Грант, сразу после того как мы остановились, поднёс маску к лицу и та без каких либо завязок и заклинаний прилипла к нему, должно быть их зачаровали. Но на этом чары маски не закончились. Парень постепенно превратился из брюнета в шатена, рост немного увеличился, плечи стали шире, костюм из чёрного стал серым.

— Ну как? ‒ Спросил он совершенно чужим голосом.

Если бы я не видела всех этих превращений, не за что бы не заподозрила в этом парне своего друга. Когда Элька успела надеть маску ‒ ума не приложу! Но теперь при взгляде на кентавриду сразу вспомнился горячо не любимый ею женишок Аскольд, только теперь она больше походила на его сестру‒близнеца в нежно‒зелёном платье.

В предвкушении я протянула собственную маску к лицу и в ту секунду, когда она коснулась кожи, по всему телу будто пробежался слабый разряд тока.

— Как ощущения? — поинтересовался женский голос. Я моргнула и неприятное чувство исчезло.

— Необычно, — ответила я Эльке, рассматривая в зеркале фигуру со смоляными волосами, но фоне которых пятном выделялись два снежно‒белых локона, которые по задумке магистра, не были собраны в причёске, чем ещё боле привлекали внимание. Мне свой новый имидж очень даже понравился.

— Знаешь что ещё более необычно?

Развернувшись к Гранту, я удивлённо вскинула брови, не понимая почему его лицо превратилось из весёлого в озабоченно‒задумчивое.

— То, что заклинание наложенное на маску, ни делает подобного. — Сделав несколько шагов на встречу, он коснулся одного из локонов. — Наша Иса не так проста как кажется? — Шутливо продолжил он.

— Грант, — усмехнувшись, протянула я. — С чего такие выводы?

— Нет, вы на неё только посмотрите! — Бросив взгляд на Эльку по доброму изумился ракшас. Ладно. — Это уже мне. — Сейчас не самое лучшее время и место для подобных разговоров, хотя… Если ты должна была скрывать своё происхождение, твой план провалился с оглушительным треском. Морок сыграл с тобой злую шутку.

— Может мне лучше уйти? — Обеспокоенно спросила я, поглядывая на дверь.

— Прекращай! — Возмутился ракшас. — Хочешь что бы все маги, ответственные за бал узнали твою истинную личину?

— Да, — вмешалась кентаврида, — не стоит уходить. Как только минуешь купол, администрации станет известно о личности, покинувшего бал.

— Пойдёмте уже внутрь, — предложил Грант. — Здесь мы на глазах у каждого новоприбывшего и привлекаем куда больше внимания.

Главный зал встретил нас не оглушающей, но громкой музыкой. Громкой ровно настолько, чтобы заглушать шум толпы, а она была не маленькая. Огромное количество народу, где по двое, а где и по десятку толпились в зале, обсуждая предстоящее торжество. Подойдя к стене, мы остановились. Тяжёлые занавеси, насыщенно‒золотистого цвета были собраны по краям высоких окон. Многоярусная люстра, висевшая под самым потолком, отливала всеми возможными цветами, но служила больше для декора, чем по назначении. Не смотря на свои огромные размеры, осветить весь зал она одна явно не могла. Вдоль стен местами стояли длинные столы без стульев, накрытые белоснежными скатертями. Я насчитала восемь, когда кентаврида прервала меня вопросом:

— Интересно, кто скажет вступительное слово, директора то нет.

— Магия бала всегда выбирает мага с наибольшим запасом магии, резерв на открытие же колоссальный требуется. — Ответил Грант обводя взглядом присутствующих, тщетно пытаясь встретить знакомые лица.

— Кажется начинается, — предположила я, заметив что освещение в зале слабеет, а музыка стихает.

Ярко освещался только небольшая возвышенность у входа в зал. На ней стояли три мужчины и женщина.

— Прошу внимания, — заговорил один из мужчин. Дальше были слова приветствия. Восхваления академии, адептов и преподавательского состава.

— И из за отсутствия нашего директора ведущая роль передаётся магу, с наибольшим резервом сил. — После этих слов он с лёгким полупоклоном отступил назад.

Освещение в зале стало ещё скуднее, и на «сцену» взошёл мужчина, единственный из присутствующих в белой маске и с белой же тростью. Иссиня — чёрные волосы были собраны в низкий хвост.

Он был не многословен. Поблагодарив всех присутствующих за оказанную честь, и пожелав хорошо провести время, маг кивнул стоящим чуть поодаль магам. Те встали около него полукругом и замерли вскинув руки. Он же прикрыл глаза и казалось вздрагивал от каждого слова и движение магов. Первое что я заметила это искры пробежавшиеся по занавесям и так и оставшиеся на них россыпью звезд. На столах стали появляться разнообразные блюда и напитки, по полу будто прокатилась призрачная волна, и он принял вид неба. Самого настоящего неба с движущимися облаками, под которыми просматривались зелёные холмы, лес и очертания города! Но вот магу в белой маске стало совсем плохо. Лицо стало совсем бледным, и теперь, я кажется, поняла, зачем понадобилась трость. Только она и удерживала его в вертикальном положении. Но тут остальные маги плавно опустили руки, и синхронно сделали шаг назад. Маг с тростью открыл глаза, было видно, что далось ему это не так просто, но спустя мгновенье он расправил плечи и весьма бодрым голосом огласил на весь зал:

— Четыреста сороковой осенний бал в академии возрождения объявляю открытым!

После этого вновь загорелся свет, заиграла музыка, а он, покачиваясь, вышел из зала в сопровождении четырёх магов со сцены.

Грант практически сразу ушёл от нас, заметив знакомую даму. Мы же с Элькой набрав себе сладостей наблюдали за танцующими парами.

— Леди, — поприветствовал нас подошедший, золотистый кентавр. — Не составите компанию? — протянув руку Эльке, спросил он.

Элька приняла предложение и вскоре они «растворились» в толпе. Покажи мне это всё раньше, и я бы с уверенностью сказала что так выглядит бал в аду. Полузмеи, кентавры, сатиры, гномы, какие то непонятные маленькие и безобразные человечки, с лицами похожими на камни. А сейчас всё это мне кажется довольно милым и забавным. Ну полузмеи, и что? Самое главное на хвост им не наступить, и проблем не будет. Как и со всеми остальными. Многие, проходя мимо меня заинтересованно рассматривали, тем не менее, держась на расстояние. Некоторые, завидев, тут же прибавляли шагу в стремлении быстрей миновать меня, удостаиваясь непонимающего взгляда с моей стороны. Не сказать что я красавица, но уродиной явно не была… Чего это они?

— И почему мы скучаем?

Повернув голову, я увидела мага в белой маске.

— Не составите копанию? — Мужчина протянул руку, приглашая на танец.

Кокетливо улыбнувшись, я приняла предложение. Уже достаточно понаблюдав за другими парами, мне стало понятно, что ничего сложно в этих танцах, почти как наш вальс, разве что не такой плавный, больше похож на венский. Иногда музыка сменялась и большинство отступали к столам, а в центр зала оставались змеелюды и исполняли свой, доступный только им, из за анатомических особенностей, танец. Затем снова выходили все, партия вальса кончалась, и музыка сменялась вновь. Каждый раз выходили всё новые и новые виды. Танцы кентавров больше походили на выездку лошадей, но как безупречно они это исполняли. Сатиры, хм… Ну они в своём, неповторимом из за правил приличия стиле.

Как только заиграла общая музыка мы влились в разноцветную толпу. Как я и думала — не сложнее нашего вальса. Сразу же вспомнились уроки бальных танцев, на которые я ходила бы и по сей день, не попади в этот мир. Последняя мысли заставила меня улыбнуться. Какой же он удивительный, этот мир.

Мой спутник был весьма неплох, и двигался ни чем не хуже меня. Спустя пару минут музыка стихла. Заиграла другая: быстрая, ритмичная и осталось лишь три пары, включая нашу. Сначала я стушевалась, как же я буду танцевать даже не представляя что от меня требуется, а стоять истуканом посреди зала, наблюдая за другими парами как то не хорошо. Но стоило им сделать первую пару движений, как я поняла, танцу быть! Я не единожды выезжала на выступления, представлять свою школу. Но больше всего мне запомнился мой авторский самбо, который я исполняла не позднее пары месяцев назад. И то, что исполняли другие, очень походило на моё самбо. Дождавшись нового проигрыша, начали то без нас, незнакомец взял мою ладонь и вопросительно посмотрел в глаза. Кивнув в ответ, я присела в лёгком книксене, тем самым давая своё согласие.

Спутник провокационно улыбнулся и началось… Быстрые, но вместе с тем грациозные движения сменяли друг друга с невероятной скоростью. Я поражалась догадливости незнакомца, сначала он немного отставал от меня, по видимому не знакомый с авторской версией. Но спустя минуту уже ни чем мне не уступал. Я порой то же сбивалась, но быстро подстроилась к его ритму. Уже не было слышно шума толпы, музыка же играла всё громче и громче. Шаг, второй, взмах рукой, движение бедрами. Удивительная лёгкость, там, где должен быть подол платья. Переведя взгляд, я увидела что он изменился, значительно укоротился и стал пышнее. О личности, изменившей мой наряд, гадать не пришлось. Лукавый взгляд спутника выдавал его с головой. Шаг, второй, поворот, наклон. Стоп. Я постепенно остановилась и осмотрелась вокруг. Мы были единственными, кто танцевал. Все с интересом за нами наблюдали образов плотный круг. Переведя взгляд на своего спутника, я услышала.

— Вы удивили не только меня. Не думал, что нынешней молодежи известны элементы нарииса. А вы мало того что знаете большую их часть, так ещё и безупречно всё исполняете. Ну хотя, — окинув меня оценивающим взглядом он продолжил, — кто если не вы?

Поднеся мою ладонь к своему лицу, коснулся её губами, после чего прошептал.

— Я поражён вами, таинственная незнакомка. — Низким голосом промурлыкал мой спутник.

Опустив глаза, я ответила.

— Поверьте, вы поразили меня не меньше.

Взяв мужчину, под предложенную им руку, мы не спеша пошли мимо расступающихся на пути людей и нелюдей.

— Прошу меня извинить, но я должен вас не надолго покинуть, — сказал маг, когда мы миновали толпу и присели на скамью у стены. — Обещаю вас разыскать, как только проверю, не произошло ли чего за время моего отсутствия. Поверьте, я сейчас крайне сожалею о том, что именно мне доставлена эта честь, и вместо того, что бы за вами ухаживать, я вынужден удостоверится в благополучии вверенной мне обузы под название — контроль защиты.

После этих слов он ещё раз коснулся губами моей руки и ушёл.

Только теперь я почувствовав насколько устала. Взяв фужер с чем то розовым, запахом похожим на яблочный сок, я махом осушила его до дна. Да, леди из меня конечно, как со слона балерина.

— Ну ты и зажгла!

Белоснежная кентаврида, чуть ли не бежала ко мне. Поначалу, я удивилась и не узнав её в замешательстве отступила назад. Но затем вспомнила, что это всего лишь Элька. От неё не укрылась это перемена в настроении.

— Не узнала?

— Забыла.

— А вот твоё выступление точно никто не забудет. Хорошо что тебя никто не узнал… А то бы наш план «Сидим и не высовываемся» потерпел окончательное поражение. Где ты научилась так танцевать? Даже сальма получилась у тебя на высшем уровне, не говоря уже о нариисе.

— У себя, когда обучалась в школе танцев. Где же ещё?

Пожав плечами Элька предложила.

— Прогуляемся? Мне от всего этого, — кентаврида обвела рукой зал, — скоро дурно станет.

— С радостью!

— Есть какие нибудь новости насчёт дома? — поинтересовалась кентаврида, когда мы зашли в одну из беседок, устоновленных по краям дорожки.

— Король в курсе и обещал помочь. А когда это будет ‒ точно сказать не могу.

— Будешь скучать?

— Конечно… — Как было на духу сказала я, с грустью разглядывая луну странного, голубого с зеленоватым отливом цвета.

— Так оставайся! — Весело предложило она. — Откроешь свою школу танцев, вместе с тем брутальным незнакомцем. — Сказала она поигрывая бровями. — Я всех своих отпрысков к тебе обязательно запишу, и всем знакомым порекомендую. Так что отбоя от клиентов у тебя не будет!

Представив сколько детей наберётся у Элькиных знакомых я с иронией сказала:

— Надо подумать…

— Всё шутишь?

Выйдя из беседки мы побрели обратно, на ходу продолжая разговор уже на более пониженных тонах, хотя на улице стало куда меньше народу, из за скорого закрытия.

На лестнице, в данный момент совершенно пустой, тише чем хотелось бы я произнесла:

— Конечно шучу.

— И почему, интересно мне знать? Вместо того что бы переноситься обратно, забрала своих родителей сюда и дело с концом. Кем они у тебя работают?

— Отец военный, мама медицинская сестра, младший целитель если по вашему. И каким же образом я их заберу?

— У директора спросить можно.

— Мало ему меня. И так не удобно, постоянно от дел отрываю.

— Да брось. Развеется. А то он только к жене в столицу и телепортируется. Профессии, у них востребованные, пристроятся быстро.

— Директор женат? — Удивилась я.

— А у тебя были на него планы? — Скептически на меня посмотрев, поинтересовалась кентаврида.

— Эль, ну тебя! Просто за всё время я не разу его жену не видела.

— Да её к двору вызвали. В прошлом году ещё здесь жила. Хорошая женщина, я с ней знакома и она кстати, то же с Земли.

— Ого! — Всё что могла сказать я.

Вернувшись в бальный зал, я не заметила никаких изменений. К кентавриде подходило ещё пару кентавров и непонятное существо, чем то напоминающие предшественников, только с раздвоенными копытами и коротким, оленьим хвостом, им она ответила тактичным отказом, сославшись на куда то запропастившегося спутника. Мой, тоже всё не появлялся, но скучать у меня не получалось. Элька, на этот раз во всех подробностях, рассказывала о продолжении банкета.

— … и тогда придётся…

Уже заканчивала она свою повесть, когда её прервало покашливание, раздавшиеся за моей спиной. Обернувшись, я улыбкой встретила моего спутника.

— Пришёл сразу как смог. — Виновато сказал он. — Прогуляемся? До закрытия ещё полчаса.

— Конечно, — ответила я, взяв незнакомца под руку и извинившись взглядом перед Элькой.

Впрочем, времени у нас было не так много. Говорили мы можно сказать не о чём. Сначала о бале, затем о погоде. На обратном пути он преградил мне дорогу и серьёзно спросил:

— Вы действительно хотите вернутся на бал?

— Но уйти же я не могу.

— Пойдёмте. — Развернувшись, он размашисто зашагал в противоположном, от входа, направлении. Следом, не задавай лишних вопросов, поспешила я.

— Неужели вы собирались быть в зале во время спадания морока?

— А что мне оставалось?

— Что угодно, кроме этого! Или вы не понимаете, на сколько всё серьёзно?! — мужчина негодующе на меня посмотрел.

— Столько проблем из за каких то волос… — Протяну я.

— Вы действительно не понимаете. — выдохнул маг. — Значит, сделаем так. Видите вон ту яркую точку в сотне метров от нас?

Кивнула в ответ. Её разве что слепой не заметит. Яркий, красный шар висящий в паре метров над землёй.

— Это узел. Центр защитного купола. Когда морок спадёт, защита так же начнёт исчезать и начнётся это с узла. Сейчас вы останетесь здесь, и как только та яркая точка погаснет, бегите со всех ног к общежитию. И да, выходить нужно именно в том месте, где был узел. Купол спадает довольно медленно, сдвинетесь хотя бы на полметра, и о вашем побеге станет известно всем ответственным, а помимо меня их ещё четверо. Мне пора, а вы если хотите избежать проблем, делайте всё в точности как я сказал. Мне лишь одно непонятно, как получилось, что человек вашего положения оказался здесь? Я бы ещё понял Акрас, но Альгуата, а тем более Каанта? Кто же захотел избавиться от леди столь изощрённом способом?

— Я не та за кого все меня приняли. — Покачав головой, сказала я.

— Надеюсь, это действительно так. Так же надеюсь, что никто не узнает вашу личность, я в том числе. Хотя, как же мне хочется увидеть вас без маски. — Мечтательно вздохнув, он посмотрел вдаль. — Спасибо за вечер.

— Вам спасибо. Что то мне подсказывает, если бы не ваша помощь вечер для меня закончился не самым лучшим образом.

— Разве я мог оставить леди в беде? Тем более вы поразили меня в самое сердце. — Положив руку на оное, он прикрыл глаза и сделал шаг назад. — Мне нужно идти, всё так же с закрытыми глазами он пятился назад.

— Вы так и будите идти не глядя? — Рассмеявшись, спросила я.

— Ели открою глаза, вновь увижу вас, и точно не уйду. — Прошептал он. — Надеюсь, когда нибудь мы встретимся вновь, таинственная незнакомка. — И совершив ещё один шаг назад, маг растворился в воздухе.

Обняв себя руками, я стала ждать, пока погаснет узел. Кем бы не был тот мужчина, я была ему безмерно благодарна. Не знаю в кого меня превратила маска, но явно в не всеобщую любимицу. Подул ветер. Только сейчас я заметила как тепло на улице. В одном платье я не испытывала не какого дискомфорта, хотя не позднее чем вчера, куталась в плащ. Интересно, это день такой погожий выдался или и здесь не обошло без магии? Узел пару раз мигнул и потух. Во все стороны от него потянулись красные разряды, и я увидела огромный купол, который накрывал всё позади меня. Я оказалась как раз у края этой конструкции. Спохватившись, я осторожно прошла в щель, образовавшейся в куполе на месте узла и со всех ног, как мне и сказал мой спутник, побежала в свою комнату. Дорога заняла у меня около пяти минут. Когда я ввалилась в комнату, бок нещадно болел, ноги подкашивались, а сбившиеся дыхание и не думало восстанавливаться.

Стянув, вновь ставшее белым платье я бросила его на стул. И где только умудрилась испачкать подол? Переодевшись и уже немного отдышавшись я устроилась на кровати и стала выглядывать в окно. Нужно выйти с общим потоком, что бы не возникло ни каких подозрений.


Глава 8

— Ты куда исчезла? — Возмутилась Элька, по хозяйски закрывая дверь и заходя ко мне в комнату. — Как ты могла так внезапно исчезнуть?! Я думала, тебя уже под деревом прикопали!

— Извини, что не предупредила, — виновато сказала я. — Меня не должны были видеть после снятия морока.

— У меня для тебя две новости. Плоха и очень плохая, с какой начать?

— Да какая разница?.. — Настроение, и без того не самое весёлое, опустилось ниже плинтуса.

— Грант видел как ты уходила с Граером, а затем он появился один телепортом, прямо перед закрытием.

— Тот маг — Граер? Вот сама бы я не за что не догадалась. Со мной настоящей он вёл себя иначе. А что плохого в том, что Грант увидел? Ему и так всё пришлось бы рассказать, он же не отстанет.

— Грант, как раз после этого подошёл ко мне и потребовал объяснений. Я ему, разумеется, ничего не сказала. В общем, сама с ним поговоришь, он чуть ли не торжественно клялся, что этой ночью всё выяснит. Ну а очень плохая это то, что Марен так же это видел — они были вдвоём с Грантом, и теперь во всё услышанье заявляет о том, что ты Зуллиринская хранительница. Мне даже немного жутко становиться, когда я на него смотрю, он словно сумасшедший… — Гораздо тише добавила она. — А теперь ответь мне, пожалуйста, что за чертовщина произошла с тобой на балу?! Почему морок изменил твою внешность подобным образом?! Откуда ты знаешь нариис?!

— Эль, давай помедленней. У меня и так каша в голове. Я честно сказать надеялась, что ты мне хоть что то прояснишь…

Тяжело вздохнув кентаврида ответила:

— Я без понятия, что всё это значит. Не знаю, как правильно называется, то что твои волосы разного цвета, у этого есть какое то название, просто я слышала его всего пару раз, и то мельком, не придав ни какого значения. В общем это отличительный признак хранителя. Поясняю, хранитель в Зуллирии это такой мини бог, которого выбирают только после смерти предыдущего. Вдобавок ко всему твой нариис, это, кстати, тоже зуллирианский танец. Точно ничего не хочешь мне рассказать? — Со скепсисом спросила кентаврида.

— Я и вправду не знаю, почему магия так меня изменила!

— Интересно. — Кентаврида в задумчивости посмотрела на меня. — Венец хранителя! Точно, вспомнила как эта штука с волосами называется!

— Это конечно очень интересно, но я ни имею к этому никакого отношения. Сама подумай ‒ как Землянка, случайно попавшая в этот мир, может быть носителем этого венца. Вероятнее всего это обычное совпадение. Мало ли таких? А про нарциис…

— Нариис, — исправила меня Элька.

— Да, нариис. Я просто знаю многие танцы. К тому же дома любила немного менять исходный вариант. Без Граера я бы не станцевала, он подсказывал немало.

— Это мелочи. Без знания основ никакие подсказки не помогут.

— Эль, это действительно простое совпадение.

— Будем надеется. Ис, а если ты действительно из правящей верхушки Зуллирии, когда с войной будет покончено пришлёшь мне письмецо с приглашением на службу ко двору, так, по свойски, — сверкнув клыками, предложила она.

— Ну ты как всегда! — По доброму улыбнувшись, я взяла сумочку и подошла к двери. — Ну что, пойдём в город? Нам ведь не нужно выделяться? Да и посмотреть на ваши праздники ужасно хочется!

— Конечно пойдём! Только вот как то страшно тебя оставлять после всего случившегося, мне же ещё к Неку забежать нужно… Не против с пол часика побыть с Грантом? Они с Мареном поругались, так что его рядом быть не должно.

— Это хорошо… То есть плохо конечно что они поссорились, но мне это на руку.

Пристроившись в хвост пёстрой реки из адептов мы медленно, но верно продвигались к воротам. Ни Гранта, ни Марена я не заметила, должно быть, они прошли раньше.

В городе сегодня было многолюдно, что, впрочем, ожидаемо. По краям площади появилась небольшая ярмарка, в основном предлагающая разного рода вкусности. Больше всего меня поразили жучки, чёрно и коричневого цвета на одном из прилавков. И около него было весьма солидное столпотворение.

— Анмирские рогоножки в шоколаде. — Увидев моё замешательство пояснила Элька расплачиваясь за внушительный кулёк.

— Да они ещё и хрустят… — Скривившись, я наблюдала за кентавридой.

— Будешь? — Протянула она мне кулёк.

— Нет, спасибо.

— Ну смотри. Вкууусные. — Протянула кентаврида, отправляя в рот последнего.

Немного погуляв по городу мы встретились с Грантом. Он вёл себя как обычно. Никаких упоминаний о бале. Проходя мимо магазина оружия, ракшас сбавил шаг, чем вынудил сделать нас то же самое и внимательно стал разглядывать колюще — режущий предмет, напоминающий раздвоенный нож. Я воспользовавшись его отвлечённостью придвинулась к Эльке и вкрадчиво шепнула:

— Думаешь, забыл?

— И не надейся — донеслось от ракшаса, развернувшегося и одарившего меня весьма многообещающим взглядом.

— Грант, не побудешь с Исой немного? Мне к Неку нужно.

— Когда ты прекратишь с ним все дела? Он же весь чёрный рынок под себя подмял! Знаешь, сколько народу хочет уничтожить Плюща?

— Я осторожно, правда.

— Будем ждать в Ночной Звезде.

Вздохнув, парень махнул рукой, и вскоре Элька скрылась за поворотом.

— Доиграется… — Недобро протянул ей вслед. — А кто то уже доигрался, верно?

— Грант, скажу сразу: во первых это всё ошибка, во вторых я ничего не знаю про Зуллирию, в третьих я ни имею отношения ни к каким хранителям.

— Не верю. — Припечатал парень.

— Но я правда ничего не знаю. Это точно какая то ошибка! И скоро я на Землю возвращаюсь, король помочь обещал.

— Король это хорошо. Но не слишком на него надейся.

— Ты о чём?

— Он серьёзно болен. Долго не протянет. А наследник у него, мягко сказать, никчёмный. Держу пари, не продержится на троне и месяца, а учитывая отсутствие других кандидатов, начнётся битва за престол и поверь, там будет не до тебя. Не обижайся, но я тебе всё равно не особо верю.

— Понимаю. Это всё из за венца хранителя? Я о нём узнала сегодня от Эльки. — Вскинув руки, пояснила ракшасу, пресекая ненужные подозрения. — И тот танец я дома выучила, и мне партнёр его исполнять помогал, и… Грант, я вправду не при чём.

— Ладно, поживём, увидим. Пошли в таверну. — Развернувшись, парень пошёл впереди, всем своим видом демонстрируя, что не верит не единому моему слову.

В Ночной Звезде было не протолкнуться. Кое как найдя свободный столик в самом углу зала, мы разместились там. Грант, крутил в руках уже опустевший стакан, печальным взглядом провожая знакомых парней и ещё более печальным — девушек.

— Ты не обязан нянькаться со мной. — Проследив за очередным полным печали взглядом, сказала я.

— А если с тобой что случиться? Марена, я конечно не видел, но он кому только не говорил о своих подозрениях…

— Я могу за себя постоять, уж от Марена точно отделаюсь.

— Уверена? Наслышан о твоих наклонностях к левитации, но не стоит недооценивать его. На своём потоке он в тройке лучших адептов.

— Элька скоро прейдёт.

— Ты хочешь отвязаться от меня? — ухмыльнулся ракшас.

— Нет, просто у тебя такой взгляд… Просто слов нет! — улыбнулась я.

— Ладно. Только далеко не ходи. Со странными дядьками не разговаривай и с нестранными тоже. Сильно не напивайся.

— Грант! — Возмутилась я. — Не думаю, что от сока можно опьянеть.

— Ну, ну. Сейчас сок, а через минуту… — Пожав плечами с самым невинным видом, предположил он.

— Иди уже, — тщетно пытаясь сделать серьёзное выражение лица, бросила я.

Мой скучающий взгляд скользил по окружающим. Было здесь весьма не плохо, но без компании, лично мне, довольно скучно. Не найдя знакомых лиц я вернулась к созерцание своего наполовину пустого стакана. В таверне скапливалось всё больше и больше народу, воздуха же становилось всё меньше и меньше. Допив содержимое, я решила выйти на улицу. Там было гораздо лучше чем в помещении: прохладный вечерний ветер выгнал из головы дурные мысли, а улица, мягко освещаемая фонарями придавала спокойствие. Немного постояв у Ночной Звезды и решив что небольшая прогулка до Эльки ни чего плохого не принесёт, не спеша побрела вперёд. Дорога была близкая и я её прекрасно помнила, там в принципе и запоминать нечего, всего один поворот вправо. Да и возможно она уже идёт обратно.

В этот раз таверна «У Нека» встретила меня парой грязных, праздно шатающихся мужиков в потрепанной, местами рваной одежде, с обросшими лицами. Я осторожно, не привлекая лишнего внимания, бочком прошмыгнула внутрь. Дверь скрипнула, но этот звук полностью потонул в шуме таверны. Быстренько пройдя до стойки и стараясь вдыхать как можно реже едкий дым, я взглядом нашла Нека. Он был занят какими то подсчётами на бумаге, то и дело хмурясь и что то исправляя.

