Франциска Вудворт - Мой снежный князь [litres]

Мой снежный князь [litres] 2299K, 183 с. (Туман [Вудворт] = Мой снежный князь-1)   (скачать) - Франциска Вудворт

Франциска Вудворт
Мой снежный князь

© Ф. Вудворт, 2018

© ООО «Издательство АСТ», 2018


Глава 1

Всегда ненавидела туман. С раннего детства он наводил на меня ужас, я почему-то была уверена, что все самое страшное с человеком происходит именно в тумане. И вот теперь я стою в нем и ничего не вижу на расстоянии вытянутой руки. Куда идти? Где я?! И самый главный вопрос: почему мне не сиделось дома? А все так безобидно начиналось…

Позвонила Лера и, треща без умолку, сообщила, что сегодня мы едем в лес за грибами. Какая замечательная стоит погода, какой чистый воздух в лесу, как мы отлично отдохнем. Все бы хорошо, но сейчас семь утра, а я вчера засиделась дотемна, сводя баланс, и теперь довольно туго соображала. Мои вялые попытки отказаться были пресечены категоричными словами: «Ты совсем позеленела с этой работой, тебе воздух нужен. Через час заеду, если не будешь одета – поедешь в пижаме!»

И она отключилась. Черт побери! Кляня все на свете, я поплелась в душ. Вот так всегда с Валерией. Масса энтузиазма и напора, во что она меня только не впутывала. Дружим мы с ней еще с садика и не похожи, как небо и земля. Я спокойна, мечтательна, уравновешенна, а она зажигательная, всегда полна энергии, с кучей планов и идей. Я высокая, худощавая, рыжеватая шатенка с серыми глазами, а она ниже меня на полголовы, чуть полноватая, зеленоглазая брюнетка. Я скучный бухгалтер, а она ведущий пиар-менеджер. Но при всем этом у меня нет более близкой и верной подруги.

Быстро приняв душ и собрав волосы в хвост, я пошла на кухню за волшебным напитком, который помогает мне проснуться, – кофе! Только выпив чашку ароматного напитка, я могу считать, что проснулась. Насыпав кофе в турку и поставив на газ, я начала размышлять, что бы мне надеть. Джинсы однозначно, свитер лучше под горло и, наверное, ветровку, а то утром не так уж и тепло. Я с трудом пыталась вспомнить, куда засунула кроссовки, и чуть не упустила кофе. Шипя сквозь зубы, схватила турку и выключила газ. Налила кофе в чашку, села за стол и вдохнула любимый запах. В голове немного прояснилось, и я вспомнила, что после последнего пикника постирала кроссовки, а высушив, засунула их в коробку и убрала в шкаф.

Неспешно выпив кофе, я потянулась и почти почувствовала себя человеком. Натянув джинсы, надела темно-синий свитер, отчего мои глаза приобрели насыщенный оттенок. Решив не заморачиваться с макияжем, лишь подкрасила ресницы и нанесла блеск на губы. Осталось откопать в шкафу кроссовки и сварить еще бодрящего напитка, чтобы набрать в термос и захватить с собой.

Когда прозвенел звонок в дверь и Лера ворвалась, как ракета, я была готова.

– Крис, привет! Я знала, что ты успеешь собраться, – сказала девушка, улыбаясь. Ее разрумянившееся лицо просто сияло.

– Мы вдвоем едем или ты еще кого сагитировала?

– Я с Димой. Ну, это мой новый. Я вас еще не знакомила. А он Егора взял. Это его друг. Большой любитель природы, знаток грибов, знает, как их готовить.

– О да, тогда у нас с ним много общего, – сказала я ехидно.

Меня на природу вытащить можно только из-под палки. После суматошного рабочего дня лучший отдых – это завалиться на диван с книгой. А готовить-то я как люблю, просто слов нет. Живу одна, и мне достаточно бутерброда с колбасой, ну, салат еще порезать могу. И не потому, что не умею. Спасибо маме, приготовить я могу любое блюдо, просто желания нет.

– Признавайся, ты опять меня знакомить собралась?! – спросила грозно подругу.

– Честное слово, нет! Лишь сказала Диме, что хочу по лесу погулять, грибов собрать. Осень-то какая. Бабье лето, последние теплые дни. Он и вспомнил про Егора. – Лера посмотрела на меня бесхитростным взглядом.

Все ясно – очередная попытка устроить мою личную жизнь. Валерия влюблялась часто. У нее всегда море поклонников. Даже когда она расставалась с очередным кавалером, то умудрялась поддерживать с ним дружеские отношения. Я же увлекалась редко и влюбилась по-настоящему лишь раз, но мне и того хватило. Глядя в полные надежды Леркины глаза, я сдержала тяжкий вздох и сказала:

– Ладно, поехали.

Я закинула на плечо маленький рюкзак, в который бросила термос с кофе, телефон, раскладной нож, еще пару мелочей, и мы вышли.

На улице я увидела красную Леркину «Хонду», припаркованную у подъезда, и такого же цвета лицо водителя «БМВ», которому она перегородила проезд.

– Да кто так ставит?! – заорал он, но, увидев ослепительную улыбку Валерии, просто потерял дар речи и ощерился в ответ.

– Извините, уже уезжаю, – проворковала она, сверкнув ямочками на щеках, и тут же кивнула мне, чтобы я в темпе паковалась в машину. Не тратя времени, юркнула на заднее сиденье. Пока впавший в транс парень хлопал глазами, Лера шустро развернулась и отъехала от дома.

– Всем привет, – сказала я. – Меня зовут Кристина.

– Дима, – сказал парень на переднем сиденье.

– Егор, – отозвался еще один рядом со мной. Сухощавый, темноволосый, в очках, с серьезным выражением лица. Одет в джинсы и бежевую ветровку, цветом почти как у меня.

– Ну, мы просто как из одной команды, – сказала я, улыбаясь, показывая глазами на ветровки.

– У тебя оттенок темнее, – ответил он серьезно.

Я заткнулась. Хорошо еще, что Лерка – любитель громкой музыки, можно откинуться на сиденье и не напрягаться насчет светской беседы. Я даже умудрилась заснуть, все-таки сказался недосып, и распахнула глаза, когда Лера заворачивала на какую-то поляну.

– Мы уже в лесу?

– Ну ты даешь, продрыхла всю дорогу! – раздался возмущенный голос подруги.

– Сама виновата, – ответила ей, потянувшись. – Нечего было в такую рань будить.

Я поймала быстрый взгляд Егора на мою грудь, которая натянула свитер от моих телодвижений, резко выдохнула и запахнула ветровку. Мы бодро выгрузились.

– Ну и куда ты нас завезла? – спросила я, оглядываясь.

– А ты спи больше, – съехидничала Лера. – Мне это место знакомые посоветовали. Природа потрясающая, лес просто волшебный, и грибов полно.

– Ну в принципе согласна, – сказала я, вдыхая чистый прохладный воздух.

Лес и правда имел сказочный вид. Все оттенки желтого и пурпурного, пушистый ковер из листвы. И такая непривычная для города тишина.

Я закинула рюкзак на плечо и оглядела нашу разношерстную компанию. Дима смотрел влюбленными глазами на Леру, и было понятно, что парень увяз по самые уши. Какие там грибы, главное, чтобы в деревья не врезался. Егор уставился на меня оценивающим взглядом, будто на вещь в магазине, словно раздумывая, подходит или нет и надо ли примерить. Мое не такое уж и радужное настроение померкло.

Лера, заметив мой хмурый взгляд, преувеличенно бодрым голосом призвала нас выдвигаться.

Естественно, мы разбились на пары. Подруга с ухажером впереди, а мы с Егором чуть отстали. Если честно, это я немного замедлила шаг – думала отвязаться от Егора, но он как приклеенный шагал рядом.

– Ты работаешь с Лерой? – спросил парень.

– Нет, мы просто подруги.

– А чем занимаешься? – продолжил он допрос.

– Я бухгалтер.

– Тебе это подходит, – прокомментировал задумчиво Егор.

– Это почему же?!

– Ты серьезная, – сказал он, поправляя очки.

«Блин. Ну и как на это реагировать?! Если комплимент, то сомнительный».

– А вы с Димой работаете вместе? – спросила, чтобы заполнить паузу.

– Да.

– И чем ты занимаешься? – вернула я вопрос.

– Работаем в банке. Только в разных отделах. Я в кредитном, а он по связям с общественностью.

– Кредиты – это серьезно, – сказала я иронично.

– Это да, – ответил он важно и начал читать мне лекцию о кредитной политике банка.

Вздохнув, я ускорила шаг. Ребята впереди подшучивали друг над другом. Лера нашла мухомор и фонтанировала идеями на тему, как он необходим в хозяйстве.

Я скосила глаза на Егора. Вроде симпатичный парень. Слегка вьющиеся каштановые волосы обрамляют довольно симпатичное лицо с правильными чертами. Внимательные светло-карие глаза, хорошо очерченные губы, которые были бы еще привлекательнее, если бы их хоть иногда посещала улыбка. Немного тяжеловатый квадратный подбородок, что говорит о силе характера. Но все портил монотонный, нудный голос. Он напоминал мне голос нашего профессора из универа, под который я быстро теряла суть изрекаемого и начинала размышлять на отвлеченные темы.

– Егор, а это съедобный? – замахала нам рукой с зажатым в ней грибом подруга.

Парень прервался на полуслове, поправил очки и поспешил к моей спасительнице.

Пользуясь возможностью, я взяла чуть правее от всей компании. Нагнувшись, подобрала палку и стала ворошить листья, делая вид, что ищу грибы.

– Это польский, – услышала я, как начал сыпать сведениями Егор. – Выделен в отдельный род имлерия, входящий в семейство болетовых, ну, или боровиков по-русски.

– Да не важно, – беспечно отмахнулась Лера. – Он съедобный?

– Вполне. Тщательно промыть, измельчить и отварить минут пятнадцать, потом…

– Егорушка, давай про это позже расскажешь, – перебила его подруга. – Мы же сейчас собираем, а не готовим.

Она хитро подмигнула и понеслась в поисках следующего. Дима направился следом за ней, а Егор посмотрел на меня, словно решая, идти ко мне или догнать друга. Из размышлений его вывел очередной вопль подруги о еще одной находке, и он поспешил на зов.

Я же продолжила движение вправо от всей компании, держа их в поле видимости, но соблюдая дистанцию. Грибы собирать не хотелось, а вот прогуляться по лесу было в удовольствие, не то точно позеленею с этой работой. Краем глаза заметила, что Егор смотрит в мою сторону, и чтобы у него не возникло желания подойти ко мне, я сделала вид, что меня что-то заинтересовало, и еще увеличила расстояние между нами.

Лера, раскусив мои маневры, отвлекла Егора очередным вопросом. Нет, все же у меня настоящая подруга! Столько лет вместе, научились понимать друг друга не то что с полуслова, а с полувзгляда. Поняв, что не вышло у нас романтической прогулки по лесу, она рада уже тому, что вытащила меня на свежий воздух. После моего неудавшегося романа несколько месяцев назад Лера старается меня растормошить, и эта поездка наверняка задумана ею именно с этой целью. При мыслях о бывшем я с удивлением заметила, что в груди уже не было засевшей там боли. Глубоко вдохнула свежий воздух с запахом хвои и пряной листвы и медленно выдохнула. Все же жизнь налаживается. Я улыбнулась солнцу, просвечивающему через кроны деревьев.

– Крис, ау-у! – услышала я возглас подруги.

– Я тут! Все о’кей! – отозвалась я.

Они скрылись из виду, но были недалеко. Только из-за Егора идти к ним не хотелось. Выслушивать его лекцию о чем-либо не было никакого желания. Дима мне понравился, особенно то, какими глазами он смотрит на Леру. Если бы она только это ценила. Сколько же у подруги было замечательных парней, которые готовы были носить ее на руках и участвовать во всех ее затеях.

Однажды она решила прыгнуть с парашютом. Ее тогдашний парень колебался, но старался не показывать, что ему страшно. Я же ездила с ними на все тренировки, но прыгать не было никакого желания. А в «день Икс» с замиранием сердца следила за приземлением подруги. Парень ее в последний момент прыгать отказался – я его отлично поняла, а вот она нет. После этого они расстались.

В следующий раз Лера загорелась идеей отправиться по реке на байдарках, расписывала мне прелести сплава, но я устояла. Мне повезло, что тогда она встречалась с парнем, любителем отдыха на природе. В общем, вернулась подруга загоревшая, с сияющими глазами, массой впечатлений и… новым ухажером. Познакомились в походе, и вспыхнуло светлое чувство.

Потом она захотела научиться ездить верхом. Я составила ей компанию с удовольствием. Лошадей люблю с детства и совсем не боюсь этих грациозных и умных животных. В итоге я теперь неплохо держусь в седле и иногда выбираюсь покататься.

И таких случаев можно вспоминать множество. Чем мы только с Леркой не увлекались, и куда нас только не заводила ее неуемная энергия.

Я шла, задумавшись, ероша кроссовками листья, вот только ноги мои были в дымке. Остановилась. Туман! Откуда он взялся?! Огляделась. Я стояла на небольшой поляне, а белое марево вилось над землей, как живое, поднимаясь все выше и сгущаясь вокруг меня! Сердце бешено заколотилось от резкого выброса адреналина. Я посмотрела вверх и не увидела солнца. Все вокруг заволокло дымкой, и она становилась все непрогляднее.

– Лера, ау-у! – в панике закричала я. – Лера-а-а!

Мне стало страшно как никогда в жизни. Закружилась голова, и на мгновение я испытала чувство падения, хотя стояла на месте. Развернулась, пытаясь сориентироваться.

– Лера-а-а! – Но в ответ лишь тишина.

Вцепившись похолодевшей рукой в лямку рюкзака, я бросилась со всех ног в обратную сторону. Было чувство, что попала в ночной кошмар. Бежала и не видела куда. Натыкалась на деревья, ветки хлестали по лицу, но чувство животного ужаса не давало мне остановиться. Я споткнулась и с отчаянным криком рухнула коленями… в сугроб.

Да я просто сплю. Дрожащими пальцами дотронулась до снега, набрала горсть. Обжигающе холодный, он начал таять на моей ладони. Отбросила его, вытерла руки о джинсы и вскочила на ноги.

И что дальше? Что делают в случае, когда думают, что видят галлюцинации? Если я не сплю, то откуда снег?! Снег в сентябре! Меня пробила дрожь.

Я посмотрела вокруг. Мне показалось, или туман рассеивается?! Кажется, да. Густая дымка понемногу расступалась, образовывая что-то вроде туннеля, идущего вперед. Выбора у меня не было. Я пошла, местами проваливаясь в снег по колено. Сцепив стучащие зубы, шагала, надеясь, что иду к выходу из этой аномалии.

Чем дальше продвигалась, тем меньше становилось снега. Наконец лес закончился. Щупальца тумана в последний раз обвили мои ноги и неохотно отступили. Посмотрев по сторонам, я потеряла дар речи. Ландшафт, представший передо мной, был незнакомый. Я оказалась на небольшой возвышенности, а вдалеке живописно расположилась деревня с деревянными домами. На ее краю я увидела людей – человек пять.

Несмело начала спускаться с холма. Меня поразило то, что здесь землю покрывала жухлая осенняя трава. Я оглянулась. Туман в лесу стал рассеиваться под дуновением ветра, и было видно, что там по-прежнему лежит снег. Чертовщина какая-то…

Четверо мужчин и девушка, замерев, смотрели на меня с изумлением и даже страхом. При моем приближении вперед вышел коренастый мужчина с проседью в светлых волосах, аккуратной бородкой золотистого цвета и стальным взглядом голубых глаз.

До чего же странно они все одеты! Мужчины в рубашках старинного покроя, подпоясанных вышитыми поясами, и свободных брюках, низ которых был заправлен в сапоги. Сверху надето что-то вроде кафтанов. Девушка лет восемнадцати в длинном голубом сарафане и белой сорочке с длинными рукавами, которые заканчивались вышитыми манжетами. Черные, до пояса, волосы заплетены в косу.

Куда я попала? Больше похоже на деревню староверов. Осмотревшись, я не увидела столбов электропередач.

– Добрый день! – сказала я и сама удивилась, как хрипло прозвучал мой голос. Пришлось откашляться, так как в горле начало першить.

– Я заблудилась в лесу, вы не подскажете, как выйти к дороге?

Молчание. Мужчина, стоящий впереди, окинул меня хмурым взглядом. Сердце екнуло от гнетущей атмосферы, но деваться мне было некуда.

– Кто ты? – спросил он, разомкнув крепко сжатые губы.

– Мы с друзьями приехали за грибами, но так вышло, что я заблудилась!

Взгляд мужчины стал еще тяжелее.

– Грибы?! В этом лесу уже давно нет грибов! – последнюю фразу он просто выплюнул мне в лицо.

– Я вижу, что в этом нет. Но там, где мы были, они есть. – Это прозвучало так, как будто я оправдываюсь.

– И где это?

– Наверное, здесь поблизости, я не могла далеко уйти.

– Тут на много верст лес. И если ты не заметила – все в снегу, – сказал он со злостью.

И какого черта он на меня окрысился, я, что ли, в этом виновата?!

– Я заблудилась, – беспомощно повторила я.

Пока мы разговаривали, остальные подошли поближе и с любопытством рассматривали меня.

– Папа, она вся дрожит, – сказала девушка. – Может, пойдем в дом и все обсудим?

Мужчина зыркнул на нее и перевел взгляд на меня. Пауза затягивалась, но наконец он принял решение:

– Что ж, если ты пришла с добром, то шагай за мной.

Это было не самое любезное приглашение, но мне было необходимо согреться: после бега по снегу кроссовки насквозь промокли и меня начало трясти и от холода, и от всего пережитого.

– Благодарю, – тихо ответила я.


Глава 2

Мы подошли к большому деревянному дому, сложенному из бревен, – срубу, окна и крыльцо которого были украшены красивой резьбой. Поднявшись по ступенькам и зайдя внутрь, миновали темные сени и оказались в просторной комнате. В дальнем правом углу находилась большая печь, а возле нее хлопотала худощавая женщина.

Воздух в помещении был особенный: наполненный ароматами сухих трав, еловой хвои, выпечки. Все здесь было деревянное: потолок, пол, стены и мебель. Некрашеное дерево излучало мягкий, приглушенно-золотистый свет, подчеркивающий его природное очарование.

В комнате стоял большой длинный стол с лавками, застеленными домоткаными покрывалами. На полках вдоль стен располагалась нехитрая посуда: горшки, ковши, миски. Возле печи примостились железные ухваты, которыми ставят в печь и достают горшки. Рядом с печью висели полотенце и рукомойник – кувшин с двумя сливными носиками по сторонам. Под ним – деревянная лохань для грязной воды.

Женщина оглянулась на нас с улыбкой, которая тут же сменилась изумлением.

– Улана, позаботься о путнице, а я сейчас, – сказал мужчина и, развернувшись, вышел.

Женщина еще не оправилась от удивления, а девушка взяла меня за руку и повела к печи.

– Проходи поближе, согрейся, – сказала она участливо. – Я же вижу, как ты продрогла. Меня Лада зовут. А тебя?

– Кристина, – сказала я, сняла с плеча рюкзак, поставила его на лавку и увидела в окно, как ее отец дает какие-то распоряжения толпящимся возле дома мужчинам.

– Откуда же ты такая? – наконец спросила женщина, с интересом рассматривая меня.

– Из леса. В тумане заблудилась, – ответила я, с благодарностью протягивая руки к теплой печи.

– Но в лесу не бывает туманов!

– Ну, один все же был, – ответила я немного раздраженно. Что-то непонятное было в том, как они обе напряглись при моих словах. – Ваши мужчины и Лада видели меня, когда я вышла из леса. Туман они не могли не заметить.

Женщины переглянулись.

– Это так, мама. Мы были на улице, когда прибежал Драгомир и сказал, что в лесу происходит что-то странное. Когда мы подошли ближе, то увидели Кристину у кромки леса, а сзади нее клубился туман, который быстро рассеялся. – Девушка многозначительно посмотрела на мать.

– Скажите, где я? Далеко до города? И какой ближайший? – спросила я напряженно. – Меня друзья уже искать должны.

Не знаю, куда меня занесло, но ребята должны знать, что я не одна. Да зная Леру, я была уверена, что над лесом уже кружат вертолеты МЧС и спасатели шерстят его стройными рядами.

– С тобой еще кто-то был? – спросила женщина. – Они тоже заблудились?

– В тумане я была одна, но приехала с друзьями. Они должны быть недалеко.

Женщины опять переглянулись. Меня эти гляделки уже начали тревожить. Да в чем дело-то?! Я что, первая идиотка, которая в лесу заблудилась?!

В дом вошел хозяин.

– Папа, Кристина говорит, что с ней в лесу ее друзья были. Они могли тоже заблудиться.

– Я отправил людей пройтись по ее следам. Они будут осторожны, но посмотреть надо.

– Осторожны?! – переспросила я. – У вас в лесу есть хищные звери?

При мысли о том, что пока я там бегала, на меня мог накинуться волк или медведь, стало дурно.

И опять это напряженное молчание. Мужчина сверлил меня взглядом. Не знаю, что он увидел в моем лице, но наконец сказал:

– Звери тоже есть.

Он опустил глаза на мои промокшие ноги:

– Лада, принеси теплые сапоги. Гостье надо переобуться.

Тут все ожили. Девушка выбежала из комнаты. Я стянула кроссовки и мокрые носки. Женщина взяла их у меня, с удивлением осмотрела со всех сторон и поставила сушиться у печи. Вернулась Лада, неся высокие меховые сапоги с теплыми вязаными носками в придачу. Она усадила меня на лавку. Я закатала влажные джинсы, натянула носки и сунула ноги в сапоги. Сразу стало намного уютнее.

И тут меня пронзила мысль – телефон! Я же сунула его в рюкзак. Идиотка! Бегаю по лесу, переживаю. Можно же позвонить. И есть GPS. Открою карту и посмотрю, куда меня занесло, подумала я с облегчением. С этими мыслями схватила рюкзак и начала судорожно рыться в нем в поисках телефона. Достав его, заметила удивленные взгляды хозяев. Может, они никогда не видели мобильников, пожала я про себя плечами.

Меня ждал облом – сети не было. Рано радовалась.

– У вас сеть здесь где-нибудь ловит? – безнадежно спросила я, но по непонимающим взглядам всех троих стало ясно, что ответа ждать не стоит.

– Что это? – указал пальцем на телефон мужчина.

– Сотовый.

– Можно посмотреть?

Я протянула ему аппаратик, который он с осторожностью взял.

– Радомир! – предостерегающе сказала женщина, но он пресек ее взглядом.

Повертел мобильник в руках. Черный экранчик внезапно «ожил».

– Откуда свет? – растерянно спросил он.

– При нажатии на клавиши включается подсветка экрана.

– И для чего он?

– Для связи, – терпеливо пояснила я. – Вы же знаете, что такое телефон?

Он молча смотрел на меня. Ладно, зайду с другой стороны.

– Вы знаете, что такое электричество? – Глядя в непроницаемое лицо Радомира, нельзя было сказать, понимает ли он меня.

– Нам это не знакомо, – наконец ответил он и вернул мне телефон.

Я была уверена, что он хотел бы более подробно изучить его. Быстро положила сотовый в рюкзак, как говорится, с глаз долой… Интересно, куда же меня занесло?..

Тут раздались голоса и в дом ввалились несколько молодых людей. Они все с интересом уставились на меня. Я даже поймала несколько пристальных взглядов на мои ноги. Заметно, что в джинсах девушки тут не ходят. Задрав подбородок, я также начала рассматривать их. Одеты парни тоже были в стародавнем стиле, только обуты в меховые сапоги наподобие тех, какие мне дали, и, помимо рубах и камзолов, на них были плащи длиной до середины голени. Все ясно – вернулись те, кого посылали в лес.