— Добрый вечер, — сказала, подойдя к хозяину.

Он нехотя оторвался от своих записей, хмуро на меня посмотрел, но затем узнав, обрадовался как родной матери.

— Добрый, леди. Вы к Эллин? — дождавшись утвердительного кивка он продолжил. — Она почти закончила. Можете подождать её у стойки. Не поймите неправильно, просто там и так тесно, придавит ещё ящиком.

— Что вы! Конечно, я подожду её здесь. — Ответила я и отправилась в вышеупомянутое место.

Взобравшись на высокий стул, начала скользить взглядом по незнакомым мне лицам. Продолжалось это до тех пор пока я не встретила знакомое, которое меня заинтересованно разглядывало. Спустя пару секунд мужчина повернулся к сидящей рядом девушке что то шепнул ей и неспешно встав, направился ко мне. Девушка, вскочив, с довольным выражение на лице побежала по лестнице, ведущей в подвальное помещение.

— Приветствую Раиса. Крайне удивлён, видеть в подобном заведение.

— Я Элю жду. А вы что здесь делаете магистр Деметр? — спросив, я тут же мысленно обругала себя за неуместный вопрос. Какое собственно мне дело?

— Да, так. — Туманно ответил магистр. — Давно сидишь?

— Нет, только пришла.

— Ис, ты что здесь делаешь? — окликнул меня знакомый голос.

— Решила прогуляться, — пожав плечами, ответила я кентавриде.

Подойдя ближе она увидела нашего преподавателя и чуть громче чем следовало бы произнесла.

— Магистр Деметр, а я думала, что продолжение банкета у преподавателей проходит в академии.

Демон уже собирался ответить, но что то отвлекло его за спиной кентавриды. Привстав он снова кивнул той девушке и встав направился в сторону лестницы.

— Аааа, поняла, — протянула Элька. — Ам‒ам. Да?

— Эллин, — магистр осуждающе посмотрел на кентавриду. — Ладно я, но ты, как приличная девушка, должна была потупить взор, залиться краской и всё в этом духе.

— Ой, да здесь же и дураку ясно, что к чему!

— Много кому известно?

— Нет. Да и я до ваших последних слов сомневалась.

Я же всё ещё ничего не понимала, вывод об уровне моих умственных способностей напрашивался сам собой.

— И у вас устаревшая информация, — продолжала кентаврида. — Приличные девушки сейчас значительно отличаются от тех что были в ваши студенческие годы.

Я же покраснела, наконец то поняв, зачем преподаватель сюда явился.

— Ис, вот не надо изображать двухсотлетнюю монашку. Зато теперь мы знаем что магистр и правда инкуб.

Вышеупомянутый магистр, воспользовавшись тем, что Элька переключила своё внимание на меня, подло ретировался, оставив меня на её растерзание.

— Вот и не лень ему прятаться? Я конечно понимаю что большинство относится к демонам его класса несколько предвзято, но он же не мальчишка в конечном счёте! Пойдём уже отсюда, у меня от всех этих запахов скоро нюх пропадёт, на неделю как минимум.

* * *

— И ты его за всё время не разу не видела? Странно… — не веря в услышанное, спросила кентврида, идя справа от меня по каменной мостовой.

— Да. Ой, смотри, вон он кажется, сидит. А почему на земле? Он что, напился? Марен! — крикнула я, но он ни как не отреагировал.

— Подожди здесь — сказала Элька и осторожно, не делая лишнего шума подошла к парню сидящему у края улочки между домов и молча застыла.

Надоев наблюдать за этим «немым кино» я подошла к кентавриде и обомлела.

В центре груди парня была выжжена дыра. На лице застыла злость с примесью удивление, одна рука бессильно сжалась в кулак.

— И что теперь делать? — хриплым шёпотом спросила я.

— До академии или ближайшего поста стражников бежать слишком далеко, остаётся только магистр Деметр. Придётся прервать его «пиршество».

— Может я тебя здесь, около таверны подожду? — Мне как то не удобно туда идти.

— Ну если хочешь пополнить ряды преждевременно убиенных, то пожалуйста.

Повторять два раза кентавриде не пришлось.

— Сейчас нужно найти Нека. — Разгоняя рукой дым от лица кентаврида обвела взглядом помещение. А вон он — кивком указала кентаврида.

— Зачем? — не поняла я.

— А тебе известно, в какой он комнате? Подвальная часть намного больше этой.

— Мы прямо туда пойдём?

— Нет, блин. Ждать будем, когда он сам выйдет! Конечно, пойдём.

Хозяин уже заметил нас, и прочитав на лицах тревогу вышел из за стойки к нам навстречу.

— Нек, в какой комнате остановился демон?

— Что стряслось Эллин? Это не может подождать некоторое время?

— Вопрос жизни и смерти. Хотя нет… уже только смерти.

— В десятой — без колебаний ответил мужчина.

Почти бегом мы спустились в подвал. Факелы, в которых место пламени была магия, освещали тёмно‒красные стены приглушённым светом. Пройдя по дорожке мы остановились у десятой комнаты не раздумывая Элька громко постучала по тёмной двери. Подождав пару минут снова повторила, но нам опять никто не ответил.

— И что теперь делать? Может он уже ушёл?

На меня посмотрели как на дуру.

— Нек бы знал. И демон всё же не кролик. — Сказала кентаврида, взглядом изучая ручку на двери. Самая обычная, металлическая, совсем как на Земле. Подёргав ручку, убедилась что дверь заперта на засов с внутренней стороны.

Негромко выругавшись, Элька развернулась и несколько раз поддала задними нога по двери. Грохот был внушительный и результат не заставил себя долго ждать.

— У вас совесть есть?! — Послышалось злое из за открывающейся двери. — А, Эллин — увидев нас сказал инкуб, застёгивая рубашку. — Можешь не отвечать, и так ясно, что у тебя её отродясь не было.

— Магистр Деметр, Марена убили. — Без вступлений начала кентаврида. — Мы тело недалеко от таверны нашли.

— Давно? — вмиг посерьёзнев, уточнил он.

— Нашли пару минут назад, когда убили ‒ не знаю.

— Подождите меня наверху. Сейчас поднимусь.

Нек не стал задавать лишних вопросов, лишь изредка, между обслуживанием клиентов, кидал на нас тревожные взгляды.

Спустя минуту магистр Диметр уже подошёл к нам и скомандовал.

— Ведите.

Мы поспешно вышли и почти бегом направились к злополучному месту. Тело всё ещё было там.

Демон подошёл к нему и зажёг небольшой, но яркий шарик белого цвета, размером не больше моего кулака, но этого вполне хватило, для того чтобы осветить тёмный проулок между домов.

— Убит не больше часа. Больше ничего сказать не могу. Вмешаться силой можно только единожды, лучше если это сделает более специализированный маг. Вызов архимагу я отправил. — Подойдя к нам сказал магистр.

Вскинув руку, немного поводил ей в воздухе, после чего отошёл со словами.

— Защитный купол поставил, так что остаётся только ждать.

Ветер резко переменился и стал пробирать до костей, появились мурашки. Поёжившись, я накинула плащ. Как же вовремя… В следующую секунду полил, будто из ведра дождь и мы забежали под карниз ближайшего дома.

Представляю, как всё это выглядит. Три фигуры в плащах неподвижно и безмолвно стоят в темноте, освещаемые лишь всполохами молний. Совсем как в фильме ужасов. Каждый из нас думал о своём и думаю мысли у магистра с Элькой, как и у меня, были не слишком радужные.

Несколько незнакомых людей появились спустя пару минут. И кивнув нам отправились к телу. Контур замерцал, но пропустил недавно прибывших.

— Долго мы здесь будем? — шёпотом спросила я у Эльки, уже значительно продрогнув.

— Да нет. Сейчас они перенесут тело, мы показания дадим и свободны. Только не знаю как ты, а мне что то дальше праздновать не хочется.

— Мне то же. В академию бы, — повернув голову я тоскливо посмотрела на яркие огоньки на шпилях вышеупомянутой.

— Полностью солидарная с тобой. — Кентаврида тяжело вздохнула, подставив лицо уже редким каплям с неба.

Ночь у меня была очень беспокойная, я то и дела вскакивала от раскатов грома и всполоха молний. И каждый раз перед глазами был Марен, с зияющей дырой посреди груди. Не знаю почему, но было у меня чувство, что в его смерти виновата именно я.

Утро выдалось пасмурным, с изредка покрапывающим дождиком. Старшекурсники от него почему то не страдали, зато мы были не чище поросят. Уборщица косила на нас одним единственным глазом, что то недовольно бурча под нос. Сегодня у нас, к счастью, были только лекции и хотя они начинались с десяти, большая часть адептов с чистой совестью спала с открытыми глазами. Полезный навык, однако. Надо как нибудь пару уроков попросить, благо учителей предостаточно. По обыкновению строгий магистр Гур, сегодня был на удивление снисходителен, вероятно его воспоминания о студенческих годах ещё живы.

Грант вёл себя как ни в чём не было. Он, в отличии от большинства адептов на лекции не спал. Интересно, он про Марена знает? Хотя следователь не давал говорил нам молчать, но намекнул что лишний раз об «инциденте» до выяснения всех обстоятельств лучше не распространяться. Я и не распространялась. Конечно, если Грант спросит, ответить придётся. Надеюсь он в курсе. Не люблю сообщать плохие новости.

После занятий я промчалась до своей комнаты, оставила в ней всё лишнее и побежала на дополнительные занятия, на которые если не потороплюсь точно опоздаю, а ведь обещала приходить вовремя. Перед входом в аудиторию перешла на размеренный шаг и сделав как можно более серьёзное лицо не спеша открыла дверь.

— Ну на до же, — протянул Граер, — минута в минуту. Мои аплодисменты. — Похлопав в ладоши он уселся в учительское кресло и указав мне на полную его копию приказал:

— Подними.

— А может что нибуть полегче или помягче? — Поднять то я его подниму, вот только боюсь этим креслом окно выбить. С координацией то у меня пока туго.

— И это сойдёт.

Я поглубже вздохнула, попыталась приподнять его, но у меня появилось странное чувство, будто я пытаюсь поймать воздух. Кресло осталось на месте, я же недоумённо посмотрела на Граера.

— Урок первый. Прежде чем попытаться воздействовать на предмет, не важно физически или магически, убедитесь, что это не иллюзия. — Кресло постепенно растаяло в воздухе. — Существуют иллюзии другого уровня. Физически на них воздействовать возможно и они будет полностью соответствовать оригиналу. Я говорю про вес, материал, запах. Но вот телекинетически воздействовать, даже на самый превосходно созданный предмет невозможно, поскольку воздействие подобного рода подразумевает контакт со слоем энергетики предмета, наиболее близко находящийся к объекту, а подделать этот слой не под силу даже архимагу. Поэтому талантливые иллюзионисты так высоко ценятся, как впрочем, и телекинетики. Ведь только этот вид магического воздействия предполагает работу с первым слоем. Я понятно объясняю? Если что, не стесняйтесь, спрашивайте.

— Пока всё более‒менее понятно.

После этого мне отправили прочь из аудитории и позвав обратно через минут пять, поручили поднимать различную мебель, которой теперь здесь имелось с избытком. То и дело я натыкалась на иллюзии, но и настоящих вещей было предостаточно. Где он только их взял? Сопровождалось всё это постоянными замечаниями.

— Не спеши! Мягче! Мягче я сказал! Ну куда несёшься?! А на повороте поплавней, вот, правильно. Дальше от окна! Дальше! Опусти. Я сказал опусти, а не швырни об пол со всей дури! — Длилось это с полчаса. Последним был шкаф… Проделывай я всё это самостоятельно, академия наверняка бы не досчиталась пары тройки стульев, стола и шкафа. Но Граер вовремя перехватывал предметы, над которыми я теряла управление.

Уже идя к общежитию, наставник спросил:

— И как ты открыла в себе дар теликенеза и магии в частности?

— Да разозлилась. И нечаянно стукнула дверью по одному очень надоедливому молодому человеку, который задавал слишком много глупых вопросов.

— Это угроза?

— Нет. Что вы! Хотя… ты и вправду довольно дотошный.

— Не дотошный, а любознательный. Издержки профессии, знаешь ли…

— А кем ты работаешь? — как то не заметно мы перешли на ты.

— Секрет, — сказал он, снова одарив меня своей лукавой улыбкой. — Интересно, какие это вопросы задавал тебе тот молодой человек?

— Секрет, — вернула я ему его же слово, но после добавила, — Ни чего серьёзного.

— А почему секрет тогда?

— У тебя секреты есть, а у меня нет? Неправильно как то.

Он рассмеялся. Никогда раньше я не видела его таким. Куда то пропала вся надменность и колкость. Теперь он походил больше на мальчишку, что беззаботно прогуливался по парку.

— Ну раз так ‒ ладно. Смотрю, ты можешь за себя постоять. Но если вдруг двери не окажется рядом ‒ зови.

— Спасибо конечно. Но как? Камнем в окно? — Забавлялась уже я.

— Нет. — Хмыкнул он. — Окна бить не стоит. Смотри. Начертишь в воздухе этот символ, он нарисовал в воздухе фигуру в форме спирали, светящеюся белой нитью соединяющеюся с его пальцем. Фигура всё продолжала затягиваться, теперь больше напоминая пружину, нежели спираль. — Затем вспомни меня и дай знаку раскрыться, просто отпустив его. — Граер отдёрнул руку, знак завращался в обратном направление растаяв. И тут, словно из под толщи водя до меня донеслось «Слышишь?».

— Слышу, — потрясённо ответила я.

— Ну вот видишь какая ты способная ученица.

— Неужели ты меня похвалил? ‒ наигранно удивилась я. ‒ Первый раз за всё время.

— Частое поощрение плохо сказывается на работоспособности, и похвалил я тебя второй раз.

— Ты считаешь? ‒ изумилась я. ‒ Когда же интересно был первый?

— На балу. После блестяще тобой исполненного нарииса. И не отнекивайся. Я видел как ты с друзьями зашла внутрь, а после в зале появилась необычная девушка. Не буду задавать лишних вопросов, а то схлопочу дверью — парень кивнул на вход в общежитие, к которому мы уже подошли — или чем потяжелее — продолжил он обводя взглядом несколько массивных камней поблизости.

— Не понимаю, что такого необычного было в той девушки.

— Вы на неё посмотрите! Ну, если ты действительно с Земли это многое объясняет, но и рождает другие вопросы. Тебе рассказать почему все были так поражены той девушкой?

— Конечно! Интересно же. Элька так ничего внятного и не рассказала.

— Раньше, в Зуллирии правительство составляли три клана: маги, воины, судьи и каждый из них имел, так сказать, изюминку. У магов ‒ чёрные глаза. У воинов, на спине, у основания шеи, было идеально круглое, родимое пятно. Судеьи. Именно из них традиционно выбирался хранитель, передние пряди волос которого при инициации становились белыми. Сразу после этого ему передавалась реликвия, по старой легенде подаренная Хранителем. Это было очень могущественная вещь, в которой заключалась огромная сила. Что бы ты не путалась. В Зуллирии два хранителя было: один хранитель рода, это такое божество, а второй как бы его наместник. А по сути самое влиятельное лицо, слово которого обязаны исполнять главы всех кланов. Периодически, выбирался новый хранитель камня, стоил ли говорить, что готовили его чуть ли не с пелёнок. К тому же у всех трёх кланов был танец, тот самый нариис, который ты не позднее как вчера отплясывала. А теперь прибавь к этому всему свою внешность, и как думаешь, о чём подумал каждый? В настоящие время власть в Зуллирии сменилась, и теперь нынешнее правительство всеми силами пытается искоренить прошлое. Как думаешь, через сколько дней начнётся охота за твоей головой?

Какой же я была дурой! Зачем было что то танцевать? Зачем я вообще на этот бал пошла?! Одно дело дать отпор Марену. Я задумалась. Его же убили после того как кто то пустил слух про Зуллириандев в академии. Поделившись своими мыслями с Граером услышала:

— Всё может быть. Я это проверю, и постараюсь выяснить как можно больше.

— Спасибо тебе.

— Спасибо тебе за то что доверилась. Рассказывай мне всё что узнаешь, каким бы незначительным тебе это не казалось. Порой самая маленькая деталь помогает найти правильный ответ.

— Подожди. А откуда же ты знаешь нариис?

— Мама научила.

— Твоя мама жила во дворце?

— Да. Она была дочерью инструктора по танцам. Вот и знала все их в совершенстве. Замёрзла? — Спросил он положив руки мне на плечи. — Да ты холодная, как лёд! Почему раньше не сказала?

— Разговор интересный был. — Улыбнувшись, я пожала плечами.

— Завтра будем говорить сколько захочешь, а сейчас давай быстрей в комнату.

— До встречи. — Тепло улыбнувшись, сказала я.

— До завтра. — Произнёс он и тут же растаял в воздухе.

Мысли о Марене как то отодвинулись на второй план и этой ночью мне уже не снились кошмары.

Следующий день прошёл без приключений. Занятия сегодня протянулись почти до вечера, а мне ведь ещё в библиотеку за основами травоведенья забежать нужно.

— Пойдёшь со мной? — Спросила я Эльку, когда мы не спеша брели по дорожке к жилому блоку. Сняв плащ, я аккуратно сложила его и убрала в сумку, как и многие другие. Жарко было не только мне, некоторые парни возвращались в одних майках. Тёплый ветер приятно обдувал лицо, солнце отбрасывало оранжевый свет на всё вокруг, делая атмосферу вокруг приятной и располагающей для прогулок. Вот только Элька мой энтузиазм не разделила.

— Я сегодня как бы опять должна с Аскольдом встретить. — Виновато начала кентаврида. — Ну и ты же понимаешь, что встречаться с ним я не особо хочу. Лучше давай сходи в библиотеку, а потом заходи ко мне, весь вечер то свободный. Покажу тебя новые столичные газеты, мне Гектор их передал. Там такое! И почти на каждой странице есть движущеюся картинки!

— Хорошо. Так и сделаем. — Движущихся картинок здесь я ещё не видела.

— Давай сумочку захвачу, всё равно та книга в неё не влезет.

Не прошла я и полпути как подул промозглый ветер. Невольно поёжилась, обхватила себя руками и стала перебирать ногами быстрей. В парке ветер стал менее ощутим, защищали деревья — исполины. До библиотеки оставалось совсем ничего, когда до меня донёсся окрик Гранта. Парень выглядел растерянно, и первым что спросил, подбежав ко мне было:

— Марена права убили?

— Кто тебе сказал?

— Так значит, всё же это правда… — протянул он глядя на землю. — Почему ты не сказала этого сразу?! — вскинулся парень, с вызовом глядя на меня.

— Извини. Просьба следователя.

— Но мне то можно было шепнуть после пар?! Думаешь, я стал бы трепаться направо налево?!

— Я не знала как себя вести, со мной такое впервые. Самой от всего это паршиво, и не кричи на меня! Пожалуйста…

— Извини. — Уже более спокойно ответил парень. — Сегодня утром мне сказали что его убили после бала. И ты с Элькой были в курсе. Почему же я узнаю последним о смерти собственного брата?! — в его голосе снова послышались повышенные нотки.

— Вы братья?

— Троюродные. Но практически всё детство провели вместе, так что он мне как родной.

— Я не знала… А кто тебе сообщил ну… о том что его… — замялась я, не решаясь сказать убили, понимая, что Гранту сейчас и так тяжело.

— Он просил не называть его имени, если я хочу и в дальнейшем получать все важные новости в срок.

— И что он потребовал в замен? Явно не только молчание.

Грант ответить не успел. Его прервал раскат грома. Дождь, полил как из ведра. Грант тут же накинул плащ и протянул мне руку, но недалеко от нас ударила молния, разбросав камни в разные стороны. Я, разумеется, отпрыгнула в сторону, после чего потеряла парня из виду. Дождь лил с такой силой, что казалось, вскоре я не смогу идти, придавленная тяжестью воды, будто под водопадом стою. Вспомнив направление к общежитию, я двинулась влево, завтра заберу эту книгу.

Шла я уже довольно долго, но так и не настигла своей цели. Остановившись постаралась отдышаться и разглядеть хоть что то ‒ безрезультатно.

— Грант! — крик потонул в шуме дождя.

Но тут чья то тёплая и сухая рука схватила за мою холодную и мокрую, потянув за собой. Я не задумываясь пошла следом.

Вскоре, почувствовав крышу над головой я посмотрела на своего спасителя.

Фигура в плаще была выше меня на голову. Вскинув руку, он сотворил блёкло‒зелёный шар света.

— И почему ты такая не предусмотрительная? По статусу вроде как не положено. ‒ Поинтересовался спаситель, изучая меня тёмно‒зелёными глазами. Или они казалась такими из за света излучаемого его творением?

— Чттто? — Стуча зубами переспросила я.

— Плащ не взяла почему? Неместная?

И вот что то мне не понравилось в его «Неместная?».

— Ну да. — Ответила, всё ещё подрагивая.

— Не расскажешь откуда?

— С Земли. Ты разве не слышал про то что на первом курсе у вас иномирянка есть?

— Да что ты говоришь! — Прошипел взбешённый голос. — С Земли значит?!

Я попятилась и тут же упёрлась в стену, обросшую чем то мягким, вроде бы мхом. Пришлось продолжить «приятную» беседу.

— Вы меня пугаете…

— Действительно?! — поддельно изумился он.

— Попалась? — спросила басом очередная фигура в плаще, заходящий к нам стремительными шагами и так же стремительно скидывая капюшон. — О, вижу. Хорошо сработано, Руд.

Следом зашли ещё трое, и теперь в закутке стало довольно тесно.

— Спасибо. А теперь повторю ещё раз ‒ откуда ты?

Что они хотят от меня? Стучать зубами и дрожать я перестала, лихорадочно раздумывая о том как же выбраться отсюда.

— И не надо нам лапшу на уши вешать про то что ты с Земли, — послышался писклявый женский голос. — Говори!

Что ж, подозрения мои подтвердились. Я продолжала молчать, хмуро глядя на обидчиков, загородивших собой мой единственный выход. Мысли лихорадочно сменяли одна другую, и тут я вспомнила, чему не так давно научил меня Граер. Я пыталась нарисовать символ так быстро как можно, но недоброжелатели оказались не дураками.

— Ну что ж. Раз не хочешь по хорошему…

Девушка двинулась ко мне, словно играючи перекидывая сгусток пламени из руки в руку. Бросив рисовать символ, я стала двигаться немного в сторону, так я буду хоть немного дальше от этой банды. В одно мгновения, за спиной я почувствовала не монолитную стену, а проём, аккуратно протянула руку и ощупала пустоту, может это окно? Рука наткнулась на каменную кладку. Тупик! Но затем я нащупала что то холодное и гладкое, похоже, это стакан. Осторожно приподняв его, обнаружила что он слишком тяжёлый для пустого. Темнота мешала не только мне и мой манёвр остался без внимания. Резко схватив его, я плеснула содержимое на нападающею, надеясь на то, что смогу выиграть хотя бы пару секунд. Вода попала не только на неё, но и на одежду близ стоящего к ней Руда. Огонь в руке девушки, вместо того чтобы угаснуть, взметнулся к потолку, отлично осветив комнату. Сначала мне подумалось, что девушка сама усилила его, дабы нагнать страху, но её крик и взмахи рук убедил меня в обратном. Огонь начал пробираться выше, к плечу. Девушка, не оставляла попыток сбить огонь и попыталась упасть на пол, но сообщники стояли слишком близко и вместо задуманного она наткнулась на Руда. Теперь горел и он. Парень, впрочем, оказался поумней. Он тут же снял плащ, кинул на пол и начал топтать его ногами. Зря… Чудо‒огонь тут же перебрался на штанину. Но парень и в этот раз сохранил самообладание и побежал под дождь крикнув двум фигурам всё ещё закрывающими выход:

— C дороги!

Шар стрелой умчался за ним. Теперь из освещения осталась только ярко пылающая девушка с криками бегающая по кругу. Мда… А Граер ещё что то про моё чувство самосохранения говорил. Видел бы он эту истеричную даму. Кстати, о сохранение.

Заорав, именно заорав, криком этот звук назвать было сложно я ринулась к выходу, рассчитывая на то что эти двоя нас перепутают ну или устрашаться моего вопля… К моему сожалению ни первого, ни второго не случилось. Зато девушка, услышав ещё чьи то крики замолчала, и в ту же секунду спотыкнувшись упала в метре от моей преграды. Она что, как летучая мышь, видит с помощью звука? «Вышибалы», не имея желания превратиться в живые факелы, сразу же отскочили. Чем я незамедлительно и воспользовалась. Один из них успел схватить меня за рукав, но рванувшись изо всех сил я оставила у него в руки лишь клок ткани. Руку почему то нещадно саднило. Дождь и не думал ослабевать, всё так же лил стеной. Но сейчас для меня главное как можно дальше отбежать, затеряться. Справа всё ещё горел мой похититель. Странно как то он горел… Огонь не собирался угасать, но и не спешил разрастаться, придерживаясь только начала ноги, и небольшой части бедра. Рассудив, что подумать об этом можно и позже, побежала прочь ещё быстрее. Я уже едва дышала, когда встречное дерево вынудило меня остановиться. Обойдя его, и прислонившись к стволу спиной, я перевела дыхание. Сейчас я должна быть совсем рядом с общежитием, попробую хоть Эльку вызвать.

Первое — нарисовать спираль.

Второе — удержать её, представить того, кто нужен.

Третье — дать фигуре раскрыться.

«Эль, на меня напали!»

В ответ тишина. Простояв около дерева пару минут и так и не дождавшись ответа я решила, что до кентавриды мой вызов не дошёл, скорей всего я что то не так сделала! Но почему же мне так не везёт?! Дождь всё ещё шёл, но теперь не так сильно. Позади, послышались голоса. Осторожно выглянув из за дерева я увидела четыре фигуры, судя по всему это были мои неприятели. Двигались они, к радости прямо перпендикулярно мне. И как только они скрылись из виду, я стала потихоньку, стараясь не наступать не на одну веточку выбираться из парка. К тому моменту, как мне это удалось, дождь даже не крапал, и теперь вдалеке отчётливо виделся жилой корпус. Фонари вдоль дорожки горели тусклым светом, вполне достаточно, что бы видеть куда ты наступаешь и на радостях я побежала к нему. Вот только стоящих в тени неприятелей мне удалось заметить слишком поздно. Осторожно, пятясь назад, я попыталась вернуться в парк. Он был ближе всего и там хотя бы было где спрятаться. Но они явно поджидали меня, и моё появление не осталось незамеченным. Убежать у меня уже не получиться, слишком они близко. Решив будь что будет, я спешно отправила вызов Граеру, сомневаясь в том, что он услышит меня с такого расстояния и что есть сил, метнулась от преследователей.

Но тут что то больно обожгло мне ногу. Боль, не ощутимая в первый момент, дала о себе знать уже при первом шаге, и теперь я не бежала, а бодренько прихрамовала‒припрыгива в нужном мне направлении. Покачнулась. Справа от меня пронёсся сгусток пламени, который, встретившись с землёй взорвался, разлетевшись на тысячи маленьких шипящих искорок. Вовремя же меня в бок повело! Страшно подумать, что было бы попади вот это в меня. Следующий шар обжог руку. И что то во мне лопнуло, видать здравый смысл. Развернувшись и приготовившись защищаться, я увидела замечательную, но вместе с тем пугающую картину. Замечательную ‒ потому что мои преследователи медленно двигались назад с каким то священном ужасе на лице. Пугающую — потому что у Граера, в отличие от них, было сразу четыре огненных сгустка неподвижно висящих в воздухе, и они были раз в десять больше тех шариков, которыми меня пугала девушка.

— Стоять. — Послышался полностью лишённый эмоций голос. «Отважная» четвёрка тут же послушалась и остановилась как вкопанная. — Вы хоть понимаете, что за подобное обычным выговором не отделаетесь?

Адепты в разнобой закивали.

— Не поделитесь, чем вам так не угодила адептка?

В наступившей тишине я отчётливо услышала произнесённое девушкой:

— Происхождением. Вызов брошен.

— Что вы себе навыдумывали?! — Возмутилась уже я.

— Она, — Девушка ткнула пальцем в мою сторону. — Зуллирианская императрица.

Ох, ничего себе! Это уже бал мне таким боком выходит? Если так пойдёт и дальше, до возвращения домой, я и вправду, недоживу.

— Что ж… Я наполовину зуллирианин, значит, вызов брошен и мне, верно?

— Вы всё не так поняли, — начал оправдываться один из парней, но договорить ему не дали.

— Нет. Мне всё ясно. Четверо великовозрастных болванов решили поглумится над более слабой коллегой, надеясь на то, что она не сможет постоять за себя. Стыдно, ребята должно быть, стыдно. Выпускники и на первокурсницу, вчетвером к тому же. Плохо же вы учились, если забыли самый первый урок. Думаю, ещё год в стенах данного учебного заведения будет вам полезен.

— Вы не имеете на это права! — выкрикнула всё та же девушка.

— Уверенны? — с не прикрываемой злобой спросил Граер.

Она молча попятилась назад, но тут позади вспыхнула стена пламени отрезая путь к отступлению. Через секунду стена стала полукругом и я услышала спокойное:

— Я сказал, свободны?

Вот только почему от этого спокойного тона мурашки по коже?

— Да что вы себе позволяете! — завопила всё та же девушка. — Вы хоть знаете кто мои родители! Да как только они узнаю!

— Судя по тому, как они воспитали свою дочь, смею предположить, они от неё, не многим отличаются. А вы не вызываете ни страха, не уважения, ни каких бы то не было положительных эмоций. Об инциденте я доложу директору как только смогу. Свободны.

Стена огня и шары разом угасли. Адепты тут же бросились на утёк, я же борясь с головокружением и с трудом удерживаясь на ногах побрела к магу. Боль в ноге становилась всё ощутимей, теперь идти было ещё тяжелей. Лёгкие, не привычные к таким марафонам отзывались болью при каждом вздохе.

Граер поспешил мне на встречу и подойдя подхватил под руку встревоженно спросив:

— Сильно они тебя?

— Жить буду, — единственное что я успела сказать перед тем как бессознательность подступила ко мне и обволокла тёмной дымкой. Нет, я за всю жизнь столько сознания не теряла, как за время проведённый здесь!


Глава 9

— Очнулась. — С облегчением сказал знакомый мне голос.

Открыв глаза я увидела… шкаф. Большой такой, на полстены, тёмно‒коричневый. Нахмурившись, и всё ещё разглядывая шкаф, я стала вспоминать, что же произошло. Последнее что помнила было бегство. Не моё, адептов.

— Эй, Раиса? — Позвали меня осторожно.

— Иса, — по привычке поправила я и повернув голову встретилась с глазами цвета стали. Но только цвета. Ни холода, ни жёсткости, ни так привычного лукавства в них сейчас не было. Только тепло и не поддельная тревога.

— Тогда я ‒ Грай, — сказал он, широко улыбнувшись, причём не только губам, как он это обычно делала, но и глазами.

— А где я?

— У меня, в гостевом номере. Тебе стало плохо, почему — так и не понял. Повреждения вроде не настолько серьёзные. Я наложил пару заклинаний и передал часть своей силы.

— Спасибо. — Искренне поблагодарила, изучая круги на пастели.

— Сначала я попыталась Эльку вызвать, но почему то не получилось…

— Кентавры не самый магически одарённый вид, больше третьей категории не один из них не прыгнул, из этого следует, что большинство чар им недоступны. Хорошо. Тебе было это неизвестно, но почему вместо того что бы сразу обратиться ко мне, ты пыталась вызвать первокурсницу, которая так же практически ни чего не умеет?

— Так общежитие ближе чем гостевой домик. — Пожав плечами ответила я. — Боялась что сил у меня на такое расстояние не хватит. Да и неудобно как то. Может ты чем то занят был.

— Иса, закрой уши пожалуйста, — с плохо сдерживаемым раздражением выдохнул мой собеседник.

— Зачем? — не поняла я.

— Ругаться буду.

— Ой, да чего я не слышала! — Махнув рукой, сказала уже более бодро.

— Леди? Вы меня поражаете… — Шутливо изумился он, затем мы на пару засмеялись.

Отчего то смутившись, я отвела взгляд.

— У вас прекрасные глаза, не стоит их прятать. — Донёсся до меня севший и чарующий голос.

— Вы мне льстите, — ответила я, кажется, смутившись ещё больше.

— Ни сколько. Это чистая правда. Переночуешь здесь или проводить до общежития?

— Спасибо, но я не хочу вас утруждать, и вполне могу дойти сама. Время то уже сколько! — Посмотрев на настенный часы которые показывали два часа ночи сказала я, после чего рывком поднялась с кровати.

— Ничего не болит? — Подойдя ближе, спросил он.

— Нет. — Сказала я, с удивлением рассматривая руку и поражаясь тому что на месте ожогов даже следов не осталось.

Погода была поразительно прекрасной. Совсем как вечером. Вот только теперь я была уже настороже, хорошо запомнив, насколько здесь всё изменчиво. Но всё же, удовольствия от вынужденной прогулки, было не отнять. Немного прохладный ветерок развевал волосы, земля всё ещё хранила остатки влаги, а в воздухе витал лёгких запах озона. Выйдя на каменную дорожку, мы всё так же не спеша шли в полном молчании, каждый думая о своём.

— Директор говорил ты у нас не надолго. Правда? — спросила я что бы хоть как то нарушить гнетущую тишину.

— К сожаленью не надолго. Завтра я покидаю это место. Сначала — телепортация до Шола, а там верхом до столицы, — тяжело вздохнув, он продолжил. — Словно в прошлое вернулся… Как мне нравилось студенческая жизнь. — Мечтательно улыбнувшись, неведомым мне воспоминаниям, протянул он. — Вот времена были…

— Ты говоришь как старый дед! — Пошутила я, но затем призадумалась и спросила. — Граер, а сколько тебе лет?

— А сколько дашь? — Лукаво улыбнувшись, вопросом на вопрос ответил он.

— Лет двадцать пять‒двадцать шесть, не больше.

Усмехнувшись, он сказал:

— Сразу видно, не местная.

— Ну сколько? — Преградив ему дорогу, не отступала я. — Хоть намекни! — Любопытство просто съедало меня изнутри.

— Больше чем ты думаешь.

— Грай, это что какая то тайна?

— Нет. — Изо всех сил стараясь сдержать улыбку, ответил он. — Просто, так забавно наблюдать за тобой. Столько решимости, уверенности в каких то мелочах, а когда стоит применить эти качества в действительно важных вещах ‒ ты прячешь голову в песок или спасаешься бегством. Почему?

Его слова немного обидели меня, но старясь не показывать вида ответила:

— Ты это про тех ребят сегодня вечером?

— Именно.

— Их было больше, они были сильней. Я что, похожа на смертницу?

— Честно?! Очень! — Раздражённо начал он. — С чего ты взяла, что они сильнее? Теперь, пока ты не покажешь им что можешь постоять за себя и с тобой лучше не связываться они не отстанут. Понимаешь? Им всё ещё не известно, что ты способна управлять своей силой, и тебе в данном случае, это не на руку.

— Ну не убьют же они меня… — продолжив путь сказала я.

— Вызов был брошен. Отказываться от своих слов никто не намерен. И поверь мне, смерть ‒ наименьшая из неприятностей, которая может случиться с тобой.

— Зачем ты мне всё это рассказываешь?

— Не хочу что бы с тобой что то случилось. А кто предупреждён, тот вооружён. Да расслабься ты немного, если что, сразу зови меня в любое время дня и ночи. Вот только когда я в столицу отбуду, это не сработает. Но вызов ты посылать умеешь. В случае чего зови кого нибудь из преподавателей. А там может и домой уже вернёшься. Там же тебя ни кто не преследует?

— Нет. Что ты! — Хихикнула я.

— Рад это слышать. Действительно рад.

— Так сколько тебе лет? — Снова преградив дорогу, спросила я.

Загадочно улыбнувшись он растворился в воздухе.

— Да что б тебя! — в сердцах выругалась я.

До своей комнаты добралась, как это не удивительно, без приключений. Вот только долго не могла заснуть. Мысли возвращались к недавним событиям, к Граеру, открывшегося сегодня мне с иной стороны. Вот почему нельзя всегда быть таким?! Что он скрывает? Зачем он здесь? Что за тайная работа у него? Вопросы, вопросы… найти бы ещё ответы. Как наяву передо мной всплыл его взгляд, поначалу такой колкий и холодный, а теперь… Так, что это я себе надумала! Поиски удобного положения так и не увенчались успехом. Мысли снова возвращались к нему. Нет, нет и ещё раз нет! Надеюсь, скоро я вернусь домой и забуду всё это как ночной кошмар или… буду тосковать, как по любимой сказке. Пусть этот мир немного жесток и многое в нём мне не понятно, но кажется, я влюбилась. В этот мир разумеется. Сегодня мне снился бирюзовый месяц, узкие улочки и пожар в старинном городе. Этот сон, был наполнен множеством звуков: криками и свистом людей, лаем собак, ржанием лошадей. Где то вдалеке совсем маленький ребёнок звал свою мать, только почему то я была уверена в том, что она к нему уже никогда вернётся.


Глава 10

Проснувшись задолго до будильника я не стала разлёживаться и стала не спеша собираться на занятия.

С противоположной стороны двери меня поджидал довольно неприятный «сюрприз». Дверь почернела словно от копоти, сразу вспомнился ночной кошмар и к горлу подступил комок. Толкнула её ногой. И от того, что увидела на обратной стороне, комок превратился в какой то камень. Блёкло‒белая картинка девушки, очень уж напоминающая меня и огромное дерево на котором раскачивалось на верёвке её безжизненное тело. В полной растерянности я попятилась назад, но тут ветка на картинке сломалась, и по коридору разнёсся мой вскрик. Тут же со всех ног я понеслась подальше отсюда. Ну что же мне так не везёт то?! На мою радость или беду, пока ещё не знаю, Фелиция была неподалёку. Увидев мой растрёпанный и перепуганный вид, она тут же свела брови и строго спросила:

— Что стряслось?

Пытаясь выровнять сбившееся дыхание, я ответила:

— Там, у меня… дверь почернела… и на ней…

— Показывай. — Недослушав скомандовала она.

— Тише! — Женщина сделала мне знак рукой и пошла гораздо тише, почти бесшумно, я постаралась повторить, безуспешно и бездарно, должна признать. Вскоре и я услышала шум, который доносился со стороны моей комнаты.

— Что здесь происходит?! — гневным голосом спросила она у уже знакомого для меня парня. Руда, если не ошибаюсь.

Отпрянув от моей, всё ещё живописно расписанной двери он замялся, видимо придумывая ответ. Дверь в моей комнате, оказалась заперта, хотя я так и не успела её закрыть, и содрогалась от ударов с противоположной стороны.

— Встреться мне эта выскочка, живьём закопаю. Руд, ты что замолчал?! — Послышались женские вопли оттуда же.

После очередного удара дверь раскрылась и из моей комнаты выскочила девушка. Завидев поджидающую её компанию, оно тут же поубавила свой пыл и затравлено смотрела то на меня, то на Фелицию.

— За мной. — Отрывисто приказала куратор.

— Куда? — спросил парень, обретя дар речи.

— К директору, — бросила Фелиция.

— Его же нет. — Продолжил смельчак.

— Прибыл сегодня утром. Живо! Раиса, вы то же. За вами я и направлялась.

Не задавая лишних вопросов, я поплелась в хвосте данной процессии.

Фелиция приказав нам ждать скрылась за дверью кабинета. Девушка бросала на меня полные ненависти взгляды, парень не обращал совершенно ни какого внимания и казалось, сложившаяся ситуация его ничуть не волновала.

— Раиса, заходи, — сказала куратор, выйдя к нам.

В кабинете, за столом заваленном бумагами сидел значительно постаревший архимаг. Мантия небрежно висела на спинке стула, сам директор кивнув мне указал на стул.

— Здравствуй. Присаживайся, Раиса, нужно поговорить.

— Здравствуйте. — Сев я выжидающе посмотрела на директора.

— С каких новостей начать? Плохих или хороших. — Спросил он, откинувшись на спинку стула.

— Давайте с хороших. — Ответила я, зная, что какими бы замечательными не были новости, после плохих радости они принесут мало.

— Завтра на рассвете мы отбываем ко двору. Король готов одолжить свой телепартационный камень. Ну в общем на этом хорошие новости и заканчиваются. Что касается плохих то — телепорт для этого камня в Зуллирии, слухи о том что в данной академии обучаются маги из правящего клана Зуллирии дошли уже до столицы, и вот пока слух шёл, количество обучаемых магов значительно увеличилось. Теперь у нас здесь добрая половина клана обучается, представляешь? — Иронично усмехнувшись, сказал директор. — Следующая плохая новость. — Зуллирианские шпионы были замечены в столице два дня назад. Для нас это хуже чем просто плохо. Их всё ещё не поймали, из за этого при дворе полный хаос. Основные силы направленны на их поиски. Но это не те люди, что пытались совершить покушение. Ты же в курсе? — Дождавшись моего кивка архимаг продолжил. — Тех горе‒убийц мы выследили меньше чем за день. Эти же намного хитрее и опаснее. Посев панику они притихли, обрубив все концы в воду. Эти люди однозначно чего то ждут. Может, они то же поверили в слухи? Следующая плохая новость. — Король уже давно был болен, но после последних событий его состояние сильно ухудшилось. Про Марена ты и сама всё прекрасно знаешь. С моей стороны запас новостей иссяк. Как продвигается обучение? Граер отбыл сегодня утром, ничего толком не объяснив, хотя должен был пробыть ещё как минимум неделю. Не знаешь почему?

— Нет, мы только вчера вечером виделись. Он говорил что уезжает, но почему не сообщил. Что касается обучения — уже всё намного лучше. Почти все требуемые заклинания у меня получаются.

— Хорошо. Интересно, а при возвращение на Землю у тебя останутся эти способности?

— А такое возможно? Я думала, магия исчезнет. На Земле же ничего столь неординарного не существует.

— Если бы у тебя их не было на родной планете, не было бы и здесь. Ты наверное знаешь, что ранее портал был всегда открыт, и если человек покидал одну из планет, на другой у него сохранялись все полученные знания и навыки.

— Так это здорово! Вот только, как объяснить всё окружающим?

— Никак. Лучше бы тебе не демонстрировать способности на каждом шагу. Кто знает, как отнесутся к этому остальные. Близкие рано или поздно всё равно узнают, так что им рассказать можно, но теперь тебе более тщательно предстоит выбирать круг общения.

— Директор, можно задать вам личный вопрос?

— Личный?! Ну хорошо, задавай.

— Почему вы мне помогаете?

— Мне не сложно. Плюс мы с вами почти родственники! — Подмигнул мне мужчина.

— Это как? — Опешила я.

— Моя жена, как и вы, с Земли. И она очень хочет с вами познакомиться, уже спасения никакого от неё нет! Не зайдёте к нам в гости на денёк, как будем в столице?

— Конечно! — Радостно улыбнулась я. Как же интересно будет с ней познакомиться! Интересно где она жила, как выглядит. Да всё интересно!

— Вы с ней сейчас так похожи. — По доброму, усмехнулся архимаг. — Вот ещё что. Граер сообщил перед отъездом про вчерашний инцидент, так что, после занятий никуда не ходи, даже с компанией. Мне нужно уладить дела, накопившиеся за время моего отсутствия. И если не произойдёт ничего не предвиденного, завтра на рассвете отбудем в столицу. Так что собирай вещи, разрешаю взять что нибудь на память. Только не больше одной пятой от собственно веса. Грузовые телепорты не открываются близ столицы.

Грант был на удивления молчалив. Элька, после моего рассказа во время обеденного перерыва совсем не удивилась, а лишь хмыкнула «А чего ты хотела?». На каникулах, которые начинались со следующей недели, Элька, как и большинство адептов уезжала домой. Перед тем как разойтись по комнатам я всё же решила с ней попрощаться.

— Завтра я отправляюсь домой.

— Домой это на Землю?

— Ну а куда ещё? — С грустью сказала я. Расставаться с новообретёнными друзьями не хотелось, но ещё больше не хотелось оставлять семью и родной мир.

— Не люблю долгих прощаний. Если вдруг тебя когда нибудь снова занесёт на Тельгейзу — заходи в гости, всегда рада тебя видеть. Наши равнины расположены на западе. Примерно неделя пути, но это смотря на чём добираться, телепортом быстрее разумеется.

— До встречи. Удачи тебе, с Аскольдом.

— Спасибо. — Грустная улыбка скользнула по её лицу. — Буду ждать в гости.

Сжав меня в своих крепких, женских объятиях она развернулась и не оглядываясь поспешила прочь. У меня же остался неприятный осадок. Всё больше и больше я сомневалась в правильности своего решения. В безразмерную сумочку я положила чудо‒плащ, свои земные вещи и всю оставшеюся стипендию. Мало ли какие расходы будут? И рассудив, что утро вечера мудренее я отправилась в кровать.

Утро выдалось туманное и прохладное. Переминаясь с ноги на ногу на влажной от росы траве, я ожидала директора. Встретились мы пару минут назад, когда я подходила к зданию администрации. Но он зачем то скрылся в выше упомянутом строении, попросив меня подождать ещё немного.

Не прошло и пяти минут, как мы ужи шли по широкой центрально дороге академии. В тишине раздавался только звонкий перестук каблуков. У ворот нас встретил Кхар. На этот раз он не сказал ни слова, а лишь проводил нас задумчивым взглядом. Немного отойдя от академии мы свернули вправо и продолжили свой путь, вскоре оказавшись на пустыре.

— Постарайся как можно меньше шевелиться. Немного погодя архимаг едва слышно произнёс:

— Набери побольше воздуха.

— Зачем?

— Перемещение далёкое, не секунду займёт. А дышать во время телепортации невозможно.

Последовав примеру мага, я поглубже вдохнула и тут же закружилась в вихре плотного, матово‒белого воздуха. Вскоре очертание деревьев и домов, стоящих в дали исчезли. Серая, киселеобразная масса кружившая вокруг нас подобно смерчу, стала стремительно приближаться. С трудом повернув голову, я заметила силуэт человека стоящего вдали. Сомнений в том что это директор не возникло, вот только пару секунд назад он стоял возле меня. Может что то идёт не так?! Вдруг запаниковала я и непроизвольно сделала вдох. Ужасное чувство, когда не можешь его сделать. Я уже не надеялась прибыть живой в столицу, хватая ртом не существующий здесь воздух, как «кисель» окружающий меня мигом истаял. Директор всё так же стоял около меня, скрестив руки на груди и прикрыв глаза.

— Сегодня на удивление быстро. Вот что делает частая практика… Пойдём. Нас уже ждут вон в той деревне.

Взглянув на горизонт, я с удивлением заметила, что здесь был уже закат.

Нас и вправду ждали. Высокая девушка лет тридцати, с тёмными волосами собранными в высокую причёску держала за поводья трёх животных, очень напоминающих окапи. Только эти намного крупнее, да и цвет не у всех коричневый. Хотя может третий просто меланист?

— Как же я рада увидеть ещё одну Землянку! — Приветливо улыбнулась она и двинулась в нашу сторону, животные послушно поплелись следом.

— А меня, ты значит видеть не рада? — Притворно возмутился директор.

— Рада, рада. Но мы с тобой почти каждый день видимся, а землян я уже почти полвека не видела. Меня зовут Анетта, остальное расскажу дома, вы и так задержались, а вскоре должны доставить ужин.

Животные эти были на удивление послушные, а бежали так, будто не касались земли. У высокой, краснокаменной стены, мы спешились, четверо стражников, дежуривших у ворот, сразу нам им отперли.

— Вас здесь все знают? — Спросила я, удивлённая, что нас так просто запустили.

— На счёт всех не знаю. Но вон ту даму впереди, точно не то что весь город, вся страна знает.

— А кем Анетт работает?

— Некромантом. — Ответила мне женщина.

— Да, с весьма чёрным чувством юмора.

— Издержки профессии знаете ли…

— Знаю. Причём не понаслышке. — Усмехнулся архимаг.

Широкая мощённая камнем дорога, по которой мы ехали, разделилась натрое, а в центре стоял монолит на котором стрелками указывали: левая ‒ торговая часть, правая ‒ первое кольцо, верхняя ‒ второе кольцо. Мы поехали вперёд.

— А что это за кольца такие? — спросила я, не к кому конкретному не обращаясь.

— Части города. — Ответила Анетт. — Первое кольцо ‒ самое дальнее от дворца. Здесь живут торговцы, рабочие, располагаются мелкие лавки, магазинчики. Второй круг ‒ обитель учителей, профессоров, врачей, учёных. Так же там находятся все учебные заведения. А, чуть не забыла, ещё там есть прекрасная булочная «Сочная пышка», обязательно нужно будет туда заглянуть.

— Только без меня! — Вмешался директор.

— Его от сладкого мутит. — Выдала архимага жена. — Так что пойдём на ужин вдвоём. А этот пусть с Аристархом в карты играет.

— Анетт! Кем ты меня выставляешь в глазах ученицы?

— Ой, да она уже не твоя ученица!

— Не факт.

Животные подошли к новой стене, поменьше первой, серого цвета. И с небольшими же воротами, больше напоминающими простые двойные двери. Стражники, а их здесь было двое, так же не задали нам вопросов, а лишь склонившись в знак приветствия отворили ворота. Второе кольцо разительно отличалось от ранее виденного. Дороги были в разы шире, народу по улицам сновало меньше, а зелень и цветы были чуть ли не на каждом шагу. У каждого из аккуратных, двухэтажных домиков были небольшие участки, так же засаженные цветами. Дальше виднелись здания побольше.

— Видишь то белое здание с флигелем в форме единорога? Это центральная больница. А вон те зелёные крыши — первый корпус университета. Я же про кольца недосказала! Третье и последнее кольцо, к которому мы как раз и направляемся представляет собой дворец и дома приближенных к королю аристократов.

У белокаменной стены нас ни кто не ждал, а кованные ворота были распахнуты настежь.

— Здесь, как и в нашей академии роль стража выполняет дух. Один их друзей нашего Зафара. — ответил на мой несказанный вопрос магистр.

— Зафара? А кто же тогда Кхар?

— Его помощник. Зафар появляется сам только в случае крайней необходимости, как и все духи ‒ стражи.

Дом директора, ни многим отличался от остальных. Такой же двухэтажный, со светлого камня дом. Только у этого на стенах красовались красные фигуры с плавными линиями. Забор был каменный, а вот ворота кованные, через них хорошо была видна аллея, по краям от которой росли небольшие тополя. Зайдя во двор я поражённо вертела головой. Прямо позади забора стояли пара статуй. Мужчина и женщина с очень красивыми, чётко очерченными лицами. Всё бы ничего, но смущали перепончатые крылья и кошачьи лапы вместо ног и рук. Позади дома виднелись постройки и высокие, деревянные ограды. Около которых так же были заметны статуи аналогичного вида. Подъехав к крыльцу, мы спешились. Мужчина, появившийся будто не откуда, тут же подхватил поводья и увёл животных на задний двор, а наше трио поспешило в дом.

— О, завтрак уже здесь. Давайте скорей за стол, пока не остыло. — Тут же захлопотала на кухне Анетта. Расставляя тарелки на стол и раскладывая в них еду из корзины. — Ванна около лестницы. Руки можно помыть вот здесь или ванной. Да не стесняйся ты, Раиса. Чувствуй себя как дома!

Мебель тёплых оттенков, большие окна дающие много света и стены ярких, но не броских цветов придавали дому уютную, какую то домашнюю обстановку.

— Я пока проведу экскурсию нашей гостье. А ты накрывай не торопясь. — Архимаг встал из за стола, позвав жестом за собой.

— Только не долго! Через пять минут быть здесь.

— Вот же неугомонна! — Возмутился директор, поднимаясь по лестнице. — И так каждый раз. Когда же она устанет? Вы на Земле все такие?!

Я рассмеялась.

— Что вы! Нет конечно. Но разве плохо когда энергия плещет через край?

— Да это я так, ради приличия возмущаюсь. — Блеснув глазами архимаг продолжил. — На втором этаже у нас три спальни и застеклённая гостиная. На первом кухня, ванная, гостиная, зал для практик. На заднем дворе стойла и алхимический огород. Дверь под лестницей ведёт в подвальные помещения. Кстати, вне стен академии и дворца, можешь обращаться ко мне по имени.

Когда мы спустились, стол был уже накрыт. Больше всего из представленного меня удивила жаренная шестиногая птица, размером с нашу курицу. Остальное было боле менее привычным.

— Я специально выбрала продукты, которые сильно не отличаются от Земных. — Заговорила Анетт, разделывая птицу. — Прекрасно помню, как меня первое время пугало всё непривычное. Но вот от теретки отказаться не смогла. Уверяю, на вкус почти как курица. Тебе нужно эту птицу обязательно в живую увидеть. Такие забавные создания!

— Чувствую, завтра вы домой вернётесь затемно. — Посмеиваясь, сказал магистр.

— А ты как хотел? У нас на всё про всё лишь один день!

После завтрака директор, по имени называть у меня его не получалось, пошёл навести друга, через телепорт разумеется. А я с Анетт отправилась в гостиную. Там мы расположились на мягком, светло‒бежевом диване напротив камина, в котором умиротворяюще горел огонь.

— Рассказывай. — Потребовала у меня женщина с горящим взглядом.

— Что именно?

— Ну давай для начала из какой страны и какой сейчас на Земле год.

— Год две тысячи пятнадцатый, а жила я в России.

— Ого! Когда я сюда попала год был тысяча девятьсот восемнадцатый и я уроженка Сербии.

— Это сколько же вам лет?!

— Вот что интересно. На Земле прошло почти сто лет. Здесь же лишь сорок. А попала я на Альгуату в пятнадцати летнем возрасте. Мне сейчас пятьдесят пять. Да, на Земле бы я была уже бабушкой. А знаешь что ещё интересно? — Женщина прищурила глаза. — То, что не смотря на то что мы говорили на разных языках — проблем с общением здесь не у одной из нас не возникло.

— Действительно. Это что получается, как только попадаешь в другой мир, у тебя появляется знание здешнего языка? А если их несколько?

— Не знаю что тогда. Но старые и малочисленные языки мне приходилось учить как и всем. А что гадать? Всё равно не узнаем. Было бы нас больше…

— Анетта, а вы некогда не хотели вернуться домой, на Землю.