Впереди стоял парень, которого я уже видела, когда только спустилась с холма. Высокий, мускулистый. Черные волосы до плеч обрамляли красивое, гладкое, без бороды, лицо с золотисто-карими, даже можно сказать янтарными, глазами.

– Что расскажешь, Драгомир?

– Мы прошли по ее следам. Они заканчиваются на поляне, шагах в пятистах от места, где она вышла.

– И? – нахмурил брови Радомир.

– И все. Следы начинаются в середине поляны, как будто она с неба упала. – После этих слов все подозрительно уставились на меня.

– Нечего на меня так смотреть, – огрызнулась я. – С неба я точно не падала!

– Тогда откуда ты взялась, девушка? – мягко спросил Радомир.

– Я уже вам все рассказала. Может, вы теперь объясните, где я нахожусь?

Хозяин дома крякнул.

– Ты в нашем поселении. Мы Охотники. До ближайшего поселения много верст, а до города, где правит князь Мислав, еще больше. Так как же ты здесь оказалась, девушка?! – последние слова он произнес с нажимом.

Князь?! Правит?! Где я?! Может, это поселение сумасшедших, которые живут в своем воображаемом мире? Телефонов нет, электричества нет. Как вообще себя ведут при встрече с безумными? На первый взгляд они не буйные, но это же только на первый. Волна страха стала подниматься во мне. Я глубоко вдохнула, пытаясь взять себя в руки.

– Скажите, пожалуйста, а какая это область? – постаралась произнести я спокойно. Не могла же Лерка так далеко нас завезти.

Они переглянулись между собой.

– Это земли князя Мислава, – терпеливо, как ребенку, ответил Радомир.

– Мы же в России? – полуутвердительно-полувопросительно прошептала я.

Тишина была такая густая, что хоть ножом режь.

– Мы не знаем, где это, – ответил Радомир.

И, глядя на их серьезные, непонимающие лица, я поняла, что они действительно не знают. В ушах вдруг зазвенело, тело стало легким, и впервые в жизни я грохнулась в обморок.

Пришла в себя, лежа на узкой кровати с чем-то холодным на лбу. Рядом со мной сидела Лада. Подняв руку, я сняла со лба влажное полотенце.

– Ты очнулась! – с облегчением сказала девушка.

Я огляделась по сторонам. Мы находились в небольшой, просто обставленной комнате. Возле противоположной стены, на которой висел ковер с изображением охоты на медведя, стояла еще одна кровать и сундук с кованой крышкой.

– Где я? – спросила слабым голосом.

– В моей комнате, – ответила Лада.

– Я что, грохнулась на пол перед всеми?

– Ну, не то чтобы… Когда ты начала оседать, тебя успел подхватить Драгомир и принес сюда, – при этих словах она покраснела.

Наверное, порог этой комнаты никто из мужчин, кроме отца Лады, не пересекал. Из соседнего помещения доносился гул голосов.

– Я долго была без сознания? – спросила, привставая.

– Примерно четверть часа, – ответила девушка, забирая у меня полотенце.

– Они еще там? – спросила я, косясь на дверь.

– Да. Обсуждают твое появление.

Тут раздался стук в дверь и просунулась голова Драгомира. При виде его лицо Лады просто засветилось. С душевными привязанностями этой девушки все ясно.

– Пришла в себя? – спросил он, обеспокоенно глядя на меня. – Может, воды принести?

– Спасибо. Мне уже лучше.

Я села и увидела в конце кровати свой рюкзак. Потянув за лямку, поставила его себе на колени. Открыла замок, достала термос с кофе.

– Что это? – спросил заинтересованно Драгомир, заходя в комнату.

– Термос. – Я отвинтила крышку. – А в нем кофе.

Налив ароматный напиток, отпила глоток и блаженно зажмурилась. Он был еще горячий, в меру сладкий, а от любимого запаха начал таять ледяной комок у меня в груди. Я почувствовала, что ко мне возвращаются силы. И только сейчас заметила, что Лада и Драгомир пристально смотрят на меня.

– Кофе будете? – любезно предложила я.

Лада отрицательно замотала головой, а Драгомир после секундного замешательства кивнул утвердительно.

– Ты сама его готовила? – спросил он.

– Да. Не бойся, не отравлю, – фыркнула я.

Я сняла с низа термоса вторую чашку и плеснула ему кофе. Не больше половины, а то вдруг ему не понравится. Парень бережно двумя руками принял емкость и, глядя мне в глаза, сделал глоток.

Лада сдавленно вздохнула и каким-то удивленно-растерянным взглядом посмотрела на Драгомира.

Он допил кофе и так же, обеими руками, протянул мне пустую чашку.

– Благодарю. Было вкусно, – произнес парень, чем заслужил еще один вздох от Лады.

Он продолжал пристально взирать на меня. Чего-то ждет? Если еще кофе, то я не поделюсь. Неизвестно, как надолго я тут застряла, а для меня, кофеманки, он на вес золота. Непонимающе я перевела взгляд на Ладу. Она была бледна, а ее в глазах затаилась горечь. Драгомир же лукаво улыбнулся мне уголками губ. От неловкости меня спасло появление Радомира.

Его проницательный взгляд охватил всех нас. Задержался на термосе и пустой чашке в моих руках.

– Рад, что ты пришла в себя. Драгомир, пошли. Для тебя есть задание. – И пояснил мне: – Ты сказала, что была с друзьями. Мы решили устроить дежурство близ леса, а вечером зажжем костры. Если они еще там, им будет легче выйти.

Развернувшись, они покинули комнату.

Я посмотрела на Ладу. Ее нежное лицо было еще бледно, и она взирала на меня глазами щенка, которого незаслуженно ударили.

– Лада, в чем дело? – твердо спросила я. – Что сейчас произошло? Я нарушила какое-то ваше правило?

Она отвернулась, теребя в руках полотенце.

– В наших местах, если девушке нравится парень, она готовит для него напиток и предлагает ему, – проговорила Лада глухо. – Если парню приятно внимание девушки и она люба ему – он выпивает его, глядя ей в глаза. – Лада тяжело вздохнула и продолжила: – Если она очень люба ему и ей есть место в его сердце – он хвалит напиток.

При этих словах она судорожно вздохнула.

– Лада, посмотри на меня, – сказала я растерянно.

Расправив плечи, она повернулась ко мне. В красивых голубых глазах, окаймленных пушистыми ресницами, застыли непролитые слезы.

– Поверь, я не знала об этом вашем обычае. В моих местах, если девушке нравится парень, она флиртует с ним. Ну, в крайнем случае прямо говорит об этом. – При этих словах глаза Лады широко распахнулись. – Дома я могу сколько угодно предлагать парням напитки, и это ничего не значит. Подумай сама, я только сегодня у вас появилась, меня скоро найдут, и я уйду отсюда навсегда.

– Но он-то все знал! – обвиняюще сказала Лада.

– Скорее всего, просто догадался, что, предлагая ему выпить кофе, я ничего такого не подразумевала, – увещевала я. – Приняв его, он просто посмеялся надо мной.

Лада посмотрела на меня с недоверием и надеждой. А у меня в груди начала закипать злость. Вот же гад! Я поделилась с ним дорогим мне напитком, а он разыграл весь этот спектакль.

Увидев мои полные злости глаза, Лада заметно успокоилась. Проведя рукой по волосам, я поняла, что они у меня совсем растрепались. Вздохнув, села на кровать, засунула в рюкзак термос и достала расческу с зеркальцем. Лада заинтересованно следила за моими манипуляциями. После нашего разговора на ее лицо вернулись краски, и я надеялась, что мы достигли взаимопонимания.

Открыв зеркальце, я посмотрела на свою помятую физиономию и начала расчесывать волосы. Они у меня густые и слегка вьющиеся, длиной чуть ниже лопаток, рыжевато-медового цвета.

– Лада, не стой над душой, – сказала я девушке и указала на место рядом с собой.

Она села на краешек кровати и завороженно уставилась на зеркальце, которое я зажала между колен. Господи, неужели у них и зеркал нет?! Я собрала волосы в хвост и стянула их резинкой.

– Хочешь посмотреться? – я протянула ей зеркальце.

Оно было обычное, в металлической оправе, крышка украшена узором. Когда его открываешь, то с одной стороны обычное зеркало, а с другой увеличивающее. В общем, не больше ста рублей в подземном переходе.

Лада бережно взяла его, провела пальцами по своим губам, дотронулась до щеки.

– Лада, у вас что, нет даже такой ерунды? – тихо спросила я.

– В городе продаются, но они очень дорого стоят.

– И ты никогда не видела свое отражение?!

– Видела в детстве. У мамы было маленькое зеркальце, но потом… В общем, оно разбилось, – закончила девушка и протянула мне зеркало.

– Оставь себе.

– Но это очень дорогой подарок, я не могу его взять!

Лада была серьезна.

– Поверь, у нас такое сущие копейки стоит, а мне будет приятно, если ты примешь этот подарок. К тому же у меня вот еще что есть… – Я порылась в рюкзаке и достала пудреницу. Открыв ее, продемонстрировала еще одно зеркало с компактной пудрой. Видя удивленный взгляд Лады, я тяжко вздохнула. – Только не говори мне, что ты и пудру не видела.

– Видела, но она у нас не такая, а рассыпчатая. И пользуются ею только богатые дамы. – Девушка пытливо на меня посмотрела. – Кристина, ты благородного происхождения?

Вот, блин. И что тут скажешь? Неужели я попала во временную дыру? А что, вполне похоже. Дома старые, про электричество не слышали…

– Какой сейчас год? – импульсивно спросила я.

– Год Волка, – удивленно ответила Лада.

Мда, это многое объясняет… Так как девушка все еще ждала ответа на свой вопрос, я попыталась объяснить:

– Лада, я такая же девчонка, как и ты. Пусть я не понимаю, как тут оказалась, но могу поклясться, что не имею никакого отношения к вашему благородному сословию.

Она недоверчиво мне кивнула и прижала зеркало к груди.

– Пошли к остальным. Если они собрались встречать моих друзей, то я их хотя бы опишу.


Глава 3

Парни уже собирались уходить, а теперь во все глаза уставились на меня. Я полоснула злым взглядом по Драгомиру, он же, зараза, чуть поклонился мне с легкой улыбкой. У меня просто руки зачесались от желания его придушить.

Я перевела взгляд на Радомира:

– Давайте я расскажу, как мои друзья выглядят.

Он кивнул мне.

– Со мной была девушка ростом, – я подняла руку на уровень глаз, – зеленоглазая, волосы черные, чуть выше плеч. Одета в черные узкие брюки и светлый свитер. Сверху короткая темная ветровка. У нее потрясающая улыбка. Ее зовут Лера. Она очень веселая…

При мыслях о подруге у меня ком встал в горле. Где она теперь? Неужели бродит по лесу, ищет меня?..

При моем описании молодые люди оживились и все как один заулыбались.

– Ну, теперь не будет недостатка в желающих ее поискать, – сказал Радомир, улыбаясь в бороду. – Главное, не замечтайтесь и смотрите по сторонам.

– У такой небось и водица со вкусом меда, – сказал один из парней, и все заржали.

Я взяла себя в руки и продолжила:

– С нами были два парня.

При этих словах улыбка Драгомира померкла.

– Ростом примерно как вы. Один светловолосый, с короткой стрижкой. Одет в джинсы, – я показала на свои, и парни снова уставились на мои ноги, – и темную куртку. Второй темноволосый, тоже в джинсах и ветровке, цветом примерно как у меня. Он носит очки в темной оправе.

– У вас принято девушкам ходить с парнями в лес? – холодно спросил меня Драгомир.

Я ощетинилась:

– Мы приехали за грибами! Если бы было желание уединиться, для этого не надо было бы забираться так далеко!

Какого черта? Может, он мне еще и мораль читать начнет?

– И как, нашли? – гнул свое Драгомир.

– Лера нашла, и даже много, – ответила я, зло глядя ему в глаза.

– А ты?

Нет, ну чего он прицепился?

– А я не искала. Просто гуляла, вороша листву и дыша свежим воздухом.

– А как же тот парень в ветровке, цветом как и твоя? – Янтарные глаза смотрели на меня холодно и требовательно.

– Он был с Лерой и Димой. Его Егор зовут. – Я закипала, но старалась этого не показывать. По какому праву он меня допрашивает?!

– И почему же он оставил тебя одну? – продолжил Драгомир.

– Потому что хорошо разбирается в грибах и показывал Лере, какие съедобные, а я не малый ребенок, требующий защиты! – Я яростно смотрела в глаза Драгомиру.

– Как скажешь, – сказал он вежливо. – Но теперь ты тут, заблудилась и нуждаешься в помощи.

Я просто задохнулась от ярости, а этот наглец чуть кивнул мне головой и вышел. За ним потянулись остальные ребята.

Взглянула на Радомира. Он вроде бы выглядел безучастно, но я заметила, что мужчина еле сдерживает смех.

– Лада, помоги мне, скоро будем обедать, – сказала Улана и заметила зажатое в руке дочери зеркало. – Что это у тебя?

– Подарок Кристины, – ответила девушка и протянула его матери.

Женщина удивленно и бережно взяла его. Посмотрев на себя, она дотронулась рукой до чуть посеребренных сединой волос. Лада была очень похожа на мать. Обе черноволосые, с правильными чертами лица, статные. Даже через годы Улана сохранила стройность фигуры. Только глаза у дочери были голубые, как у отца, а у Уланы – светло-карие.

– Спасибо, – сказала мне женщина.

Радомир подошел к жене и взял у нее вещицу. Повертел, покрутил, обратил внимание на узор на крышке.

– Красиво сделано, – произнес он. – Есть и у вас умельцы.

– У нас их штампуют машины, – зачем-то брякнула я.

При этих словах хозяин дома приподнял брови и отдал зеркало дочери.

– Радомир, скажите, пожалуйста, здесь действительно нет поблизости поселений? – решила все же уточнить я.

– Тут недалеко протекает небольшая река Ибь, она впадает в более полноводную Илгу. Там и находится поселение Рыбаков. Это несколько часов пути отсюда. Ближе никто не живет, у нашего леса плохая слава.

Я непонимающе смотрела на мужчину, но он ничего и не пояснил.

– Вы говорили о городе, – продолжила я. – Скажите, он какой?

– Он огромный, обнесен крепостной стеной, там большие каменные дома, хотя ближе к окраине много таких, как наш. Лавки, рынок. Вокруг города раскинулись прилегающие деревни Земледельцев. Город от нас далеко. Обычно, когда собираемся с товаром на продажу, то выезжаем в ночь, чтобы быть там к утру.

Отчаяние охватило меня. На подгибающихся ногах я подошла к лавке у стены и рухнула на нее. Нет, это не община староверов, которые просто отгородились от мира, и не сборище сумасшедших. Тут целый свой мир: с селениями, городом, князем-правителем… Они не могли бы существовать в нашем современном мире незамеченными. Значит, или туман занес меня в прошлое, или я в… параллельной реальности. И ни один из вариантов не радовал. На меня навалилось пронзительное чувство одиночества.

Я закрыла лицо ладонями. От осознания того, что Лерка со спасателями не появится и не начнет на меня орать, что только я могла заблудиться в трех соснах, по щекам потекли горючие слезы.

Я почувствовала, что меня обняли по-матерински ласковые руки.

– Не плачь, милая, – проговорила Улана с сочувствием. – Все наладится.

– Как?! Меня никогда не найдут! – прокричала я, подняв к ней мокрое лицо, и рассмеялась.

При мысли о том, что я останусь непонятно где навсегда, у меня началась истерика. Улана молчала, по-прежнему крепко обнимая меня.

Когда совсем не осталось ни сил, ни слез и я могла лишь тихо всхлипывать, передо мной появилась кружка с водой.

– Выпей, – приказала Лада.

Я послушалась. Холодная вода меня остудила. Краем глаза я заметила Радомира, который стоял посреди комнаты как пришибленный, не зная, что делать. Наконец, пробормотав что-то о делах, он пулей выскочил из дома. Мысленно усмехнулась: «Где бы я ни оказалась, а мужчины везде одинаковы – им легче горы свернуть или сразиться с врагом, чем стать свидетелем женской истерики».

Лада помогла мне умыться, и я принялась вместе с ней накрывать на стол. Такие обыденные хозяйственные дела меня успокоили и вернули утраченное чувство равновесия.

Вернулся Радомир. С ним пришли парень лет двадцати пяти и гибкая девушка лет двадцати, которая держала его за руку.

– Знакомься, – сказал мне Радомир. – Это мой старший сын Владлен и его жена Злата. Есть еще младший, но он вернется к вечеру. А это наша гостья Кристина.

– Приятно познакомиться, – улыбнулась я.

Улана и Лада начали споро доставать обед из печи.

Мы сели за стол. Я рассмотрела Владлена. Он был очень похож на отца, такой же светловолосый, основательный, с пронзительным взглядом светлых глаз. Злата же была намного ниже мужа, с неброскими чертами лица, но когда она улыбалась Владлену, то преображалась, становясь очень хорошенькой.

– Вы молодожены? – вырвалось у меня.

Радомир засмеялся:

– Неужели это так бросается в глаза?

Я смутилась. Ну чего лезу?

– Мой сын построил свой дом недалеко от нас, – с гордостью заявил Радомир.

– Ты обязательно его заметишь, наша крыша украшена коньками, – сказал Владлен. – Заходи в гости.

– Спасибо, – ответила я.

Еда была простая, но очень вкусная: густая похлебка, тушеные овощи, гречневая каша с мясом и душистый домашний хлеб. В кувшине – квас. Мне налили немного, но, отпив, я поняла, что этот напиток на любителя.

Перед трапезой хозяева поблагодарили за пищу великого Леда, и у меня вновь кольнуло сердце: «Непохоже, чтобы тут слышали о христианстве». Радомир завел разговор с сыном о текущих делах и о том, что пора бы пополнить запас дров. Меня ни о чем не спрашивали, чему я была очень благодарна.

Злата с Владленом сидели напротив меня, и я обратила внимание на вышивку на ее сарафане: затейливое переплетение ярких цветов, листьев и стеблей. Смотрелось шикарно.

– Очень красивый рисунок, – сказала я Злате, указав пальцем на ее грудь.

– Это она сама вышивает, большая мастерица, – с затаенным одобрением заявила Улана.

Злата благодарно кивнула свекрови, ее лицо окрасилось легким румянцем. Она задумчиво посмотрела на мой однотонный синий свитер. Я была уверена, что в ее голове уже рождаются узоры, как его можно расшить.

Улана принялась расспрашивать Злату, как идут дела в их молодом хозяйстве, а я погрузилась в свои невеселые мысли.

После обеда, когда женщины убрали со стола, Владлен с женой засобирались домой. Лада предложила мне выйти прогуляться, сказав, что покажет мне их хозяйство и округу, если мне это интересно. Конечно же, мне было интересно.

Странно, вроде бы другой мир, а все оказалось примерно так же, как у моей бабушки в селе, куда меня отправляли родители на летние каникулы. Оттуда я всегда возвращалась загоревшая и вытянувшаяся.

Рядом с домом был построен хлев для скота. Они держали корову и овец, которые сейчас были на выпасе, лошадь, кур, но гусей и свиней я не увидела. Также на участке имелись баня и деревянный колодец. В конце фруктового сада росли кусты малины. За домом раскинулся огород, где нашлось место и грядкам с лечебными травами.

Соседние дома живописно располагались в отдалении. Я обратила внимание на какую-то постройку, которая виднелась справа на отшибе и была почти вся скрыта деревьями.

– А что там? – указала я рукой.

– Кузница.

– Ух ты! Самая настоящая? – восхищенно произнесла я. – А мне разрешат посмотреть? Я никогда не была в кузнице.

– Тут недалеко ключ бьет, давай сходим за водой? – перевела тему Лада.

– А как же колодец? – удивилась я.

– Из колодца мы берем воду для животных, уборки, купания. Но вода в ключе считается особенной, дающей силы и здоровье, на ней мы готовим.

Лада взяла ведра с коромыслом, и мы пошли к роднику. Я с интересом вертела головой во все стороны. Нам встретились несколько человек, с которыми Лада поздоровалась, они с любопытством меня рассматривали, но близко не подходили. Какой-то мужчина с неопрятной, заросшей бородой при виде меня плюнул себе под ноги и злобно на меня зыркнул.

– Не обращай внимания, – сказала Лада. – Это Гектор, у него в прошлом году пропали две дочери в лесу, и он от горя озлобился. Лису жалко, а вот Чарушу нет – та еще змея была.

Я с удивлением посмотрела на Ладу. Вот уж не ожидала, что она способна так о ком-то отозваться.

После этих слов между нами повисло молчание.

«Тут недалеко» вылилось в прогулку минут на двадцать. Источник находился чуть в стороне от деревни. Спустившись по склону, я увидела родник, выложенный камнями, и сооруженный деревянный помост для удобного набора воды.

– Он бьет со времен прадедов наших прадедов. И никогда не замерзает.

Лада споро наполнила ведра.

– Попей. Она силы приносит, – сказала Лада серьезно.

Да уж, это мне сейчас необходимо. Встав на колени, я зачерпнула пригоршню ледяной воды.

Потом девушка ловко подцепила коромыслом ведра, и мы двинулись в обратный путь.

Домой мы добрались без приключений. Пока Лада ставила воду и разговаривала с матерью, я прошла в ее комнату и достала из рюкзака сотовый. Половина пятого… Я села на кровать и задумалась.

Неужто мне суждено тут остаться?! Я абсолютно городской человек, наслаждающийся благами цивилизации. Да мне на пикник выехать лень – шашлык можно и в ресторане поесть. Я в отличие от Леры и в походы-то никогда не ходила. Да, ребенком гостила у бабушки в деревне, но у нее к дому были подведены газ и вода. Помимо летнего душа родители сделали ванную в доме, где я и любила плескаться. На огороде меня работать не заставляли. И самое главное – там были магазины. Где и как мне жить в этом мире? Да и кому я тут нужна?! Стало страшно.

Вдруг в голову пришла мысль, и я удивилась, как об этом сразу не подумала. Если Драгомир говорит, что мои следы появились на поляне в лесу, – значит, это она перенесла меня сюда и соответственно то, что является входом, может быть и выходом! Меня затопило облегчение. Надо срочно бежать на поляну. В лесу снег, и я тоже могу спокойно пойти по своим следам. Черта с два я оттуда уйду, пока она меня не вернет обратно, да я там ночевать буду!

Я начала стремительно соображать, что мне нужно. Так, кроссовки еще сохнут, но я сейчас в сапогах, а для леса они как раз подходят. В моей ветровке я там замерзну, значит, надо попросить у Лады что-нибудь надеть сверху. Так как я перенеслась сюда одна, то и уходить необходимо одной, то есть ретироваться тихо и незаметно. Уф! Я выдохнула, накинула рюкзак на плечо и, стараясь сделать безмятежным выражение лица, вышла из комнаты.

– Ты в порядке? – спросила Улана, с беспокойством глядя на меня.

Она вымешивала тесто.

– Да, все хорошо.

– А я вот пироги затеяла на вечер. Ты же у нас в гостях, – улыбнулась женщина.

– А где Лада?

– Вышла набрать воды животным.

Меня поразили душевность и гостеприимство этих людей.

– Спасибо вам большое. Я очень рада, что познакомилась с вами, – произнесла с чувством, чем заслужила уже более внимательный взгляд Уланы. Но, сделав «лицо кирпичом», как бы между прочим спросила: – У вас есть что-нибудь накинуть на плечи? Хочу прогуляться по вашему саду, а в ветровке я немного продрогла.