— Нет. — Грустно вздохнула она. — Никогда. Расскажи как ты жила?

— Хорошо. Я училась в университете. У меня были мама, папа, две сестра, друзья. Я занималась танцами.

— Вот видишь. Тебе есть куда возвращаться. А меня там никого не ждал. Эпидемия испанки сгубила всю мою родню: отца, ещё совсем молодую, беременную мать, младших сестру с братом, бабушку, ей тогда было пятьдесят пять. — Горько усмехнулась она. — Была разруха и голод. Я была довольно болезненным ребёнком, но как не странно, заболела последней. Помню, как только у меня начался кровавый кашель, я отправилась в поле, хотелось ещё раз посмотреть на мой любимый дуб. Вот тогда то я и попала сюда. Мне повезло дважды. Здешние целители оказались сильнее наших врачей. И в группе, на которую я натолкнулась, преподавателем оказался магистр целительства первой степени. Тогда я этого конечно не знала. И как только ко мне потянулись святящиеся руки их обладатель получал палкой в лоб. — Рассмеялась женщина. — К счастью, он оказался человеком не злопамятным, и вскоре от болезни не осталось и следа.

— А как же вы попали к целителям? Вас так быстро нашли?

— Я буквально свалилась им на голову. Портал открылся почему то в воздухе. В пару метрах от края утёса. Ну я и полетела вниз. А там тропинка, и по ней маги со студентами идут, важные такие, экскурсия у них. Тогда я с Авениром и познакомилась. А тот целитель, который меня вылечил, чуть позже оказался моим свёкром. — Рассмеялась она. — Так что здесь я нашла и свой новый дом, и новую семью.

— Представляю, как они удивились свалившийся на них девушке!

— Да, — протянула она. — Видела бы ты их лица! Потом я поступила в академию. Меня сразу и взяли, тот целитель, оказался директором, и мельком взглянув на меня сказал, что такого потенциально сильного мага грех отпускать!

Просидели мы с Анетт до поздней ночи, и когда самые толстые поленья прогорели, мы отправились спать.

— Магистр Авенир ещё не пришёл?

— Пришёл. Уже часа три как спит. Он ментально спросил, долго ли мы будем ещё сидеть, и я ему честно ответила что да, будем очень долго! Спокойной ночи. Если встанешь рано, не стесняйся, ешь всё что найдёшь, ходи куда хочешь, кроме подвала. Завтра тебя расскажу, а если хочешь, даже покажу что там!

Выделенная мне комната была очень светлая, от чего казалась просторней, чем есть на самом деле, с большим окном на полстены. Интересно, что у них в подвале? Ну, завтра узнаю.

Встала я когда солнце было уже высоко в небе. Спустившись вниз, увидела директора, который доедал вчерашнюю птицу.

— Доброе утро, Раиса. Присоединяйся.

Не успела я присесть, как в кухню вихрем занеслась Анетта. Все уже проснулись? Отлично! Давайте завтракать и мы с Раисой в город.

— Путешествовали мы пешком. Первым делом Анетта отвела мне в магазин одежды, и там мы выбрали чёрные штаны, того же цвета сапожки с небольшим каблуком и светло ‒ зелёную, шёлковую блузку с бантом на шее. Как выразилась моя спутница, это нужно для того, что бы не привлекать ненужное внимание. За вещи я вызвалась заплатить сама. Стоило мне это почти всех моих сбережений, но зачем мне на Земле деньги Тельгейзы? Если только оставить парочку на память. А одежда были вполне земной, так что я и дома смогу в ней ходить.

Затем у меня началась культурная программа. Были мы и в музеях, и в парках, и в театре, и на площади. Проходили мимо стен дворца, бродили в местном «торговом центре». И всё это время Анетта расспрашивала меня о Земле. Чего только на рынке не продавали, начиная от украшений и заканчивая животными. Те самые теретки и правда оказались забавными птахами. Размером чуть больше курицы, с маленькими, не приспособленными к полёты крыльями и острыми клювами синего цвета, выглядывающими из белоснежного пуха. Перьев у них не было вовсе. Зато носились они в загоне как маленькие пушистые ракеты, не издавая при этом ни единого звука. Прогулка наша закончилась в булочной «Сочная пышка». Выпечка там и вправду, оказалась изумительной. Купив ещё немного с собой, мы отправились домой. Солнце к этому времени уже практически скрылось за домами, окрасив небо в бардовый цвет.

— Пойдём сюда, — поманила Анетта в подвал, когда мы уже оказались дома. — Сейчас я тебе мой последний эксперимент покажу. Лично я от него в восторге!

Осторожно спустилась по винтовой лестнице в подвал. В небольшой комнатке где мы оказались, было лишь две массивные, деревянные двери и пара светильников на стенах.

— Нам сюда. — Открыв дверь слева, женщина приглашающе махнула мне рукой.

За ней располагался длинный коридор, с несколькими дверьми по бокам. Открыв вторую от нас Анетта гордо кивнула. Я же осторожно заглянула внутрь и обомлела. В комнате сидело нечто, отдалённо напоминающее человека. С длинным, обезьяньим хвостом и ногой с копытом как у лошади. Именно ногой. Второй почему то не было. Грудная клетка мерно вздымалась.

— Что это?

— Я пока что не придумала ему название. Вся загвоздка в недостающей конечности. Вот эта, подходит идеально, но теперь мне нужно найти точную копию, а это такая проблема! Ног фаханов днём с огнём не сыщешь, а учитывая то что они в единичном экземпляре, а мне нужна вторая такого же размера… Чувствую прогулка в горы в этот раз затянется. Но ведь это может стать прорывом! Подобных существ можно будет использовать и в армии и для тяжёлых работ. Лишь бы всё получилось. А, ты наверное не понимаешь. Раньше, самое крупное созданное с помощью некромантии существо было не больше собаки, а на моего посмотри! Он ещё и разумен частично! Некоторые слова понимает! Этого я добилась применив спинной и головной мозг частично разумного существа. Вот если брать от полностью разумных — почему то вся мыслительная деятельность и рефлексы исчезают. Интересно, не правда ли?!

— Ага… А оно вас не скушает?

— Нет, пока у меня есть это, — она покачала тонкой, серебристой цепочкой у моего носа, — оно беспрекословно подчиняется мне. Ладно, пойдём отсюда. Вижу тебя оно, мягко сказать, удивило.

Когда дверь в подвал закрылась, я еле слышно спросила:

— Анетта, а можно я сегодня с вами спать лягу?

Женщина улыбнулась.

— Не стоит бояться. Но если тебе так будет спокойнее ‒ конечно! Авенира в другую комнату выгоним.

— А он не обидится?

— Да перестань! Он по гостям пойдёт. У него друзей много. К одному на часок, к другому. К рассвету смотри до ковена дойдёт, обрадует их внеплановой проверкой. И вот везёт же некоторым, пару часов на утре подремлет, и весь день бодрый. Пойдём, — зевнула Анетта, поднимаясь на второй этаж. — Мне как минимум нужно спать восемь часов в сутки, иначе я словно муха по осенью.

— Злая?

— Сонная. — Рассмеялась женщина. — Ну и злая тоже.

На следующий день я проснулась ещё затемно. Но вот выйти из комнаты у меня не возникло не малейшего желания. Вдруг то нечто выбралось из подвала? Поэтому так и лежала под одеялом, моргая глазами пока в дверь не раздался стук. Анетта лениво потянулась и так же лениво поинтересовалась:

— Ну кто там в такую рань?

— Уже девять. Я конечно, дорогая, всё понимаю, но мне и Раисе нужно спешить. У нас приём на десять назначен.

— Какой ещё прием? Как обычно, что ли нельзя?

— Может не будем через дверь переговариваться? Спускайтесь вниз, я буду ждать вас.

Прощались мы с Анетт будто старые подруги, директор, стоя в стороне тяжело вздыхал, и напоминал, что опаздывать нам крайне не желательно. Отправилась в путь, как не странно не телепортом, а в карете запряжённой парой чёрных, длинноногих, ящероподобных животных. Она поджидала нас прямо у выхода со двора.

Внутри было на удивление светло, не смотря на зашторенные тяжёлой тканью окна. Полный мужчина лет пятидесяти в коричневой, монашеской рясе, расположился в самом дальнем углу от входа.

— Архимаг, леди Раиса. — Поприветствовал он каждого из нас полупоклоном. — Сейчас вас отвезут прямиком во дворец, король уже ожидает. — Голос мужчины был медовым и каким то обволакивающим. Немного противно, если честно.

Любопытство раздирало меня, и аккуратно потянувшись к шторке я аккуратно её приоткрыла.

— Не советовал бы, леди. Не зря в каретах плотные занавеси. Ведь никто не знает, кем может оказаться очередной зевака.

Убрав руки, я стала рассматривать оные, длилось к моей радости это недолго. Вышли мы у небольших ворот, как мне показалось, это был не главный вход.

Узкая тропинка, по краям заросшая сорняком не как не вязалась с моими представлениями о дворцах. Вскоре мы остановились перед тяжёлой деревянной дверью. Наш провожатый, отперев её одним из ключей, до этого висевший на поясе и скрытый складками одежды, любезно предложил пройти нам вперёд, но в то же время его цепкий взгляд изучал каждое моё движение. Или это уже паранойя?

Тёмный коридор постепенно сменился более приятным помещением, с большими, светлыми окнами, в конце которого виднелась массивная, украшенная орнаментом дверь. За ней нас ожидал просторный холл со множеством дверей и парой лестниц. Одна из них вела вниз, другая вверх. Поднимаясь, я с восторгом разглядывала необъятные колонны, сделанные казалось из хрусталя, потолок, украшенный разнообразной лепниной, холодные перила, сделанные из метала необыкновенного цвета: тёмно‒сиреневого с вкраплениями белого, словно снежинки упали. У первой же двери мы остановились.

— Буду крайне признателен, если позже вы зайдёте ко мне. — Сказал мужчина директору, после чего откланявшись, ушёл.

Архимаг не громко постучал в дверь. Что удивительно, за всё время путешествия по дворцу я не увидела ни одного охранника. Архимаг не громко постучал по двери из красного дерева. Ответом нам стало хриплое:

— Подождите минуту.

Присев на стулья, стоявшие вдоль стен мы стали ожидать приглашенья. В это время директор решил меня посвятить в правила местного этикета.

— К королю следует обращаться Ваше Величество, либо магистр Аристарх второй рода Легалув, первых королей Альгуаты, коронованный Аристархом первым по праву рождения правящий поныне. Чаще используют первый вариант, думаю понятно почему. Сразу как он выйдет, тебе следует глядя в пол поприветствовать его одним из обращений. Именно сразу, поскольку поздние приветствие считается дурным тоном. И глаза поднимешь после того когда он с тобой заговорит. Король может обращаться к тебе на ты, но это не означает, что ты можешь поступать так же.

Только архимаг договорил, как дверь открылась. Я тут же вскочила и глядя в пол сказала:

— Ваше Величество.

— Кхм.

Подняв глаза, я увидела Граера, облачённого в чёрную, с серебристой окантовкой форму с распушенными волосами до плеч. Интересно, это у него парик? Да нет, вроде не похоже. Но при нашей последней встрече они были чуть ниже лица. На окантовке формы красовались чёрные, непонятные мне буквы. С лева, на груди, была вышита восьмиконечная звезда, с чередующимися золотистыми и серебряными лучами ‒ иглами, исходящими из серебристого цента. За его спиной, в комнате, сидел пожилой мужчина, тяжело опиравшись руками на стол. Вид у него был очень усталый и болезненный, но тем не менее сложившаяся ситуация его крайне забавляла, чего он ни капельки не скрывал.

— Ой. — Поняв абсурдность ситуации, выдала я. — Ваше Величество, — исправилась, приветствуя уже сидящего за столом монарха.

— Приветствуют обычно непосредственно в кабинете, — пояснил мне Граер. — Кстати, если хочешь, книга Этика общения будет прилагаться в комплекте.

— Да что ты говоришь! — Прошипела я, так чтобы меня услышал только этот умник. — Вот взял бы и подсказал в одно из занятий.

— Ты не спрашивала. — Нормальным голосом отвели мне.

— Но хотя бы намекнуть можно было! — всё так же шипела я.

Закатив глаза, он выдал:

— Ты что шипишь? Не в серпентарии.

— Это с какой стороны посмотреть… — Устало протянул король. — Граер, иди, выполняй моё поручение.

— Ваше величество, Архимаг, леди Раиса. — Откланялся он нам и ушёл туда, откуда совсем недавно пришла я.

— И так, — начал король когда за нами закрылась дверь. — Ты, значит с Земли. И тебе нужен мой камень для телепортации. — Монарх надсадно закашлял. — В данный момент у меня его нет. Должны были привезти сегодня ночью, но из за погодных условий отправка задержалась, — король прервался, но глубоко вздохнув продолжил, — где то на сутки. Так что пока, вы вынуждены задержаться в замке. Комнаты для вас уже подготовили. Завтрак уже закончен. Могу прислать к вам слуг, но зная твой, Авенир характер спрашиваю только у леди. Вам отправить слуг, либо вы так же сами сходите на кухню и выберете понравившиеся блюда?

— Спасибо, Ваше величество. Я сама.

— Ходить можешь где угодно, только постарайся не заблудиться. Для этого я могу приставить к вам кого нибудь из местных.

— Хорошо бы если этот спутник мог постоять и за себя и за леди Раису.

— Ты думаешь Авенир?

— Я уверен.

— Но раз так… — задумчиво протянул король. — Авенир, не можешь отправить вызов главе охраны, пусть пришлёт ко мне Диирамона. Не хочу тратить на это силы, сам знаешь в каких я отношениях с телепатией.

Кивнув, директор на мгновение застыл, затем ответил:

— Будет в течение десяти минут.

Что меня поразило: ни одного движения, ни рисования спиралей в воздухе, ни диалога который несомненно был. Ни‒че‒го.

— Директор, а как вы отправили вызов так… быстро? — Не веря в увиденное, спросила я.

— Что касается символа — это приходит с опытом. Любое телепатическое общение подразумевает мысленную передачу слов. Вслух произносят их лишь новички, и то, больше для собственного удобства, толку от этого никакого.

— Но так быстро обо всём договориться?

— Военные, особенно мои, — включился в разговор король, — лишних вопросов начальству о приказах не задают. Колдуем понемногу, да? Похвально. Чему нибудь ещё научилась?

— Телекинезу. — Не без гордости ответила я. — Он мне даётся особенно легко. С остальным пока сложнее.

— Значит предметы двигаем… Не продемонстрируешь столь редкий талант?

— Конечно, ваше величество. Только давать на какой нибудь вещи, которую вам не жалко. Мало ли…

Усмехнувшись, король ответил:

— Вещей я не жалею, главное что бы мы с архимагом живы остались. Кстати, Авенир, лорд Олен недавно обмолвился, что ему нужно с тобой обсудить предстоящую телепортацию. Раису я не съем, а после нашего разговора она будет либо в своих покоях, которые дальше твоих ровно на две двери, либо с Диирамоном. Так что беспокоиться не стоит.

— Хорошо. Только Аристарх, пожалуйста, будь осторожнее. Это касается не только Раисы, но и лично тебя.

— Да осторожен я. Осторожен.

Архимаг покачал головой и повернул к выходу, но ему вслед донеслось:

— Авенир, я прекрасно понимаю, что эту петлю вокруг собственной шеи затянул никто иной, а именно я, но уже поздно что то менять. Надеюсь на твою поддержку новому королю. Не дай этим пираньям растерзать его в первый же день правления.

— Он не даст себя в обиду.

— Он всего лишь мальчишка!

— Он уже взрослый мужчина, прекращай относиться к нему как к ребёнку.

— Знаю Авенир. Но он единственный кто в состояние управлять страной, приглядывай за ним.

— Ты говоришь так, будто завтра умрёшь.

— Кто знает… — протянул он отрешённо.

Вздохнув, директор вышел из комнаты.

— Свидетелем не совсем приятного разговора ты стала. — Нервно побарабанив по столу пальцами, сказал мужчина. — Давай, покажи редчайший дар в действии.

В раздумья я обвела комнату взглядом: книжный шкаф ‒ слишком большой, статуэтка в форме цветущего дерева — слишком хрупкая, стол короля — нет, лучше не трогать. Взгляд ненароком скользнул по здешнему монарху. Интересно, а человека поднять получиться? Но думаю ставить эксперименты над королём не самая лучшая затея.

— Передвинь тот горшок с подоконника, на вон тот стол, у противоположной стены. — Решив все мои терзания разом, сказал Аристарх второй, как величают его дальше — уже не вспомню.

Утвердительно кивнув, я принялась за дело. На этот раз, всё вышло без происшествий: цветок не потерял не одного листика, а земли в горшке не убавилось ни на одну песчинку.

Король в задумчивости потёр подбородок:

— А шкаф поднять сможешь?

— Конечно, Ваше величество. Только за точность не ручаюсь. В основном я работала с предметами полегче.

— Раиса, — в задумчивости король откинулся на спинку трона, стулом этот музейный экспонат назвать было сложно, — я очень желаю тебе скорейшего возвращения, но если, вдруг что то пойдёт не так, добро пожаловать на службу при дворе после окончания академии. Я расскажу своему приемнику про тебя, думаю он будет со мной солидарен. Так же, если вдруг останешься у нас, я дам тебе соответствующую бумагу, с титулом и полагающимися ему привилегиями. Западнее есть брошенные земли, это не далеко от границы с Зуллирией. Они плодородны, но жители покинули их лет двадцать назад, когда была угроза вторжения. Пока что там всё спокойно, если и дальше так будет продолжаться, можем заключить договор: я подпишу его как станет ясно останешься ты или нет. А через пару лет, когда более менее разберёшься с нашими порядками и законами и когда убедимся, что на границе безопасно его подпишешь ты, и с той самой минуты станешь владелицей тех земель.

— Благодарю, Ваше величество. С радостью приму предложения, в случае неудачи. — Согласилась я, понимая, что титул лишним не будет, земли то же будут весьма кстати, надо же на что то жить.

— Анетта много рассказывала мне о Земле. Не думаю что за полвека там что то кардинально изменилось.

— На Земле прошло уже почти сто лет. Но вы правы, ваше величество, больших изменений нет, только вот машины стали занимать в жизни людей большее место.

— Да хватит уже к каждому ответу добавлять ваше величество! И присаживайся, почему ты всё это время стоишь?!

Дождавшись пока я сяду на роскошный стул возле его стола он продолжил.

— Какой титул был у тебя?

— У нас нет титулов. Ваше… — началась я, но тут же осеклась под раздражённым взглядом светло‒серых глаз.

— Всё же изменения имеются. — Протянул король. — Твоя магия пробудилась сразу после переноса на Тельгейзу?

— Нет. Сначала я ничего не могла. Потом совершенно случайно у меня вышло закрыть дверь. И после этого я могу использовать магию.

Стук снаружи вынудил меня обернуться. Король сидел лицом ко входу и у него такой необходимости не было.

— Войдите. — Сказал он громко, от чего снова закашлял. — А, Диирамон, это ты.

Парень, не многим старше меня, зашёл внутрь поправляя край выбившийся из под чёрной куртки одежды. Короткие, но уже изрядно отросшие, белые волосы были в лёгком беспорядке.

— Ваше величество. — Склонившись, поприветствовал он.

— Сегодня у тебя будет несколько иное задания. Это, — король показал рукой на меня, — леди Раиса. Она прибыла ко мне из далека и вынуждена задержаться на день. В это время ты будешь её телохранителем.

— Приказ понят. Разрешите приступить к исполнению. — Отчеканил он.

— Разрешаю.

Парень подошёл ко мне и недвижимо встал позади.

— Всё, Раиса. Можешь идти.

Выйдя в длинный коридор со множеством дверей я сделала несколько шагов и в задумалась остановилась. Куда же идти и чем заняться? Так же не помешало бы узнать, где моя комната.

— Вы случайно не знаете где выделенная мне комната? — спросила я у парня, словно тень следующего за мной.

— Сейчас узнаю. — Невидящий взгляд застыл на его лице на несколько секунд, затем моргнув телохранитель ответил. — Второй гостевой дом. Третий этаж, комната номер десять.

— Спасибо. Не проводите?

— Разуметься, леди.

В полном молчании выйдя из здания мы свернули влево, на широкую аллею, с растущими по краям елями. Чувствуя себя не в своей тарелке, я попыталась завести разговор.

— Вы давно работаете при дворе?

— Пять лет. Меня приняли сюда сразу после окончания военной академии.

— Военной? И много военных академий в стране? — Никогда раньше не слышала ничего подобно. Интересно, почему Элька туда не пошла? Военная, как по мне, ей по духу ближе.

— Да нет, только три. Крупнейшая расположена в Югве, это пригород Тенхе. — Вы должно быть не местная? — чуть прищурив янтарные глаза, спросил он.

— Да, верно. А как вы догадались?

— Не знать о том, что весь состав второго подразделения набирается из ВАЮ не может только иностранец далёкий от темы престолов и всего что с ними связанно. — По доброму хмыкнул он.

Что то блеснуло перед глазами, и тут же померкло из за того, что Диирамон резким движением сбил меня с ног. Приподнявшись, я увидела спину своего телохранителя, стоявшего впереди меня. В одной его руке был огненный шар, в другой удерживаемый за лезвие кинжал. Капли крови падали на каменную дорожку из пораненной руки. Вокруг меня мерцала еле заметная голубоватая дымка.

— Не выходите за пределы купола. — Сказал он, после чего аккуратно положил окровавленный кинжал на землю, огненный шар погас. Куртка так же упала на дорогу. До моих ушей донёсся звук расстёгиваемой молнии и верхняя часть его формы, которая была курткой, начала медленно сползать вниз, а из за неё пробивалась белоснежная шерсть. Бугры, появившиеся на голове, увеличились и превратились в острые уши. Снова проскрипела молния и руки, обросшие шерстью, выгнулись под неестественным углом, сделали рваный круг и стали лапами. Ноги подогнулись, и он упал на стремительно уменьшающиеся колени. Всё это заняло секунды. И вот отряхнувшись, здоровый волк с чёрной полоской на лбу вытащил задние лапы из штанов и умчался прочь.

Помня о приказе не выходить за контур купола я, переминаясь с ноги на ногу в полном шоке размышляла о произошедшем. Мало мне проблем было… Теперь ещё убить хотят и самое интересное — за что? Превращение оборотня так же произвело неизгладимое впечатление. Не видящий взгляд скользил по окрестностям. Кое что он, впрочем, заметил: несколько небольших, белокаменных строений, растущие то там, то здесь кусты с ярко‒голубыми цветами, чем то напоминающими лилии. Вдалеке виднелась стена, ограждающая дворцовую часть от остального города, позади «приёмная» короля. Была я вся на «иголках», поэтому Белое пятно несущиеся на встречу заметила сразу. Ни чуть не запыхавшийся волк остановился около меня схватил пастью свою форму, так и лежащую у контура и умчался за одно из ближайших зданий.

— Покушение. — Сообщил очевидное приближающийся оборотень уже в человеческом обличии. — Весьма бездарное. Они наверно думали, что вы останетесь без защиты. Наивные! — Усмехнувшись, закончил он.

— Вы их поймали? — Всё ещё поражаясь происходящему, спросила я.

— Обижаете, леди! Конечно, поймал, и передел выше. И не их, а его. — Под взглядом Диирамона контур на мгновение вспыхнул ярче и исчез. — Пойдёмте, я вёл вас в вашу комнату. Но похоже дойти до неё, нам сегодня, не судьба… — Недобрый взгляд метнулся мне за спину.

Я резко обернулась, думая, что кто то снова решил лишить меня жизни. Не спеша шедшая делегация, во главе с высоким, худощавым блондином и не думала обращать на нас хоть какое то внимание. Скользнув по нам высокомерным взглядом, блондин остановился в паре метров от меня. Его свита поступила так же. Диирамон сразу же подошёл ближе и склонившись произнёс:

— Ваше Высочество.

Кивнув, видимо принц, посмотрел на меня практически чёрными глазами. Нет, они были самыми обычными, человеческими, ни как у магистра Деметра. Просто цвет хрусталика был тёмно, тёмно коричневым..

— Ваше Высочество. — Поприветствовала я его, аналогичным образом.

— И кто же эта дама? Отец не говорил мне о прибытии столь обаятельной особы знатного рода. Каким же ветром вас к нам занесло?

— Я прибыла для визита к королю. Думала, что всё решиться быстрее, но вынуждена задержаться на день.

Диирамон, отчего то поперхнулся, блондин же не обратив на это никакого внимания, продолжил диалог:

— Не могу не порадоваться! Вы просто обязаны составить мне компанию.

— Король приказал не доверять леди никому. — Вмешался оборотень.

— А я приказываю оставить леди со мной, или ты думаешь что моя охрана, — принц обвёл рукой стоящих позади него, — справить хуже тебя?!

— Это личный приказ короля. А подчиняюсь я, Ваше Высочество, лишь королю.

— Да как ты смеешь, пёс! Если не хочешь после моей коронации отправиться в рудники, советую хорошенько подумать.

— Что здесь происходит? — Донёсся голос Граера.

— О, ещё один кандидат отправить на полезные для страны работы?

— И не стыдно, Ваше Высочество?

— А должно быть? — Изумился принц.

— Как по мне, да. Король ещё жив, а вы уже примерили его корону. Ай — ай — ай. Не хорошо Ваше Высочество, ой как не хорошо. — Хитро прищурившись, иронично проговорил брюнет.

— Заткнись, Граер!

— Конечно, Ваше Высочество. Только для начала я должен убедиться, что приказы короля и далее будут исполняться. Думаю, леди Раиса и офицер могут идти.

— Что ты себе позволяешь?! — Выкрикнул принц, кинувшись вперёд с горящем в руке пламенем.

— Не советую, Ваше Высочество. — И не шелохнулся Граер. — Баталии на территории дворца разрешены только в случае смертельной опасности, коей сейчас я не наблюдаю. Вы, вероятнее всего, тоже. А позволяю я себе, не более дозволенного его высочеством.

Принц раздражённо стряхнул огонь с руки.

— Что б тебя али сожрали! — Удаляясь, прошипел блондин.

— И вам самых приятных пожеланий, Ваше Высочество.

— Уверяю тебя, сразу после моей коронации ты стремительно опустишься до стражника, а то и ниже. — Всё ещё не унимался наследник.

— Я бы на твоём месте убил. — Как бы между прочем, бросил Граер.

— Что? — Развернувшись, удивлённо переспросил принц.

— Разве можно оставлять врагов в живых? Тем более тех, кто не один год провёл во дворце и знает все потайные ходы. Устроить покушение с моими знаниями ‒ раз плюнуть. Впрочем, не я ‒ так кто то другой. Уж больно преувеличиваешь ты глупость врагов и верность друзей.

— С тобой не ошибусь! — Обернулся, побледневший принц. Ты уже ошибся, Иошен.

Бросив на недруга убийственный взгляд, блондин резко развернулся и размашисто зашагал прочь, его свита последовала за ним.

Дождавшись, пока они скроются за поворотом, мы двинулись вперёд.

— Граер, — начал оборотень, — я знаю, что ты у короля на особом положении, но вскоре Иошен займёт его место. Думаешь, он забудет все твои выходки? Знаю, подонок он редкостный. Полностью согласен с тобой в том ‒ что этот ребёнок долго на троне не продержится. Но за эти пару лет или месяцев, он изрядно подгадит тебе жизнь.

— Когда он взойдёт на трон, меня здесь уже не будет.

— Это же измена! Мы давали клятву…

— Я давал клятву нынешнему королю. Про Иошена там не было ни слова.

— Граер, Граер… И куда ты собрался?

— А вдруг ты меня сдашь? — С иронией в голосе спросил наш защитник.

— Не неси чепухи! Я быстрее себя сдам!

— В Акрас. Куда же ещё?

Акрас это один из трёх материков. Наиболее лояльный, только вот климат там, в большинстве районов холодный. Холодный настолько, что людей там практически нет. Да, всё же знания, полученные в академии, начинают пригождаться.

— Я с тобой. — Припечатал Диирамон.

— Что?! — Удивлённо распахнув глаза, сказала я. — Вы же только что говорили про измену?

— Говорил. Но ведь я тоже клятву исключительно нынешнему королю давал. — С совсем мальчишеской улыбкой и блеском в глазах ответил он. — После того как всё уляжется можно вернуться. Думаю, об измене ни кто и не заикнётся.

— И вам не страшно отправляться так далеко? Вдруг не удастся пересечь границу? Или… Мало ли что может случиться в пути?!

— Леди Раиса, — начал оборотень, — мне крайне импонирует ваша внимание. И я уверен…

— Не обольщайся, мой друг. — Бесцеремонно перебил его маг. — Как только начнёшь задавать не те вопросы, припечатает тебя вон тем булыжником и глазом не моргнёт.

— Граер! — Возмутилась я.

— Что? Разве не ты того бедного мальчишку покалечили?

При воспоминаниях о Марене по спине прошли мурашки. Его безжизненное лицо как наяву появилось перед глазами. Глубоко вздохнув, попыталась вернуть самообладание.

— Что за история? — спросил оборотень.

— Я расскажу тебе позже. Иса, прости, не подумал.

Видя, что его слова не произвели никакого эффекта он взял меня за руку.

Удивилась. Попыталась забрать её, но он лишь крепче сжал, каким то образом ухитряясь её ещё и поглаживать.

— Пересечь удастся вне сомнений. — Продолжил Граер. — Они с радостью примут капитана третьего отделения и доверенного офицера короля. Так что не переживай, предстоящее тебе путешествие намного опасней.

Его рука, здорово отвлекала, поэтому смысл сказанного дошёл до меня с запозданием.

— Откуда ты знаешь?

— Вчера ночью Архимаг сказал. Жаль, что ты скоро вернёшься домой. Нет, я конечно рад что ты наконец то добилась, чего хотела, но всё таки немного жаль.

— Я бы вас оставил, но приказ… — Недвусмысленно подал голос оборотень.

— Не стоит, — разом выдали мы, от чего я смутилась, а Граер усмехнулся, руку мою, тем не менее отпустил, после чего спросил:

— Отвлеклась?

— Интересные же у тебя отвлекающие манёвры, — не скрывая потешался Диирамон, — на границе ты с врагами так же обращался? Понятно мне теперь почему они так удирали. — Хлопнув друга по плечу, сказал оборотень. — Они явно, что то не то подумали!

Тяжело вздохнув Граер ничего не ответил. В молчании мы продолжили путь.

— Если понадобиться помощь ‒ вызовите. — Спустя некоторое время сказал нам Граер. — Мне срочно нужно отлучиться. Вспомнил об одном важном деле и лучше бы его решить сейчас.

— Спасибо что проводил. — Поблагодарила я. С его лица не сходило задумчивое, но вместе с тем решительное выражение.

Кивнув, он растворился в воздухе.

— Вот как он это делает?! — Изумился стоящий чуть позади Диирамон.

— Ты о телепортации?

— Именно. — Ответил он, продолжая путь.

Мне пришлось последовать за ним. Впереди стояло трёхэтажное, длинное здание, к которому мы видимо и направлялись.

— У него даже фон едва колеблется. Я понимаю, что у каждого есть к чему то предрасположение, но что бы настолько… Я знаю только двух магов настолько же хорошо владеющих телепортацией — король и его второй министр.

— Я даже не догадывалась об этом. А архимаг?

— А что архимаг? Его стезя психическое воздействие. Он непревзойдённый эмпат, а вот телепортацию, понаслышке, осваивал очень долго.

Диирамон обогнал меня и открыв половину, двухстворчатой двери пропустил вперёд. Поднимаясь по широкой, светло окрашенной деревянной лестнице я невольно скользила взглядом по окружающей обстановке. Пару диванчиков, столько же кресел вдоль стен, с многочисленными дверями — близнецами, изобилие зелени и высокие, витражные окна, отбрасывающие голубоватое освещение на белый, каменный пол придавали помещению уютный и красивый вид. На третьем этаже всё было так же, за исключением полов, здесь они были из дерева кофейного цвета. Дойдя до комнаты с номером десять, я не подумав взялась за ручку. Внутри что то щёлкнуло и дверь приоткрылась. Должно быть механизм запора здесь такой же как в академии. Присев на двуспальную кровать я крикнула оборотню:

— Диирамон! Вы почему не заходите?

Показавшийся в проёме парень смерил меня удивлённым взглядом и ответил:

— Так… это… неприлично как бы. Обычно телохранители не заходят в комнаты к подопечным. Это дозволяется только в крайних случаях.

Вздохнув, я кивнула.

Дверь закрылась с тем же звуком что и открылась. Одной мне было здесь немного не по себе. Но не стоит лезть со своим уставом в чужой монастырь.

Белоснежную тюль трепал усилившийся ветер и я поспешила к окну, что бы прикрыть его, а развернувшись, просто остолбенела, увидев Граера, стоящего посреди комнаты.

— Быстро ты с делами управился…

— Не рада вдеть?

— Нет, что ты! Всегда рада! — закончив, поняла что я ляпнула, покраснела и быстренько исправилась.

— Я не то имела виду. Просто… Ну в общем рада. И всё.

— И всё? — Шутливо переспросил он, со своей лисьей улыбкой.

— Всё! — Решительно подтвердила я, скрестив руки на груди.

— Скоро ты вернёшься домой. Скучать будешь?

— А ты как думаешь? Конечно буду…

— Правда? — Скептически прищурившись, спросил он.

— Грай, а ты бы не скучал? — Ответила, невольно улыбнувшись.

— Я уже скучаю. Ты даже не представляешь, как я скучаю… и жалею, о том что ты не хочешь остаться.

Только сейчас до меня дошло что Граер спрашивал о себе, а не о этом мире в целом. Хотя, впрочем, я не капли ни соврала. По нему я буду скучать не меньше.

— Я не не хочу, я не могу.

— Почему? Почему ты не можешь?! — Впервые я видела его таким расстроенным и раздражённым одновременно.

— Пойми меня правильно, — отступив на шаг сказала я. — Там моя семья, друзья, дом. Там никто не хочет меня убить, не обвиняет в несуществующих грехах, там…

— Но зачем ты так сразу! Неприятели не могут быть вечны. Дай мне немного времени и от них останутся только воспоминания. Оставайся, — прошептал он, глядя мне в глаза, — и я обязательно найду способ перенести твоих родителей сюда.

Я покачала головой.

— Это тяжело, Грай. Поначалу я думала, что просто сошла с ума, да мне и сейчас порой так кажется. У нас всё слишком отличается. Сомневаюсь, что они так же легко привыкнут, если привыкнут вообще. — С грустью ответила я. — Не получиться, прости…

Его лицо в мгновение ока стало решительным, и сделав пару стремительных шагов ко мне, он застыл совсем близко. Неподобающе близко. Ещё один шаг, он обнял меня, крепко прижимая к себе. Немного постояв так отстранился, осторожно, будто хрустальную, убрал прядь волос, спадающих на лицо, нежно провёл ладонью по лицу и остановился на подбородке, приподнимая голову вверх.

— Что ты делаешь?! — Тяжело выдохнула я, хотя ответ был более чем очевиден.

— Ну как бы тебе объяснить, — усмехнувшись, он склонился к моему лицу, свободно рукой придерживая за спину, — давай лучше покажу.

Не дав ответить, он накрыл мои губы лёгким поцелуем.

Слегка отстранившись, он посмотрел на хлопающую глазами меня. — Нет, что то неважно получилось, правда?

— Зачем? — Прошептала я, пытаясь справиться с эмоциями.

— Не хочу потом сожалеть, о том что мог, но из за своей трусости не сделал.

И он снова припал к моим губам, на этот раз настойчиво и властно, сминая все мои возражения, на давая отдышаться. Руки, ведомым, только им образом, сами переместились к нему на шею после чего я ответила, да так что сама после поразилась своей, хмм, развратности что ли…

— А ещё из себя недотрогу строила, — прищурившись, весело сказал Граер.

— Знаешь что?! — нахмурилась я.

— Что? — Прошептал он, касаясь губами щеки и ещё крепче прижимая к себе.

— Задушишь! — Ответила я, попытавшись отстраниться. Потому что… не правильно всё это было. Меня здесь скоро уже не будет. Зачем лишний раз травить душу?

— Я никогда не сделаю тебе ничего плохого.

За дверью послышался шум и Грай, нехотя отстранившись, сотворил защиту вокруг нас, двинулся вперёд. Шёл он не торопясь, что то шепча на ходу. Говорил заклинание или костерил последними словами незваных гостей — мне оставалось только гадать. Хоть я и двигалась рядом, разобрать что он говорил не смогла. Купол медленно, словно нехотя двигался вместе с нами, едва заметно мерцая.

Дверь распахнулась, глухо ударившись о край контура. Взбешённый принц Иошен, быстро зашёл в комнату, заставив нас немного отступить назад.

— Чем обязаны, Ваше Высочество? — Поинтересовался Граер.

— Это правда?! — Бросая молнии из глаз, спросил принц.

— Что именно?

— Конечно, правда! — Лицо наследника исказила гримаса. — Иначе вёл бы себя поскромнее. Ты ведь прекрасно знал, что папочка и слова не скажет любимому сынку, верно, ублюдок?

— Иошен, я тебя не оскорблял.

— На правду не обижаются, — усмехнувшись, ответил он.

— Как же, как же… Что же ты тогда того мужика с площади повесил? Он говорил о тебе только правду.

— Ты! — Подавшись вперёд, принц, сжал кулаки. — Запомни, я теперь с тебя глаз не спущу!

— Я с тебя их уже лет десять не спускаю. — Зловеще, но немного наигранно, ответил Граер. — А теперь, если ты не против, попрошу оставить нас. Взглядом ты испепелять не умеешь, как придумаешь что нибудь действенней — милости прошу.

— Я приду, обязательно. — Глядя исключительно на меня прошипел принц.

— Не стоит впутывать сюда третьих лиц. За любой вред, причинённый ей, или иным близким мне людям я буду мстить. Хорошо подумай над этим. — Сказал он голосом, от которого у меня появились мурашки.

Усмехнувшись, принц резко развернулся и вышел, махнув рукой стоящей отчасти в комнате, отчасти за её пределами свите. Мы вышли следом и застали Диирамона, который облокотившись на стену, зажимал рукой нос.

— Прошу прошенья, — невнятно ответил он. — Я не смог его задержать.

— Ничего страшного. В этом не было такой уж необходимости. — Невзначай бросил Граер.

— А раньше сказать не мог?! — Яростно посмотрев вслед удаляющейся свите, произнёс он.

— Откуда мне было знать что принц среагирует так… быстро. — Протягивая платок Диирамону, пожал плечами Граер. — Пойдём. Периодически покашливал, прижимая платок к лицу, сел было на кресло, но сморщившись от боли и отрывисто закашляв поднялся, тяжело облокотившись на стену напротив меня. Я забралась на кровать с ногами, Граер тяжело опустился рядом со мной.

— Я бы помог, — с сожалением сказал Граер, — но целительство не мой конёк. В добавок стоит ожидать удара от Иошена. Сейчас он рвёт и мечет, так что может учудить что угодно… Ты бы к целителям сходил.

— Всё в порядке, хуже бывало. Лучше расскажи, как так получилось что ты сын короля?!

— Ну как бы тебе сказать. — С задумчиво‒ироничным видом сказал Граер. — Вроде бы взрослые люди, а такие вопросы задаешь.

— Я серьёзно.

— Ну как это обычно бывает. Королю в долгой поездке понравилась женщина. Через девять месяцев мама родила. Позже, он снова проезжал мимо и решил заехать, а там сюрприз.

— И он тебя сразу признал?

Граер в ответ лишь хмыкнул.

— Ну да, в детстве ты был очень на него похож. Да и сейчас если присмотреться…

Надсадный кашель вынудил его прекратить. Только сейчас я заметили, что платок окрасился в красный.

— Диирамон, давай перенесу к целителям! От кровотечения и помирают.

— От жизни тоже помирают, — усмехнулся телохранитель, ту же схватившись рукой за бок.

Переход размытым пятном появился в шаге от парня.

— Мы подождём тебя здесь.

Оборотень с трудом оторвался от стены и покачиваясь, маленькими шагами, двинулся к переходу.

— Может его проводить? — спросила я, когда раненый растворился в пространстве, но переход всё ещё оставался открытым.

— Он излишне гордый, как и все оборотни с хрустальных гор. Удивлён, что он согласился воспользоваться порталом. Видать сильно его…

Вздохнув, я решила вернуть разговору исходное русло.

— Грай, так почему отец признал тебя так быстро?

— Мама умерла незадолго до того, когда он решил её навестить.

— Сколько тебе было лет? — Отчего‒то мой голос упал.

— Семь.

Только я собралась ответить, как меня перебили холодным:

— Не нужно меня жалеть! — Резче, чем того следовало, бросил он.

— Почему? — Несколько опешив от такой резкой смены настроения, спросила я.

Пристальный, металлический взгляд сверлил меня не долго. Спустя пару мгновений он резко отвернулся и едва слышно сказал:

— Прости, не стоило на тебе срываться.

Придвинувшись ближе, я взяла его за руку.

— Брось, я понимаю. Ты не обязан отчитываться.

— Однажды я тебе всё расскажу. — Лёгкий поцелуй коснулся моего лба. — Но не сейчас. Какие планы на ночь? — Будто промурлыкал он.

— Эмм, Граер… — замешкалась я. — Спать наверно, а что?

Заметив моё смущение, он по доброму улыбнулся и пояснил.

— Вечером я занят, отец будет представлять меня ко двору. А ночью можем погулять, или же просто посидим вместе. Обещаю не домогаться. — Посмеиваясь, сказал он. — Ты так забавно смущаешься.

— Зачем ты всё это говоришь? Через сутки меня здесь уже не будет.

— Но сейчас то ты здесь.

Тяжело вздохнув, я встала с кровати.

— Ты куда?

— На кухню.

— Давай перенесу и… подожди минутку. Он исчез, и практически тут же появился напротив.

— Вот, хотел отдать вечером, но так мне будет спокойнее. Прощальный подарок, так сказать.

Взяв мою ладонь, он вложил в неё что то холодное и тяжёлое, затем сжал её.

— Это маяк. В случае чего, я смогу узнать твоё местоположение, хоть на другом конце Тельгейзы. Путешествие через границу опасно, многое может случиться. Да и тебе приятное сделать хотелось.

Отпустив мою руку, он отступил назад. Я посмотрела в раскрытую ладошку, но оно оказалась пуста. Удивлённая, я снова сжала и разжала ладонь. Нет, пару секунд назад в ней точно что то было. Интересные у него шутки… Подняв глаза я обнаружила что стою в комнате совершенно одна. А передо мной, едва заметно колышется магически сжатое пространство ‒ переход, проще говоря. Сделав шаг в сторону перехода я почувствовала, как что то холодит шею. Рука нащупала тонкую цепочку. Повернувшись к зеркалу, висевшему на стене, я увидела зелёный камушек, который красовался на белой цепочке. Камень был того же оттенка, что и мои глаза. Выглядело это очень мило и вызывало непроизвольную улыбку.

Вот иллюзионист, подумала я, но вслух произнесла:

— Спасибо. — Сказала пустоте, отчего почувствовала себя ужасно нелепо. Желудок, в который раз напомнил о своём существование, и я шагнула в переход.


Глава 11

Кухня, как ей и полагалось, встретила разнообразными запахами съестного. Повариха, полная женщина лет сорока в зелёном фартуке поверх белого халата, смерила меня быстрым оценивающим взглядом.

— Леди Раиса? — Уточнила она.

— Да.

— Что желаете? — спросила она, на ходу доставая тарелки из шкафа на стене. Двигалась она быстро, со знанием дела, хотя сильно прихрамывала на правую ногу. Видно, что здесь она работала не первый год и была хозяйкой.

— А что есть? — вопросом на вопрос ответила я.

— Много чего. Не каждый день этот козёл, — поняв, что сказала лишнее, женщина поперхнулась и исправилась, — Наш король не часто изволит принимать гостей. С утра у духовки стою.

Обведя взглядом не маленькую кухню, с множеством кипящих кастрюль и скворчащих сковород я удивлённо спросила:

— Вы одна всё это приготовили?

— Не без помощи чар и моей напарницы. — По доброму улыбнувшись, ответила женщина кивнув на входящую с полным противнем сырых пирожков женщину, немногим младше её самой. — Так что? Вам первое, второе, выпечку, десерт или может всё сразу?

— Давайте выпечку и десерт.

Кивнув, она указала мне на небольшой квадратный столик у стены. Вскоре передо мной появились две тарелки и стакан с чаем.

Напарница, тем временем сноровисто отправив противень в духовку, занялась нарезкой капусты.

— Вы слышали о том, что командир третьего подразделения, оказался внебрачным сыном короля? — Спросила напарница.

— Да. Кто бы мог подумать…

— Теперь Принцу Иошену ох как не сладко придётся. Им же теперь испытание предстоит, и что то не подсказывает, у бастарда больше шансов на победу. Да оно и к лучшему, с принца бы хорошего короля не вышло.

В проёме, позади женщины, появился тот самый принц. Громко закашляв, я попыталась привлечь внимание женщины, но от шинковки её не отвлек бы наверно и сам король.

— Иошен с самого детства был плаксивым и слишком изнеженным ребёнком. Везде таскает за собой свою свиту, видно на свои силы особо не надеться! И в такие руки целую страну? Это смешно!

Поджав губы, принц всё так же неслышно развернулся и ушёл. В этот раз он приходил один.

— У него же ещё есть время всё изменить? — От чего то мне стало за него обидно.

— Леди, против капитана ему не выстоять. Разница в возрасте у них невелика, но вот опыта и пережитых проблем у бастарда в разы больше. Он всего добивался сам, Иошен же уже родился с золотой ложкой во рту. Взять даже пограничную службу, — высыпав нарезанные овощи в кастрюлю, и помешивая содержимое большой деревянной ложкой она продолжила, — Иошен проходил её в тылу, в личной защите у него была чуть ли не половина всей армии, большая часть из которых кентавры. У бастарда — лишь боевой маг, один полк во главе с только что закончившем обучение мальчишкой и королевский раозен, как и положено офицеру. Тогда он только поступил на службу к королю. Так вот ‒ когда он понял, что основный силы врага направлены не на грот, а в ущелье отправил доверенных ему солдат на подмогу, а сам остался дежурить на месте с кучкой своей охраны. Благодаря подмоге, враги через ущелье не прошли. Вот только грот всё же атаковали. Из тысячи оставшихся вернулись лишь девять. И какими они вернулись… Я тогда лично это видела. Продукты на кухню несу а передо мной телепорт открывается, и из него выходит кучка окровавленных людей. Через спину единственного оставшегося зверя, того самого реозена, был перекинут заложник. Говорят, много полезно от него узнали.

— Ну и ну. — Протянула я.

— Жулина, я в кладовую, присмотри здесь за всем, — перебила нас главная повариха.

— Хорошо. — Ответила женщина начальнице, после чего захихикав сказала:

— Какая она сегодня злая. Ещё бы: посреди отпуска, ранним утром вызвали на работу, а на помощь дали только меня. Как же она с утра сегодня на короля ругалась… Когда он не слышал разумеется. А что касательно Граера и его поступка… Как оказалась позже он защищал не страну, а деревеньку, стоящею первой на пути зуллирианцев. Там и по сей день живёт его тётка с семьёй. Но поступка это не отменяет. Не каждый бы на такое отважился. Как говорят ‒ для такого нужно быть либо отчаянным храбрецом, либо полным глупцом.

— Что собственно одно и то же. — Закончила я.

Женщина хихикнула и продолжила. Прогуляться вечером не хотите? Здесь не далёко, пару улиц от дворца. Мне должны передать списки по требуемым на завтра продуктам, а одной скучно, да и страшновато немного по темноте ходить, знаю же, что в дворцовом круге шансы стать жертвой грабителя, убийцы и прочих возмутителей спокойствия сведены к нулю.

— В дворцовом погулять можно, — согласилась я, решив что неплохо бы немного прогуляться перед отъездом, отлётом хм… перенесением.

— Тогда буду ждать у задних ворот в восемь, пройти к ним можно свернув влево на первом же повороте закатной аллеи, это та, которая к гостевому домику ведёт. От кухни дойти до аллеи так же просто, нужно идти по задней дорожке, никуда не сворачивая, она там одна. Думаю, вы не заблудитесь!

— Спасибо. Постараюсь не опаздывать.

— Да я особо не спешу. — Махнув рукой, женщина улыбнулась, — Работы в то время у меня уже не будет, так что могу и подождать.

Доев, я поблагодарила вернувшеюся повариху, Жулины на кухне уже не было, и не спеша отправилась к месту встречи.

Единственная мощённая дорожка вывела меня прямиком на широкую аллею в конце которой возвышалось моё временное жилище.

Вокруг было множество беседок, укрывая своих «гостей» от посторонних глаз густой листвой вьющихся растений. Зайдя внутрь одной из них, я стала разглядывать небо через небольшой зазор на крыше. Интересно, его специально сделали? Выходить никуда не хотелось, ведь не так давно меня чуть не убили. Вот что я им сделала? Шум шагов выудил меня вскинуть голову и напряжённо застыть, глядя на вход.

— Леди Раиса? — Не меньше моего удивился принц, — Не против компании? — Зайдя внутрь, он сел напротив оперевшись на стоик в центре.

Не успела я ничего ответить, как он продолжил:

— Вот, скажи мне, чем я так прогневал богов? Сначала мать, затем сестра вскоре и отца потеряю, если уже не потерял. И всё из за него! Из за этого поганого бастарда.

Не зная что сказать на его гневные реплики и ждала продолжения.

— Молчишь? А, у тебя же с этой скотиной что то есть? — Принц запнулся, после чего достал из внутреннего кармана, и где она только поместилась, бутылку. Посмотрел на содержимое, которого едва оставалось. — Будешь? — Кивнул мне принц.

— Нет. Спасибо.

— Ну как знаешь. — Опустошив бутылку до дна, Иошен вернул её обратно в карман. В воздухе появился резкий запах спиртного.

— Вы пьяны? — Отчего спросила я, хотя ответ был очевиден.

— Нет. Ты видела, что бы маги пили?!

Взгляд, не вольно скользнул к карману жилетки, в котором исчезло пустая бутылка.

— С меня даже маг не выйдет! Вот скажи, что мне теперь делать. Отвечай! — Прикрикнул он.

Думаю лучше с ним не спорить, а уж в таком состоянии и подавно.

— Знаете, Ваше Высочество…

— Зови меня просто Иошен. Мы не на приёме.

— Знаешь, Иошен, ты бы поспал. А потом на свежую голову подумал. Сейчас же толка всё равно не будет.

Принц всхлипну, после чего зарыдал. Понятно, что это пьяные слёзы, и с утра он может ничего и не вспомнит. Вот только, сколько отчаянья было в этом, сколько невысказанной обиды.

Сев поближе, я ободряюще погладила его по спине. Не уверенная, что это мне позволено, но нужно же как то прекращать его истерику.

— Ну что ты так расстраиваешься. Всё хорошо будет. — Утешала я его словно ребёнка.

— Да меня даже кухарки высмеивают! — Зарыдав с новой силой, Иошен стиснул меня, уткнувшись в плечо.

— Что здесь за… — договорить Граер не успел, так как увидев то, что происходило в беседке явно опешил. Впрочем, длилось это не долго. Моргнув, Граер сделал шаг к нам. Всхлипы принца как то разом стихли и отстранившись от меня, он перевёл взгляд на Граера, затем снова на меня.

— Прошу прощания. Подобное больше не повторится. — Отпрянул совершенно трезвый Иошен.

— Надеюсь на это. — Холодно бросил Граер, проводив принца злым взглядом. Дождавшись когда Иошен отойдёт на достаточное расстояние усмехнувшись спросил:

— Вот почему ему можно, а мне нет?

— Ну, — протянула я начав загибать пальцы: — он был не в себе, мы с ним плохо знакомы, ко всему прочему он ни на что не претендует.

— Интересно. Значит тебе нравятся плохо знакомые мужчины не в себе, которые на тебя претендуют? Экзотичные вкусы на Земле, однако.

— Грай, я не пойму, ты сейчас шутишь или говорит серьёзно?

— Шучу конечно, — улыбнулся он и предложил мне руку. — И немного ревную. Прогуляемся?

— Куда пойдём?

— Секрет. — Хитро прищурив глаза, он провокационно улыбнулся.

— Я тебя боюсь.

— Врёшь. — Сократив дистанцию между нами до неприличного выдохнул Граер. — Обещаю вернуть в целости и сохранности.

До мини замка, к которому меня привели мы добирались долго. У входа нас встретили четверо охранников, но ни сказали нам ни слова, так и оставшись стоять недвижимыми изваяниями. Пройдя мимо лестницы мы свернули на лево, остановившись у одной единственно двери. Толкнув её, Грай пропустил меня вперёд, после чего зашёл следом и запер дверь.

— Не хочу что бы кто то видел. — Пожав плечами, сказал маг. — Это моя комната. И когда я изучил её, обнаружил несколько секретов. — Пойдя вперёд, Граер магией отодвинул статую льва. Так же магией приподнял одну доску, залез под неё рукой. Что то нажал, и часть пола отъехала в сторону, образовав проём. Первым спустился он, затем слевитировал меня. Вниз уводил длинный туннель. С верху свисали корни деревьев, по бокам выпирали острые камни. Пространство вокруг хорошо подсвечивали шары, сотворённые Граером.

— Здесь не далеко. Обещаю, тебе это понравиться.

Мы шли не меньше часа. В голову начали лезть самые разные мысли. А что если он меня специально сюда завёл? Может он заодно с теми убийцами? Или удумал ещё что похуже.

— Ты чего так пыхтишь? — Развернулся мой спутник. Беспокойство, отразившиеся на моём лице, не осталось для него незамеченным. — Иса, что случилось?

— Ничего. — Робко ответила я.

— Ты боишься… меня?

— Нет что ты! — Шаг назад получился как то непроизвольно.

— Не нужно. Не делай так. Я же уже говорил, что никогда не причиню тебя вреда. Почему Иошену ты доверяешь больше чем мне!

— Я ему не доверяю. И только недавно тебе всё касательно него объяснила.

— Он тебе нравиться?

— Да чтоб тебя! Нет, конечно. Прекрати уже свою необоснованную ревность!

— А я? Я для тебя хоть что то значу?

— Какая разница? Завтра меня здесь уже не будет.