Я, конечно, преувеличила, так как на улице было хоть и по-осеннему, но тепло.

– Да, милая. Выйди в сенцы, там слева висит плащ Лады.

– Спасибо! – И, замявшись на мгновение, я вышла из комнаты.

Оказавшись на улице, быстро осмотрелась и накинула шерстяную накидку поверх ветровки и рюкзака. Прогулочным шагом прошла мимо окон в противоположную от хлева сторону, где должна была быть Лада. Скрывшись из зоны видимости, стремительно двинулась от дома к дороге, по которой мы шли утром с Радомиром.

Мне надо было пройти мимо еще двух домов. При приближении к первому я замедлилась и перешла на неспешный шаг. Его я миновала без проблем. А во дворе второго оказалась женщина, которая с удивлением уставилась на меня и провожала взглядом. Я продолжила идти, хотя сердце колотилось как бешеное и мне хотелось бежать. Наконец деревня осталась позади, и я стала подниматься к тому месту на холме, где я вышла из леса.

Когда до него оставалось уже метров сто, я услышала крик. Слева, вдоль кромки чащи ко мне бежал человек и размахивал руками. Справа приближался еще один, но он молчал. Я выругалась – охотники! Как же я могла забыть, что они пошли патрулировать лес в поисках моих друзей.

Я стрелой полетела к месту, где стояла утром. Вот когда мне пригодились пробежки по выходным с Лерой. Я затормозила уже у самого леса и посмотрела по сторонам. Охотник слева был еще далеко, а вот тот, что несся справа, заметно сократил между нами расстояние. Я рванула вперед. Мне бы только добраться до поляны.

Чем дальше в лес, тем глубже становился снег, и дыхание начало сбиваться. За спиной слышался хруст снега – значит, охотник уже в лесу, но за шумом в ушах я не могла понять как далеко. Бежала по своим следам, надеясь, что мне хватит сил.

Впереди среди деревьев забрезжил просвет – поляна! Не успела обрадоваться, как меня сбили с ног и я впечаталась лицом в сугроб, вдобавок сверху придавило тяжелое тело. Последние остатки воздуха вышибло из легких. Я попыталась вдохнуть, но в нос и рот забился снег.

Давящий на спину вес исчез, и меня перевернули, как тряпичную куклу. Отплевываясь и фыркая, я судорожно дышала и пыталась разлепить склеенные от снега ресницы. Когда мне это удалось, я увидела разъяренное лицо, которое начинала ненавидеть, – Драгомир! Конечно, ну кто еще это мог быть. Он навис надо мной. Его ноги переплелись с моими, а свой вес он удерживал руками. Он начал трясти меня, цедя слова сквозь зубы:

– Ты что творишь?! Остатки ума растеряла?!

Он тяжело дышал после бега, а выражение янтарных глаз было просто безумным.

– Тебя куда понесло? – эти слова он прошипел, приблизив свое лицо ко мне.

– Мне надо на поляну! – с отчаянием прокричала я.

– Зачем?!

– Я хочу вернуться!

Сзади Драгомира окликнул другой охотник. Он оглянулся, приподнимаясь, и махнул ему рукой, чтобы тот уходил. После чего встал и вздернул меня за собой. Я покачнулась, потеряв равновесие, уткнулась ему в грудь и тут же отпрыгнула. Он схватил меня за руку и потащил за собой в противоположную от поляны сторону.

– Мы идем обратно, – категорично сказал он.

Я уперлась обеими ногами:

– Я иду на поляну!

Не споря, он подхватил меня, забросил через плечо себе за спину и размашисто зашагал к выходу из леса. Я замолотила кулаками по его спине.

– Ненавижу тебя! – заорала, чем заслужила увесистый шлепок по ягодицам.

От обиды, что была так близка к цели, мне на глаза набежали слезы. Моргая, я пыталась прояснить зрение и была способна только наблюдать, как она удаляется из виду. Вдруг мне показалось, что там мелькнула тень. Протерев глаза рукой, я посмотрела еще раз. Действительно, между деревьев опять что-то мелькнуло, и опять…

– Драгомир, там что-то движется! – не успела договорить, как он мгновенно перешел на бег.

Я болталась как куль и пыталась разглядеть, что же там мелькает. В первый момент я подумала, а вдруг кто-то из ребят-охотников бродит по лесу, но, присмотревшись, увидела лишь низкорослые темные фигуры, скользящие между деревьев. Они пытались нас обогнуть и отрезать выход из леса. Но мы уже миновали глубокий снег, теперь он был лишь по щиколотку, и Драгомир еще увеличил скорость.

Пулей выскочив из леса, он резко остановился и спустил меня с плеча. Я не удержалась и шлепнулась на попу. Широко распахнутыми глазами смотрела снизу вверх на Драгомира, который пытался отдышаться. Потом перевела взгляд ему за спину, ожидая, что в любой момент выскочат те страшные фигуры. Но они не появились, лишь их тени мелькали среди деревьев.

– Вы успели! – к нам подскочил второй охотник.

– Что это было?! – воскликнула я.

– Гроги.

Как будто это могло мне что-то объяснить. Я поднялась, потерла ушибленную пятую точку, отряхнула одежду от прилипшего снега и спросила:

– Это звери или люди?

Они во все глаза уставились на меня.

– Ни то и ни другое, – ответил Драгомир.

Вот замечательно, теперь все ясно стало.

– Мне надо в лес, – сказала я.

Драгомир посмотрел на меня как на сумасшедшую, приблизил свое лицо вплотную ко мне и прошипел, в бешенстве цедя каждое слово:

– Если ты еще хоть раз приблизишься к лесу, я перекину тебя через колено и отшлепаю так, что ты сидеть не сможешь.

– Да кто ты мне такой?! – так же зашипела я. – Ни отец, ни брат, ни муж.

– Если для этого надо будет на тебе жениться – я это сделаю!

Я потеряла дар речи. Охотник, стоящий рядом с нами, с отвисшей челюстью переводил взгляд с меня на Драгомира.

– Я сейчас тебе жизнь спас!

– Не жди, что скажу спасибо! – выкрикнула я, и мы зло уставились друг на друга.

– Милослав, проводи ее к Радомиру, а то я за себя не ручаюсь, – сказал он и, развернувшись, зашагал прочь.

Милослав проводил его потрясенным взглядом.

– И останься возле дома, на сегодня ты ее тень, – бросил ему Драгомир через плечо.


Глава 4

Мы неспешно пустились в обратный путь.

– Он всегда такой бешеный? – спросила я после недолгого молчания.

– Драгомир всегда хладнокровен и сдержан.

– Оно и видно, – хмыкнула ядовито.

– Я его таким впервые видел, – потрясенно признался парень.

– А кто такие гроги? – спросила я.

– Это… Давай тебе лучше Радомир расскажет.

Мы опять замолчали.

– А как мне попасть на поляну, где я появилась?

Милослав даже споткнулся и посмотрел так, будто у меня вторая голова выросла.

– Ты не слышала, что сказал Драгомир?!

– Слышала. Но я не обязана его слушаться, – спокойно заявила я. – Эти гроги, они же не всегда там рыщут?

Милослав не ответил, продолжая таращиться на меня.

– Ну, посуди сам, – настаивала я. – Утром, продираясь по лесу, я никого не видела. Вы ходили по моим следам, и грогов тоже не было. Так ведь?

Он лишь зачарованно кивнул.

– Значит, если пойду туда завтра, то их может там уже не быть. – Логика моя была безупречна.

– Да зачем тебе туда нужно?! – не выдержал он.

– Понимаешь, Милослав, я непонятно как появилась на той поляне. Ты же видишь, что я не из ваших мест. Надеюсь, что если встану на то место, где начинаются мои следы, – смогу вернуться домой.

– Но ведь там могут бродить гроги!

– Но могут и не бродить! Поэтому мне нужен смелый и опытный охотник, который бы провел меня к поляне и предупредил в случае опасности. – При этих словах я проникновенно посмотрела на парня.

Он молча переваривал мои слова, а потом у него в глазах появилось понимание, чего я от него хочу.

– Не-е-ет, – протянул он неуверенно.

– Но почему?! Вы же были сегодня с охотниками в лесу, и ничего страшного не случилось. Почему бы нам завтра вместе не пойти?

У него опять отвисла челюсть.

– Тебе же Драгомир запретил к лесу приближаться?!

Ну вот, опять двадцать пять.

– А я тебе уже говорила, что не обязана его слушаться.

Я решила зайти с другой стороны.

– Ну, ты же не хочешь, чтобы я одна пошла, – посмотрела на него с надеждой. – А так и будет, если ты мне не поможешь!

Видя, что он колеблется, продолжила уверенно:

– Я буду ждать тебя утром. Если не придешь – отправлюсь одна.

Мы уже подошли к деревне и остаток пути до дома прошли в молчании.

Во дворе нас ждал Радомир.

– У вас все в порядке? – обеспокоенно спросил он.

Я лишь устало махнула рукой на Милослава и обессиленная поплелась к дому.

В сенцах вернула накидку на место и вошла в комнату. Улана готовила ужин, было тепло и уютно.

– Как прогулялась? – спросила она. – Мы тебя потеряли. Ты где была?

Я присела на лавку у стены и следила за ее ловкими движениями.

– Ходила в лес.

Улана резко развернулась в мою сторону:

– Зачем?!

– Я надеялась, что если приду на поляну, где появилась, то смогу попасть домой.

От тепла в доме меня разморило, и я прикрыла глаза, чувствуя усталость и онемение.

– Это опасно! Почему ты нас не предупредила? – сказала она с волнением.

– Я появилась одна. Надеялась, что если и вернусь одна, то смогу оказаться дома.

– А ты знаешь, как перенеслась сюда?

– Нет. Я ничего не делала для этого, поэтому и подумала, что для возвращения тоже ничего делать не придется.

– И как? Не сработало?

– Не знаю, я не дошла до поляны.

Мало-помалу Улана вытянула из меня всю историю. Я только умолчала о ссоре с Драгомиром и моем разговоре с Милославом. Она присела рядом со мной.

– Пообещай, что не пойдешь туда больше одна, – сказала она после недолгого молчания.

– Драгомир запретил мне приближаться к лесу, – пробормотала я отстраненно, не собираясь давать обещание, которое не исполню.

– Это он молодец! – с облегчением выдохнула женщина.

В дом вошел Радомир, и я открыла глаза. Он переглянулся с Уланой.

– Я уже все знаю, – кивнула она.

– Радомир, расскажите мне о грогах, – попросила я.

Он провел рукой по волосам и сел за стол лицом ко мне, собираясь с мыслями.

– Не знаю, с чего начать, поэтому поведаю все с самого начала, как мне рассказывал мой дед, а ему его.

Я лишь благодарно кивнула.

– Наш лес раскинулся на много верст. Во времена, когда деды моих дедов были молоды, в нем не было снега. Он был полон ягод, грибов, зверья, зелени и прекрасен. Вдоль леса и в нем самом имелось множество поселений Охотников. И правили в то время этими землями князь Сулибор и его жена Милена. У них было два сына и одна дочь. Старшего звали Яробор, среднюю дочь Ядвигой и младшего Владислав, – последнее имя он произнес с ударением на «и». – Старший прославился своей силой и удалью, Ядвига – красотой, а Владислав – умом и находчивостью. Люди жили и процветали под мудрым руководством князя.

Но пришла беда. Сначала появились слухи о том, что из-за дальних земель приплыли в наши края нелюди. Какой-то чародей сотворил их для мерзких дел, но не совладал с ними и погиб от их руки. Они небольшого роста, имеют руки и ноги, бочкообразное туловище, безволосую голову, но кожа у них как кора деревьев, – чародей смешал суть человека с деревом. И были они, с одной стороны, хорошими воинами, а с другой – имели мистическую связь с лесом и называли себя грогами.

Попросили они у людей пограничных земель приютить их и разрешить жить в лесах. Но люди испугались, напали на них, но в итоге все полегли. Соседи, узнав об этом, сообща напали на них и тоже полегли. Озлобились гроги и стали уничтожать все поселения.

Так они и приблизились к нашим землям. Князь созвал под свои знамена много люду и взял с собой старшего сына Яробора. Крови в той битве пролилось немало. Сулибор с сыном тоже полегли на поле боя. Печаль пришла в наши дома. Ожидали мы смерти. Тогда младший сын Владислав сел на своего коня и поскакал один на встречу с нечистью.

Вышел к нему их предводитель Харольдсон. И повел Владислав речь – рассказал о наших лесах богатых, предложил забыть обиды и поселиться в них. Харольдсон задумался. Не к битвам стремился он, а хотел спокойной жизни для своего народа и принял предложение. В честь заключения мирного договора взрезали они себе руки и обменялись кровью.

Так поселились гроги в лесу. Люди сторонились их, но не трогали. Княгиня Милена вскорости умерла, не выдержав потери любимого мужа и сына. Владислав стал князем.

Шло время, и стали люди замечать, что меняется Владислав. Видно, кровь грога нечистого в князя проникла, и когда он был расстроен или зол, принимал чудовищный облик.

Ядвига стала брата бояться и принялась подбивать людей против него. Забыли все разом, что князь для них сделал, и начали его сторониться. У Владислава в глубине нашего леса был замок, куда он приезжал отдохнуть и поохотиться. Любил он эти места и стал все чаще сюда наведываться. Но чем дольше в лесу находился, тем сильнее проявлялась его связь с окружающей природой – способность, переданная Харольдсоном.

Ядвига же продолжала люд против князя настраивать, и они взбунтовались. Сказали, что негоже чудовищу править ими. Опечалился князь Владислав и насовсем удалился в свой замок, а сестру посадил на место свое. Ядвига вскоре вышла замуж, и наш теперешний князь Мислав – ее потомок.

Владислав уединенно жил в лесу со слугами, но и те постепенно разбежались. Сестра прервала с ним общение. Начало ожесточаться сердце его против людей. И чем сильнее – тем холоднее становилось в лесу, пока не выпал там снег. Но время от времени к Владиславу стали обращаться князья, которым был нужен сильный союзник для защиты своих земель, и он разбогател, оказывая помощь. Люди разбегались, когда видели его войско, идущее дорогой. Но не сильно радовало его богатство, коль снег так и не растаял.

Шли годы, Владислав совсем потерял человеческий облик, стал предводителем грогов и даже начал на людей охотиться и есть их. Потянулись люди подальше от леса, и много поселений исчезло.

– Почему же ваше осталось? – перебила я Радомира.

– Тут жили деды наши и деды дедов, это наша земля. Есть еще такие, кто не захотел уходить, но они далеко от нас.

– Как же вы живете?

– Продаем в городе мясо, пушнину. Гроги сами из леса не показываются, только если князь ведет их в поход. Охотимся мы с осторожностью, стараемся далеко не забредать. Да и лес большой, мы с ними не часто встречаемся. Когда дрова запасаем – выставляем дозорных, чтобы предупреждали об опасности. Женщины наши за хворостом ходят. Но, правда, в прошлом году пропали две девушки Лиса и Чаруша…

После этого рассказа голова моя пошла кругом. Казалось, что я попала в одну из сказок братьев Гримм.

– Подождите, – спохватилась я, – ведь столько лет прошло. Князь же должен был давно умереть!

– Вместе с кровью грога он приобрел и долголетие, – грустно произнес Радомир.

В дом зашли Лада с ведром свеженадоенного молока и молодой парень лет пятнадцати.

– Познакомьтесь, это мой младший сын Януш, – сказал мне Радомир и представил меня: – Кристина, наша гостья.

– Я уже догадался. – Юноша обаятельно улыбнулся. – О ней все поселение гудит, как растревоженный улей.

Отец цыкнул на него.

За время рассказа на улице стемнело. Лада зажгла масляную лампу, свисающую с потолка над столом, и стала накрывать ужин.

– Сегодня Януш впервые пас стадо на дальнем лугу. Эта работа возложена на молодых людей нашего поселения, и выполняют они ее по очереди, по три дня каждый, – сообщил мне Радомир и сказал сыну: – Позови Милослава к столу, нечего ему перед окнами маячить.

Улана поставила на стол кувшин с процеженным молоком. Достала из печи запеченный картофель и мясо с овощами. В широкую плоскую тарелку выложила пироги.

– С капустой, – улыбнулась мне женщина.

– Мои любимые, – улыбнулась ей в ответ.

Я встала, стянула с плеча рюкзак, сняла ветровку и отнесла их в комнату Лады.

Зашли Милослав и Януш. Мы все сели к столу и после благодарных слов Леду приступили к еде. Вкус парного молока напомнил мне детство у бабушки. Пирог был очень вкусный, и я благодарно посмотрела на Улану.

– Постелю тебе у Лады, на месте Януша, – сказала она мне и добавила сыну: – А ты ляжешь на сеновале.

– Хорошо. Мне приятно, что в моей кровати будет спать красивая девушка. – Юноша лукаво посмотрел на меня карими глазами, чем заслужил подзатыльник от матери. Но его это не смутило, и он продолжил с аппетитом есть.

После ужина Улана ушла в «детскую» готовить мне постель, а я помогла Ладе убрать со стола и стала вместе с ней мыть посуду. Она сначала отказывалась, но я настояла. Мужчины завели неспешный разговор, при этом Милослав словно невзначай бросал на Ладу взгляды. Она же этого не замечала, даже не смотрела в его сторону. «И что она нашла в этом Драгомире?! – подумала я недоуменно. – Вот Милослав – статный симпатичный парень, и невооруженным глазом видно, что Лада ему очень нравится. Не понимаю…»

Мы расставили тарелки сушиться на полку.

– Ты пойдешь сегодня на посиделки? – спросил Ладу Милослав.

– Нет, – коротко ответила она.

– Посиделки? – заинтересовалась я.

– Молодежь вечерами часто собирается на окраине, – пояснил Радомир.

Я кивнула – молодежь везде молодежь, и не важно, в каком ты мире. У бабушки в селе мы тоже собирались после захода солнца, жгли костры, пели песни под гитару, сплетничали, флиртовали. Иногда играли в «Крокодила». Я до сих пор помню, как один парень пыхтел, извивался, причмокивал и даже делал движения, как будто танцует у шеста. Смотрелось уморительно, но слово отгадать мы никак не могли. Чего только ни передумали – все неправильно. Каково же было наше удивление, когда это оказался пылесос.

В комнату зашла Улана и кивнула мне, что я могу ложиться.

– Лада даст тебе свою рубашку переодеться, – сказала она.

– А у вас есть теплая вода ополоснуться? – спросила я. Не могу лечь спать, не умывшись и не приняв душ.

– Конечно. Сейчас налью. Лада, проводи Кристину в баню.

Улана протянула мне домотканую простыню и душистое мыло ручной работы. Лада взяла ведро с водой, и мы двинулись к выходу. Милослав тут же встал и направился за нами. «Ах, да. На сегодня он моя тень», – подумала я и вспомнила Драгомира «не злым тихим словом».

– Сиди, – резко сказала я ему. – На ночь глядя я в лес не побегу.

Поколебавшись, парень опустился обратно на лавку.


Глава 5

В бане было темно и прохладно. Лада зажгла лампу. Раздеваться совсем не хотелось, но я пересилила себя. Девушка тихонько ойкнула, увидев мои кружевные трусики и бюстгальтер.

– Что это? – с любопытством спросила она.

– Нижнее белье. А вы что, не носите?

– Нет.

– А что вы делаете во время месячных?

Вот блин, если я отсюда не выберусь, то мне это важно знать. Эх, гениальное изобретение с крылышками, увижу ли я еще вас?..

– Мы используем куски ткани, иногда перекладываем их сухим мхом, – ответила Лада, смутившись.

Ох! У меня нет слов. Я окатила себя ковшиком теплой воды, быстро прошлась мылом по лицу и телу, тщательно ополоснулась и завернулась в простыню.

– А зубы вы чистите? – с опаской спросила я.

– Конечно! – сказала, успокоившись Лада.

Она юркнула в предбанник и принесла оттуда кусок древесного угля и веточки мяты. Видя, что я смотрю с непониманием, девушка показала, как надо чистить зубы: прошлась по ним углем, прополоскала рот и зажевала кусочком мяты. Я вздохнула и повторила всю процедуру. В оставшейся воде постирала свое белье. «Надо его беречь, другого не предвидится», – подумала я.

– Где это можно высушить? – спросила я.

– В доме на печке.

– Надеюсь, оно не будет там у всех на обозрении? – обеспокоилась я.

– Ну… – замялась девушка. – Тогда давай повесим в моей комнате. Там теплая стена от печки, за ночь высохнет.

– Спасибо!

После того как я вытерлась насухо и оделась, мы побежали к дому – холодно все-таки.

Юркнули в комнату Лады. Я развесила сушиться белье, а она достала из сундука длинную сорочку. Быстро переодевшись, я забралась под одеяло.

Лада сняла сарафан и, оставшись в рубашке, тоже легла.

– А где спят твои родители? – спросила я, ведь в большой комнате кроватей не было.

– Через стенку от нас. Их дверь с другой стороны от печки.

Мы помолчали.

– Лада, а кто твой отец в поселении?

– Люди его уважают и считают главой. А Драгомир – непререкаемый авторитет среди молодых охотников, – мечтательно сказала Лада.

«Ну конечно, куда уж без него», – язвительно подумала я и незаметно заснула.

Проснулась я рано от того, что Лада уже встала и одевалась. Потом она расплела косу и начала ее расчесывать деревянной расческой с резной ручкой. Волосы у нее были шикарные – глянцево-черные, они спадали тяжелой волной. «Ну, просто живая реклама шампуня», – подумалось мне.

– Доброе утро! – сказала я и взглянула в маленькое окно – только рассветало.

– Доброе! Жених не приснился на новом месте? – спросила она меня, улыбаясь.

Я засмеялась.

– У вас тоже есть такая поговорка? Нет, вообще ничего не снилось.

Позевывая, нехотя вылезла из постели.

Сняла рубашку и аккуратно сложила ее. Было зябко. Белье за ночь высохло, и я быстро его надела, влезла в джинсы и свитер, натянула теплые носки. Заправила постель. Достала из рюкзака расческу и тоже принялась приводить волосы в порядок. Глядя на Ладу, я тоже решила заплести косичку.

– Какое интересное плетение! – воскликнула Лада, рассматривая мою прическу.

– Это французская коса, могу научить. А хочешь, сама тебе заплету? – спросила я, и руки у меня просто зачесались.

– Правда? – радостно спросила девушка.

Я решила заплести косу обратного плетения – это когда она получается выпуклой и объемной. Разделив пряди на затылке, я приступила к работе. Закончив, перевязала волосы красной лентой. Лада стала рассматривать себя в зеркальце, восторженно ахая.

Мы вышли из комнаты. Улана уже встала и выгребала золу из печи. Радомира видно не было. Мы с Ладой умылись.

– Какие вы красивые! – улыбнулась нам женщина.

– Это меня Кристина заплела, – радостно сказала Лада, вертясь перед матерью.

– Да ты мастерица. Никогда такой красоты не видела, – сказала Улана. – Пойдешь на посиделки, так тебя замучают просьбами научить такому плетению.

– Но меня научит первую! Ведь научишь? – переспросила она.

– Ну конечно же, – ответила я.

С улицы пришли Радомир и Януш. Увидев сестру с новой прической, юноша начал ее поддразнивать, что теперь все парни головы свернут, глядя на нее. Она показала ему язык и засмеялась.

Лада споро накрывала на стол. Достала вчерашнюю картошку, молоко, пироги. Я расставила тарелки. Так рано есть мне не хотелось. И тут я вспомнила про кофе – должен же еще остаться – и метнулась в комнату Лады к рюкзаку. Все уже садились за стол и с удивлением посмотрели на термос в моих руках.