— Мне, мне есть разница, Иса.

— Разве сам не видишь?!

— Нет.

— Значит, ты слеп. — Развернувшись, я уже собралась уйти, как его сильные руки обняли меня со спины крепко прижав к себе. То что они сильные, я убедилась, пока пыталась вырваться из этих объятий.

— Пусти!

— Ты заблудишься. И пожалуйста, можешь меня послушать?

— А у меня есть выбор?!

Объятия мигом разжались, и развернувшись, я с вызовом посмотрела на Граера.

— Ты хоть понимаешь, что со мной делаешь? — Прошептал он. — Не буду лукавить, в моей жизни было много романов. Но не разу я так не жалел о расставаниях. Ни разу не хотел просто быть рядом. Чёрт возьми, я не разу не отчитывался перед девушками! — Гневно прошипел маг. — Но больше всего меня удивляет то, что тебе я изливаю душу. Тебе, с кем едва знаком! Я даже с Диирамоном такого себе не позволяю, хоть он и мой самый близкий друг. — Во время монолога его голос становился всё более и более подавленный. — И от осознания того, что сегодня я вижу тебя в последний раз мне… Мне словно раскалённое железо в грудь вколачивают! — Горько усмехнувшись, он сказал: — Но тебе, как я вижу всё равно.

Что то во мне дрогнуло, и сделав осторожный шаг вперёд, я коснулась ладонью его щеки. Закрыв глаза, Грай положил свою руку поверх моей.

— Пойдём. Я ведь хотел показать тебе одно место. — Сжав мою руку в своей он пошёл вперёд.

— Вот мы на месте.

Остановившись, Граер высвободил руку и положил обе ладони на стену. Спустя мгновение в стене образовался проход в который мы и поспешили.

— Что это? — Потрясённо спросила я, обводя взглядом огромную пещеру, которая была усыпана остроконечными камнями различной величины, ветвившиеся как рога оленя. У основания они были белыми, но ближе к верхушке становились кристально прозрачными, и вот эти верхушки излучали яркий свет, яркий на столько, что в пещере было светло как днём.

— Ультен. Кто бы мог подумать что под дворцом, буквально растёт сокровищница.

Завороженная, я осматривала необычные камни.

— Чуть дальше, есть солёное озеро, правда вода в нём прохладная. Но если заберёмся на тот уступ, наткнёмся на горячий источник.

— Как ты смог найти это место?

— Ну видишь ли, я от природы довольно любопытен. А как только попал во дворец, решил изучить систему внутренних ходов и наткнулся на вот это. Помнишь пролом, в который вы вошли? Судя по картам, ранее его не было, и появился он во время последнего переворота. Большая часть дворца тогда была разрушена.

— Не удивительно, что стена раскололась.

— В самом тонком месте. Я изучил её структуру. Не представляю, какой силой нужно обладать, что бы разрушить подобный сплав. Ультен здесь повсюду. Даже в воде, не говоря уж о стенах. Так что можно сказать нам не шуточно повезло с этим разломом.

— Король знает?

— Нет. Никто кроме меня, а теперь и тебя. Сейчас ситуация с Зуллирией встала ребром. Не к чему показывать кусок мяса голодному псу.

— Не боишься так доверять?

— Как ни странно ‒ тебе нет. Да и ты всё равно завтра уходишь в свой мир, ни кому рассказать не успеешь.

— У меня ведь целое сегодня! — Состроив хитрую гримасу, сказала я.

— А мы тут одни между прочем. Не боишься так доверять незнакомому мужчине? — Хмыкнув, Граер сделала плавный шаг вперёд.

С вызовом глянув на этого самоуверенного типа я шагнула вперёд.

— Нет. Ты кто угодно, но не предатель.

— Эта девушка меня пугает. — Обратился он к пустоте. — Когда я раздумывал над тем, стоит ли показывать тебе это место, моими мыслями были твои последние слова. — Склонившись, прошептал он на ухо, но затем глубоко вздохнув Грай сделала шаг назад. — Пойдём погуляем. А то я себя уже маньяком чувствую. — Отведя взгляд, маг нехотя отступил назад.

Вода в источнике и вправду оказалась горячей, даже слишком. Но не успела я отойти, как меня окатило брызгами.

— Грай!

— Прыгай тоже! Одежду я высушу.

Разулась и осторожно потрогала ногой воду. Не такая уж и горячая как показалась в начале. Осторожно присела на край скалы собираясь аккуратно спуститься в озеро. Как Граер за секунду оказался около меня я так и не поняла, но в следующие мгновенье я уже была по шею в воде.

— А ты плавать умеешь? — Спросили меня, удерживая за талию. Дна ногами я как ни странно не чувствовала. Хотя с берега отчётливо видела его.

— Вовремя ты спросил!

— Ну я же держу. — Пожал плечами Граер. — Вон с того краю мелко. Поплыли.

Там и вправду оказалось неглубоко, настолько, что можно было удобно расположиться, будто в кресле.

— Можешь спрашивать сегодня что угодно. Честно отвечу на любой твой вопрос. — Откинувшись на скалу позади нас, он прикрыл глаза.

— Как ты провёл своё детство? — Отчего то мне было это очень интересно с того самого момента, как узнала в каком возрасте он остался без матери.

Лицо Граера словно окаменело.

— Нет, если не хочешь, не рассказывай.

— Я же обещал. — Подмигнул Грай и начал свой рассказ.

Когда мать умерла, меня к себе забрала тётка. Помимо меня, у неё было пятеро своих детей. Муж появлялся дома раз в несколько месяцев. Деревня была у самой границы с Зуллирией, и все мужчины были вовлечены в войну. Семья еле стягивала концы с концами. Где то через месяц я стал подрабатывать на фронте. Принеси, подай. Но там давали то, чего так у нас не хватало — еду.

В один день на фронт приехал столичный генерал. Каково же было моё удивление, когда вернувшись, я увидел этого человека в нашем доме. Тогда он сообщил мне, что знаком с моим отцом и забирает меня по его поручению. Вначале я не хотел ехать, не понимая, что нужно этому человеку. Но тётка отдала меня ему. Мне, почему то никто ничего не объяснил. Сейчас я всё прекрасно понимаю, но тогда был обижен на весь мир. За полгода меня научили писать и читать и отдали в военную академию. Отца я впервые увидел лишь на свой выпускной. Тогда мне было двадцать. Тогда он мне всё объяснил, и почему нельзя было мне знать, и о том для чего мы и дальше всё будем держать в секрете. Тогда он спросил меня чего я хочу. Сколько себя помню, я хотел быть магом. Я спал и видел, как иду по воде и держу огонь в ладонях. Отец моё увлечение одобрил. И уже осенью я стал адептом. Учится магии мне нравилось. Вот только спустя три года, отец решил отправить меня на фронт. Тогда мы с ним впервые поссорились. Нет, я не избегал своих обязанностей, просто это означало бросить учёбу в академию. А к такому я готов не был. Впрочем вскоре мы уже забыли о недомолвке и сошлись на том, что я буду воевать во время каникул.

Когда я закончил академию, меня сразу же определили в армию, тогда я был лейтенантом. И мог почти беспрепятственно появляться во дворце. Как только стал офицером, меня стали приглашать на некоторые советы. Ну а после подавления захватчиков присвоили генерала. Тогда я стал частью совета.

Мне безумно нравятся все эти интриги. Изучать людей по жестам, неосторожным словам, положению тела. Когда у меня появилась собственная сеть агентов, первое что сделал ‒ нашёл слабости министров. Что бы со мной не вышло так, как с отцом. Он ведь шаг без их позволения теперь сделать боится. Кровь королевы и принцессы именно на их руках, если точнее лорда Олена. Он вас во дворец сопровождал. Опасный человек, не побрезгует ни чем рад достижения своих целей. Но и у него есть слабости. Представляешь, он уже решил как будет манипулировать мной. С помощью тебя. — Жёстко усмехнувшись, Граер продолжил. — Останься ты здесь я бы конечно разрушил все его воздушные… и каменные замки. Но раз моя дорогая Иса возвращаешься, мы с ним ещё поиграем.

— Будь осторожней. Всё же опыт на их стороне.

— А неожиданность на моей. Хочу попросить тебя о том же: будь завтра осторожней. Если вдруг что то пойдёт не так, бросай эту затею и возвращайся.

— Я знаю, знаю. Не переживай.

— Ис?

— Что?

— Видишь вон те обломки скалы в углу?

Я посмотрела в указанном направлении. Ну да, действительно кусок обломанной сколы, с множеством мелких камушков вокруг. Но к чему он клонит? Непонимающе повернулась к Граеру.

— Не кидайся потом в меня ими, они вон ту пластину поддерживаю. Если убрать камни она может открыть новый вход, а я что бы замаскировать этот полдня потратил.

— Почему ты решил, что я в тебя что кидать буду? — Как бы между прочим поинтересовалась я, выбираясь на сушу.

— Знаю, что ты против, но ничего не могу поделать.

— Грай, — вскинула я руки и отступила назад, спиной почувствовав стену. В голове сразу вспыхнули воспоминание об нападении выпускников в академии. Тогда я так же пятившись от них наткнулась на стену. Сердце отчего то бешено заколотилось. Я ведь даже выбраться от сюда не смогу! И от Граера сбежать у меня тоже не выйдет.

— Что с тобой? — Удивлённо спросил маг, приблизившись ко мне, от чего я ещё больше вжалась в стену. — Прости, прости меня, пожалуйста. — Нежно сжав меня в объятиях, прошептал он. — Я не думал что ты так отреагируешь. Прости. Я лишь хотел тебя поцеловать. Чего ты так напугалась?

— Я не о том подумала. — Стараясь избегать его взгляда ответа я. — И тогда, в академии, я оказалась в подобной ситуации. Просто воспоминания нахлынули, и…

— Не нужно оправдываться. Я сам виноват. Ты видела когда-нибудь чёрные цветы? — Резко сменил он тему.

— Нет.

— Тогда пойдём. — Приглашающе протянув мне ладонь, как то виновато улыбнулся Граер.

Вот что я себе навыдумывала? И его обидела, и себя напугала!

— Знаешь, — взяв его руку задумчиво произнесла я. — Мы ведь и правда видимся в последний раз. — От чего то на глазах навернулись слёзы.

— Вот вернёшься домой, — притянув к себе и поглаживая по голове как ребёнка, начал успокаивать меня Граер. — Встретишься с друзьями, я уверен что у тебя их много. А родители? Представляешь, как они обрадуются?

Мягко, но решительно положила палец на его губы, вынуждая прекратить разговор. Затем провела по щеке, и привстав на цыпочки потянулась к его губам. Поцелуи, вначале нежные и осторожные, сменились ярыми и властными. Грай прижался ко мне ещё ближе, теперь я ярко ощущала, как судорожно вздымается его грудь и бешено бьётся сердце. Ещё шаг вынуждающий меня отступить немного назад чтобы сохранить равновесие, вот только спиной я видеть никогда не умела, и ямка осталась без моего внимания, ровно до тех пор, пока я не полетела назад. Меня удержали, вот только странное чувство невесомости заставило отстранила от Граера. Я действительно была в воздухе! Под таким наклоном просто не возможно устоять самостоятельно. Но вдруг падение продолжилось. Головокружительный полёт и я упала на что то мягкое. Села на край, обвела взглядом комнату. Та самая, с которой мы спустились в подземелье. А где Граер?

— Вот. — Мне протянули букет, чёрных как ночь цветов, с ниспадающими волнами листьями, совсем как у ирисов.

— Завтра я не смогу проводить тебя. — Поправляя чёрный цветок в моих волосах, произнёс Граер. — Приезжает иностранная делегация, и я буду вынужден заменить отца. Он в это время будет с тобой и Авениром. Сейчас мне нужно встретиться с отцом, но чуть позже я весь твой. — Сверкнув глазами, столь необычного цвета, он поднялся с кровати.

На первой же развилке мы разошлись. На улице заметно похолодало. И я направилась в комнату, захватить плащ перед вечерней прогулкой.

Следуя инструкциям Жулины, я свернула на первом же повороте влево. Дорожка, поначалу прямая становилась извилистей, огибая могучие деревья. В какой то момент она раздваивалась, огибая деревянную беседку. Я, услышав внутри, чьи то голоса, решила обойти её подальше, чтобы не привлекать лишнего внимания. Стены у неё были сплошные, так что оказаться случайно замеченной я конечно могла, но вероятность этого была достаточно мала. По мере приближения голоса становились отчётливей, и я уже могла разобрать, что некто говорившей повышенным тоном — был королём. Вскоре я распознала и второго собеседника. Граер говорил намного тише, поэтому я не смогла разобрать ни слова, пока не подошла ближе.

— Ты не должен тащиться не знамо куда, что бы доказать свои права! — возмутился король.

Я не вольно остановилась, прислушиваясь к диалогу.

— А как иначе? Или ты в меня не веришь?

— Верю, верю… Но я же не проходил это дурацкое испытание!

— Ты был единственным наследником. Назовёшь ты меня своим преемником, и как после это Иошену в глаза смотреть будешь? Тебе не кажется, что это подло по отношению к нему?

— А тебе не кажется что всем и так давно известен исход?

Тяжёлый вздох был ему ответом.

— Хорошо, мы с тобой ещё вернёмся к данной теме. А теперь расскажи мне как обстоят дела с леди Раисой? Ты уже добился её расположения?

— Нет. — Сухо ответил Граер.

— Ну чего проще?! Ты ведь некогда не был дураком и столько раз играл в любовь с нужными мне дамами! Поклянись ей в вечной любви, расскажи выдуманные истории, да хоть настоящие, затащи в постель, что угодно! Только развяжи этой даме язык. Она что то недоговаривает, и мне нужно знать что! Что бы к утру у меня были сведения. Скрывать телепартационный камень от архимага не так легко.

— Так камень здесь?!

— Не смотри на меня так. К тому же…

Дальше дослушивать не стала, стараясь ступать как можно тише, я продолжила путь. На душе было тяжело. Не то что бы я на что то рассчитывала… Просто обидно когда тебя использую, лгут, а после как не в чём не бывало возвращаются и всё по новой. Против собственной воли скатилось несколько слёз. Зло вытерев их рукой я уже более бодро продолжила путь. Лжец! Интриган! Бабник! Нашла из за кого расстраиваться! А король козёл, правильно повариха оговорилась! Вот вернусь на Землю, как пока не знаю, но обязательно найду способ и забуду его наглую физиономию! Слёзы покатились опять. На границе парка и пустыря у стены с небольшими воротами обнаружился небольшой фонтан. Присела на его край и умывшись постаралась взять себя в руки. Получилось более менее сносно.

К воротом подошла женщина в длинном плаще, посмотрев по сторонам она увидела меня и жестом позвала к себе.

— А говорили, опоздаете. — По доброму улыбнулась она, от чего на душе сразу стало немного теплей.

Не смотря, на не самое радужное настроение, город мне понравился. Сказать о том что он был красивым — не сказать ничего. Камни строений переливались в лучах закатного солнца, декоративные деревца аккуратно подстриженные в форме геометрических фигур и невиданных животных, последние из которых отбрасывали не совсем дружелюбные тени, но впечатления это не портило. Под ногами гулко отзывалась каменная дорожка: тёмно‒красная в центре и белая по краям. Пройдя пару улиц вниз, мы остановились у здания, которое ни чем не отличалась от предыдущих домов — близнецов. Те же два этажа с мансардой, стены которых были сделаны из неизвестного мне камня — хамелеона. На двери было что то наподобие герба изображавшую хищную птицу державшую клюве еловую ветку.

Жулина, отрывисто постучала три раза, спустя минуту дверь отворилась и перед нами предстал пожилой, худощавый, мужчина. Смерив нас цепким, колючим взглядом он немного посторонился, пропуская внутрь.

— Можете не разуваться, — просипел мужчина. — Присядьте за стол, сейчас я принесу бумаги.

Жулина расположилась за столом, отодвинув соседний стул до меня. Внутренняя отделка дома была полностью деревянной. Мебель так же не отличалась от общего интерьера. Входная дверь распахнулась и зашли двое парней‒близнецов, габариты которых внушали уважение.

— Прости. — Вздохнула Жулина. — Ничего личного. Просто приказ.

И бросила в глаза мне какой то порошок от чего я моментально ослепла. Вскочив, я напоролась на соседний стул. Отпрыгнула назад и в ту же секунду вокруг меня сжались в железное кольцо чьи то руки. Я как могла брыкалась и вопила, но в следующую секунду тело отказалось меня слушаться. Как будто кто то нажал на кнопку «выключить». Я всё понимала, но не могла ни пошевелиться, ни что либо разглядеть. Сознание поплыло и я впала в беспамятство. Очнулась ночью на плече одного из верзил. Громкий спор у городских ворот. Затем звон монет. Скрип открываемых створок и снова провал. Меня заносят в какую то комнату, сгружают на кровать, сзывают руки и ноги. Я всё так же не могу пошевелиться, а лишь беспомощно смотрю на моих похитителей. Они замечают кулон, собираются его сорвать, но с шипение отдёргивают руку. Провал. Блондинка, шепчет заклинание, цепочка уже лежит на полу, рядом с ней зелёные осколки. Провал.

Снова прейдя в сознание, я попыталась приподняться. Чувствительность к телу вернулась, вот только мешали верёвки спутывающие руки и ноги. Сев на кровати я обвела взглядом комнату. Освещения здесь не было, но полной луны, свет от которой падал прямо в окно, было вполне достаточно. Первым делом надо забаррикадировать дверь или развязать верёвки? Остановившись всё же на верёвках, я осмотрела комнату на в поисках острых предметов. Как на зло ничего подобного здесь не было. Да и из вещей только кровать и огромный шкаф, которой отлично подойдёт для баррикады. Собравшись сделать хоть что то я осторожно привстала с кровати. Не знаю почему, но колдовать стоя ‒ легче. А учитывая что мне нужно передвинуть эту махину без лишнего шума… Выбирая более устойчивое положение я переступала практически на месте. Что то больно укало палец. Я тут же присела и осторожно ощупала пол. Найдя несколько небольших стекляшек выбрала самую острую, и осторожно поднявшись села на кровать. Рассмотрев находку на свету, поняла, что это осколок кулона, подаренного Граером. Злость снова вспыхнула во мне, прогнав все остатки слабости. Вот как можно быть таким… даже слов подобрать не могу что бы описать этого человека. Ладно, сейчас нужно как можно быстрее выбираться отсюда, а об этом интригане подумаю позже. Да совсем вспоминать не буду! Сдался он мне?!

Первым делом я быстро разрезала путы на ногах. С руками провозилась порядком дольше. Внизу всё это время было как то подозрительно тихо. Следующим по плану был шкаф, который должен был закрыть вход, а потом я в окно. Можно конечно сразу в окно, но когда они в очередной раз пойду проверить на мести ли я, и не смогут открыть дверь, потратят хоть немного времени на то что бы попасть внутрь. Мне это время может оказаться очень полезно. Осторожно постаралась приподнять шкаф, но магия прошла мимо. Попыталась снова — эффект тот же. Будто его там не было. Ничего не понимая я подошла ближе. Но тут как на яву прозвучали слова Граера, которые он говорил на одном из уроков «телекинетически воздействовать, даже на самый превосходно созданный предмет невозможно». Протянув руку к иллюзии я попыталась открыть её, может там храниться что то что может пригодиться? Рука прошла сквозь шкаф и встретилась с чем то холодным и металлическим. Шкаф сразу же пошёл рябью, открывая очертания скрытой за ней двери. Я осторожно приоткрыла её, за ней виднелся переход. Знать бы ещё куда он приведёт. Решив повременить с ним, быстренько подошла к окну. Поразилась толпе, увиденной внизу, двое из которой были теми самыми близнецами. Остальных узнать я не смогла. За дверью послышались торопливые шаги. Я тут же метнулась к порталу и набрав полную грудь воздуха шагнула в неизвестность.


Глава 12

Перемещение было быстрым, но тяжёлым. Почувствовав под ногами почву, я ещё немного постояла с прикрытыми глазами, стараясь справиться с головокружением и подступившей тошнотой. Голова раскалывалась, но это я списала на последствия того порошка. Более, менее прейдя в себя я осмотрелась и не поверила глазам: вокруг меня была полянка, с тлеющими углями от костра. И всё так мирно. Рядом, полукругом были разложены чьи то вещи, в паре метров от них, паслось пять буланых, массивных лошадей, чуть поодаль, к деревьям были привязаны ещё две. Кони лениво махали хвостами и мордами, отгоняя надоедливых насекомых, эти были во всей амуниции. На Тельгейзе лошади мне не встречались. Это что значит, я дома? Хотя зачем тогда было меня связывать? Я бы и сама с радость пошла. Подумаю позже! А то вдруг я всё же на Тельгейзе и сейчас здесь появятся неприятели. Подбежала к менее нагруженной лошади молочного цвета, со смоляной гривой и хвостом. Она покосилась на меня, но с места не двинулась, а лишь тряхнула густой гривой.

Со стороны леса донёсся шум. Быстро отвязывая поводья от ствола я ошалело оглядывалась по сторонам, звуки голосов всё приближались, а определить откуда всё никак не получалась: то они раздавались левее, то позади меня. Когда, я наконец справилась с верёвками, у меня уже мелко подрагивали руки. Стоило мне забраться в седло, как лошадь зарысила вперёд. Немного повернув её, в ту сторону, голосов откуда не доносилось я поддала ей в бока. Стоило мне заехать в лес позади раздались возмущённые вопли, обернувшись, заметила сквозь листву людей, о чём то отчаянно спорящих. Один из них указал рукой в мою сторону, остальные тут же побежали к лошадям. Вот как чувствовала что не дома! Страшно подумать что было бы, задержись я на полянке хоть на минуту. Поначалу лес был редким, и нестись по нему было не так сложно, но чем дальше я уезжала, тем гуще и больше становились деревья. Что ж, придётся немного попридержать лошадь, что бы не получилась как с Элькой. Лошадь трусила с час, пока лес не стал совсем уж не проходимым. Выходить на тропинку было опасно, там то они меня и будут поджидать, да и их друзья вероятно уже знают о моём побеге. «Вызовы кому бы то не было отправлять пока нельзя» — размышляла я, время от времени защищаясь свободной рукой от веток. Практически любой маг может отследить магию вызова в радиусе десять километров, а закончивший обучение может прочувствовать и на тридцать. Кому же я так не угодила? Король? Навряд ли, но он хотел узнать кто я, а не похищать. Принц? Он угрожал, прямым текстом сказал. Но позже стало понятно, что он отчаянье. Навряд ли принц так быстро придёт в себя. Но всё же скидывать его со счетов не стоит. Граер? Вспоминать о нём не хочется… Не известно что от него можно ожидать. Но ему всего лишь нужно было узнать кто я. Как будто и так не ясно! Грант? Насчёт него совершенно ни каких догадок. И что у нас получается? Да как всегда, ничего!

К обеду стало невыносимо жарко. Обнаруженную у седла фляжку с водой я уже осушила. И теперь внимательно поглядывала по сторонам, ища хоть какой то источник воды. Как на зло его нигде не было, а вокруг становилось всё жарче. Деревья становились всё реже и реже и в конце концов я выехала на поляну, с которой удирала ранее. Резко натянув поводья, я осмотрелась вокруг. Никого не было. Ещё бы! Никто наверно и подумать не мог что беглянка сюда вернётся.

— Ну что ж, поехали дальше, — сказала я лошади. Та и не думала обращать на меня никакого внимания, всё так же жуя траву у ног. Зато стоило подтянуть поводья, тут же бодро зашагала. Лес с другой стороны поляны ни чем не отличался от противоположного. Всё те же деревья и никакой воды. Лошадью я уже не управляла, какая разница куда она идёт? Всё равно единственное что я знаю это то, что я нахожусь в лесу.

Воду я заметила только тогда, когда лошадь подошла к ней практически вплотную. Ручей, с прозрачной, ледяной водой змеился между деревьев. Глубиной он был мне где то покалено. Спешившись, я напилась сама и наполнила ёмкости чуть выше по течению. Лошадь, напившись, развернулась и пошла прочь от меня.

— Стой! — Схватив её за уздечку, подтянула поближе и уже не отпускала.

Жара становилась всё сильнее, хотя куда уж хуже. Насколько далеко от меня преследователи я не знала, так что с вызовом всё ещё решила повременить. Лучше пока сделать привал, а как жара спадет отправиться дальше. Коня, да, это оказался конь, я привязала к выступающему корню огромного дерева. Сама же села в его тени. Место было удачное. С полянки меня не заметить — прикрывал кустарник и высокая трава. Я же прекрасно видела что там происходит. Конь был привязан с противоположной стороны дерева, так что и его легко заметить не получиться. В сумке с едой было немного жёлтой крупы, непонятное нечто похожие на засохшее мясо, пару яблок и немного серого, на удивление ароматного хлеба. Это всё же было лучше чем ничего. Карту, к сожалению, никто в сумке не оставил, сейчас бы она пришлась очень кстати.

Солнце заметно склонилось к горизонту, а жара спадать и не думала. Что же мне, до ночи ждать? И как я потемну путешествовать то буду? Вот действительно, лягушка‒путешественница. Сама не знаю, в какое болото угодила! Забравшись на коня, снова позволила ему выбрать направление. В прошлый раз это здорово помогло. Лишь бы он меня к своим хозяевам ни привёз. Немного постояв, он пошёл прямо. Вскоре впереди показалась хорошо наезженная дорога. Быстренько миновав её я снова углубилась в лес. Пока что хищников мне не встречалось. Пару рогатых зайцев и вполне обычные птички с насекомыми — всё что я видела. Однако расслабляться не стоило, кто знает какие твари появятся здесь ночью. Хорошо бы до темноты найти людей не враждебно ко мне настроенных. Да и не думаю что каждый в этом месте знает меня в лицо и горячо не ненавидит. Слишком много почестей.

До вечера я так и не встретила как не одного поселения, так и не одного человека. Практически затемно наткнулась на небольшую речушку, немногим глубже ручья. Дав напиться лошади и наполнив снова опустевшую ёмкость я отвела коня подальше от воды привязав толстой верёвкой, найденной в седельной сумке за узду к дереву покрепче. Рассёдлывать его я не стала, лишь немного ослабила подпругу. Мало ли кто ночью в гости заглянет.

Перекусив хлебом с сушёным мясом я стала готовить себе ночлег, комаров здесь не было. Не званных гостей, к радости, тоже, как впрочем и званных. Я всё же рискнула отправить вызов директору, но ответа так и не дождалась. Эльке и пытаться не стала, помня прошлую попытку. Импровизированная палатка из пушистых веток с листьями в две моих ладони, рухнула сразу после её построения. Плюнув на это дело легла прямо на них, укрывшись плащом. Заснуть не удавалось до рассвета. На каждый шорох я вскакивала и оглядывалась вокруг. Чаще всего это были птицы. Пару раз пробегали ёжики.

Когда проснулась, солнце уже перекатилось за середину неба. Конь, каким то образом, сбросил седло и теперь обнюхивал уже пустую сумку с моим запасом еды на день. Нет, я всё понимаю, но мясо то он зачем съел? Лошади же вроде травоядные? Хотя здесь всё возможно…

Оседлав ворюгу, я забралась на него, превозмогая боль во всём теле. Сказался и прошлый день проведённый в седле и лесная ночёвка, не давшая как следует выспаться. Немного углубившись в чащу, я снова стала двигаться в никуда. В этом месте лес был особенно густым и диким, так что двигались мы со скоростью улитки. Ближе к вечеру я снова попробовала связаться с директором, снова не получив ответа не на шутку занервничала. Что же происходит?! И куда меня забросило? Не кстати всплыли мысли о доме и близких. Тяжело вдохнув, я поняла что возможно их больше не увижу. Впервые это мне показалось таким реальным. Единственная моя возможность попасть на Землю — телепартационный камень, который Его Величество намеренно скрывал. Возможность эта, как я поняла не сто процентная.

От раздумий меня отвлёк массивный каменный столб, маячивший в просвете деревьев. Выехав из лесу я увидела широкую дорогу, которая у столба с треугольными табличками‒указателями разветвлялась на четыре дорожки. Прямо было нечто именуемое Беломорьем, слева — Чёрный берег, справа Новая и Старая. Что именно новое и старое — не подписали. Поехав вперёд, в Беломорье я даже не задумалась о Чёрном береге, прекрасно помня рассказы о местных амазонках: нимфах населяющих его. Ехать пришлось не долго, минут через десять, за поворотом показалась небольшая деревушка, в домиков тридцать. Навряд ли меня здесь будут искать. Нужно хотя бы еды купить, благо деньги я прихватила.

Первый домик был на отшибе. Небольшой, старый, окружённый низким, покосившимся от времени частоколом. С противоположной стороны, облокотившись на забор, меня изучал взглядом худощавый старик. Пригладив бороду он отчего то усмехнулся в усы.

— Вот молодёжь дурная пошла! Сама на рожон лезет. Девка, ты бы плащ свой сняла, да убрала куда подальше, а ещё лучше сожгла на ближайшем привале.

Я остановила лошадь и спросила:

— Зачем?

Старик посмотрел на меня как на умалишённую, но всё же ответил:

— В таких расхаживают только члены Каантской академии, а их здесь не жалуют, тебе ли не знать?

— Да, — растерянно ответила, снимая плащ. — Я знаю…

— Оно видно, — не без упрёка сказал старик.

— Не подскажите, как до столицы добраться? — решив не выдавать себя окончательно, я решила не спрашивать о своём местоположении.

— Оооо, — протянул он, — это тебе далеко, не меньше месяца ехать. Можешь, конечно, через чёрный берег путь срезать, но я бы не советовал, сейчас там очень не спокойно, да и граница рядом.

— Спасибо, дедушка, — сказала я и сжала коня ногами, всхрапнув, он лениво побрёл вперёд.

— Ты бы на ночлег в деревне осталась. И сама отдохнула, и конь бы пободрее завтра был. Здесь есть те, кто к себе пускают. Только принадлежность к Каанте не афишируй ‒ добавил усмехнувшись в усы.

Дед, однозначно странный, но он прав. Кивнув, я собралась продолжить путь, но старик снова меня окликнул.

— Деньги то у тебя наверно тоже не местные. Обменяться не хочешь? За них ты здесь всё равно ничего не купишь. А вот головы лишиться можешь.

Развернув лошадь, я подъехала к забору и спешилась.

— Но вам то они зачем?

— Коллекционирую, — важно погладив бороду, сказал дедушка. — Так что? Много у тебя их?

— Да нет, вот. — Сняв из за пояса мешочек и развязав его показала старику. Он в свою очередь, достал аналогичный из за пазухи и протянул мне со словами.

— Здесь примерно столько же.

— Откуда вы знали? — Ошарашенно уставилась на старика, который уже не казался мне таким безобидным.

— В прошлом я был силён в магии, молод и красив, — протянул он с улыбкой. — Теперь стар и немощен, но некоторые навыки всё же остались. И знаешь что я скажу, присмотрись к окружающим тебя людям. И не руби с плеча ни в настоящем, ни в будущем.

Нет, всё же он странный. Забрав мешочек я отдала ему свой и поблагодарив, побрела к дома, ведя коня на поводу. Пару раз обернулась ‒ он всё так же стоял, оперевшись на низенький забор и с задумчивым взглядом смотрел мне в след.

Миновав с десяток домов, я заметила трёх бабушек, сидящих на лавочке и что то громко обсуждающих. Одна из них, заметив меня, прервала своих подружек громким:

— О, девоньки, гляньте, путница!

Вторая тут же встрепенулась и махнула мне со словами:

— Поди сюда, дочка, расскажи бабушкам что в стране твориться. Уж больно долго у нас гости не появлялись.

Подойдя, я поздоровалась и ответила:

— Да ничего интересного. Всё так же. Не подскажите где переночевать можно и еду запасти?

— Отчего ж не подскажем? Со зверьём у нас тётка Жудка и вроде бы Зерк принимают. Жудка на этой улице живёт. Вона тот старый двухэтажный домик с покосившемся забором, ‒ указав рукой, она продолжила, — а Зерк на озёрной улице, крайний дом, у него на калитке подкова прибита. Еды у них же спроси.

— Спасибо, пойду договариваться.

И как только я сделала пару шагов, бабульки снова вернулись к спору, причём так, будто то их ни кто и не прерывал.

Остановилась я у Жуды, за сравнительно не большую плату в пятнадцать монет. Здешние деньги отличались от Каантсих. Все они были рыжего цвета. Вот только часть были целыми, а часть половинные, аккуратно распиленные посередине. Пообедав, поднялась на верх в свою комнату, и закрыв дверь изнутри на обыкновенный засов упала на кровать. После вчерашней «постели», эта казалась настоящим королевским ложе: мягким, тёплым и таким удобным что я практически сразу провалилась в сон.

Встала я затемно. Спустившись вниз, увидела в кухне‒прихожей хозяйку, ужинающую в одиночестве. Та, завидев меня, немного повеселела.

— Садись. Составишь компанию.

— Спасибо. — Присев на деревянный табурет у массивного стола сказала я.

Передо мной тут же появилась тарелка с деревянной ложкой, не благодаря магии, здесь ей отродясь не пахло. А благодаря сноровистости женщины, сильно напоминавшей главную повариху у короля.

— Далеко едешь?

— В столицу, — дуя на горячий суп ответила я.

— Совсем мужики что ли перевелись! Что бы одну девку в такую даль посылать… Никак рассудка лишились. Да они и раньше умом не блистали, но что бы настолько! Ты с границы, верно?

— Да. Вот только в засаду ночью попала. Из имущества один конь и остался. — Солгала я. — Теперь бы мне карту где купить, да провизии.

— А вещи тёплые тебе не нужны? А оружие? Или ты маг?

— Да маг, начинающий правда. Но с обыкновенным оружием я на вы. Касательно вещей — буду исходить из оставшихся средств. У меня не так много.

— Изверги! В такую даль отправить и про запас денег не дать! Купить у нас всё конечно можно. Но вот только в Беломорье выбор больше, да и магических побрякушек навалом. Но это лишние сутки пути. Тебе то в другую сторону, да и быстрей наверно надо?

— Да, и так много времени потеряла…

— Так через Чёрный берег срежь. По краю, вглубь не заходи, может обойдётся. Да и нимфы существа разумные, в случае чего договоритесь. Целый месяц сократишь!

— Можно и так. Действительно! Сколько времени сэкономлю. — Последнее время врать получалось так же просто, как дышать. Что мне конечно нравилось, но и волновало немало. Войдёт так в привычку… Интересно, где я оказалась? Спрашивать напрямую нельзя, но вот если подумать… В памяти всплыла голограмма планеты, увиденная мною на уроке в академии. Чёрный берег ‒ часть земель на побережье и были они на двух материках, Альгуате, на котором стоит академия, здесь он проходил тонкой, едва заметной полоской, и Зуллирии, на которой Чёрный берег занимал в разы большую площадь и берегом его можно было назвать только с большой натяжкой. В Альгуате, маги наоборот всеми способами стараются показать то, что они обучаются в академию. Как правило и на работу выпускников из Каанты берут с радостью и в народе отношение другое, даже если ненароком напортачишь — камнями не закидают. Максимум ‒ жалобу в ковен напишут. И деньги, то у нас везде одни и те же. Значит я в Зуллирии, а это уже не просто плохо, а ужасно. И если верить слухам, иностранцев здесь на дух не переносят и мне вполне понятны их опасения, но тот старик… Вполне себе мирно со мной беседовал, догадавшись откуда я. Ещё и помог. Час от часу не легче…

— Ты бы пока вещи прикупила. — Вырвала меня из раздумий Жуда. — Дворов у нас не много, не заблудишься. У магазинчиков вывески есть, но если не вернёшься дотемна, — пойду, поищу. — Пригрозив пальцем сказала Жуда. Конь то у тебя, хоть и легионерский, а не привередничает. Даже солому съел, на которую козы смотреть отказываются. Я ему зерна подсыпала, а воды ещё много у него.

— Спасибо, — улыбнулась, вставая из за стола. Мешочек с деньгами был на поясе, поэтому я сразу направилась за покупками.

Вечер выдался тёплый, магазинчика было всего два. В одном я купила еды, в другом карту, одежду и рюкзак. В сумках на седле уж точно не хватит на всё это место. За всё продукты я отдала до смешного мало. В Каанте один ужин стоит больше, чем здесь целая сумка. Возвращаясь назад, мне пришлось сделать круг, что бы обойти озеро, в самом центре деревни. Вышла я около домика, где вчера встретила бабушек. Вот только… вот только домика где жил тот странный дед не было. На этом месте была такая же низкая, пожелтевшая, как и везде трава, и пару старых деревьев. От осознание того, что там ничего не было по телу пробежали мурашки. Развернувшись, я быстро зашагала прочь, периодически оглядываясь. Можно было конечно всё это списать на переутомление или тепловой удар, но деньги то у меня настоящие. Разобрать домик конечно за день при желании можно, но вот те деревья явно растут там ни один десяток лет. Завтра же нужно бежать отсюда! Как можно раньше и как можно быстрей.

Вернувшись, я прямиком прошла в комнату. Там, разложив свои покупки на кровати, стала их покомпактней складывать в рюкзак. Был он небольшой, но на удивление вместительный, хотя магией от него и не пахло, только кожей. Основное место занял спальный мешок. Вообще то это было толстое и тёплое покрывало, но его края были с пуговицами, которые при желание можно застегнуть и получить нечто наподобие спального мешка. Одежду завтра я решила одеть новую. Повесив на стул чёрные штаны и длинную, коричневую рубаху с поясом я аккуратно накинула поверх новый плащ из как меня уверили, непромокаемой ткани. Внутри он был чёрный, а снаружи тёмно‒зелёный. Старые же вещи сложила про запас в запасное отделение рюкзака, после чего отправилась спать.

Всю ночь мне снилась какая то ересь. То конь разговаривающий человеческим голосом и требующий что бы я взяла ему больше морковки, то архимаг, который зачем то подметает улицы. С чего то приснился Сергей, мой земной одногруппник. Он клялся мне в вечной любви и на Земле, и на Зуллирии, и на Луне, и на Марсе.

Проснувшись, увидела, что уже начало светать. Быстренько одевшись, я подогнула штаны. Они были немного великоваты, но в магазине это оказался самый маленький размер. Внизу, на кухне, уже хлопотала Жуда.

— Доброе утро. Как ты рано, я то думала позже выйдешь.

— Сроки поджимают, — пожав плечами, ответила я.

— Хоть позавтракай! Бери сама, у меня все руки в муке. В той кастрюле пирожки, а вон в том чуде магии ‒ молоко, только оно холодное, не заболей смотри!

Поблагодарив хозяйку, я наскоро позавтракала и вернулась в свою комнату за рюкзаком. Присев на дорожку, задумалась, и отправила вызов директору. Подождала немного, попыталась снова, но и вторая попытка не принесла успеха. Выходя, я попрощалась с Жудой и отправилась за конём.

Жеребец уже проснулся и стоя в небольшом загоне, лениво жевал высокую траву с видом «есть уже не куда, а оставлять жалко». Завидев меня медленной, царственной походкой поплёлся вперёд. Погладив его по бархатному носу, я вытащила голубой цветок, застрявший у жеребца в густой гриве. Забрав из сарайчика сбрую я снарядила жеребца и повела под уздцы. Но при выходе со двора меня ожидал сюрприз. С десяток здоровых мужиков снаряжённых уймой колюще‒режущих предметов, начиная от вил и заканчивая мечами. Стояли они полукругом у крыльца, Жуда им что то сбивчиво отвечала. Разговор принимал всё более агрессивные ноты. Почуяв неладное, я запрыгнула на коня, что бы в случае чего убегать быстрей было, и поехала вперёд.

— А вот и она! Крупная рыбка! — Выкрикнул самый щуплый из всех мужичонка.

— На ловца и зверь бежит! За магов платят больше всего. — Поддержал его другой, больше похожий на медведя, в предвкушение потирая руки.

Потряхивая оружием они стали меня окружать с перекошенными ухмылками лицами. Я быстро развернула коня, но не тут то было: сзади на меня надвигалась ещё одна враждебно настроенная толпа.

— Да какая разница! — Воскликнула Жуда. — Что вы как псы бешенные! Отстаньте уже от ребёнка!

— Вот баба дура! Лишь каантским магам не нравился наш порядок. Они разожги войну! — выкрикнул мужчина с рыжими волосами и густой бородой. — И теперь нам их по головке гладить?!

— Не неси чушь! Зуллирия никогда не станет прежней!

— Не станет. Но за каантского шпиона коалиция даёт килограмм монет.

Между тем круг всё сужался, и осознав, что промедление может стоить мне слишком дорого я пришпорила коня, направив его, в пока ещё свободный просвет.

— Беги в гору, а там на чёрный берег! — Крикнула женщина вслед. — Они не рискнут туда… — фраза оборвалась как то резко. Повернув голову я увидела как один из мужчин подставил к горлу Жуды тесак. Развернув коня, и чуть притормозив его, так что бы он двигался лёгким галопом, я поскакала по дороге, поднимала в воздух все встречающиеся камни, а учитывая то, что рядом были горы, этого добра здесь было в избытке. Самый большой из них был размером с грузовик, удерживать его стоило мне немалых усилий, из за этого, маленькие камушки то и дело падали или подрагивали.

— Отпусти её. — Хладнокровным, не известным мне прежде голосом потребовала я.

Мужик тут же вскинул руки с опаской косясь на валун, застывший аккурат сверху него.

— Э, девка, ты чего?! — Пятясь назад чуть ли не заикаясь произнёс тот, кто совсем недавно угрожал расправой.

— Вообще то вы напали на меня без всякой причины!

— Мы служим стране! — Выкрикнул кто то из толпы.

— Вы служите лишь своим кошелькам.

— Верно подмечено, — вмешалась Жуда. — Навряд ли хранитель попросил бы вас о подобном.

— Его нет. Как и всех остальных. А семью, между прочем, как то кормить надо! Осталась лишь коалиция и теперь она диктует свои правила. — Подал голос самый здоровый из всех. Мужик, над которым парил камень, был тише воды, ниже травы.

— Мне нет до ваших распрей ни какого дела. — Устало выдохнула я. — Я лишь хочу вернуться домой и к вашим беспорядкам не имею не малейшего отношения. Расходитесь по домам, все целей будем.

На удивление многие вняли совету. Остались лишь пару патриотов своего дела, и мужик, над которым парил камень.

— Вы бы уходили, а то рука дрогнет… — Посоветовала я тому, над кем парил камень. Мужик тут же побежал прочь, и я с облегчением отпустила валун, который тут же рухнул на землю, подняв клуб пыли.

Оставшиеся патриоты зло смотрели на меня. Нападать они больше не рисковали, а отступать не позволяла гордость. Один из них сплюнул и молча зашагал прочь со словами:

— Пойдём, Рэм, она не сможет уйти от членов коалиции.

— Вот же ж бараны! — Возмутилась Жуда.

— Попридержала бы язык! Тебе ведь ещё здесь жить…

— Напугал! Иди уже, баламутишь всех почём зря. А девушка вообще то сама с коалиции, дурни!

— Серьёзно?! Зачем же она тогда с Каантой связаться пыталась?

— С чего вы это взяли?! — возмутилась я.

— По всему периметру селенья расставлены маяки. Отвертеться не получиться. Коалиция уже в пути, а они очень любят молодых шпионок… таких глупых и жалостливых. — Кинул он, спешно удаляясь.

— Спасибо, но теперь у тебя появились крупные проблемы. Один из этой банды ‒ в прошлом не хилый телепат. Он наверно действительно уже оповестил коалицию. Мне всё равно кто ты и откуда, но оставь я тебя у себя — они найдут. Тебе остаётся только бежать, так быстро как только можешь. И лучше в Каанту, если ты действительно оттуда.

— Не знаете, сколько у меня времени?

— Мало. Представители коалиции будут здесь в течение часа. Остальное будет зависеть от их способностей. В самом лучшем случае у тебя есть полдня, в худшем полтора часа.

— А как же вы? Вы же скорей всего то же под раздачу попадёте!

— Уеду к сестре. Меня хватятся слишком поздно, а о сестре здесь попросту никто не знает.

— Вы успеете?

— Конечно! Все силы будут направленны на твои поиски. Обо мне вспомнят в последнюю очередь. Тебе нужно будет свернуть на третьем перекрёстке вправо, от него до чёрного берега пару часов галопом. Там они не смогут применять магию, и скорее всего, потеряют твой след.

— Спасибо, надеюсь мы с вами ещё встретимся.

— Удачи. Тебе она очень пригодиться.

Конь, повинуясь едва уловимому касанию, перешёл на бег. Вскоре я свернула на третьем перекрёстке как и говорила Жуда. Жеребец был на удивление бодрый, но всё же не железный. Завидев впереди тёмную почву, я перевела его на шаг. Вскоре земля стала темней, и под копытами захрустела горелая трава. По пути мне встречались лишь птицы, наподобие ворон, только раза в три крупнее, одиноко сидящие на обгорелых деревьях. Они провожали меня недовольными, голодными взглядами. На фоне чистого, голубого неба это смотрелось зловеще, но вместе с тем завораживало своей своеобразной красотой. Неужели это тот самый берег? И почему впереди виднеться какая то жёлтая полоска? Движение позади, вынудила меня обернуться. Из под земли выкапывалось что то настолько же чёрное, как все вокруг. Остановив коня чуть поодаль, я стала наблюдать. Сначала, определить что это было невозможно, наверное какое то животное. А что если это хищник? И догнать коня ему — раз плюнуть. Решив не выяснять этого, я поехала дальше. Однако, конь вёл себя слишком странно: то пытался с рыси перейти в галоп, то останавливался и нервно стриг ушами, то и дело непонятно от чего вздрагивая. Обернувшись, я позавидовала его выдержке. Непонятных «животных» было уже с десяток, и были они не кем иным как ожившими трупами, обгорелыми до такой степени, что их кожа почернела. Все они двигались за мной, кто бежал, кто прыгал, кто полз, это смотря сколько у кого ног осталось. Тут прямо у ног коня что зашевелилось. Жеребец, не был дураком и резко рванул вперёд, чуть не оставив меня на земле. Выровнявшись в седле я обернулась и сердце сжалось от ужаса. Мало того что преследователь не отстал от нас, так к нему ещё присоединились его товарищи. К радости вся это процессия медленно, но верно отдалялась от нас, некоторые поворачивали в сторону или снова падали замертво, вероятно, решив, что догнать меня всё равно не получиться. Вот только пара кентавров, восставших из пепла, в прямом смысле этого слова, и совсем так по живенькому отряхнувшись, были в корне не согласны со своими предшественниками и не отступали. Они оказались намного быстрее свих товарищей и расстояние между нами стремительно сокращалось. Один из них спотыкнулся и упал. Что то громко хрустнуло. Но кентавр тут же поднялся и продолжил преследование. Только голова была неестественно вывернутой и качалась в такт бега. Второй уже давно где то потерял свою правую руку. Бррр. Теперь точно ночью не засну. Ха, не засну! Живой бы ещё выбраться от сюда.

Конь уже тяжело дышал, роняя хлопья белой пены. Впереди раздался звук открытия портала перехода. Конь, не задумываясь, его обогнул и продолжил бегство. Я же в надежде на то, что это директор, натянула поводья, но конь только резко поверну и побежал в немного другу сторону. Четыре фигур с непередаваемым выражением ужаса и изумления на лицах смотрели то на меня, то на приближающихся умертвий. Один из ни сложил руки и кентавры одновременно упали, больше не проявляя никаких признаков жизни. Но к ним на помощь поднимались уже другие, более «живые» собратья. Я всё ещё пыталась остановить коня, но на этот раз, он закусил удила, и ни как не реагировал ни на поводья, ни на мои гневные крики. Только вот единственное знакомое лицо, которое я увидела чуть позже, вызвало у меня довольно противоречивые чувства. С одной стороны радость, от того что я увидела хоть кого то знакомого, с другой опасения — расстались то мы с Грантом не самым дружеским образом. С ним было ещё трое. Один из них в плаще, наподобие тех, в которых ходят преподаватели в академии, двое других в обычной одежде, не привлекали особого внимания. Но тут Грант решил все мои сомнения. Выгнувшись дугой, он издал нечеловеческий вопль, отчего у коня проснулось второе дыхание, и парень начал расти и менять буквально на глазах, одежда, не предназначенная для таких метаморфозов, разрывалась, являя клочки, рыжей, чёрными полосками шерсти.

Вскоре позади раздался уже рык, обернувшись я чуть не выпала из седла, за мной гнался огромный тигр, с непропорционально длинными лапами. Чуть поодаль, корчился ещё один.

— Чтоб вас! — Прошипела я, всё быстрее подгоняя жеребца.

Впереди, вспыхнул второй телепорт, явив мне ещё пять фигур в чёрных плащах с ярко голубой символикой на груди. Завидев меня они разом вскинули руки заготавливая заклинание, красноречиво намекнув на то что и они мне не друзья.

Что же мне так не везёт! Догадливый конь сам повернул в сторону от агрессивно настроенных магов. Ракшас стремительно нас нагонял не обращая внимание на второй телепорт, маги же в свою очередь всё колдовали, не обращая внимания на оборотня, видимо они знакомые. Но то, что произошло дальше не смог проигнорировать не один из нас.

Если до этого воскресали единичные экземпляры «мумий», то теперь они стали выбираться из под земли как грибы после дождя. Одежда на большинстве из них свисала лоскутами, целыми были только металлические доспехи. Конь, и без того напуганный, взвился на дыбы и так, на задних ногах, попрыгал вперёд, молотя передними по воздуху. Я, не ожидавшая таких выкрутасов медленно. но верно сползала вниз. Только подумать! Стоило мне свалиться, как эта скотина ускакала, высоко задрав хвост. Я помчалась к обугленным деревьям, в ту же сторону, куда убежала лошадь, но мне преградил дорогу зомби‒кентавр. Нет, а коня он пропустил! Хотя настроен он был вроде бы миролюбиво, то бишь убивать меня не спешил, выражать своё недовольство мне и в голову не пришло. Вскинув руки я попятилась назад, кентавр дождавшись пока я отойду подальше и ускакал к другим зомби, сильно припадая на задние ноги.

Безобразие, творившиеся вокруг, всё набирало и набирало обороты. Теперь трупы взяли нас в большое кольцо. Командир, верхом на непонятном животном с длинными, когтистыми лапами, восстал последним. Он обвёл всех пустыми глазницами и помчался вперёд подавая тем самым пример своим воинам. Кольцо вокруг нас стало быстро уменьшаться. Ближе всех стояли маги, беспрерывно посылая боевые заклинания, но они перестали работать. Один из них, стоявший с краю, вскинул руку с зажатым в ней кулоном, войско сбавило ход и остановилось.

— Приказываю убить оборотней и каантских магов. Девушку взять в плен. — Строго сказал мужчина державший кулон в руке, идентичный тому, который я когда то пронесла в академию.

Я и оборотни синхронно начали двигаться друг к другу. Да, трудности сближают…

Войско было двинулось вперёд, но остановилось. Командир трупов подъехал к «указчику». И безмолвно застыл возле мужчины.

— Почему не выполняешь приказ?!

— У тебя сердце не активировано. — Подал голос, перекинувшийся обратно Грант.

— Сам знаю! Но оно в моих руках, а я в кровном родстве с последним хранителем. Они не могут причинить мне вред в отличии от вас.

— Но и приказы, в принципе, выполнять не обязаны, — одевая плащ, за неимением другой одежды, как бы между прочем, заметил Грант.

— В атаку! — снова скомандовал мужчина. Военачальник, было сделал несколько шагов, но снова остановился. — Никакого толку от вас! Ждите своего часу.

Подождав с минуту и увидев, что его слова не как не отразились на войске, мужчина попробовал иначе:

— Обратитесь в прах!

Мне показалось или командир усмехнулся?

Обращаться в прах никто не собирался, напротив, что то в его словах им сильно не понравилось. Главный труп махнул рукой, и от войска отделилась часть, тут же сомкнувшись вокруг магов. К моменту, когда вопли утихли, мы с Грантом уже чуть ли не обнимались. Все прекрасно понимали, что с нами проделают всё то же самое, вот только известность порой пугает больше незнания.

— Ис, мы всё равно без пяти минут покойники, так скажи мне, только честно ‒ это ты убила Марена?

— Грант, не неси чепухи!

— Ты всё ещё надеешься уйти отсюда живой?

— Вообще то я про Марена! Зачем мне делать что то подобное?! И да, я всё ещё надеюсь вернуться домой.

— Извини. За тот раз. Это ведь я натравил на тебя выпускников…

— Может закончите уже! — раздражённо бросил маг. Лучше думайте, как нам выбраться отсюда!

— Ещё один! Ты случайно не знаешь птичку такую? Наивняк называется?

— Здесь не место твоим шуткам, Грант!

— Да я серьёзно. Нам не выбраться.

Маг возводил уже третий уровень защиты, когда мертвецы обратили на нас своё внимание. Как ни странно, эта защита действовала. Командир неспешным шагом поехал к нам. Обойдя нас кругом, он поскакал обратно. Добежав до войска, снова развернулся к нам лицом и махнув рукой, тем самым дав команду атаковать и помчался на нас.

— И зачем я только обратно перекинулся?! Теперь уже не успею! — раздосадовано сказал Грант.

Защита была похожа на слоёный пирог. Маг попытался видимо укрепить её, но второй слой вспыхнул алым и растаял. Выругавшись, он стал восстанавливать потерю. Я безуспешно пыталась выдрать с помощью телекинеза из земли дерево. Оно скрипело и трещало, но всё ни как не поддавалось. Ещё одна странность, телекинез работал, но непосредственно на трупы не действовал. Хотя может я что то не так делаю?

Внешнего слоя достигли первые зомби. Он замерцал и исчез спустя пару секунд. Второй слой продержался дольше, но и он пал под таким натиском. Замерцал последний уровень защиты, дерево я так и не выдрала, обломав лишь пару веток. Бросив это бестолковое занятие, подумала что если это солдаты, то и указания им надо как то по военному давать. Может они просто не поняли того мужчину?

Вспомнив всё что мне рассказывал отец о работе и решила, будь что будет! Сделав несколько быстрых шагов вперёд, попыталась изобразить самое ужасное выражение на лице на которое только была способна и стараясь что бы голос не дрожал громко крикнула:

— На месте стой! — Умертвия замедлились. — Раз! Два! — и они остановились, прямо на раз два. Выглядело это жутко.