– Это сосуд, в котором горячая жидкость долго не остывает, – объяснила я доходчиво. – В нем сейчас кофе. Это такой напиток. Не знаю, можно ли вам предлагать его попробовать, а то я вчера попала впросак с Драгомиром.

– Ты предложила выпить Драгомиру?! – заржал Януш, тут же заслужил неодобрительный взгляд от отца и решил меня успокоить: – Не обижайся, что он не стал пить. Его все девушки пытаются чем-либо напоить, но он всегда отказывается.

– Он выпил, – прошептала Лада.

– Что?! – выдавил Януш, и все в изумлении уставились на меня.

– Да я не знала, что это значит, когда предлагала ему. Мне уже потом Лада объяснила. А Драгомир это понимал и просто посмеялся, согласившись, – оправдывалась я.

– Ну, не зна-а-а-ю… – протянул Януш скептически. – Вот парни удивятся… А девчонки-то как от зависти позеленеют!

Мальчишка подмигнул сестре.

– Если ты кому-нибудь скажешь хоть слово, то я тебе уши надеру! – в тихой ярости сказала я, четко выговаривая слова, и, посмотрев на Радомира, добавила: – И вы меня не остановите!

Он в ответ засмеялся:

– Даже пытаться не буду.

Судя по хитрой физиономии сорванца, моя угроза не сильно его напугала. Тогда я мрачно продолжила:

– Я тебе их так надеру, что они станут большими и красными, и все девчонки будут смеяться над тобой.

Его улыбка вмиг померкла.

– А можно, я хотя бы скажу, что нашлась-таки девушка, из чьих рук он принял напиток? – жалобно попросил Януш.

Улана, глядя на всю эту сцену, засмеялась и попросила меня:

– Разреши ему, а то он просто лопнет от невозможности рассказать такую новость.

– Ладно. Но если ты хоть намеком, хоть взглядом укажешь на меня… В общем, я тебя предупредила!

Радомир сказал, улыбаясь в бороду:

– Ну, если сам Драгомир пил, угости нас, пожалуйста.

Я разлила понемногу кофе по чашкам и остатки плеснула себе.

– Он, к сожалению, уже остыл. А вообще его пьют горячим.

Я посмотрела на Януша.

– Если ты начнешь болтать, что я предлагала тебе выпить напиток… – Я не закончила фразу и посмотрела на него выразительно.

Все засмеялись, а Януш поднял руки вверх.

– Даже в мыслях не было! – Он хитро на меня зыркнул, театрально-жалобно вздохнул и тихо пробурчал себе под нос: – Ну вот, даже это уже сказать нельзя.

Лада просто прыснула, глядя на него.

– Интересный вкус, – сказал Радомир, пробуя кофе. – Я слышал про кофейные зерна, но они слишком дорогие, их привозят издалека лишь для князя и его двора.

– Ты почему не ешь? – спросила Улана, указывая глазами на мою пустую тарелку.

– Да я утром никогда не ем, только кофе.

Кстати, об утренних привычках. Мне довольно сильно захотелось в туалет. Вчера я уже ходила в их отхожее место с вырытой ямой, расположенное на улице. Я уже начала вставать из-за стола, когда в дверь постучали и вошел Драгомир.

– Доброе утро этому дому! – сказал он. – Вы не позволите мне переговорить с вашей гостьей?

Радомир удивленно кивнул, а Януш посмотрел на меня многозначительно.

– На улице! – добавил Драгомир с непроницаемым выражением лица, так как я продолжала сидеть на месте.

Нехотя вылезла из-за стола. И чего он приперся?! Вообще-то я надеялась, что Милослав придет. Так как я была лишь в носках, то подошла к печке, взяла свои кроссовки и села на лавку у стены их надевать. Драгомир в молчании ждал, следя глазами за всеми моими движениями, а когда я подошла к нему – открыл дверь, пропуская меня вперед.

– Красивая у тебя сегодня прическа, Лада, – сказал Драгомир, и девушка заалела маковым цветом.

В сенцах я задержалась на мгновение и набросила на плечи вчерашнюю накидку.

На улице я начала озираться – а вдруг Милослав где-то на подходе.

– Можешь не смотреть по сторонам – он не придет! – зло бросил Драгомир.

Я взглянула на него, и мое сердце пропустило удар – непроницаемая маска исчезла с его лица, и я увидела, что парень просто в бешенстве. В этот момент мне особенно сильно захотелось в туалет, но Драгомир схватил меня за руку и потащил подальше от дома. Я уперлась ногами, и он оглянулся посмотреть, в чем дело.

– Подожди, мне надо… – сказала я, запинаясь.

– Даже не думай сбежать. – Он крепче сжал мою ладонь и продолжил движение.

– Да подожди ты! – воскликнула я.

Он остановился.

– Что?

– Мне надо отойти… на минутку, – произнесла я тихо, выделяя последнее слово.

– Зачем?

– Надо. – Я выразительно на него посмотрела.

– Ты никуда не пойдешь, не поговорив со мной, – отрезал он и развернулся идти дальше.

– Да ты совсем тупой! В туалет мне надо! – выпалила я.

Драгомир смутился и отпустил мою руку.

– У тебя две минуты, а потом я приду за тобой! – последние слова он говорил мне уже в спину.

Я бежала к туалету, и мне было не до стеснения.

Выйдя оттуда, я направилась к Драгомиру. Он охватил меня жестким взглядом янтарных глаз, который я не смогла понять. За руку взять больше не пытался.

– Иди за мной. – Парень развернулся и двинулся к дороге, бросив через плечо: – И не вздумай сбежать!

– Да с чего ты взял, что я побегу?! – взорвалась я, шагая следом.

Драгомир резко затормозил и обернулся с таким выражением лица, что я нервно сглотнула.

– Прекрати меня запугивать! – воскликнула я, и голос предательски задрожал. Это меня окончательно разозлило, и я бросила: – Хватит тянуть. Говори, что хотел!

– Отойдем подальше. Думаю, ты бы не хотела, чтобы из дома видели, как я тебя порю.

– Чего?! Да с какой стати?!

– Я тебя предупреждал, что будет, если ты хоть приблизишься к лесу! – зарычал Драгомир.

– Но я туда больше не ходила! – возмущенно сказала я.

– У Милослава хватило ума прийти ко мне сегодня утром и рассказать, о чем ты его просила!

«Предатель! – подумала я. – А еще такой милый парень».

– Так что шагай! – Он опять схватил меня за руку и потащил за собой.

– Да с какой стати?! – Я начала упираться.

– Предпочитаешь, чтобы я сначала на тебе женился? – с сарказмом спросил он.

– Еще чего! Но за что меня пороть-то?

Видя его недоуменный взгляд, я пояснила:

– Ты сказал, чтобы я не приближалась к лесу – я к нему еще и не приближалась. Так что теоретически пороть меня не за что! – заявила я, победно глядя ему в глаза.

– Ты же решила идти в лес утром, хотя я запретил!

– Ну, так я и не ходила. Ты просто рано прибежал, кипя праведным гневом. Надо было подождать немного!

От такой наглости он на мгновение онемел, схватил меня за плечи и начал трясти.

– Ты выкинешь из своей глупой головы все мысли о той злополучной поляне! – заорал он.

– Над моими мыслями ты не властен! – заорала я в ответ. Мы замерли, в ярости глядя друг другу в глаза и тяжело дыша.

Хлопнула дверь, и на крыльцо вышел Радомир.

– Ребята, вы так кричите, что все в доме слышно, – он укоризненно и удивленно посмотрел на Драгомира.

Тот растерянно провел пятерней по волосам, пытаясь успокоиться. На улицу выскочил Януш, делая вид, что по делам, но сам с любопытством косился на нас.

– Давай отойдем, – взяв себя в руки, сказал Драгомир.

– Пороть я себя не дам, – твердо предупредила я.

– Да куда уж мне. Ты ясно объяснила, что делать это я не имею права, да и не за что пока, – усмехнулся он.

Мы неспешно двинулись по дороге подальше от дома. Драгомир молчал, а я начинать разговор не хотела.

Пришли на холм. С этого места домов видно не было, лишь пастбище с овцами. Парень снял с плеч плащ, подбитый мехом, расстелил и сел, согнув ноги, положив руки на колени. Я продолжала стоять.

Он похлопал рукой рядом с собой, не глядя на меня. Что он задумал? Я нерешительно опустилась на плащ. Так мы и сидели в молчании, а минуты шли.

– Пообещай, что не пойдешь сегодня в лес, – наконец глухо сказал он. – После вчерашнего там еще могут бродить гроги.

Я не ответила.

– Если ты выполнишь мою просьбу, то завтра я тебя сам туда отведу, – огорошил меня Драгомир.

– Почему ты передумал? – Я удивленно уставилась на него.

Он задумчиво смотрел на пастбище, а легкий ветер ерошил его темные волосы. В этот момент парень был невероятно красив.

– Потому что не хочу, чтобы ты погибла из-за собственного упрямства. Ты бы отправилась туда сегодня, если бы я не пришел? – Он пытливо заглянул мне в глаза и увидел в них ответ.

Он тяжко вздохнул и после недолгого молчания сказал:

– Ты хоть представляешь себе, что я почувствовал вчера, когда увидел тебя, идущую одну в лес! У меня в жизни момента страшнее не было, чем когда я думал, что не успею.

Я молчала в растерянности.

Снова вздохнув, Драгомир встал. Я тоже поднялась.

– По рукам? – спросил он, протягивая мне ладонь.

– По рукам! – ответила я, крепко пожав ее. Она была большая, мозолистая и горячая. Моя ладошка просто утонула в ней.

Непонятная тень промелькнула по лицу Драгомира. Он наклонился и поднял плащ. Возвращались мы тоже в молчании. Дойдя до дома, он коротко кивнул:

– До завтра! – и, развернувшись, ушел прочь.

Я вошла в комнату.

– Ты жива? – спросил Радомир. – Я думал, что вы друг друга поубиваете.

Но, увидев мое все еще потрясенное лицо, он обеспокоенно спросил:

– Все нормально? Он тебя не обидел?

– Согласился провести меня завтра к поляне, – потрясенно сказала я.

Мужчина онемел от удивления. Придя в себя, он погладил бороду и рассудительно изрек:

– Лучшего провожатого тебе не найти!

Я кивнула и устало плюхнулась на лавку.

– А ты уверена, что тебе туда надо? – спросил он задумчиво.

– А как же мне еще обратно домой попасть?

– Вдруг твое появление здесь не случайно и в нем есть какая-то цель?

– Какая же?! – с недоумением воззрилась я на Радомира.

– Что мы, маленькие люди, можем знать о планах великого Леда…

Не знаю, что он хотел мне этим сказать, но после этих слов мужчина свернул разговор. Он тут же засобирался в лес проверить силки.

– А разве это не опасно? – удивилась я.

– Они стоят недалеко от края леса, и я возьму с собой Владлена, – пояснил он.

С улицы пришла Лада.

– Ну что? О чем вы говорили с Драгомиром? Почему он так на тебя кричал? – засыпала она меня вопросами.

– Он согласился провести меня завтра к поляне, – ответила я коротко.

– А почему кричал? Я его таким злющим впервые видела! Как ты не испугалась?! Я бы со страху умерла! А почему он вчера запретил, а сегодня согласился? – затараторила она и совсем невпопад продолжила: – Ты слышала, что он сказал? Ему понравилась моя прическа! Кристина, научи меня так плести, я хочу всегда ходить с такой косой.

Я улыбнулась от такой непосредственности.

– Конечно, научу. У тебя будут такие прически, что не только Драгомир, но и все парни голову потеряют, – рассмеялась я.

Мы договорились, что как только она закончит дела, мы тут же приступим.


Глава 6

Я думала, что день будет тянуться долго: ну, как это бывает, когда ждешь чего-то. Но оказалось не так.

Мы набрали воду из колодца для хозяйственных нужд. Сходили к роднику. Я даже попробовала пройтись с коромыслом, но тут, оказалось, нужна сноровка, и Лада хохотала над моей попыткой. Я по мере сил пыталась помочь ей в домашних делах, но, кажется, больше мешала. Потом донимала Улану вопросами: как готовить в печи, какие рецепты, есть ли у них специи, что они выращивают на огороде и какие лекарственные растения от чего помогают? Перемыла полы в доме, чем крайне смутила Улану. Радомир с Владленом ушли в лес, Януш – на пастбище, и у нас была чисто женская компания. Так незаметно наступило время обеда.

Улана попросила Ладу сходить на луг, отнести младшему брату похлебку, пока та не остыла, и тут мне в голову пришла идея. Я сбегала за термосом.

– Он, конечно, предназначен для напитков, но и суп можно налить, останется горячим несколько часов.

Так мы и сделали. Я показала Ладе, как открыть и закрыть термос.

– Оставьте его себе, – сказала я. – Вам он пригодится, а мне уже без надобности. «Уже завтра я могу быть дома». – От этой мысли мое сердце радостно забилось.

Я не пошла с Ладой, потому что была уверена – Януш замучает меня вопросами о том, что произошло утром. В общем, пусть проветрится парень на свежем воздухе, может, и любопытства поубавится.

Улана в разговоре упомянула о приближении праздника Рожаны. Мне стало любопытно.

– А кто она?

– Рожана – жена великого Леда. Он повелитель всего: земли, неба, ветра, огня и воды. Но стало ему одиноко. И однажды родилась на земле девушка, краше которой не было. Она прославилась своим умом, добротой, трудолюбием. И влюбился в нее Лед. В честь своей любви и уважения позволил он ей править на земле. И время их правления разделяют дни равноденствия весной и осенью. Рожана помогает людям при посевной, а потом награждает щедрым урожаем. В день осеннего равноденствия мы благодарим ее за дары, устраиваем большой праздник всем поселением, провожаем окончание ее правления песнями и хороводами, зажигаем костры. В этот день парни выбирают себе суженых. Если девушка согласна, то спрашивают одобрения родителей и уже через неделю играют свадьбу.

Я зачарованно слушала Улану. Она лукаво улыбнулась.

– Но чаще парень гораздо раньше начинает ухаживать за девушкой, и к празднику уже все оговорено. Этой осенью выходит замуж подруга Лады.

– А за Ладой кто-нибудь ухаживает?

– Лада хоть уже и не маленькая, но еще не рассталась с девичьими мечтами. Мы знаем, кто в ее сердце. – Женщина заговорщицки подмигнула мне. – Но сумеет ли она с ним справиться?..

– А Милослав? Я видела, какими глазами он на нее смотрит.

Улана грустно вздохнула.

– Он хороший парень и нам с мужем нравится. Но думаю, дочка оценит его лишь после того, как обожжется.

– А сколько лет Ладе? – с любопытством спросила я.

– Будет девятнадцать скоро.

– Еще такая молодая…

– А самой-то тебе сколько? – улыбнулась удивленно Улана.

– Мне двадцать четыре.

– И ты еще не замужем? – в замешательстве воскликнула она. – Да неужели у ваших парней глаз нет?

Я усмехнулась:

– У нас не спешат замуж.

– Неужели и ухажера не было?

– Был. Но не сложилось, – коротко ответила я.

– Не горюй. Если Лед забрал его – значит, так нужно было и тебе предстоит дорога не с ним.

Я промолчала и не стала уточнять, что он не умер. За всеми разговорами мы не заметили, как пробежало время и вернулась Лада. Розовощекая, глаза горят, она с порога сообщила:

– Девчонкам очень понравилась моя коса. Все спрашивают, кто заплел.

В общем, все сводилось к тому, что давай учи.

– На ком же тебе показать?.. – протянула я, и мои глаза остановились на Улане.

– Даже не думайте! – категорично сказала она, но в конце концов уступила под напором дочери.

Женщина расплела косу и расчесала волосы. Я начала плести, показывая все особенности. Потом разделила волосы на пробор, и одну косу заплетала я, а другую Лада. Со второй попытки у нее получилось просто отлично. Она не могла поверить, что вроде все так просто, а в итоге такая красота. Потом я разошлась и начала показывать, как плетутся разные прически, даже Улана заинтересовалась, что там у нас получается. Лада сбегала за зеркальцем, и мы показали женщине, что у нас вышло. Закончить я решила чем-то более торжественным. Собрала длинные волосы женщины в хвост, разделила его на две части, свернула каждую в тугой жгут, переплела между собой и перекинула конец через плечо. Вид у Уланы стал очень величественный. Она ахнула, когда увидела конечный результат моей работы.

– Мама, ты сказочная красавица! – пританцовывала вокруг нее Лада.

И тут в дом вошел Радомир. Он замер, увидев жену, а она, как девушка, зарделась и потупилась.

– Засиделась я с вами, – смущенно сказала она, быстро вставая. Хотела кинуться к печке, но Радомир не дал ей, он быстро подошел и взял ее за руки, рассматривая.

– Какая же ты красивая! – сказал потрясенно, и столько нежности было в его взгляде, что я быстро потянула Ладу на улицу, чтобы оставить ее родителей наедине.


Уже лежа вечером в постели, я думала о том, как причудлива жизнь, что мое невинное увлечение плетением может принести столько радости. Я не могла забыть глаза Радомира, когда он смотрел на жену. Хотела бы и я, чтобы после стольких лет брака у моего мужчины было столько любви и нежности во взгляде. С таким романтическим настроением я и заснула.

Но приснился мне совсем не радужный сон. Туман. Опять этот чертов туман. Я бежала в нем к Драгомиру. Он протягивал ко мне руки, и его лицо, которое при общении со мной обычно искажалось злобой, сейчас просто светилось от любви. Когда я уже почти подбежала к нему, нас стеной разделил непроглядный туман.

– Нет! – услышала я его протяжный крик, и мое сердце облилось кровью. Я рванулась на голос, неслась в отчаянии, не видя куда, желая найти его.

Вдруг туман немного рассеялся, и вдалеке проступила высокая мужская фигура. Я полетела к ней, думая, что это Драгомир. Но, приблизившись, замерла на месте – от фигуры исходил не жар любви, а леденящий холод. Пыталась разглядеть лицо, но мне мешал туман, и когда я его почти увидела… проснулась с душераздирающим криком.

В комнату вбежали Драгомир и Лада. Я вскочила на постели, задыхаясь от ужаса. При виде парня у меня смешались сон и явь, хотелось броситься к нему в объятия, уткнуться в широкую грудь, крепко обнять. Наверное, что-то отразилось в моем взгляде, так как его глаза удивленно расширились. Я с трудом сдержала свой порыв, стараясь взять себя в руки.

– Кошмар. Это просто кошмар, – пробубнила я то ли им, то ли убеждая себя.

Потом широко распахнула глаза от осознания того, что Драгомир здесь, и посмотрела в окно. Уже рассвело, наступило утро.

– Ты так крепко спала, что я не стала тебя будить, – сказала Лада. – Драгомир недавно пришел, мы завтракаем.

В комнату заглянули Радомир и Улана, но, увидев, что все в порядке, скрылись.

Я пулей слетела с кровати, запутавшись в подоле длинной рубашки, и чуть не начала тут же переодеваться. Спохватившись, посмотрела на Драгомира, указав ему на дверь. Он усмехнулся, глядя на мой взъерошенный вид, направился к выходу, и его взгляд наткнулся на трусики и лифчик, которые я вчера постирала и повесила сушиться. Прежде чем покинуть комнату, он обернулся и, приподняв бровь, задумчиво протянул:

– Так вот что на тебе под этой странной одеждой…

Кровь прилила к моим щекам. Подбежав, я схватила и скомкала белье. «Черт! Черт! Черт!» – ругалась про себя.

– В общем, мы тебя ждем, – сказала тоже смутившаяся Лада и удалилась.

Стремительно одевшись, я расчесала и стянула волосы в хвост. Набросила ветровку и, захватив рюкзак, вышла из комнаты.

– Доброе утро, – сказала всем.

Они уже закончили завтрак. Януша не было. «Наверное, уже на пастбище», – подумала я. Мне предложили молочную кашу, но от волнения у меня не было аппетита, и я лишь выпила воды.

Пора было выдвигаться в лес. Я крепко обняла Улану и Ладу. Благодарно улыбнулась Радомиру. Он ужасно напугал меня своей неприветливостью в нашу первую встречу, но оказался сердечным человеком.

– Надень сапоги, в лесу снег, – сказала Улана, видя, что я в кроссовках.

Кивнув, я переобулась.

Лада хотела провести нас до леса, но я попросила ее этого не делать. Расставаться было и так тяжело, за несколько дней я привязалась к этой девчонке и ее семье.

Мы все вышли на крыльцо и замерли, глядя друг на друга.

– Возьми накидку, – спохватилась Улана и кинулась обратно в дом.

– Тебе не надо… на минутку? – тихо спросил Драгомир, наклонившись ко мне, чтобы никто не услышал. Я уже хотела резко ответить, как поняла, что он прав, и это отразилось на моем лице.

– Я подожду, – сдержанно сказал он, а в глазах плескался смех.

Двинулась к туалету, ругаясь про себя.

Когда я вернулась, то Улана подошла ко мне и накинула на плечи плащ.

– Если ничего не получится, мы с радостью примем тебя назад, – сказала она мне на ухо и крепко обняла. И я еле сдержала слезы благодарности.

Когда мы вышли из деревни, Драгомир хотел что-то сказать, но, увидев мое замкнутое лицо, передумал. Так мы и шагали – в молчании, лишь полы его плаща, шурша, развевались на ветру.

Перед тем местом на холме, где я появилась из тумана, Драгомир остановился и повернулся ко мне.

– Давай сразу договоримся о том, что ты будешь меня беспрекословно слушаться. Скажу «беги» – бежишь, скажу «стой» – стоишь. – Он был серьезен и собран.

Я отсалютовала ему, но, видя, что он не понял, торжественно поклялась.

– Иди за мной, – произнес он.

В лесу Драгомир изменился: движения стали расчетливы и экономичны, острый взгляд по сторонам, походка по-кошачьи пружиниста и бесшумна. Он стал дик и смертоносно опасен. Я же, шагая за ним, могла надеяться лишь на то, что шумлю чуть меньше слона.

С осторожностью и не спеша мы наконец вышли на ту самую поляну. Ее пересекало множество следов. Внимательно все осмотрев, он подошел к цепочке следов, которые заканчивались чуть вытоптанным местом. «Это я поворачивалась по сторонам, пытаясь сориентироваться, откуда пришла», – вспомнила я.

– Это они, – сказал Драгомир, оглянувшись на меня.

Я в волнении подошла ближе.

– Давай! След в след, – и протянул мне руку, чтобы я оперлась на нее для равновесия.

Послушавшись, я взяла его за руку, сделала несколько финишных шагов и с гулко бьющимся сердцем остановилась на пятачке вытоптанного снега.

– Отпусти мою руку, – сказала я напряженным голосом.

Нехотя он исполнил просьбу.

Ничего не происходило.

Я медленно повернулась по кругу. Посмотрела вверх на кроны деревьев, сквозь которые было видно солнце. Что же еще?

– Уйди с поляны.

Драгомиру это не понравилось, он хотел возразить, но, видя мое непреклонное выражение лица, медленно ушел, держа меня в поле зрения и зорко оглядывая все вокруг.

И опять никакого результата.

– Что ты делала, когда перенеслась сюда? – спросил Драгомир, стоя между деревьями на краю поляны.

– Ничего: шла по лесу, в задумчивости вороша листву. А потом неожиданно появился туман, который резко сгустился… Точно! Туман! Это он меня перенес!

Я оглянулась по сторонам, но день был ясный и даже никакого намека на легкую дымку не наблюдалось.

– Возвращаемся! – отрывисто сказал Драгомир.

Хотела бы я с ним поспорить, но сердцем чувствовала, что он прав – без тумана мы просто теряли время.

Без приключений мы вышли из леса. Я села на траву, смотря вдаль. Мыслей не было. Драгомир опустился рядом.

– Как часто бывает туман? – спросила я.

– За все время, что я живу, туман в лесу был впервые, когда ты появилась, – осторожно произнес он.

Я задрожала. Увидев это, Драгомир снял свой плащ и укутал меня. Вещь была нагрета его телом, и мне сразу стало тепло. Так мы и сидели. Слез у меня не было, лишь в груди свернулся ледяной ком. Это был конец всем надеждам. Я застряла в этом незнакомом мире навсегда.

Не знаю, сколько прошло времени. От долгого сидения тело затекло, я с трудом встала и пошатнулась. Драгомир тут же меня поддержал. Вернула ему плащ и пошла обратно в деревню. Он двинулся следом. Подойдя к дому, я повернулась к нему и сказала безжизненным голосом:

– Спасибо, что пошел со мной.

На крыльцо навстречу мне вышли все – наверное, увидели нас в окно.

– Можно, я побуду одна? – попросила я.

В комнате Лады бросила на пол рюкзак и рухнула на кровать, свернувшись калачиком. В голове было пусто. Я лежала, ничего не чувствуя, и сама не заметила, как провалилась в беспамятство.

Очнулась я ближе к вечеру, чувствуя себя разбитой. Пошевелилась, и с плеч сполз плащ, от которого почему-то пахло Драгомиром. Очень хотелось пить. Нехотя поднялась. Возле кровати стояли сапоги, хотя не помню, чтобы их снимала. Я вышла из комнаты.

– Очнулась? – с облегчением спросила Улана.

– Вроде да, – слабым голосом ответила я. – А где все?

– Радомир баню готовит, Лада побежала за ключевой водой для обливания. Януш еще не вернулся.

– Вы париться будете?

– Не только мы, но и ты.

– Я?

– Тебе пропариться надо. Много на тебя свалилось, девонька. От душевных переживаний телесная хворь приключиться может, а мы ее березовым веничком выгоним.

Я зачерпнула холодной воды и выпила, пытаясь все осмыслить.

– Драгомир несколько раз заходил, беспокоился, – сообщила Улана.

– Это его плащ? – Я кивнула на комнату.

– Да. Ты дрожала во сне.

– А сапоги он снял или я? Ничего не помню.

– Сапоги я сняла, – улыбнувшись, сказала Лада, заходя в дом. – Бегом в баню, отец уже все подготовил.

– Прямо сейчас?

– А чего ждать?

Улана дала мне простыни, и мы вышли.

Разделись в предбаннике, и Лада потащила меня в парную. Жар опалил мое лицо. Мы сели на широкую лавку, разогревая тело. Рядом с печью стояла кадка с водой и замоченные в ней веники.

– Как ты? – участливо спросила девушка.

Я лишь пожала плечами, и мы помолчали.

– Ой! У тебя волос нет, – вырвалось у Лады, и она указала на мой лобок.

– Мы их воском удаляем, – объяснила я.

– И они потом не растут?

– Если бы, – улыбнулась я. – Недели через две снова начинают.

Мы просидели не больше десяти минут и, завернувшись в простыни, вышли в предбанник.

Плюхнувшись на лавку, я обратила внимание на кувшин с крышкой, стоящий на небольшом столе, и чашки.

– А что там? – спросила с любопытством.

– Чуть не забыла! Это мама травы нам заварила. Они и успокоят, и сил придадут, – сказала Лада и наполнила две чашечки.

Неспешно выпив ароматный настой, мы двинулись на второй заход.

Я легла на лавку, а Лада прошлась по мне двумя вениками, начиная от пяток и заканчивая плечами. В конце окатила меня чуть теплой водой. Я повторила эту процедуру с ней. После чего мы опять вывалились в предбанник и выпили еще травяного настоя.

После третьего захода, когда повторили процедуру с вениками, мы окатили друг друга уже холодной ключевой водой, визжа и смеясь при этом. Согревшись минуту в парилке, мы вышли в предбанник.

– Может, еще разочек? – хитро спросила Лада.

– Нет, мне хватит, – смеясь, ответила я.

Баня меня взбодрила. Не скажу, что стало совсем легко, но лучше однозначно.

Одевшись и замотав волосы простынями, мы вернулись в дом.

– А вот и девочки! – улыбнулась Улана, увидев наши розовощекие лица. – Как попарились?

– Просто слов нет! Спасибо за настой из трав.

– Мы сейчас с отцом тоже пойдем, я вам в печи еду оставила, если проголодаетесь.

– Януш не вернулся? – спросила Лада.

– Пришел, поел и убежал уже.

Лада пошла в комнату за расческой, а я села на лавку у стены. Улана опустилась рядом со мной.

– Девочка, я понимаю, что тебя беспокоит, – начала она. – Мы поговорили с Радомиром, и, как я уже говорила, ты можешь оставаться у нас сколько угодно.

– И как мне дальше жить?!

– Как все живут. Глядишь, и замуж выйдешь. Парни у вас, видно, несмелые, раз ты до сих пор в девках ходишь.

– Да кому я нужна здесь?! – выкрикнула в сердцах.

– Да не скажи. – Она встала и похлопала меня по руке. – Отдыхай сегодня. Вот через несколько дней праздник Рожаны будет, познакомишься с людьми нашими. Может, и парня присмотришь.

Лада вышла из комнаты с плащом Драгомира в руках и удивленно спросила:

– Кристина, откуда он тут взялся?

– Драгомир забегал, справлялся о ней, когда она спала, – ответила за меня Улана.

– А я где была в это время?

– Ходила к Янушу с обедом.

Лада любовно провела рукой по меху внутри плаща. Вдруг ее глаза вспыхнули.

– Я отнесу ему его и скажу, что с Кристиной все в порядке.

– Лада! – воскликнула Улана, но та уже выбежала из дома.


Глава 7

Дни потянулись своей чередой. Было заметно, что все готовятся к празднику. Сначала к Радомиру приходили люди, советуясь, что и как лучше сделать, а потом он и вовсе стал пропадать дотемна.

Мы шли от родника с Ладой, когда ее начали звать с собой подруги, с любопытством косясь на меня.

– Я сама донесу, иди, – сказала я.

Девушка колебалась, но я настаивала, и она убежала.

Занеся воду в дом, я решила побродить по округе. Ноги сами привели меня к кузнице, которую я видела издали еще в первый мой день. И тут я замерла, не в силах пошевелиться. Мужчина, одетый в одни лишь кожаные штаны, раздувал меха и что-то ковал. Лица его не было видно, но со спины он был великолепен.

Мне никогда не нравились качки, увлекающиеся бодибилдингом, я предпочитала мужчин с умеренно развитой мускулатурой. Но, наблюдая за этим мужчиной, я забыла все свои предпочтения. Сила и грация его движений завораживали. Я не могла оторвать глаз от мышц, перекатывающихся под блестящей от пота кожей. Как зачарованная, я приблизилась, мечтая увидеть его лицо.

Словно почувствовав мой взгляд, мужчина обернулся.

– Драгомир… – потрясенно прошептала я.

Он неспешно положил молот и вышел из кузницы.

– Ты… но как же?.. – начала заикаться я.

Потом закрыла рот и попыталась заново:

– Ты кузнец?!

– Как видишь, – просто ответил он, насмешливо изогнул бровь и спросил: – Девушка, ты принесла мне попить?

– Да я… – растерявшись, пролепетала я. А потом вспомнила, как он провел меня с кофе, поняла, что он насмехается, вспыхнула и выпалила: – Да я тебе больше никогда не предложу выпить, даже будь ты на смертном одре!

– Не страшно, даже одного раза достаточно, чтобы проявить свои чувства.

Я задохнулась от возмущения, а потом до меня дошло, что он и себя имеет в виду, и когда осознание этого отразилось на моем лице и глаза широко распахнулись в немом изумлении, Драгомир стал серьезным.

– Ты мне нравишься, девушка, – с жаром произнес он. – А я тебе?

Он стоял передо мной, освещенный огнем из кузницы, широко расставив ноги, гордый и прекрасный, как молодой Гефест. Я проследила за каплей пота, которая прокладывала дорожку по его мускулистой груди, спустилась по рельефному животу и уперлась в пояс брюк. Я медленно подняла свой взгляд и посмотрела Драгомиру в глаза.

Меня опалило жаром. Резко развернувшись, я бросилась прочь, а в моих ушах все еще звенел вопрос: «А я тебе?»

Я залетела в дом с такой скоростью, как будто за мной гналась тысяча чертей.

Улана с Янушем с удивлением уставились на меня. Лады еще не было.

– Ты где была? – спросила женщина.

– Гуляла по округе. Случайно забрела к кузнице.

Януш хихикнул.

– У нас все девушки частенько «случайно» забредают на кузницу кто с водой, кто с квасом. А ты, случайно, попить с собой не прихватила? – и он мне подмигнул.

– Януш! – укоризненно воскликнула Улана.

– Но я не знала, что он кузнец, – пробормотала я растерянно.

– Это их семейное дело, – сказала Улана. – У Драгомира золотые руки. Даже в городе его работы очень ценят и часто приезжают к нему сюда сделать заказ. После смерти отца он уже несколько лет работает в кузнице один, есть, правда, мальчонка в подмастерьях. К тому же Драгомир самый лучший охотник у нас в поселении, никогда не возвращается с пустыми руками.

Женщина пошурудила в печке кочергой и продолжила:

– Его дом на отшибе, недалеко от кузницы. Драгомир вообще очень одинокий человек: мать умерла, когда он был еще маленьким, а его отец так ее любил, что больше не женился. Так что нет у него ни братьев, ни сестер.

Улана горестно вздохнула и села на лавку.

– Как они жили вдвоем с отцом, никого близко к себе не подпуская, так Драгомир и сейчас живет, – задумчиво сказала она.

– А наши девушки уж как только ни пытались, даже сестрица моя, – влез Януш, но замолчал под строгим взглядом матери.

– Хватит болтать, иди лучше отцу помоги. Где же Лада? Завтра праздник, надо тесто на пироги готовить.

– Я вам помогу, – предложила я.

– Хорошо, – благодарно улыбнулась Улана, и мы стали с ней замешивать тесто.

Позже прибежала Лада, и мы принялись за уборку в комнатах.

После домашних дел девушка засобиралась к подругам на посиделки.

– Пошли вместе, – уговаривала она меня. – Я тебя со всеми познакомлю.

– Нет настроения, завтра познакомишь. Давай лучше я тебе новую прическу сделаю.

Лада радостно согласилась.

В этот раз при плетении французской косы я оставляла пряди, которые потом тоже заплела. Получилось, что поверх широкой косы тянулась еще одна узкая.

Лада повертелась и радостно убежала на посиделки. Я же, лежа в постели и пытаясь заснуть, не могла избавиться от картины, отпечатавшейся у меня в мозгу, – гордо стоящий Драгомир, освещенный пламенем. «А я тебе?» – все еще слышала я вопрос.


Рано утром меня разбудила Лада.

– Распусти волосы и не снимай рубашку, – сказала она мне.

– А что мы делать будем?

– С утра все девушки и женщины идут к рябине, завязывают на ветке ленту и срывают ее кисть. Потом эту кисть вешают в доме на оконную раму. Она оберегает жилище от всего плохого, храня в нем покой, счастье и благополучие.

– А мужчины чем занимаются? – спросила я, уже встав и расчесывая волосы.

– Они сегодня в честь праздника зарежут несколько баранов, затем окропят их кровью пастбища и огороды. Это жертва богине Рожане за зеленую траву на лугах и богатый урожай.

– Где ваши поля? – заинтересовалась я.

– У нас их нет. Поля вокруг города, и их возделывают люди из прилегающего к нему поселения Земледельцев, там же и мельницы построены. А мы, продавая пушнину из леса и мясо, покупаем у них крупы и муку.

– А как же огороды?

– Мы сажаем картофель и другие овощи. Нам хватает, – ответила Лада.

– Девчонки, хватит болтать! – крикнула нам Улана, и мы выскочили из комнаты.


Мы подошли к рябине, растущей недалеко от дома. Улана с Ладой запели песню, кивнув мне, чтобы я подпевала, прося Рожану охранить дом от зла. Потом мы повязали ленточки на ветках и сорвали кисти рябины. Вернувшись в дом, застали там Радомира с Яношем. Женщины поклонились им, и я тоже. С песней подвесили пышные кисти красных ягод с пожелтевшими листочками на маленькие гвоздики, симметрично с двух сторон вбитые в оконную раму. А одну веточку Лада отложила на край стола.

– А эту куда? – спросила я девушку.

– Драгомиру отнесет, – ответил за нее брат. – У него же нет женщины в доме.

Лада залилась румянцем.

А Януш не умолкал:

– Вообще-то в этот день дом Драгомира самый защищенный в поселении. Его окна все в рябине – каждая девушка считает нужным принести ему ее.

Мы сели за стол и стали завтракать молочной кашей, сдобренной сливочным маслом. Потом мужчины ушли.

Улана удалилась в хозяйскую спальню заплетать косу.

– Нам тоже можно уже? – спросила я.

– Девушки сегодня ходят с распущенными волосами, но можно украсить их лентами, – ответила Лада и посмотрела на меня просящим взглядом.

Я улыбнулась:

– У тебя есть алые ленты?

– Сейчас! – она убежала в свою комнату.

У меня возникла идея. Я убрала ее волосы с лица, заплетя их в небольшие косички до макушки и вплетая в них ленты. Получилось, что спереди они плотно прилегали в косичках к голове, сзади же спускались водопадом, а красные ленты, как всполохи огня, мелькали в ее черных глянцевых волосах. Лада с этой прической была просто неотразима.

– Мама, ты только посмотри! – воскликнула девушка, кружась перед пришедшей Уланой.

– Красавица ты моя! Спасибо, Кристина.

Я мило улыбнулась, сама довольная результатом своей работы.

– Я отнесу Драгомиру рябину, – заявила Лада, схватив ветку со стола.

– Постой!

– Мама, я быстро! – и вылетела из дома.

– Вот егоза!

Мы же с Уланой приступили к выпечке пирогов.

– А какую начинку будем делать? – спросила я.

– Капуста, мясо.

Через некоторое время прибежала Лада, запыхавшаяся и искрящаяся радостью.

– Кристина, девчонки в восторге от моей прически! – она взвизнула, тряхнув волосами.

– Где же ты с ними встретилась? – спросила ее мать.

– У дома Драгомира.

Мы с Уланой переглянулись, представив эту картину, и прыснули от смеха.

– Даже он сказал, что сегодня я неотразима! – И Лада закружилась от счастья.

– Драгомир был дома? – удивилась женщина и пояснила мне: – В этот день он обычно пораньше уходит, избегая девичьего нашествия.

– Да! Представляешь, он вышел и всех нас поблагодарил! – И она опять закружилась по комнате.

– Хватит танцевать, целый вечер впереди! Присоединяйся к работе, – улыбаясь, сказала Улана.

Тут Лада замялась.

– Кристина… – она смутилась и не знала, как сказать, – понимаешь…

– Да говори уже, не бойся, – подбодрила я девушку.

– Сегодня на празднике моей подруге Велене Святослав будет делать предложение, и она попросила меня еще вчера, чтобы ты сделала ей прическу. И я… сказала, что сделаешь. Ты же не против? – и посмотрела на меня жалобными глазами.

– Конечно, сделаю, – успокоила ее я.

– Спасибо, спасибо, спасибо!

И мы продолжили работу.

– Лада, а помнишь того мужчину, которого мы встретили в первый мой день, когда к роднику шли? – спросила я.

Девушка непонимающе посмотрела на меня.

– Ну, тот, у кого дочери в лесу пропали, – напомнила я.

– И что? – Лада все еще не понимала, к чему я веду.

– А у него в доме женщины остались?

Улана ахнула:

– А ведь и правда! У него же только сыновья теперь! Жена умерла этой весной.

– Надо и ему рябину принести, – сказала я.

– Пошли со мной, – предложила Лада.

– Позови лучше подруг. Я ему не очень понравилась.

Девушка вымыла руки после муки и, взяв ленту для рябины, вышла.

Улана помолчала и тихо проговорила:

– Как же так, что нам никому это даже в голову не пришло?..

На обед собралась вся семья, включая Владлена и Злату. Она очень меня растрогала, когда принесла мне в подарок изумительно вышитое платье.

– К празднику, – скромно сказала она.

От переполнявших меня чувств я крепко обняла ее. Мне даже нечего было подарить ей взамен.

Перед началом обеда все вознесли благодарность Рожане, а Улана и Радомир переломили пополам праздничный каравай. На первое был борщ, потом каша, вареные яйца, запеченные куры, запивали все сидром.

После обеда мужчины переоделись в праздничные наряды и ушли.

– А где будет гулянье? – спросила я.

– На поляне, рядом с поселением, – ответила Улана. – Мужчины первые туда идут, готовят праздничные костры, начинают зажаривать баранов. Там же накрывают столы, женщины приносят с собой праздничные пироги.

– А еще будет много сидра и медовухи, – засмеялась Лада.

– Никогда не пила медовуху, – сказала я.

– У тебя будет возможность попробовать, – улыбнулась Улана.

– Померяй же платье, – нетерпеливо воскликнула Лада.

Я встала из-за стола и направилась переодеваться.

Платье оказалось мне впору и точно по фигуре. Белого цвета, с вышивкой, в которой преобладал синий цвет, длиной по щиколотку, с широкими рукавами, собранными в вышитые манжеты. По узкому воротнику и на груди шел затейливый узор. Юбка расширялась колоколом, и низ украшала широкая кайма вышивки.

Я вышла и покрутилась перед всеми.

– Лада, неси пояс и сапоги к платью, – сказала Улана, увидев нелепо выглядывающие из-под подола кроссовки. – И синий плащ захвати.

Лада принесла пояс, состоящий из металлических квадратных звеньев с узором, соединенных кольцами, и застегнула мне его на бедрах. Я надела мягкие замшевые сапоги и подбитый светлым мехом плащ, который скреплялся на груди квадратной металлической пряжкой с таким же узором, как на поясе.

– Вот теперь другое дело, – удовлетворенно улыбнулась Улана.

– Спасибо вам большое! – расчувствовалась я.

– А что это темное на груди под платьем? – спросила Улана.

– Ой, это лифчик, – спохватилась я, он был черного цвета и просвечивал сквозь тонкую белую ткань. – Сейчас сниму!

– Какая у тебя прическа интересная, – сказала Злата Ладе.

– Это мне Кристина заплела, – ответила та. – Давай и тебе сделаем?

Злата засмущалась, а Лада побежала за лентами.

Я смотрела на Злату и думала, что мне такое сотворить, чтоб подчеркнуть нежные черты ее лица, и тут мне пришла идея. В итоге получился «венок» с вплетенной в косу лентой, словно тиара обрамляющий голову.

Лада захлопала в ладоши и метнулась за зеркальцем.

– Ты даже немного выше ростом стала! – заметила Улана невестке. – Тебе очень идет.

Прибежала Лада, и Злата стала недоверчиво рассматривать себя, ее щеки окрасились румянцем.

– Спасибо! – сказала она мне.

– Это тебе спасибо! Лада видела, как я плела, и теперь сможет в любой момент повторить.

– А почему не ты? Разве тебя с нами не будет? – удивилась Лада.

Я растерялась.

– Ты права. Теперь я у вас надолго. Если не навсегда… – И мое радостное настроение померкло.

Улана, увидев это, решила отвлечь меня:

– Кристина, ты девчонкам сделала прически – теперь мой черед.

– А какую бы вы хотели?

– Как в прошлый раз, – ответила, немного смутившись, женщина.

Я поняла, что Улана имеет в виду, – это когда Радомир не мог глаз от нее оторвать. Вспомнив про это и немного повеселев, я принялась за работу.

Тут пришла Велена – подруга Лады, которая выходит замуж, а потом за Веленой еще две девушки, а следом за ними подруга Уланы… Народу в доме собралось много, стоял шум, гам и смех. Положительной стороной в этом было то, что я со всеми перезнакомилась и со мной уже, не сторонясь, по-простому общались.

Так незаметно пролетело время, и пора было идти на праздник.

– Кристина, ты же одна осталась без прически! – воскликнула Улана.

Они с Ладой уже переоделись в нарядные платья и накинули плащи.

– Не просите меня больше плести, – отмахнулась я, засмеявшись, и направилась в комнату Лады.

Порывшись в рюкзаке, достала косметичку, нанесла прозрачный блеск на пересохшие губы и пробежалась расческой по волосам. Я сама не знала, хочу ли идти, но остаться теперь не представлялось возможным.

Взяв пироги, мы все вместе вышли из дома.

По дороге к нашей компании примыкали еще женщины. Так, гурьбой и с песнями мы приблизились к поляне, на которой горели костры.


Глава 8

На поляне собралось множество мужчин. Звучала музыка – играли на бубнах и еще на чем-то типа гуслей. Когда мы подошли, раздался гул приветственных голосов. Разбившись на хороводы вокруг костров, женщины протягивали пироги к огню, пели песни, благодарящие Рожану. Потом с этими пирогами направились к столам, которые уже были заставлены разнообразными яствами, поклонились мужчинам. Началось гулянье. Во всей этой кутерьме я старалась держаться поближе к Ладе.

Мы водили хороводы, катались на подвесных качелях, смотрели, как парни, сидя на высоко закрепленном над землей бревне, пытались сбить соперников мешками с опилками. Ели пироги, запивая их медовухой, которая мне очень понравилась, от баранины я отказалась. Улана, смеясь, сказала мне, что мужчины оценили прически, которые я сделала, и многие парни взглянули сегодня на девушек по-новому. Особенно Владлен. Она указала мне на сына: глаза его горели гордостью и восхищением, глядя на жену. Меня опять утащили в хоровод. Ладу я давно потеряла.

Небольшой костер на краю поляны начал понемногу прогорать, и близ него стала собираться молодежь. Я подошла поближе, высматривая Ладу. Парни приглашали девушек и прыгали через огонь, держась за руки.

Напротив себя, с другой стороны костра, я увидела Драгомира. Статный, широкоплечий, в праздничной рубахе, отделанной вышивкой и тесьмой, пояс с круглой железной пряжкой, на плечах плащ, который соединялся на груди металлической застежкой. Он был окружен девушками, которые что-то рассказывали ему, смеялись, многим из них я делала сегодня прически. Мы с Драгомиром встретились взглядами. Что-то сказав девушкам и улыбаясь, он двинулся ко мне. Сразу захотелось убежать, но меня поразило лицо Драгомира, я его таким еще ни разу не видела – веселое, расслабленное, даже, можно сказать, бесшабашное.

Он подошел ко мне и с улыбкой дотронулся до моих волос.

– Ну вот, почти всем прически сделала, а себе не успела, – сказал он со странной интонацией.

Я не знала, как себя с ним вести. Когда он был в ярости, орал на меня – мне было все нипочем, но улыбающийся и беззаботный Драгомир меня пугал.

– Пошли тоже прыгнем, – предложил он и повел меня за руку к костру.

Я испугалась:

– Нет, не хочу!

Но он, беспечно улыбаясь, продолжал идти. Я стала упираться, и это начало привлекать к нам внимание.

– Нет! – Я начала вырываться всерьез.

Он лишь рассмеялся и подхватил меня на руки. Не успела и рта раскрыть, как мы оказались у костра и он прыгнул. Я отчаянно взвизгнула и, вцепившись в Драгомира, уткнулась лицом в его грудь. От парней, стоявших вокруг, раздались возгласы одобрения. Держа меня на руках, он отошел от огня и поставил меня на землю.

– Вот видишь, ничего страшного, – успокаивал он, улыбаясь и выглядя при этом как напроказивший мальчишка. – Пошли танцевать.

Я согласно кивнула, и мы присоединились к общему веселью.

Через некоторое время от выпитой медовухи и танцев голова моя начала кружиться. Я хотела отойти, но Драгомир удержал меня за руку.

– Я хочу немного отдохнуть, – объяснила, пытаясь вытащить из его хватки свою ладонь.

– Пошли, – сказал он, увлекая меня подальше от поляны, и я подчинилась.

Меня все больше удивляло сегодняшнее настроение Драгомира. Он всегда был сдержан, спокоен и собран, как сжатая пружина, ну не считая тех моментов, когда я выводила его из себя. Сегодня же будто что-то распустилось в его душе, ушло напряжение. Он был бесшабашно весел. Меня смущала нежность его прикосновений и взглядов.

Шум и тепло от костров остались позади. Мы остановились в тени между деревьями, скрывшими нас от чужих глаз. Как-то внезапно я оказалась в его объятиях, и он наклонил свое лицо ко мне.

– Я пил твой напиток, позволь мне испить вкус твоих губ…

Его дыхание щекотало кожу, а губы приблизились к моим. Я вдохнула волнующий и особенный запах его тела, и голова закружилась еще сильнее.

– Не смей, – прошептала я в последней попытке предотвратить то, что сейчас последует, но его губы накрыли мои.

Мягкие. Какие же они были мягкие. Непроизвольно я разомкнула губы, и он углубил поцелуй. Он нежно исследовал меня, соблазняя. Наши языки сплелись в танце, и я уже не знала, где кончается он и начинаюсь я. Целуя, он притянул меня к себе и крепко обнял. Меня опалил огонь его тела, и все мысли вылетели из головы.

Разомкнув наши губы, мы тяжело дышали. Я уперлась руками в грудь Драгомира, отодвигая, и он дал мне чуть больше пространства.

– Ты дикая кошка, – сказал он с непередаваемой интонацией. – Но я приручу тебя.

– И как же? – спросила я задиристо.

Он бережно дотронулся пальцами до моей щеки.

– Нежностью. Только нежностью. – Его большой палец скользнул к моей нижней губе, обводя ее по контуру.

От его слов и прикосновений меня затрясло. Почувствовав это, Драгомир притянул меня к себе и запахнул вокруг нас свой плащ, меня окутало теплом. Его губы нашли мои, и он опалил меня поцелуем, уже не исследуя, а страстно, заявляя на меня права. Я потерялась в нем. С одной стороны, я дрожала, а с другой – плавилась в жаре его тела.

Вдруг где-то рядом с нами хрустнула ветка. Потом послышался смех парочки, которая шла в нашу сторону. Я вырвалась из объятий Драгомира, испуганная силой своей реакции на него, и поспешила назад, к поляне. Он мог меня удержать, но отпустил и наблюдал, как я удаляюсь.

Чем ближе я подходила к теплу костров и людям, тем сильнее меня била дрожь и я чувствовала свое одиночество. Это было иррационально, но мне хотелось вернуться в объятия Драгомира.

Меня нашла Лада.

– Я знаю, что вы прыгали через костер, – сказала она обвиняюще.

Я тяжело вздохнула, вот только выяснения отношений сейчас мне и не хватало.

– Лада, я этого не хотела. Что это значит по вашим обычаям?

– Парень с девушкой прыгают через костер, объявляя этим, что они хотят быть парой.

«Черт бы побрал Драгомира, – подумала я. – Как он мог меня в это втянуть?!»

– Но так как ты вырывалась, – продолжила она, – Драгомир заявил этим на тебя права.

– А это что значит?

– Ни один парень теперь не сможет к тебе подойти, не сразившись сначала с ним.

– И зачем я только сюда пришла?! – воскликнула я и бросилась в поселок.

Забежав в дом, скинула плащ и упала на кровать. Я не понимала – как так получилось с Драгомиром? Вот только этого мне не хватало! Внутренняя дрожь не проходила. Мне не хотелось возвращаться на поляну, но и оставаться в комнате была просто не в силах – тишина дома давила на меня. Выбежав на крыльцо, я наткнулась на Драгомира.

– Что ты со мной сделал? – с обвиняющим тоном накинулась на него. – Я не могу успокоиться!

– Пошли со мной, – сказал он, увлекая меня в сторону сада.

Там он притянул меня к себя и снова укрыл нас своим плащом. Мои руки нырнули ему за спину и обняли, греясь в его тепле, я терялась в нежности его взгляда. «Что же он со мной делает?» Мы начали целоваться, страстно, безудержно, растворяясь друг в друге. Мои ладони гладили его спину и плечи. Я чувствовала себя очень хрупкой в его сильных объятиях. Дрожь сменилась жаром возбуждения.

– Драгомир… – простонала я.

Он прислонил меня спиной к дереву. Его руки были повсюду, он накрыл мою грудь, лаская пальцами сжавшийся сосок. Я задохнулась и выгнулась, а он поймал губами мой вздох. Скользнул под платье, коленом развел мне ноги и, поднимаясь все выше, изучал мои изгибы. Кожу опаляли его горячие ладони. Когда Драгомир дотронулся до кружева трусиков, то с интересом начал исследовать их, проводя пальцами по кромке белья.

– Я с ума сходил, представляя это на тебе, – выдохнул он мне в губы, обхватил и сжал мои ягодицы, притягивая меня к себе, а потом провел рукой вниз по трусикам.

– Драгомир! – воскликнула я уже требовательно.

– Влажная. Какая же ты влажная, – прошептал он.

Его пальцы, сдвинув белье, скользнули в мое лоно. Я извивалась в сильных руках, двигаясь в такт с ладонью Драгомира. А потом взорвалась, рассыпавшись на тысячи осколков.

Мы тяжело дышали. Он прислонился своим лбом к моему и смотрел, как я прихожу в себя. Его пальцы выскользнули из меня, он поднес их к губам и облизал, глядя мне в глаза.

– Как дикий мед, – произнес он. – Я так и думал.

От эротичности этой картины я снова задрожала, и во мне опять стала подниматься волна желания.

– Хочу еще, – прошептала я.

– Любимая, ты убиваешь меня, – выдохнул он с напряжением в голосе и улыбнулся. – Мой самоконтроль небезграничен. Не уверен, что смогу еще раз прикоснуться к тебе и сдержать себя.

Видя мой непонимающий взгляд, пояснил:

– Я не возьму тебя, пока ты не станешь моей. Выходи за меня!

Я совсем растерялась.

– Через неделю будут свадьбы. Я хочу, чтобы ты стала моей женой.

Я молчала, не зная, что сказать. «Свадьба», «жена» – эти слова не укладывались в моей голове.

– Хочу заботиться о тебе, лелеять, – с нежностью продолжал он. – Ты единственная, кто способен вывести меня из себя, то доводя до бешенства, то заставляя смеяться.

Драгомир взял мою руку и, поцеловав, начал с нежностью гладить мои пальцы.

– Эта маленькая ручка похитила мое сердце с первой нашей встречи.

Я немного отстранилась, мысли мои разбегались. Какая свадьба?! О чем он?! Я не могу сказать ему «Да»! Или могу?..

– Твое тело отвечает мне, но ты сама – бежишь. Открой мне свое сердце, прими меня! – с жаром произнес он.

Он притянул меня к себе, его губы скользили по моему лицу, исследуя черты. Как же бережно он ко мне прикасался… Я закрыла глаза и впитывала ласку, но слов не было.

– Нам пора идти. Скоро все начнут возвращаться с праздника, – произнес Драгомир, со вздохом отстраняясь, и мы пошли к дому.

Возле крыльца он остановился.

– Я буду ждать твоего ответа.

А потом снова притянул меня к себе и страстно поцеловал, выжигая во мне свой след.

– Не заставляй меня долго мучиться в ожидании, – с нежностью прошептал он мне в губы и, развернувшись, покинул двор.

На автомате я вошла в дом. Никого еще не было. Быстро переоделась и ополоснулась над лоханью теплой водой. Лежа в постели, закутавшись в одеяло, я не могла осознать того, что произошло и как дальше быть. Пришла необычно притихшая Лада и начала раздеваться. Что-то обсуждать и говорить у меня не было сил, и я закрыла глаза, притворившись спящей, а потом и правда уснула.


Следующий день был днем памяти предков. Утром, взяв пироги и кувшин с медовухой, мы пошли на семейное кладбище, которое находилось за поселением. Возложили пироги на могилки и налили в маленькие деревянные пиалы медовуху.

Потом вернулись домой к поминальному обеду.

Я видела, что Януша так и распирало что-то мне сказать, но под строгим взглядом отца он молчал. Выйдя из-за стола, Радомир позвал его с собой, и юноша, громко вздыхая, пошел с ним.

– Какие-то вы сегодня притихшие, – поразилась Улана, глядя на нас с Ладой, и лукаво спросила: – Это на вас прыжки через костер так подействовали?

А вот это интересно. Ну, со мной все понятно, а вот Лада-то с кем?! Я удивленно посмотрела на нее, но девушка молчала.

– Она с Милославом прыгнула. Он просто расцвел от счастья, когда она согласилась, – пояснила мне Улана и спросила у дочери: – А потом куда ты пропала?

– Домой пошла, – коротко ответила та.

– Почему же Милослав тебя не проводил? – удивилась она. – Я видела, как он искал тебя на празднике, даже ко мне подходил.

– Мама! – воскликнула Лада и выбежала из дома.

– Да что это с ней? – оторопела женщина.

– Наверное, из-за меня, – тихо сказала я.

Улана посмотрела на меня мудрым взглядом:

– Драгомир сделал свой выбор, тут нет твоей вины. Мы с тобой понимаем, что у Лады с ним не было никаких шансов. Главное, не разбей ему сердце.

– Схожу за Ладой, – сказала я и выскочила на крыльцо с горящими щеками.

И тут же увидела Драгомира, разговаривающего во дворе с хозяином дома. Я замерла, не зная, как поступить, то ли убежать, пока меня не заметили, то ли подойти как ни в чем не бывало. Пока раздумывала, Драгомир посмотрел на меня и кивнул, чтобы я подошла. Неспешно приблизилась к мужчинам.

– Позвольте пригласить на прогулку вашу гостью? – официально обратился он к Радомиру.

– Позволяю. Береги ее, – в том же тоне ответил мужчина, улыбаясь в бороду, но я заметила тень беспокойства в его глазах.

– Мне надо теплую накидку взять, – сказала я, собираясь вернуться в дом. Сегодня я была в своих джинсах и свитере.

Драгомир снял с плеч свой плащ и укутал меня.

– Ты же замерзнешь!

– С тобой не замерзну, – сказал он с намеком и игриво добавил: – Ты уже стала беспокоиться обо мне?

Я снова вспыхнула и покосилась на Радомира. Но тот, отвернувшись, смотрел куда-то вдаль, потом кашлянул и направился к крыльцу.

– Вот еще! – фыркнула я, и мы пошли.

После нескольких минут молчания Драгомир посмотрел на меня и чему-то улыбнулся.

– Что? – спросила я.

– Как странно… Девушки постоянно пытаются увлечь меня разговорами, но мне с ними скучно, а с тобой мы молчим, а мне хорошо.

Я пожала плечами и поинтересовалась:

– А куда мы идем?

– Хочу показать тебе одно место.

Мы направились в сторону кузницы, потом миновали ее и поднялись на пригорок, где под березой возвышались два холмика, окруженные камнями. На них лежали пироги и стояли пиалы с медовухой. Я все поняла.

– Тут покоятся мои родители, – тихо проговорил Драгомир. – Это было любимое место моей матери, поэтому отец ее здесь похоронил. После смерти жены никто так и не смог занять ее место в его сердце.

Драгомир помолчал. Потом посмотрел на меня, и я поняла, что сейчас в этих янтарных глазах вижу его обнаженную душу.

– Ты в моем сердце, девушка. Я тебя никогда не предам и не оставлю. Буду беречь и заботиться о тебе до последнего вздоха.

На этом дорогом ему месте это были не просто слова, а клятва, которая потрясла меня, я совсем растерялась и не знала, что ответить.

– Пошли, у меня есть для тебя подарок, – глухо сказал Драгомир.

Мы спустились к кузнице. Он метнулся внутрь, через несколько секунд вернулся и протянул мне блестящий металлический браслет с витиеватым узором, обрамляющим изображение, похожее на песочные часы.

– Эта фигура, – он указал на «часы», – символизирует великого Леда и Рожану, он отдал ей половину мира, а я отдаю тебе половину моего сердца.

У меня захватило дыхание. Я выставила вперед руку, и он надел на нее браслет. После таких слов просто сказать «спасибо» было мало. Я притянула голову Драгомира к себе и поцеловала его, передавая переполнявшие меня чувства.


На обратном пути ко мне подбежала белокурая девочка лет семи.

– Ты вчера всем девочкам делала прически. – Она засмущалась, замолчала, а потом, набравшись храбрости, спросила: – А сегодня делаешь?

Я присела перед ней.

– А сегодня я делаю прически только красивым маленьким девочкам. У тебя ленточки есть?

– Есть! – она протянула мне зажатую в кулачке, свернутую в рулончик голубую ленту, а другой рукой достала из кармана сарафана деревянный гребень.

Я улыбнулась предусмотрительной малышке. Пришлось работать прямо на улице. За то время, что я делала ей прическу, набежала детвора разного возраста. Пока я заплетала других девчушек, Драгомир терпеливо ждал, посмеиваясь над маленькими модницами.

– У тебя талант, – уже серьезно заявил он, когда меня наконец-то отпустили.

– Ага, но только этот, – ухмыльнулась я, а потом выпалила: – Ну какая из меня жена?! Я ведь ничего не умею и не приспособлена к жизни в вашем мире!

Он остановился и, глядя мне в глаза, тихо сказал:

– Неужели ты думаешь, что для меня это важно?.. Мы с отцом привыкли справляться с домашними делами сами. Только после его смерти я договорился со вдовой, которая осталась с пятью детьми: она приходит и делает все домашние дела, а я обеспечиваю ее мясом и деньгами. Если ты согласишься, то мы не будем ничего менять. Для меня главное, чтобы ты была рядом. Проснуться утром и увидеть твои глаза цвета грозового неба…

Вот, блин! В этот момент идея со свадьбой казалась мне уже чуть менее безумной. Ничего не ответив, я взяла Драгомира за руку, и мы неспешно пошли к дому.


Глава 9

На следующий день все мужчины поселения поехали на телегах в лес, пополнить запас бревен.

Лада меня избегала, и я решила выяснить с ней отношения.

Перехватив ее на улице, я сказала:

– Давай поговорим!

– О чем? – вскинулась она. – Как мужчина моей мечты целовал тебя?!

– Ты видела?.. – смутилась я.

– Да, вчера на празднике, когда вы уходили с поляны, проследила за вами! И мне ни капельки за это не стыдно!

Тут меня осенило:

– Так ты из-за этого с Милославом через костер прыгнула?

Она опустила глаза.

– Лада, не играй его чувствами, он влюблен в тебя.

– Не учи меня! – вскричала девушка. – Кто бы говорил!

– О чем ты?..

– Слышала, как в саду Драгомир предложил тебе стать его женой!

Ох, эта ревнивица еще и под домом шпионила! Значит, она могла видеть и… Мне захотелось провалиться сквозь землю. Щеки и уши тут же обдало жаром, и я глухо спросила:

– И что ты еще слышала?

– Больше ничего. Когда вернулась домой, увидела твой плащ на кровати. Пошла тебя искать и услышала, как он делает тебе предложение, – нервно проговорила она и воскликнула: – Драгомир тебя любит! А ты?!

– Лада, все не так просто… – начала я, но она меня перебила:

– Оставь его той, кто его на самом деле любит всем сердцем! – она резко развернулась и убежала.

Вот и поговорили… Вздохнув, я пошла в дом.


Днем Улана попросила нас отнести мужчинам на лесоповал обед.

Синий плащ на меху я вернула Ладе, поэтому надела ветровку, сапоги и машинально накинула на плечо рюкзак. Выходя из дома, прихватила с крючка в сенях накидку.

Миновав деревню, мы поднялись на возвышенность, к тому месту, откуда я появилась в тумане, и двинулись налево вдоль кромки леса.

– Далеко еще? – спросила я.

Лада неопределенно махнула рукой вперед, она была задумчива и бледна.

– Давай по пути наберем хворост. А потом оставим его на телеге, вместе с бревнами, – предложила она внезапно.

– А разве в лесу не опасно?

– Мы же не будем в чащу забредать, по краю пройдемся.

– Хорошо, – пожала я плечами.

Девушка взяла у меня сверток с едой, а я стала собирать сухие ветки, на которые она указывала, и не заметила, как мы углубились в лес. Обратила на это внимание, когда при очередном шаге правая нога до середины голени провалилась в снег.

– Лада, мы не далеко зашли? – спросила я, оглянувшись, и увидела ее в отдалении от меня.

– Нет, все в порядке! – крикнула она немного напряженным голосом.

Вдруг впереди меня среди деревьев промелькнула тень. За ней вторая. И третья…

– Лада, беги! – заорала я и, бросив хворост, кинулась прочь из леса.

Услышав меня, девушка стремительно понеслась обратно, к спасительному просвету между деревьями. Я поняла, что гроги настигнут нас быстрее, чем мы покинем чащу по тому же пути, по которому забрались сюда, и на бегу взяла чуть правее, стараясь увлечь их за собой и дать Ладе больше времени. Она оглянулась, а я, не останавливаясь, закричала:

– Беги! Быстрее!

Уже спустя полминуты меня с боков стали обходить страшные фигуры, которые двигались неимоверно быстро. Я смогла рассмотреть вырвавшихся вперед. Это были те самые злобные гроги, о которых рассказывал Радомир. Невысокого роста, коренастые, округлые тела. Но больше всего пугали лица – человекоподобные, со звериными черными глазами и рельефной, как древесная кора, кожей. Одеты в темные одежды, на ногах меховые сапоги.

Задохнувшись от ужаса, я споткнулась о ветку, упала на колено и, прерывисто дыша, уставилась на нее. По размерам и форме она была похожа на бейсбольную биту – такая же зауженная с одного конца. Но с другой, толстой, стороны палку покрывали острые сучки. Палица! Схватив «оружие», я вскочила на ноги и посмотрела налево – Лада была почти у кромки леса. Еще минута, и она спасется от этих тварей.

Мысленно порадовалась за девушку и тут же боковым зрением уловила движение справа. Резко повернула голову – на меня несся разъяренный грог. Я отпрыгнула и врезала ему палкой по шее. Он захрипел, повалился мордой в снег и затих. Сразу же налетел второй, но я успела увернуться и ударила его по спине. Он злобно зашипел и отполз.

Гроги обступили меня плотным кольцом, и я четко осознала, что шансов спастись нет, но сдаваться без боя не собиралась.

Первый выбежал из строя и схватил меня за руку, но я ее выдернула и ткнула палкой ему в глаз. Повернувшись к следующему, нарвалась на удар мощным кулаком в лоб и… потеряла сознание.


Пришла в себя от плача:

– Крис, Крис, прости меня!

С трудом разомкнула веки. Надо мной склонилось лицо Лады. Моя раскалывающаяся от боли голова лежала на ее коленях, и слезы девушки капали мне на лицо. Мы были в темном помещении, пахло затхлостью.

– Лада, я же видела, что ты почти спаслась, – прошептала я. – Как же так?..

– Я уже была у самой кромки леса, но оглянулась и споткнулась. А подняться не успела…

– Где мы?

– В замке князя, – с отчаянием ответила она, по-прежнему заливаясь горючими слезами. – Прости меня, это я во всем виновата.

– Лада, милая, тут нет твоей вины. Успокойся, пожалуйста, не плачь.

Она зарыдала еще сильнее.

– Это я тебя в лес завела!

– Но ты ведь не знала, что случится.

– Но я этого хотела!

– О чем ты говоришь? Ты хотела, чтобы мы попали в этот замок?!

– Не мы, а ты!

– Ты хотела, чтобы меня съели гроги?!

– Они бы тебя не съели, – судорожно всхлипывая, выдавила Лада.

Я ничего не понимала, голова нещадно болела, и во рту было сухо, как в Сахаре. С горем пополам я села и осмотрелась.

Камера площадью примерно восемь квадратных метров, узкое окошко под самым потолком, и еще слабый свет попадал через смотровую решетку на металлической двери. Мы сидели на деревянной лавке, стоящей впритык к каменной стене, а напротив была еще одна, с матрасом.

– Пить хочу.

Лада подскочила, подняла с пола кувшин и деревянную чашку. До краев наполнила ее водой и протянула мне.

Утолив жажду, я почувствовала себя немного лучше.

– Объясни еще раз, что ты сказала, – попросила я.

– Князь тебя не съест, ты девушка из пророчества.

Стихшая боль снова иглами пронзила виски, мне захотелось заорать во всю глотку и немедленно потерять сознание, а еще лучше – умереть.

– Отец тебе рассказал про князя Владислава, но умолчал про конец истории.

– И что было в конце? – отстраненно спросила я, пытаясь успокоиться и начать мыслить по-прежнему рационально, как и положено образованной россиянке двадцать первого века.

– В городе жила Пророчица, и когда к ней пришли люди узнать, как долго будет лежать снег в лесу, она ответила, что пройдет много-много лет и великий Лед сжалится над людьми и приведет из тумана девушку не из наших земель. Она придет в год зверя князя. Владислав узнает ее по сердцу, и вернет она князю былое величие, и растают снега в лесу.

– Разве у вас есть год Грога? – удивилась я.

– Нет. Эти слова были непонятны, но это ты!

– А что значит «узнает по сердцу»?

– Это тоже не поняли. Может, родимое пятно?

– Лада, у меня нет родимых пятен!

Девушка сникла. Слушая ее, мне стало обидно, что из-за наивной веры в этот бред мы попали в такую переделку.

– Пожалуйста, никому об этом не говори, – попросила я.

– Я повела тебя в лес, чтобы ты попала к князю, исполнила пророчество и оставила в покое Драгомира, – она снова зарыдала.

– А ты не боялась, что мужчины услышат наши крики и побегут нас выручать?

– Нет. Я повела тебя в другую от них сторону, – ответила Лада, шмыгая носом.

Вот засранка!

Мы просидели несколько часов, прежде чем раздались шаги и открылась дверь. В сопровождении грога вошла испуганная девушка невысокого роста, с нежными чертами лица, держа поднос с едой. Грог закрыл за ней дверь, оставив нас наедине.

– Лиса! – воскликнула Лада.

– Лада! – Девушка поставила поднос на лавку, и они крепко обнялись.

– Ты жива? Тебя не съели? Уже ведь год прошел, как ты пропала! А что с Чарушей?

При имени сестры Лиса помрачнела.

– Она умерла? Прости!

– Нет, она жива, – мрачно сказала Лиса.

– Да в чем дело-то?!

– Она живет с князем. Корчит из себя хозяйку.

Глаза Лады расширились в неверии.

– Поешьте, я все расскажу. Сначала думала, что мы случайно в лес так далеко забрели, а уже после поняла, что сестра давно это задумала, но боялась идти одна. Чаруша слышала о богатстве князя и бредила им. Когда гроги нас поймали и привели к князю, она начала говорить ему о своей любви и что она родилась под утро, когда был густой туман. Князь ее оставил и стал с ней жить. Теперь она только и знает, что наряжается и меняет украшения, которые ей дарит князь.

– А как же ты? – спросила Лада.

– А я здесь служанка: принеси, убери, постирай.

– Что будет с нами? – спросила я Лису.

– Не знаю. К вечеру приедет князь и решит.

То, что он не убил девушек, вселяло надежду. Может, и остальное все преувеличили.

– А он точно людей ест? – задала я главный вопрос.

– Точно, – с дрожью в голосе ответила Лиса. – Однажды девушку привели, не из нашего селения. Она рыдала и кричала, что все здесь нелюди, мерзость на земле великого Леда, как она всех ненавидит. Так князь сказал лишь два слова: «на кухню». Вечером ее подали на ужин.

От этих слов меня передернуло.

– Кто же готовил этот ужин?

– Гроги. Они очень хорошие повара. Вот и кашу эту они сварили.

Каша была вкусная, но после этих слов аппетит у меня совсем пропал.

Я заметила, что Лиса странно смотрит мне за спину и жалостливо отводит глаза.

– В чем дело? – спросила я.

– Прости меня, что смотрела на твою беду, – смутилась девушка.

Я не поняла, о чем она. Лада рассмеялась:

– Твоя сумка под плащом похожа на горб.

Я оглянулась – и правда. Когда я собирала ветки, то надела рюкзак за плечи, чтобы он не сползал.

Лиса немного поговорила с нами, спросила про отца, братьев. Поплакала, узнав о смерти матери. Потом за ней вернулся грог, и она, взяв пустой поднос, ушла, а мы остались ждать вечера и нашего приговора.

Я нарезала уже сотый круг по камере, когда дверь камеры открылась.

В сопровождении грога мы прошли по каменному коридору, поднялись по лестнице и миновали несколько комнат, пока не оказались в большом зале с огромным очагом, украшенным замысловатыми узорами. На стенах висели гобелены. За длинным столом разместились около тридцати грогов, а во главе сидели князь и девушка, одетая в золотистое шелковое платье, украшенное кружевами и богатой вышивкой. Я поняла, что это Чаруша. Она была красивая: карие глаза, белокурые волосы, правильные черты лица. Впечатление портили лишь капризно изогнутые, пухлые губы.

Нехотя я перевела взгляд на князя. Нечеловеческие черные глаза, взирающие с ледяным безразличием. Кожа сероватого цвета, похожая на кору дерева, но менее рельефная по текстуре, чем у грогов, и черты лица князя остались человеческими. Прямые светло-русые волосы спадали до плеч. Одет он был в черный камзол, украшенный серебристой тесьмой, белую рубашку из тонкого полотна и узкие кожаные брюки.

Князь встал и подошел, медленно обходя нас по кругу. Потом остановился передо мной.

– Так вот ты какая, горбатая девушка, которая сражалась как тигрица, – медленно произнес он.

Он осмотрел меня с головы до ног. Взгляд задержался на ветровке, которая виднелась из-под плаща, и опустился на джинсы.

– Ты странно одета.

Я молчала, а он ждал ответа.

– Мне это уже говорили, – произнесла я.

– Откуда ты?

– Из деревни возле леса.

– Вот она, – он указал на Ладу, которая дрожала как осиновый лист, – из деревни. Спрашиваю еще раз, откуда ты?

– Я недавно пришла в поселение Охотников, – обтекаемо ответила я.

– Откуда?

– Издалека.

Он стоял и как будто к чему-то прислушивался. Чаруше не понравилось внимание, уделяемое мне. Она встала и подошла к князю. Обхватив его руку, девушка заставила посмотреть на себя.

– Любимый, оставь в покое эту страшилу, – кокетливо произнесла она и перевела злобный взгляд на Ладу. – Я, кажется, встретила свою знакомую. Отдай мне ее в служанки.

– Тебе Лисы мало?

– Но она вечно бегает по делам, ее не дозовешься. А эта, – она посмотрела на меня, – пусть помогает на кухне да в комнатах убирает.

– Я вижу, ты уже все решила! – с непонятной интонацией сказал князь.

– Милый, я так скучаю, когда тебя нет! Они меня развлекут, – проворковала Чаруша и с надеждой посмотрела на князя.

– Пусть будет так! – сказал он и, потеряв к нам интерес, вернулся к столу.

Меня и Ладу провели на просторную кухню, где хлопотало несколько грогов. Усадив нас в сторонке, поставили перед нами еду: кашу с мясом и хлеб. Опасливо глядя в миску, я спросила:

– А из кого мясо?

Гроги засмеялись.

– Не бойся, сегодня на ужин олень, – сказал один из них. – Хотя и человечина бывает.

Мы приступили к еде. Гроги перестали обращать на нас внимание. Лишь Лиса улыбалась нам, бегая с подносами. Когда мы закончили с обедом, на кухню зашел необычный грог. Если все они были похожи между собой и примерно одного возраста, то этот выглядел старше всех – как дедушка среди молодежи. Он приблизился к нам и внимательно осмотрел. Его взгляд остановился на мне.

– Как тебя зовут?

– Кристина. А вас? – внезапно спросила я. Странно, но я его не боялась.

Кора на его лбу пошла морщинами от удивления.

– Харольд, – ответил он. – Ты первая из людей здесь, кто об этом спросил.

– Наверное, они очень боялись вас, чтобы знакомиться.

– А ты, значит, не боишься?

– Нам сказали, что сегодня нас не убьют.

Он засмеялся:

– Ты нравишься мне, Кристина.

– Мне тоже приятно с вами познакомиться, – вежливо ответила я.

– Мой вид тебе не противен? – опешив, спросил грог.

Я задумалась, рассматривая его. Лицо и глаза без ресниц, конечно, жутковатые, но взгляд теплый, не то что у князя. На бочкообразном туловище рубаха до середины бедер, с вырезом на груди, который стянут шнуровкой. Пояс, украшенный металлическими пластинами, на котором висят кинжал и связка ключей. Простые штаны, сапоги из мягкой кожи. Руки с пятью пальцами, ладони широкие.

– У вас необычный вид, но ничего противного я не вижу, – серьезно ответила я. Да по сравнению с Фредди Крюгером – он просто добрый дедушка.

– Ты странная девушка, – задумчиво протянул Харольд. – Покажи свои ладони.

От неожиданности я тут же подчинилась. Он взял мою ладонь в свою, внимательно рассматривая. Кожа его была теплая, только чуть шершавая, как у дерева.

– Ты никогда не работала руками. Покажи свои, – строго сказал грог Ладе.

Та, чуть не падая в обморок, исполнила приказание. Харольд свел наши ладони рядом. Ладонь Лады была с мозолями и загрубевшей от работы кожей, моя же нежная и ухоженная. Он отпустил наши руки.

– Так откуда ты? – спросил он меня.

– Издалека.

– Это не ответ.

– Мне больше нечего сказать.

– Как ты оказалась в деревне?

– Пришла.

– Сама?

– Сама.

Он немного помолчал.

– Надеюсь, со временем ты расскажешь мне свою историю.

– Я лишь пожала плечами.

Гендельсон! – позвал Харольд одного из грогов, и тот с почтением к нему подошел. – Эта девушка поступает в мое распоряжение. Только я или князь имеем право давать ей приказания. А эта, – он взглянул на Ладу, – будет служанкой Чаруши, со своей сестрой та уже наигралась.

Сказав это, он покинул кухню.

К нам сразу подскочила Лиса.

– Лада, Чаруша зовет тебя. Пошли проведу.

Оставшись одна, я заметила серую собаку, которая зашла на кухню.

– Ты голодная? – спросила ее, и она оскалилась. – Ясно.

Я взяла свою миску с остатками мяса и отдала ей. Настороженно смотря на меня, она не спеша приблизилась. Обнюхала и, немного поколебавшись, съела все мясо, не тронув кашу.

– Ах ты, хитрюга, – улыбнулась я.

Взглянув на меня умными глазами, собака вышла из кухни.

Вот так и началась наша жизнь в замке.


Глава 10

На ночь нас и Лису запирали в камере, куда принесли еще матрасы. Утром Лада уходила к Чаруше, и та гоняла ее целый день. Лиса помогала на кухне и убирала в комнатах. Харольд запретил мне работать на кухне, но разрешил помогать Лисе с уборкой. Как он сказал: «Познакомишься с замком». Из-за того, что в первый день все приняли меня за горбунью, а я не хотела привлекать внимания к рюкзаку, пришлось и дальше носить его за плечами. Харольд дал мне вместо меховых сапог легкие замшевые и тонкий плащ, чтобы я могла прикрыть «горб», и в камере я оставляла только ветровку.

В первый же день, идя по коридору, я налетела на князя, выходящего из комнаты.

– Доброе утро, – сказала я.

Владислав окинул меня удивленным взглядом:

– Слуги без разрешения рот не раскрывают.

– Извините, я в слугах впервые. Просто мама учила меня, что не здороваться при встрече невежливо. Значит, впредь буду невежлива, – заявила я и продолжила путь.

– Стой! – рявкнул он.

Я замерла на месте.

– Повернись!

Исполнила и этот приказ.

– Отныне можешь со мной здороваться, – разрешил Владислав.

Я лишь кивнула и пошла дальше.

Однажды перепутала дверь и попала в библиотеку. Как зачарованная я смотрела на книги, любовно проводя пальцами по корешкам. Взяла одну, рассматривая тиснение на обложке. Это было… как встретить друга во вражеской стране – неожиданно и радостно. И я не услышала, как зашел Владислав.

– Что ты здесь делаешь?

Я подпрыгнула от неожиданности.

– Ошиблась дверью, увидела книги и…

Князь подошел и удивленно уставился на томик в моих руках.

– Да что ты знаешь о книгах? – сказал он свысока.

– Я много читала дома, – ответила коротко.

– Тогда читай! – повелел он, смотря на меня ледяными глазами.

– Не знаю, смогу ли… – запнулась я. Кто знает, какая у них письменность.

Князь презрительно скривил губы.

– Не люблю, когда лгут. Призналась бы сразу, что не умеешь.

Он протянул руку, чтобы забрать книгу, но я открыла ее и принялась читать, местами продираясь через вязь букв:

«В средних и высоких широтах ночью можно видеть световое явление, в Северном полушарии появляющееся обыкновенно на северной стороне небосклона, которое называют северным сиянием».

Я отдала Владиславу книгу и направилась к выходу.

– Стой! Ты куда это? Я тебя не отпускал!

Оглянулась и спокойно ответила:

– Я же сказала, что ошиблась дверью. Мне надо помочь Лисе, – и вышла.


Ладе было тяжело с Чарушей. Она замкнулась и не отвечала на мои вопросы. А Чаруша при наших встречах старалась оскорбить меня, называя уродиной, страшилой, калекой, но меня это мало трогало.

Я была на кухне, когда вошла Лада со слезами на глазах. На ее щеке алел отпечаток ладони.

– Что случилось? – потрясенно спросила я.

– Чаруша ударила меня за то, что вода еле теплая в лохани. Она была горячая, но остыла, пока эта выскочка крутилась перед зеркалом. – Девушка упала на стул, давясь слезами. Потом вскочила. – Мне надо бежать, принести ей горячей воды, а то она меня изобьет.

– Лада, она не первый раз поднимает на тебя руку? – еле сдерживаясь, спросила я.

– Нет, – тихо ответила она.

– Лиса, а тебя Чаруша тоже била? – спросила у подошедшей к нам девушки.

– Да, – со стыдом призналась та.

– Лада, сиди здесь! – приказала я.

Вихрем покинула кухню, пронеслась через комнаты, взбежала по лестнице на второй этаж и влетела в покои Чаруши. Она лежала в лохани, откинув голову, и спиной к двери.

– Ты долго ходишь, тупая овечка! – раздался капризный голос.

Я схватила ее за волосы и окунула с головой в воду. Девица вырывалась и извивалась, но я держала ее крепко. Когда она начала захлебываться, я выдернула ее из воды и запрокинула ей голову.

Глядя в выпученные глаза Чаруши, я с тихим бешенством проговорила:

– Если ты, тварь, еще хоть раз, хоть пальцем дотронешься до Лады или Лисы, я возьму на кухне самый большой нож и вырежу их имена у тебя на лице! Ты меня поняла?!

– Да, – испуганно прохрипела она.

– Не слышу, громче! – Я дернула ее за волосы, еще сильнее запрокидывая голову.

Из ее глаз от боли полились слезы.

– Поняла! – взвизгнула она, и я ее отпустила.

Развернувшись, увидела князя, стоящего у двери.

– Что ты делаешь? – спросил он.

– Помогаю Чаруше купаться, – сказала, подходя к нему. – Не буду вам мешать.

– Я пришел к тебе, – сказал мне Владислав и, видя мое изумление, пояснил: – Ты так спешила искупать Чарушу, что была невежлива и не поздоровалась со мной.

– Добрый день! – бодро произнесла я и, посмотрев в окно, за которым было серо и пасмурно, светским тоном добавила: – Сегодня отличная погода.

Уже выйдя в коридор, я услышала голос Чаруши: «Любимый, она меня чуть не убила!» – и холодный ответ князя: «Не выдумывай! Я видел, что она тебя просто купала».

Я вернулась к девушкам.

– Лада, на сегодня ты Чаруше не нужна, отдыхай на кухне. Если она посмеет поднять на тебя руку – сразу скажи мне. – Я взглянула на Лису. – К тебе это тоже относится.


Прошло пять дней как мы попали в замок. Для меня насущным стал вопрос купания. В камере мы освежались водой из кувшина, но от нас уже стало попахивать. Я спросила у Лисы, где она моется. Смущаясь, девушка сказала, что раньше купалась в остывшей воде после Чаруши, а теперь, когда она больше ей не прислуживает, не знает, что и делать. Я пошла к Харольду и обрисовала возникшую проблему. Он задумался. Потом хохотнул и сказал:

– Сходи с этим вопросом к Владиславу.

– Харольд?! – У меня даже слов не было.

– Если хочешь помыться – иди к князю, он сейчас в своем кабинете, – повторил грог непреклонно.

Выбора у меня не было.

Я постучала в тяжелую дверь и вошла. Владислав сидел за столом и перебирал бумаги.

– Что тебе надо? Я не звал тебя.

Я сделала шаг к нему.

– Стой там, от тебя воняет! – сказал он презрительно.

– Вот поэтому я к вам и пришла. Мы целый день работаем, а потом нас запирают в камере. Мыться нам негде и некогда.

Князь откинулся на высокую спинку кресла, разглядывая меня.

– Странно, все остальные до тебя считали, что если от них будет сильно вонять – я их не съем.

– Если от меня будет вонять еще сильнее, то я сама задохнусь и мне уже будет безразлично, сварят меня или зажарят на вертеле. Зачем вы едите людей?

– У них самое вкусное мясо, – просто ответил он.

В комнату вплыла Чаруша, приблизилась к князю и обвилась вокруг него.

– Любимый, она тебе докучает? Позволь, я научу ее манерам и выпорю, – голос был сладкий, но смотрела она на меня злобно.

– Вы стоите друг друга, – с отвращением сказала я и пошла к двери.

– Я тебя не отпускал! – рявкнул князь.

– А я не спрашивала разрешения, – заявила я и покинула кабинет.

Владислав, стряхнув с себя Чарушу, вылетел за мной.

– Это мой дом и мои правила! – заорал он мне вслед.

– А я к вам в гости не напрашивалась! – прокричала, не оглядываясь.

Сзади раздался рев, и князь впечатал меня в стену.

– Я научу тебя уважению! – прошипел он мне на ухо и, схватив за руку, потащил в обеденный зал. – На кухню ее! – приказал он грогам.

Находившиеся там Лада и Лиса, которые убирали со стола, замерли от ужаса.

– Господин, нет! – воскликнула Лада.

– И ты хочешь?! – Он посмотрел на нее убийственным взглядом.

Один из грогов вцепился в мой локоть своими «деревянными» пальцами и потащил на кухню.

– Господин, она пришла из тумана! – заливаясь слезами, закричала Лада.

– Она врет, чтобы ее спасти, – сказала Чаруша, заходя в зал.

– Нет! Посмотрите в сумку у нее за спиной, – убеждала Лада. – Она не из наших земель!

Быстрым шагом князь подошел ко мне и сорвал с меня плащ. Все ахнули, увидев рюкзак. Он снял его с меня, расстегнул и вытряхнул содержимое на стол.

Владислав заинтересовался раскладным ножом, о котором я совсем забыла. Вертя его в руках, он нажал на кнопку, и выстрелило лезвие.

– Кристина появилась из тумана в лесу! – быстро затараторила Лада. – Наши охотники проследили ее следы, которые начинались в середине поляны.

– Она врет! – закричала Чаруша. – В лесу не бывает туманов.

– Но не только я видела, как она вышла из леса, а вокруг нее клубился туман!

– Верните мои вещи! – потребовала я.

– Они останутся у меня, – отрезал Владислав.

– Так вы еще и вор! – ядовито воскликнула я.

– Я верну их, когда изучу! – в ярости ответил князь.

– Тогда пусть она, – я кивнула на Чарушу, – держится от них подальше. Не хочу, чтобы закапала их ядом.

– Ненавижу тебя! – завопила девица. – Я не отдам его тебе!

Она схватила со стола нож и кинулась ко мне. Князь неуловимо быстрым движением перехватил ее руку и стал выкручивать запястье. Чаруша резко развернулась к нему и налетела на нож. С расширенными глазами она осела на пол, на ее животе расплывалось кровавое пятно. Девушка захрипела и через несколько секунд умерла.

В зале повисла тишина.

– На кухню ее, – обыденным тоном приказал Владислав грогам, смотря на тело у своих ног.

– Нет! – отчаянно закричала я.

– Что тебе до нее? – с любопытством спросил меня он.

– Она человек и достойна, чтобы ее похоронили! – воскликнула я и подбежала к телу Чаруши, решив защищать его до последнего.

– Так сама и хорони! – бросил князь и вышел из зала.

Харольд помог нам выкопать могилу недалеко от замка, куда мы положили завернутую в простыню Чарушу. Слез ни у кого не было. Харольд закопал могилу. Так как Лада и Лиса молчали, я произнесла лишь:

– Покойся с миром!

И мы вернулись в замок.

В этот же день меня переселили в гостевую комнату. Я сказала Харольду, что девушки будут жить со мной, но он ответил, что насчет них распоряжения не поступало. Зато мы наконец-то смогли помыться. Попросили одного из грогов принести в комнату лохань, натаскали в нее с кухни горячей воды, искупались и постирали вещи. Повесив их сушиться у камина, завернулись в простыни и развалились на огромной кровати с балдахином.

– Мне жаль, что так вышло с твоей сестрой, – сказала я Лисе.

– Не надо о ней, – тихо проговорила девушка. – Она сама выбрала свою судьбу.

Мы замолчали и лежали, слушая треск поленьев в камине.

– Ты правда девушка из пророчества? – спросила Лиса.

– Не думаю, – ответила я.

– А откуда ты?

– Мой мир совершенно не похож на ваш. У нас большие дома, попирающие небо, машины, самолеты, мы даже летаем к звездам. Сидя в комнате, можем увидеть любой уголок нашей планеты по телевизору.

– Как же ты здесь оказалась? – завороженно спросила Лиса.

– Поехала с друзьями в лес. Он был совсем другой. С осенней опавшей листвой под ногами, с грибами, растущими в нем. Потом налетел густой туман, и я оказалась в вашем лесу, полном снега, из которого вышла к поселению Охотников.

Девушки притихли, переваривая мои слова.

– Что же теперь с нами будет? – тихо спросила Лада.

– Не знаю, – честно ответила я. – Но постараюсь сделать все, чтобы мы выбрались отсюда.

Князь ускакал из замка, и его не было до темноты. Нас с девочками никто не тревожил. К ночи пришел грог и отвел их в темницу, а возле моей двери поставили охрану. Я долго не могла заснуть на широкой мягкой постели.


Утром Лиса принесла мне завтрак, а потом меня пригласили в кабинет к князю. Когда я пришла туда, то увидела за столом Владислава, напротив него в кресле сидел Харольд.

– Значит, ты девушка из пророчества, – проговорил князь, внимательно изучая меня. Моя одежда просохла, и я была в джинсах и свитере. Брать что-то из одежды в гардеробной у меня не было никакого желания.

– Вряд ли.

– Как?! Разве ты не пришла меня спасти? – насмешливо спросил он.

– Не думаю, что вы нуждаетесь в спасении.

– Дети, давайте не будем ссориться, – успокаивающе сказал Харольд, встал и усадил меня в кресло. – Лучше поведай нам свою историю.

Я рассказала то же, что и девочкам вчера вечером. А когда закончила, Харольд и Владислав замерли, глядя друг другу в глаза, и у меня создалось впечатление, что они ведут мысленный разговор между собой. Придя к какому-то решению, князь заявил:

– Ты останешься гостьей в моем доме, но не советую бежать. Жду тебя к обеду.

На этом аудиенция закончилась.

Не зная, чем заняться, я пошла на кухню к девчонкам. Гроги вежливо поздоровались, хотя раньше не обращали на меня внимания. Лады и Лисы не было. «Наверное, убирают в комнате Чаруши», – подумала я и уже хотела отправиться на их поиски, как увидела знакомую серую морду.

– Что, пора обедать? – спросила я пса. Он уже не скалился, а смотрел в ожидании.

Узнав у грогов, что на обед картофель с мясом, я попросила у них порцию и, подождав пока остынет, протянула угощение. Пес подошел к миске и выел все мясо, оставив картофель.

– А у тебя, смотрю, стабильные вкусовые пристрастия, – улыбнулась я и покинула кухню.

Как и предполагала, Лада и Лиса были в бывшей комнате Чаруши. Убирали постель, складывали вещи, драгоценности. Удивительно, но после трагической смерти девушки они выглядели более расслабленно. Из глаз Лады пропало загнанное выражение, да и Лиса уже не выглядела испуганно. А что, мы в замке князя-людоеда среди сотни грогов – и до сих пор целы-здоровы. Жизнь продолжается!

Перед обедом я зашла в свою комнату и увидела на постели роскошное бирюзовое платье с туфельками в тон. Хм, если кто-то решил, что я это надену, то он не в своем уме.

В зал я явилась в своей старой одежде, лишь заплела волосы в косу. Меня ждали, не приступив еще к еде. Князь, посмотрев на мой внешний вид, спросил:

– Разве тебе не принесли платье?

– Принесли.

– Так почему же ты не в нем?

– Оно не в моем вкусе.

– Что ж, разрешаю оставаться в своей странной одежде. В ней я могу любоваться твоими роскошными ногами, – проговорил Владислав.

Я пулей вылетела из зала.

Натягивая платье у себя в комнате, чертыхалась на чем свет стоит.

Вернувшись в зал, я на мгновение замерла, не зная, куда сесть. Князь встал, отодвигая стул по левую руку от себя во главе стола, где раньше сидела Чаруша. Я подошла к Харольду – он занимал место справа от князя.

– Позвольте сесть рядом с вами? – спросила я грога и посмотрела на Владислава: – Прошу меня извинить, но на месте Чаруши у меня пропадет аппетит.

Князь побелел от гнева, если так можно сказать с его серым лицом. Обстановку разрядил Харольд.

– Мне это будет в удовольствие, девочка, – сказал он. – Давно я не находился в обществе красивой девушки.

Все гроги заулыбались и подвинулись, уступая мне место. Мы приступили к обеду.


Потянулись спокойные дни в замке. Моя дружба с Харольдом крепла день ото дня. Частенько мы сидели с ним за партией в шахматы и неспешно разговаривали. Он очень интересовался моим миром, задавая множество вопросов. От него же я узнала, что гроги, кроме живущих в замке, обитают в построенных в лесу хижинах. Они хорошие охотники, чувствуют дичь. Особенно меня поразило их умение работать с деревом. В замке было множество изящных предметов мебели и интерьера, сделанных ими.

С князем же у нас отношения не задались. Однажды он пригласил меня к себе в кабинет и преподнес ожерелье. Все бы хорошо, только я его как-то видела на шее у Чаруши.

– Спасибо! Но я не могу это принять. Та, кто его носила, плохо кончила, – сказав это, я вышла из кабинета.

Обедали и ужинали мы в этот день без него.

С Ладой и Лисой вечерами устраивали посиделки. И из моей комнаты по замку часто разносился веселый девичий смех и визг.

Я подружилась с грогами на кухне и просиживала там часами, наблюдая, как они ловко готовят. Лохматый хитрец, которого я постоянно подкармливала, перестал осторожничать и отзывался на данную ему мною кличку Серый. Однажды я попросила напечь блинов. Демонстративно завернула аппетитный кусок мяса в блин и положила псу на тарелку. Серый посмотрел на меня, потом на тарелку и, сдавшись, съел блин с начинкой. От радости я подскочила к нему и поцеловала в нос. Не знаю даже, кто сильнее опешил от моей выходки: гроги на кухне, которые странно переглянулись при этом, или сам Серый. Больше я не мучила пса и угощала его отборными кусками мяса, а он за это разрешал трепать его густую шерсть.

Отравляло существование только одно – каждую ночь девчонок запирали в камере. В один из дней я смирила гордость и подошла к князю с просьбой перевести их из темницы в комнаты замка.

– Ты не умеешь просить, – язвительно процедил Владислав.

– Я же сказала «пожалуйста»! – возмутилась я.

– Нет! – рявкнул он.

На этом разговор был окончен.


Глава 11

Однообразное течение дней нарушил князь, пригласив нас с Харольдом в кабинет. В руках у него было письмо.

– Князь Мислав хочет встретиться со мной, – сообщил он Харольду.

– По какому поводу? – спросил обеспокоенно тот.

– Написал, что сообщит при личной встрече.

– Возьми с собой отряд.

Владислав кивнул.

– Я выезжаю сегодня. Вернусь послезавтра, – и насмешливо посмотрел на меня: – Не скучай.

– Постараюсь, – ответила я беззлобно, больше заинтересованная новостями, чем пикировкой с князем.

И тут произошло невероятное – он сменил обличье, как другие меняют домашнее платье на праздничное. Разгладилась кожа, губы стали кораллового цвета и четко очерченными, твердая линия подбородка, белоснежная шея и золотистые волосы на груди, что виднелись из распахнутого ворота рубашки. Открыв рот от изумления, я встретила черный взгляд его нечеловеческих глаз, окаймленных кружевом густых ресниц. Владислав был невероятно красив!

Я перевела взгляд на Харольда, но тот был спокоен – наверное, видел такие превращения не один раз.

– И вы так можете? – потрясенно спросила я грога.

Он засмеялся:

– Нет, девочка, я такой, каков есть.

Так как разговор вроде был окончен, то я встала, так и не поняв, зачем князь пригласил меня.

– Удачной поездки! – пожелала ему, и на нетвердых ногах вышла из кабинета.

Если честно, одно дело – видеть спецэффекты на телеэкране, а другое – перед собственными глазами. Я долго не могла заснуть в эту ночь, вспоминая настоящее лицо Владислава.

Он уехал и забрал с собой грогов. Мы не стали накрывать на стол в зале, а ели на кухне, болтая и слушая дружеские подшучивания между Харольдом и Гендельсоном под бокальчик вина из бочонка, который прикатили из погреба. Мы провели спокойный день с Ладой и Лисой, и только к ночи за ними пришел не совсем трезвый грог, чтобы отвести их в камеру. В замке стихло, но я не могла заснуть, ворочаясь. В итоге встала с кровати и выглянула в коридор. Он был пуст.

Видно, не одни мы расслабились с отъездом князя. Сердце застучало от резкого выброса адреналина. Вот он, наш шанс! Князя нет, оставшиеся в замке гроги пьяны. Я быстро переоделась в свою одежду и, тихо ступая, вышла из комнаты. Как мышка проскользнула в темницу к девочкам. Они уже спали, и мне пришлось их разбудить. В решетчатое окошко объяснила им мой план. Только вот невезуха – дверь была заперта.

– Лиса, ты знаешь, у кого ключ? – спросила я.

– Нет.

– Хорошо, я поищу охранника, вдруг он спит и я смогу забрать ключ.

– Кристина, стой! – вдруг сказала Лада. – Мы не побежим с тобой.

Я опешила.

– О чем ты говоришь?!

– Подумай сама, если нас поймают, то тебя точно пощадят, а нас убьют.

– Я не позволю князю вас и пальцем тронуть! – воскликнула я.

– Ты ничего не сможешь сделать, – грустно ответила Лада. – Он придет в ярость, и ему надо будет на ком-то ее сорвать. Как думаешь, на ком?

Я молчала, признавая ее правоту.

– Не трать время, беги! – сказала она. – Ты только передай нашим родителям, что мы живы.

– А если он вас накажет за мой побег?

– Не накажет! Мы спали в камере и ничего не видели.

Я с тяжелым сердцем вернулась в комнату, нашла меховой плащ, сапоги и стянула белую простыню с кровати. Это пришло мне в голову в последний момент, когда вспомнила спецназовцев в зимних камуфляжных костюмах, ползущих по снегу. Проскользнув на кухню, взяла кусок хлеба и тихонько покинула замок. Прокравшись через открытые ворота, я двинулась в путь.

Владислав уехал в карете, которая оставила на снегу глубокий след. Я решила, что лучше идти по этой колее, чем петлять в темноте среди деревьев, утопая в сугробах. Она точно выведет из леса, а уж дорогу в поселение я как-нибудь найду.

Я шагала под мерный скрип снега, поплотнее закутавшись в плащ. Прошло, наверное, несколько часов, когда вдалеке раздалось фырканье лошадей. Князь! Вернулся раньше. Чтоб его! Я кубарем скатилась с дороги и отбежала за деревья. Достав из рюкзака простыню, свернулась клубочком и накрылась ею. Сердце бешено стучало. Я услышала приближение кареты.

«Проезжай. Проезжай. Проезжай», – молила я про себя.

Но ход кареты замедлился, и она остановилась. Раздался скрип открываемой дверцы и неспешные шаги в мою сторону. Бежать не имело смысла, и я решила лежать до последнего.

Шаги остановились совсем рядом со мной, край простыни откинулся, и я увидела протянутую руку. Взяла ее и поднялась со снега. Князь спокойно взирал на меня, лишь его черные глаза блестели в свете звезд. Он все еще был в своем «парадном обличье».

Я наклонилась, подобрала свой не сработавший камуфляж и побрела в сторону кареты. Подойдя к дороге, не стала взбираться на нее, а бросила простыню и села, опершись спиной на склон. Подошел князь и сел рядом, немного развернувшись ко мне. Взгляд у него был странный, я бы сказала недоумевающий.

– Как вы меня заметили? – спокойно спросила я.

Он не ответил, продолжая разглядывать мое лицо, ища в нем непонятно какие ответы.

– И это все, что ты скажешь?! – наконец произнес Владислав. – А как же слезы, истерика, просьбы о пощаде, заверения, что это больше не повторится?

– А зачем?

Он усмехнулся.

– Вы не ответили на вопрос, – напомнила я.

Он немного поколебался, а потом сказал:

– Я слышу стук твоего сердца.

Вот это да! Я ожидала всего, но не такого заявления.

– Почему, когда я сейчас ехал сюда и подходил к тебе, оно колотилось, как пойманная птица, но когда ты взяла меня за руку, то тут же успокоилось?

Я на мгновение задумалась.

– Потому что я волновалась, что вы меня заметите, но когда вы меня нашли – волноваться дальше не было смысла, – ответила я серьезно и с любопытством спросила: – А вы слышите стук сердца всех людей?

– Лишь стоя очень близко к человеку, но твое слышу в любом уголке замка, – и чуть тише добавил: – И леса.

– Значит, у меня не было шанса, – вздохнула я и спохватилась: – А вы слышали его, когда я впервые появилась в лесу?

– Да. И послал проверить грогов, но ты успела уйти.

Вау! И тут до меня дошло.

– «Он узнает ее по сердцу», – процитировала я слова пророчества, глядя на князя потрясенно.

– Да, это ты.

Вот, блин!

– У меня нет никакого желания вас спасать, да я и не знаю как, – выпалила я.

– Я заметил, – усмехнулся он.

И тут у меня начал формироваться план.

– Я могу остаться у вас добровольно, не делая попыток сбежать и искренне пытаясь наладить нормальное общение, – медленно начала я.

– За всем этим слышится одно «но», – осторожно произнес князь.

– Но если не будет никаких результатов, через год вы меня отпустите.

– Зачем мне тебя отпускать, если ты единственная, кто, по пророчеству, способен растопить в лесу снег?

– Но, удерживая меня насильно, вы ничего не добьетесь. И вам это надо больше, чем мне.

– Это почему же?

– О вас говорят, что вы любили эти места. Они были полны зелени, богаты дичью, ягодами. Ради того, чтобы их вернуть, вы примете мое условие.

– Хорошо, – сдался Владислав. – Что еще?

– В честь заключения сделки и гарантии того, что через год меня отпустят, вы освободите Ладу и Лису.

– Они же твои подруги, разве тебе не будет скучно без них? – удивился Владислав.

– Именно потому, что они мои подруги, а не игрушки, я хочу, чтобы они вернулись домой к своим родным.

– Хорошо.

– И еще… – продолжила я, – больше не будут пропадать люди из деревни.

– Кто же станет прислуживать в замке? – удивился князь.

– Грогов там хватает, но и селян можно пригласить, пообещав хорошее вознаграждение и заверения в безопасности.

– Они не пойдут.

– Если найдется хоть один смельчак, а потом вернется домой живой и с деньгами, то они повалят сюда, – возразила я. – И последнее…

– Я рад, что мы добрались до последнего пункта и еще не наступило утро, – усмехнулся Владислав.

– И последнее, – с нажимом повторила я, смотря ему в глаза. – Вы больше не будете есть людей.

Князь словно окаменел, вся расслабленность и веселость слетели с его лица.

Наши взгляды скрестились: мой настойчивый и непреклонный, его – взгляд монстра, который притворился человеком.

Он кивнул.

– Тогда пожмем друг другу руки, – и я протянула князю свою ладонь, и он крепко пожал ее.

Хоть он и принял все мои условия, но меня не покидало чувство, что я заключила сделку с дьяволом.

Мы сели в карету и направились в замок, который станет для меня домом на целый год. Тут я с любопытством спросила:

– А где же отряд, с которым вы уехали?

– Я отправил их в лес, отрезать тебе дорогу, если бы ты решила бежать. Они скоро вернутся.

Зайдя в дом, я замялась, не зная, как теперь себя вести. Вдруг у меня заурчало в животе.

– Я бы поела, – сказала, немного смутившись. – А вы не проголодались с дороги?

– Не откажусь, – ответил князь. – Надо разбудить Гендельсона.

– Зачем? – Я посмотрела на него удивленно. – Сами что-нибудь найдем.

В кухне было тепло, и мы сняли плащи. Подолгу просиживая здесь, я знала, где что хранится. Расставила тарелки на небольшом столе, где обычно ела с девчонками, быстро соорудила перекусить, налила из заметно полегчавшего бочонка князю выпить. Обстановка была неформальная и чуть более интимная, чем мне хотелось бы.

Осматривая все вокруг, князь задумчиво сказал:

– Не ел на кухне уже больше ста лет.

Я улыбнулась, приняв эти слова в переносном смысле, а потом поняла, что это, наверное, действительно так и есть. Мы приступили к еде.

Кстати, о девчонках, мне пришла в голову идея.

– Помните, я говорила, что было бы неплохо, если найдется доброволец в поселении, который согласится работать в замке, а потом вернется домой с вознаграждением?

– А я сказал, что никто не согласится, – Владислав заинтересованно посмотрел на меня, еще не понимая, к чему я веду.

– А я вас уверяю, что уже есть два таких добровольца, – заявила, ожидая, когда князь поймет, о ком я.

– Значит, я должен не только отпустить девушек, но и наградить?

– Они вернутся живые и здоровые, с щедрым вознаграждением за свою работу и скажут в селении, что вы приглашаете помощников по хозяйству. – Я победно посмотрела на Владислава, довольно улыбаясь.

Мне показалось или он действительно посмотрел на меня с восхищением?

– Только… – я немного замялась, а потом уверенно продолжила: – Лисе надо отдать часть и за сестру.

Князь тут же помрачнел.

– Она расскажет в деревне, что я убил Чарушу, и сюда никто не пойдет.

– Вы ее не убивали, – твердо сказала я. – Это был несчастный случай.

Видя его удивление от моих слов, я пояснила:

– Не схвати вы ее за руку, то мертвой вполне могла бы оказаться я. Я поговорю с Лисой. Для всех будет лучше, если сказать в селении, что Чаруша заболела и умерла.

– А если она откажется?

– Думаете, Лисе будет легче сообщить отцу, что его старшая дочь оказалась дрянью и избивала ее?

Князь задумался, а потом улыбнулся уголками губ.

– Чему улыбаетесь? – поинтересовалась я.

– Вспомнил, как ты угрожала вырезать имена Лисы и Лады у нее на щеках, если она их еще раз хоть пальцем тронет. Ты бы так и сделала? – он посмотрел на меня с любопытством.

– Да, – уверенно сказала я. – Если бы она ударила кого-нибудь из них после моего предупреждения, то я бы это сделала. Обещания надо выполнять.

– А ты кровожадна! – усмехнулся князь, отпивая из бокала вино и смотря мне в глаза.

– Я просто защищаю тех, кто мне дорог, – произнесла я и вспомнила совсем другие глаза, которые смотрели на меня поверх чашки – янтарные, и слова: «Благодарю, было вкусно».

Я дотронулась до рукава свитера, под которым был браслет, чуть приоткрыла его и провела пальцем по рисунку. Сколько же я не вспоминала о Драгомире?.. Мне стало стыдно. Представляю, что он почувствовал, когда узнал, что мы с Ладой пропали…

– Ты сейчас не здесь, – произнес князь. – О чем думаешь?

– О том, что уже поздно и пора спать, – я встала и начала собирать со стола.

Он, конечно, не поверил, но ничего не сказал. Провел до двери моей комнаты и ушел к себе.

Утром меня разбудила Лиса. Забросала вопросами о вчерашнем побеге и была искренне рада, что я в порядке. Я ответила, что расскажу обо всем позднее. Девушка сообщила, что князь приказал зайти им с Ладой к нему в кабинет и попросил позвать меня. Я быстро оделась, провела щеткой по волосам, и мы пошли.

Возле кабинета Владислава нас ждала перепуганная Лада. Я постаралась успокоить ее, уверенно заявив, что все будет в порядке. Уж я-то это знала.

Мы вошли. Владислав стоял у окна спиной к нам. Услышав наши шаги, он повернулся, и девочки ошарашенно ахнули. Ну еще бы – ожидаешь увидеть монстра, а перед тобой невероятно красивый, величественный мужчина, только глаза напоминали его прежнего. Князь был свеж, излучал достоинство и спокойствие, даже не скажешь, что лег под утро.

– Доброе утро, – вежливо сказал Владислав.

Девушки нашли в себе силы лишь поклониться, и я ответила за всех:

– Доброе утро.

– Я благодарен вам за время, проведенное в моем замке, но понимаю, что вы соскучились по родным и близким. Поэтому вас сегодня проведут домой. С моей признательностью прошу принять и это вознаграждение, – он протянул им увесистые кошельки. Один он отдал Ладе, а два других Лисе.

Они остолбенели от удивления и неверия.

– А почему мне два? – спросила Лиса и тут же смутилась от своей смелости.

– Я сожалею о произошедшем с твоей сестрой.

На лицо Лисы легла тень.

– Я не хочу брать за нее деньги, – тихо проговорила она, протягивая обратно кошелек.

Глаза князя потемнели, и я начала спасать ситуацию:

– Лиса, сестру не вернешь, а твоему отцу деньги пригодятся. И ты столько вытерпела, что полностью заслужила их.

Поколебавшись, девушка кивнула.

Лада посмотрела на мои пустые руки и задала главный вопрос:

– А мы уходим все втроем?

За Владислава ответила я:

– Нет, я остаюсь.

– Я вернусь в деревню без тебя! – воскликнула она.

– Лада, все хорошо, идите в мою комнату, там поговорим. – Но они продолжали стоять.

Я начала беспокоиться, что ситуация может выйти из-под контроля и князь не сдержит свой бешеный нрав. Он привык, что ему беспрекословно подчиняются, и не терпит, когда перечат. Больше всего на свете я хотела, чтобы подруги вернулись домой.

– Лиса, Лада – идите! Я подойду через минуту, – сказала я с нажимом, молясь, чтобы они послушались.

Девушки переглянулись и, поклонившись князю, вышли.

– Вообще-то из этого кабинета отпускаю только я, – усмехнулся он, – но у тебя тоже хорошо получилось.

Я лишь пожала плечами.

– Как все прошло? – сменил он тему. – Я выполнил первый пункт нашей сделки?

– Вы были потрясающе величественны и любезны! – искренне произнесла я. – Спасибо!

Владислав, замерев, смотрел на меня.

– Давно я не слышал в свой адрес таких слов, – он подошел ко мне и коснулся пальцами моей щеки, – и не видел такого восхищенного взгляда.

Князь стоял так близко, что меня окутал его аромат – немного терпкий, мускусный. У меня было такое чувство, что меня гладит тигр.

– Ты не выспалась? – Он провел пальцем у виска, намекая на немного припухшие глаза.

– Я вчера поздно легла: не спалось, и я решила прогуляться по округе.

– Разве тебе не говорили, что гулять по ночам опасно? – немного растягивая слова, спросил князь.

– Я была под охраной целого отряда грогов и вашей лично. Что со мной могло случиться?.. – парировала я.

И тут я увидела невероятное – его губы тронула настоящая улыбка. Мы стояли, глядя друг другу в глаза, и если в своем отстраненном состоянии он был красив, то улыбаясь – просто убийственно прекрасен.

– Мне пора, надо попрощаться с девочками, – выдавила я.

Владислав кивнул, убрал руку от моего лица, и я вышла.


Глава 12

В моей комнате Лада и Лиса затараторили наперебой о том, что без меня они замок не покинут.

– Девочки, я вас так люблю! – расчувствовалась я и крепко обняла каждую. – А теперь послушайте, что вчера произошло…

Я кратко рассказала о том, что сбежать мне вчера удалось, но по дороге я встретила князя, что он не впал в ярость, мы заключили сделку, и сообщила девочкам ее условия. Они потрясенно слушали меня.

– Как видите, мне ничего не грозит, – заключила я. – А вот по тебе, Лада, сходят с ума все родные, про Лису и так молчу. Вчера я послушалась вас и ушла, сегодня ваша очередь послушаться меня.

Видя, что они вняли голосу разума, я продолжила:

– Лиса, у меня к тебе просьба. Не говори отцу правду про Чарушу. Скажи, что она работала в доме вместе с тобой, но заболела и умерла. Он не перенесет удара и позора, узнав, в кого она превратилась. А так будет спокойно оплакивать память о ней.

Лиса медленно кивнула, обдумав мои слова:

– Ты права, ему лучше не знать.

– У меня еще к вам просьба. Спросите в селении, может, кто-то из женщин или девушек согласится работать здесь домоправительницей и помощницами по хозяйству. Хорошую оплату и их безопасность князь гарантирует.

Видя их сомневающиеся лица, я сказала:

– Я остаюсь тут одна, мне и поговорить о нашем, о девичьем, не с кем будет. Понимаю, что таких подруг, как вы, я не найду, но постарайтесь уговорить какую-нибудь хорошую женщину, – сказала я жалобно, и они мне клятвенно пообещали сделать все возможное.

Мы еще долго не могли наговориться. Я попросила обнять за меня Улану и Радомира. Потом, немного запнувшись, попросила передать Драгомиру, что у меня все в порядке. Лиса, услышав это, с удивлением переводила взгляд с Лады на меня.

– Они прыгнули через костер на празднике Рожаны, – объяснила ей Лада. – Не успела она появиться, как увела лучшего парня.

– Сколько всего интересного я пропустила! – с сожалением воскликнула Лиса.

– Ага. А Лада с Милославом! – поддразнила я ревнивицу.

– Ты?! С Милославом?! – взвизгнула Лиса. – И все это время молчала?!

Лада залилась румянцем.

Глядя на их веселые лица, я думала о том, насколько они стали мне дороги и как же сильно мне будет их не хватать. Девочки и не мечтали выйти отсюда живыми, а теперь, когда их отпускали, не спешили покидать замок. Чувствуя, что не выдержу долгого прощания, я направилась их провожать. Мы еще раз обнялись возле ворот замка, и они ушли в сопровождении грога.

Я заглянула на кухню. Гроги готовили, переговариваясь, смеялись. И я ощутила невероятную пустоту без подруг. Уже не будем мы вечерами вместе собираться, рыться в гардеробной, перемеряя все наряды, и дурачиться. Уже не забежит на кухню Лиса с подносом, улыбаясь мне. По сути, кроме Харольда, мне и поговорить больше не с кем.

Во время обеда в зале меня немного удивило, что Владислав все еще не сменил облик. Я почти ничего не ела, была молчалива, и после еды он пригласил меня прогуляться.

– Куда мы идем? – спросила я его, шагая по коридорам замка.

– Покажу тебе одно место.

Больше я ни о чем не спрашивала.

Мы пришли в ту часть замка, где я еще не была. Владислав распахнул передо мной двухстворчатую дверь, и мы оказались в зимнем саду, который утопал в зелени.

– Как здесь красиво! – произнесла я восхищенно, оглядывая все вокруг.

Провела пальцем по сочным листьям.

– Вы скучаете по зелени? – спросила я.

– Я уже забыл, каково это, – ответил он, стоя позади меня. – Только здесь еще можно вспомнить об этом.

Спиной я чувствовала тепло, исходящее от его мощной фигуры.

– Почему выпал снег в лесу?

– Разве тебе не рассказывали об этом?

– Я хотела бы услышать вашу версию, – проговорила, отходя от князя и поворачиваясь, чтобы видеть его глаза.

– Почему моя близость волнует тебя? – спросил он.

– С чего вы взяли?

– Не забывай, я слышу твое сердце.

– Не меняйте тему.

– Ты не ответила.

– Вы тоже.

И мы замерли, глядя друг на друга.

– Давай лучше поговорим о нас, – сказал он и сделал шаг ко мне, потом второй…

– Нас нет, есть только вы и я, – возразила, отступая и не давая ему сократить расстояние между нами.

– Перестань от меня убегать! – раздраженно произнес Владислав, останавливаясь.

– Тогда перестаньте красться ко мне! – выкрикнула я.

– Почему с тобой так тяжело? – вздохнул князь.

– Это риторический вопрос или вы ждете ответа? – съязвила я, обозлившись.

Не успела моргнуть, как он оказался рядом и навис надо мной. «Человек не может двигаться с такой скоростью», – в шоке подумала я.

– Почему ты вечно мне перечишь? – воскликнул Владислав, заглядывая мне в глаза. – Не боишься меня, споришь, в тебе совсем нет страха.

Он положил ладонь на мое быстро бьющееся сердце.

– Оно так смело мне противостоит, – проговорил он задумчиво.

– И это так вас бесит, что вы меня чуть не съели?! – бросила я, и он отшатнулся, убрав руку. – Если бы Лада не сказала, что я появилась из тумана, вы бы убили меня?

– Не думаю, – ответил он после некоторого замешательства. – Звук твоего сердца раздражал меня с первого дня, но и привлекал настолько, что я не мог пройти мимо. Горбатая девушка ходила по замку, учила меня вежливости, не обращала внимания на насмешки и как тигрица защищала своих подруг. Та, что добилась уважения и дружбы Харольда, а это многого стоит. Ты была так со мной смела, так независима… Этим ты вывела меня из себя, и я хотел сломить тебя. Вместо презрения увидеть в твоих глазах слезы и мольбу о пощаде. Ты бы умоляла меня простить тебя?

– Я бы скорее умерла! – выдохнула я.

– Я так и понял, – горько усмехнувшись, сказал князь. – Не беспокойся, тебе ничего не грозило. Харольд не позволил