— Вау. — Прошептал Грант позади меня. — Как? Как ты это сделала?

— Что здесь твориться? — донёсся голос магистра Деметра. Он то как здесь оказался?

Пара кентавров вышли из стройных рядов и собрались и пошли в сторону магистра.

— Встать в строй! — В панике крикнула я. Они покосились на командира, всё так же неподвижно стоящего передо мной и вернулись назад.

— Мэмфиэм. Ор герли варн сауш сюлдуа.

Командир тут же обратил внимание на говорящего, как впрочем и я.

— Мэмфиэм. Ор герли варн сауш сюлдуа. — Снова повторил он и добавил, — нессу, реелин гас.

Военачальник подобрал поводья, но с места не двинулся.

— Реелин, реелин гас. — Снова сказал магистр непонятные мне слова.

Резко развернув зверя командир поскакал к армии. Остановившись, военачальник хлопнул в ладоши. От чего по полю разнёсся звук, напоминающий взрыв салюта в небе. Солдаты, один за одним стали падать, поднимая клубы пыли. Убедившись, что все выполнили приказ, командир слез с животного и то упало подобно остальным. Командир же присел, облокотившись на зверя. Я так и не поняла, помер он, или нет, но спустя пару секунд всех умертвий снова затянуло под землю.

— Раиса, вы так и будите там стоять? — поинтересовался магистр Деметр.

Молча подошла ко всем, всё ещё ни как не прейдя в себя после случившегося.

— Что это было? Вы вообще кто? — Маг, прибывший с оборотнями, испуганно смотрел то на магистра, то на меня.

— Неужели коллега вы меня уже забыли? — Лукаво протянул демон. — Ладно ещё адептку не знать, но собственного преподавателя… А ведь всего десять лет прошло.

— Я помню вас магистр. Вот только кажется, то что я знал о вас в корне неверно.

— С чего такие выводы? Знаете что произошло? Я встретил вас у границы чёрного берега, и тут же перенёс всех в Грит. Что здесь необычного? В прочем могу перенести только Раису, по поводу вас указаний никаких не было. Резерв вы почти весь израсходовали, придётся ждать до вечера. А ведь столько может случиться за это время… Так что? Какой вариант вам нравиться больше?

— Первый. — Глухо ответил маг.

— Вот и славно. Отойдём подальше, не уверен, что должники послушают меня и во второй раз.

— Кто? — спросила я.

— Умертвия, которые здесь недавно бегали. — Ответил магистр, уходя прочь. Мы дружно последовали за ним.


Глава 13

Эта телепортация отличалась от предыдущих. Сначала меня будто сковало льдом, затем всё тело начало покалывать. Так продолжалось не долго, и вскоре меня буквально выкинуло в комнату. Не упала я только благодаря креслу, за которое успела уцепиться. Ноги были как будто ватные. Присев на него, стала ожидать остальных. В комнате было темно. Она освещалась лишь факелами. Несколько аккуратно вырезанных дыр в высоком потолке света практически не давали. Вскоре из перехода появились оборотни, которые тяжело пошатываясь, сели прямо на пол, хотя кресел и стульев здесь было навалом. Маг вышел более менее бодрым, сразу же за ним показался магистр.

— Десять минут на отдых, — бросил демон, закрывая портал, — больше нельзя, иначе вы заснёте, и проснётесь не скоро. А разбудить от такого сна очень сложно.

Откинувшись на спинку, я стала рассматривать огонь ближайшего факела. Всегда любила смотреть на огонь. Пламя то вытягивалось, то становилось нормальным, вздрагивало от каждого дуновения ветерка, заставляя следить за собой ещё внимательней. Очередной порыв ветра погасил огонь, который оставил после себя только тлеющий уголёк. Но это факел был не единственным, и не смотря на потерю в комнате всё ещё было светло.

Как и говорил магистр Деметр, ужасно захотелось спать. Глаза буквально слипались, и что бы хоть как то развеяться я встала и прошлась по комнатке.

— Засыпать начинаем? — спросил магистр у меня.

— Да, что то в сон клонит.

— Поднимайтесь. Здесь не далеко.

Подойдя к двери, магистр сделал пас руками, и та беззвучно ушла вниз. Сотворив белый светящийся шар, он стал спускаться. — Смотрите под ноги, некоторые ступеньки обломлены, — донеслось снизу.

Проход был узкий, вдвоём по лестнице можно было пройти разве что в обнимку.

— Может скажешь, куда нас ведешь? — послышалось сзади. Обернувшись, я увидела мага, так и не начавшего спускаться.

— К архимагу и Его Величеству, — не оборачиваясь, ответил магистр.

— Зачем?!

— Для выяснения причины, по которой вы решили посетить Зуллирию.

— Ты не имеешь права! — воскликнул всё тот же голос, который, несомненно принадлежал магу ракшасов.

— Ну так уходи, только потом на последствия не жалуйся. — Бросил учитель, продолжив спуск.

Маг ему ничего не ответил, только зло выдохнул, и сотворив светящийся шарик, совсем как у магистра, только зелёного цвета, присоединился ко всем.

Лестница оказалась на удивление длинной. Пару раз я чуть не оступилась, первый меня поймал Грант, шедший позади, второй — магистр, идущий передо мной. Ступеньки оборвались неожиданно, закончившись массивной дверью, которая отпиралась аналогично первой, с одним небольшим отличием ‒ она поднялась вверх. Я боязливо поглядывая на неё прошмыгнула вовнутрь. Здесь было намного уютней. На стенах горели магические светильники, а на полу коридора, разветвляющегося в обе стороны, лежал тёмно‒красный ковёр. Магистр свернул влево, и мы поспешили за ним. Таких катакомб я ещё не видела. Раз двадцать поменяв направление, мы всё же остановились у заветной двери. Демон без стука вошёл и пропустил нас вперёд. В комнатке, за небольшим столиком сидели лишь двое ‒ король и архимаг. Король обрывал виноград с грозди, архимаг же доедал яблоко. Увидев нас, последний поперхнулся.

— Магистр, вы зачем их всех сюда привели? Могли бы оставить на нижнем уровне, всё равно нам пока что не до них.

— Не думаю что это хорошая мысль. Магистр Ноллон обладает феноменальной способностью к построению телепортов, вам ли не знать об этом?

— Да куда он денется? — Вмешался король. Отведи их вниз. За попытку бегства, казню! — Сказал он, строго глядя, как мне показалось на всех сразу.

Дождавшись, когда Магистр выведет оборотней и мага, король поднялся со стула и тяжело опираясь на посох поплёлся вперёд. Архимаг пошёл следом махнув мне рукой.

— И как только тебя угораздило попасть в такую передрягу? — Спросил архимаг, когда мы снова петляли по катакомбам.

— Не знаю. Я только хотела составить компанию Жулине, ей нужно было забрать список продуктов. А оказалось всё не так безобидно как на первый взгляд.

— Не стоило быть такой доверчивой.

— Я это уже поняла. А куда мы идём?

— К порталу. Отправляемся в Зуллирию.

— Опять?! — Вырвалось у меня, но тут же я исправилась. — Зачем?

— Домой тебя отправим, пока ты ещё во что нибудь не впуталась. Если всё пойдёт как задумано ‒ через пару часов будешь на Земле.

Именно сейчас я в полной мере осознала, что потеряю совсем скоро. Этот враждебный, но такой удивительный мир. Эльку, подругу дней моих суровых. Гранта, сейчас расстроенного и обиженного на меня, но надеюсь, это пройдёт. Не я же убила Марена в конце концов! Да и академию забыть просто невозможно. Граера… вот его бы хотелось забыть, а ещё лучше — никогда не встречать. Как так можно? Как можно так запросто использовать человека, да и ещё таким подлым способом. Прав директор. Просто не нужно быть такой доверчивой.

За раздумьями я и не заметила как мы подошли к огромной двойной двери, на каждой части которой было по пять ручек‒колец. На одну створку положил свою ладонь архимаг, на другую король и послышался звук движения шестерёнок. Совсем как в часах, только этот был более грубым и глухим. Вскоре он затих, и директор с трудом приоткрыл одну из створок. Прошли мы боком и очутились в огромной комнате, освещаемой сиреневыми кристаллами, которые парили в воздухе. Размер у них был разный: одни едва замены, другие с меня ростом. Те что были вверху, на потолке, высоту которого определить было не возможно, оказались самыми огромными. Они заставляли меня двигаться тише и дышать через раз. Если такой свалиться, уж точно домой живой не вернёшься.

— До камней не прикасайся, — послышалось от директора, — сюда слишком долго не кто не заходил, а держаться они только благодаря древней магии, знания о которой утеряны.

Обрадовал. Что ещё скажешь.

В центре зала находилась небольшая возвышенность, с молочно‒белым камнем. Не таким уж и большим, если сравнивать с предыдущими, лишь немногим больше меня. Архимаг приблизился к нему и вскинул руки. Сиреневые камни дрогнули, моё сердце то же. Камень, над которым колдовал директор стал постепенно меняться, становясь всё более водянистым, тем не менее продолжая сохранять свою форму. Вскоре директор остановился.

— Я пойду первым, Раиса за мной, Аристарх — ты в конце. Никто не возражает?

Ответом ему было молчание. Кивнув, он шагнул вперёд и исчез в как я поняла, портале. Осторожно подойдя, дотронулась до этой массы. Странно, но ощущалась она как обычный воздух, только тёплый. Зажмурив глаза и задержав дыхание, я шагнула вперёд и тут же услышала:

— Отходи от портала.

— Так быстро? — Удивлённо захлопала глазами.

— Он статический. Перемещения в нём практически не отражаться на состоянии. Разве что спать раньше на полчаса захочешь, а перемещения происходят моментально.

Оказались мы в пещере, освещаемой такими же камнями. Из неё было множество выходов и все как один похожи друг на друга.

Король не заставил себя ждать, принеся с собой не совсем приятные новости.

— Меня заменят. Посол из Акраса не хочет говорить ни с одним из принцев. Мне передали, что у него слишком важные новости и они требуют незамедлительного решения. Если всё пройдёт гладко ‒ вернусь быстро, так что телепорт не закрывай.

— Хорошо. Как освобожусь, сразу же к тебе.

Кивнув, король исчез в телепорте, а на замену ему появился Иошен. Я заметно удивилась, честно сказать, я ожидала увидеть Граера, не знаю почему, но мне казалось, что появиться именно он.

— Ну что, идём? — Вскинул бровь Иошен и почему то посмотрел на меня.

— Тебе всё рассказали? — Уточнил архимаг, выходя из пещеры.

— Да. А как иначе? — Пожал плечами принц.

— Хорошо. Тогда ты должен знать, что порталы подобного рода требуют колоссальных энергозатрат. Я был удивлён, когда король сообщил о замене. Ни у тебя, ни у Граера на подобное просто не достаточно резерва.

— Позже Граер присоединиться к нам. И мы постараемся открыть его парно. Ведь это возможно. — Не вопрос, а скорее утверждение, но архимаг ответил:

— Чисто теоретически. За практику ручаться не могу.

— Вот и проверим, — послышался позади знакомый голос. Граер заняв место между мной и Иошеном продолжил, — Отец сказал что по одному мы не справимся, так что не смотря на наши слегка натянутые отношения, всё же придётся поработать вместе, да братик?

Фыркнув, Иошен ничего не ответил.

— Так Иса, теперь у меня разговор к тебе. Ты зачем сняла мой подарок? С ним бы мы тебя нашли в разы быстрее.

Молча проигнорировала вопрос. Не к чему сейчас выяснять отношения, тем более при третьих лицах.

— Ну чего ты молчишь?

— Она слышала твой разговор с королём. — Сказал архимаг. — Не знаю правда какую именно его часть, это ты сам спросишь пока я телепорт пробуждать буду.

— Какой разговор? — Прищурившись, спросил Иошен.

— Не знаю, что ты услышала, но всё не так как тебе показалось! — Лица его я не видела, поскольку смотрела исключительно перед собой, но в голосе отчётливо слышалось сожаление. Хорош актёр! Ничего не скажешь.

— Угу, как же… — Всё что я ему ответила.

— Я тебя всё объясню позже.

— Да я тебе и сейчас всё рассказать могу, милая. — Елейным голосом начал Иошен. — Бывают такие люди и нелюди, которые как не крути…

— Не злорадствуйте, ваше высочество. — Вмешался архимаг.

— Ой, да она и так уже поняла всю его скотскую натуру, но всё равно любит. Странная вы, столько различных следов обиды, злости, чувства несправедливости, предательства, которые вы намеренно прикрываете безразличием, да так хорошо, что сами в это поверили. Но несмотря на это любите.

— Не говорите ерунды, ваше высочество. — Усмехнулась я.

— Это не ерунда, это то, что я весьма отчётливо чувствую. За что вы его так любите? Откройте мне секрет, Раиса.

— Немедленно прекрати копаться в ней! — Почти прорычал Граер.

— Да, брось. Тебе же стало приятно от услышанного.

— Иошен, ты осознаёшь что нарушаешь правила ковена в присутствие архимага? Твой статус не даёт тебе права использовать свои, без сомнения выдающиеся, способности эмпата для развлечения.

— Хорошо, хорошо. — Примирительно вскинул руки принц. — Молчу.

Молчали мы все ещё с полчаса. Затем было две телепортации, ещё минут двадцать пути, и спуск к водопаду. Сбоку от него, был небольшой, свободный от воды проем. Мы прошли туда и оказались в пещерке, всё пространство которой занимала каменная лестница с множеством ответвлений, явно рукотворных. Мы уже почти поднялись наверх, но зайти мне туда не дали, придержав за руку, как раз в тот момент когда я ступала на последнюю ступеньку.

— Я обещал тебе всё объяснить, помнишь? — сказал Граер, увлекая за собой в небольшой проход в стене. В конце обнаружилась небольшая, светлая пещерка, одна из стен которой была вся испещрена небольшими дырами, служившими, видимо, чем то наподобие окон. — Скажи мне, что именно ты слышала.

— А это имеет значение? Всё твои слова оказались ложью. Да впрочем, я сама во всём виновата. — Отведя взгляд, я стала изучать стены.

— Не говори чепухи! Что касается камня ‒ я сам ничего не знал! Неужели ты из за этого так расстроилась? — Он попытался обнять мена, но я отступила назад. — Или ты слышала ту часть разговора, которая касалась непосредственно тебя?

— Именно, Граер. И мне очень повезло это услышать! Вот вернулась бы домой, и вздыхала по тебя, как влюблённая дурочка. Но теперь всё понятно. Ты меня просто использовал! Забудешь на следующий день, и не вспомнишь никогда. А если и вспомнил бы, то только как очередную куклу, которой так просто запудрить мозги и которой так легко вскружить голову, верно?!

— Что бы я сейчас не сказал, ты мне не поверишь. Верно? — и не дождавшись ответа продолжил. — Наверно ты права. Так будет лучше. Когда вернёшься домой, попытайся забыть всё плохое, что произошло с тобой здесь. И, да. Сблизиться с тобой было приказом отца.

Его слова были полны раскаяния и грусти, но в то же время я всё ещё не доверяла ему. С другой стороны, зачем ему сейчас мне лгать? Не дождавшись от меня никаких слов, он двинулся к выходу, сказав мне:

— Пойдём, думаю уже всё готово.

На душе остался неприятный осадок. Что то он недоговаривал. Снова какой нибудь коварный план скорее всего.

Когда мы зашли в круглую пещеру, директор уже дорисовывал символы на полу у самой дальней стены. Они тонули в полумраке пещеры, поэтому разобрать их я не смогла. Вместо этого меня заинтересовали письмена, которые окольцовывали стены тремя полосками тянувшиеся по стенам. На одной из стен, как раз около той, где был архимаг, строчки сходились вместе, образовывая одну, а позже вновь расходились натрое. Принц, оперевшись на стену в нескольких шагах от нас, крутил в руках весьма внушительный камень, тёмно‒багрового цвета.

— О, вернулись! — Заметив нас притворно изумился наследник. — Какую лапшу он навешал вам в этот раз Раиса?

— Иошен, это же ты у нас, профессионал в данном ремесле.

— Откуда такие познания? — Глаза принца округлились.

— Прекратили. У меся всё готово, теперь ваша очередь.

Повернувшись, я заметила, что символ, который рисовал директор, стал светиться блёкло‒красным цветом.

— Пойдём, бастард, покажи что ты можешь. — Оскалившись, прыснул принц.

— Как же ты меня достал. — Прошипел Граер, подходя к стене, на которой строчки рун сходились вместе. Подойдя ближе, я поняла, что они не соединялись в этом месте, а брали начало. В стене была выемка, внутри которой, расположилась самая большая, тёмно‒багровая руна. Сделана она была, похоже, из той же породы, что и камень в руках Иошена.

Принц осторожно разместил камень в выемке. После чего положил одну руку на стену, так же поступил и Граер. Дождавшись кивка директора они синхронно, нараспев, начали читать заклинание на незнакомом мне языке. Звучало это настолько зловеще, что от их пения у меня мурашки по коже пробежали. В какой то момент камень, засветился, и от него, одна за одной, стали вспыхивать руны на стенах, всё это предавало ещё более зловещий настрой обстановке. Тёмно‒красный свет постепенно охватил руки, а потом и всё тело заклинателей. Крепкие же у меня нервы стали, однако. Надеюсь, дома не придётся страдать бессонницей из за кошмаров.

В какой то момент, стена, в которой был камень, стала мутно‒белой. Иошен с Граером всё так же пели, правда, теперь тон стал более… доброжелательный что ли.

— Раиса! — Негромко окрикнул меня директор. — Давай, тебе пора.

Не решительно я обошла заклинателей и прикоснулась к порталу. Он оказался вязкий и тёплый. Это не на шутку меня удивило. Обычно то порталы ощущаться как нечто лёгкое, невесомое или мягкое.

— Не бойся. Так и должно быть. — Поддержал меня директор и подошёл ближе и проведя рукой по поверхности телепорта. — Насколько я знаю, такие перемещения переносятся легко, но лучше вдохни поглубже.

— Спасибо вам за всё.

Улыбнувшись, директор ответил:

— Прощай, Раиса.

Вдохнув поглубже, я сделала шаг и очутилась в пустоте. Белой, в которой нет ничего, кроме головокружительного ощущения падения. Тогда я и не подозревала, что перемещение может быть таким долгим. Головокружение вскоре прошло, и осталось лишь ощущение падения, которое длилось и длилось. Белое пространство то там, то здесь, стали пронзать чёрные искры, которые становились всё чаще и больше, вскоре они превратились в разводы, которые заполнили всё пространство. Упав на что то жёсткое и слегка колючие я осторожно поднялась. Передо мной было множество «дверей». И все они были прозрачными. В самой ближней от меня виднелся сад, только вот цветы там были с чёрными листьями. Значит это не Земля. Осторожно я стала обходить множественные порталы. Видела я и динозавров, и людей в доспехах, и бескрайний космос с не менее бескрайнем океаном. Нога что то задела и от этого раздался звон. Наклонившись, я подняла то, что не как не ожидала здесь увидеть ‒ тот самый многострадальный кулон. В ту же секунду он озарил пространство ослепительно белым светом заставляя жмуриться. Когда я снова смогла ясно видеть порталов вокруг осталось по пальцем пересчитать и только на одном из них картинка двигалась. Подойдя поближе, я попыталась вникнуть в суть того, что там происходило.

Девушка с ног до головы укутанная в просторные одежды, так, что видно было только лицо, спешила по широкой улице к кораблю в сопровождении двух мужчин. Длинноволосого брюнета и короткостриженого блондина. От удивления я приоткрыла рот. Одним из её сопровождающих был магистр Деметр. Его шевелюру беспорядочно трепал ветер. Корабль отплыл. Следующая сцена, показала ту самую девушку. Лицо её значительно осунулось, черты лица заострились. В этот раз она была в лёгком, домашнем платье. С грудным ребёнком на руках. Но удивило меня другое. Её волосы. Две белые пряди чётко выделялись на фоне каштановых волос. Казалось, уже ни что не удивит меня больше. Но вот женщина наклонилась, что бы положить ребёнка в кроватку и из выреза на груди выскользнул кулон. Он покачивался на цепочке, словно давая получше себя рассмотреть. И каким то внутренним чувством я знала, сейчас в руке я держу именно его. Только у неё, в центре камня, ярко пылала синяя искра. Что же происходит? Следующее что я увидела был пожар. Это я уже видела в день когда попала на Тельгейзу. Всё те же улицы. Тот же дом. Тот же мужчина. На этот раз его губы беззвучно шевелились. Вот только сейчас я увидела, кто ещё был в доме, объятым пожаром. Ребёнок. Ему не было ещё и года. Мужчина усмехнулся и открыл портал в который с помощью телекинеза отправил ребёнка. Затем я снова увидела того же ребёнка, только лежавшего на траве, у обочины дороге. Рядом проезжала машина и из неё вышли мои папа и мама. Ноги от чего то ослабели и я опустилась на пол. Дальше был пересказ всей моей жизни, до того самого дня, как я попала в другой мир. Неужели всё уведенное мной, правда?

— Конечно, правда.

Резко обернувшись, я увидела старика, что помог мне в Зуллирии. Но как он здесь оказался?

— Здесь я чувствую себя комфортнее, чем в физическом мире.

Он что, мои мысли читает?

— Ты слишком громко думаешь.

— Кто вы? — спросила уже вслух.

— Хранитель. Я первый из тех кто создал Зуллирию объединив разрозненные земли и основатель родов.

— Зачем вы здесь?

— Для того, что бы ты узнала правду и исходя из полученных знаний решила, где ты нужнее. — Старик жестом указал на два портала. Один изображал мой дом на Земле, другой академию в Каанте.

— На Земле меня ждут родите и нормальная жизнь, а здесь я ничем не могу помочь!

— Ты можешь стать хранителем сердца. Я буду помогать в чём смогу, ты пока не знаешь, но у тебя достаточно много союзников. Живых и мёртвых. Помнишь восставшую армию? При первом требовании хранителя они пойдут в последний бой. Говоря о хранителе, я имею ввиду тебя. Понимаешь, ранее, когда я ещё был среди живых хранитель рода и хранитель сердца именовались по разному, но перевод этих слов был настолько похож что теперь и тебя и меня называют одним словом.

— Неужели больше не кому этим заняться?

— Ты даже не знаешь, что тебе нужно сделать, а уже перекладываешь это на других. В тот день, когда твоя мать умерла, ты стала следующим хранителем. Дело в том, что пока жив хранитель, камень не признает другого владельца. Ты готова заплатить за свою мирную жизнь тысячами чужих смертей?

Что же за день сегодня такой? Действительно, могу ли я пожертвовать столькими ради собственного даже не спасения, а комфорта. Но что если я не справлюсь? Только недавно хранитель говорил что слаб. Он действительно мне поможет? И что я сделаю, соберу свою армию? Или разболтаю на всю Зуллирию что хранитель сердца вернулся? Это смешно. И как отнесётся ко мне конклав? Первая наша встреча произошла весьма специфически и на сколько я знаю, именно они свергли прошлых правителей.

— Это хорошо, что у тебя столько вопросов. Есть шанс что что то получиться.

— Да ничего у меня не получиться! Если я останусь, пострадает куда больше.

— Да? И что же мне делать? — С иронией спросил хранитель, взгляд, тем ни менее, весёлым мне не показался. — Послушай меня внимательно. Первым делом тебе нужно собрать небольшую группу доверенных лиц. После, вместе с ними, разыскать оставшихся в живых членов рода и попытаться их убедить в необходимости к тебе присоединиться. Найти тебе их поможет сердце камня. А вот потом, когда в руках будет достаточная мощь, подтвердить слухи о возвращении хранителя и принять бой.

— Хранитель, я же уже сказала вам свой ответ. Я не боец, и хранитель с меня не выйдет.

— У меня есть два варианта. Я могу отправить тебя на Тельгейзу и подстроить события так, что ты не доживёшь до зимы. Жертв в этом случае будет минимум. Либо подстраиваю события наиболее удачным для тебя способом и ты занимаешь своё законное место в Зуллирии. Домой ты уже не попадёшь. В этом месте, — хранитель важно обвёл пространство руками, — я как рыба в воде. И буду честным, на Землю портал открывать не собираюсь.

Если он был здесь как рыба в воде, то я чувствовала себя рыбой, выброшенной на берег. Так же хватала ртом воздух в неподвластной мне ситуации.

— Чем больше у меня последователей, тем я могущественнее. — Продолжил старик ни обращая внимания на мои возмущения. — Поэтому почаще упоминай обо мне в разговоре с новыми союзниками. Тебе, как и твоей матери я сделаю подарок. Ты сможешь создавать семью и иметь детей. Хотя я подумываю над тем что бы сделать хранителей отдельной ветвью. Ну это мы обсудим после победы. Да не дрожи ты так! Повторюсь, у тебя уже появилось не мало верных союзников. Просто пока ты об этом не знаешь.

Хранитель взял мою руку в свою, ту, в которой я держала сердце камня и поднял выше, так что бы я хорошо могла видеть камень.

— Ранее эта вещь именовалась сердцем хранителя. У того были две причины. Первая ‒ сила, заключенная в нём, берёт своё начало в моём сердце, частица которого и вправду растворена в камне. Именно поэтому он немного мутноватый. Вторая ‒ каждый хранитель камня отдавал своё сердце ему, в переносном смысле, разумеется. Ранее, тот, кто был избран хранителем, не мог заводить никаких любовных отношений, семью и детей. Хотя иногда я делал исключения. Но вот по наследству хранительство передаётся впервые!

Забрав у меня кулон, хранитель сжал его в ладонях, а после одел мне на шею со словами:

— Теперь ты хранитель сердца, сердца камня. — Цепочка ощутимо уменьшилась, дотронувшись до камня рукой, я осознала, что снять его, больше не смогу. Будто ошейник на собаку одели…

— Авелиса, я хочу не меньше тебя, что бы на этом месте был подготовленный хранитель или хотя бы твой брат. Он ‒ местный житель, знакомый с бытом, традициями и владеющий магией. Мне было бы за него спокойней. Но хранительство унаследовала ты, по неведомой мне причине. Хотя по обыкновению это старший ребёнок.

— У меня есть брат на Тельгейзе?

— Есть. Но кто он ‒ говорить не стану. Разгадай эту загадку сама. А вот пару верных друзей назову. Деметр был союзником твоей матери, и в своё время дал ей клятву присматривать за тобой. От Эльки подвоха можешь не ждать, от Гранта так же. Авенир то же окажется полезным союзником, но жену он любит куда больше чести. Так что имей это ввиду.

— А Граер? Он и вправду меня использовал?

— Вот про это я тоже ничего не скажу. Не потому что не знаю. Просто есть вещи, в которых нужно разобраться самим. До встречи, хранитель сердца.

Хранитель рода растаял в воздухе. Я сжала камень и ещё раз рассмотрела его, теперь в центре пульсировал синий огонёк. Действительно, чем то похоже на сердце. На всякий случай проверила цепочку на наличия застёжки. Её, разумеется, не обнаружилось.

— Ну что ж, теперь мы с тобой до конца. — Тяжело вздохнув, я пошла к единственному яркому порталу, ведущему на тёмную улицу, освещаемую единственным магическим фонарём. Надеюсь хранитель знает что делает.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • X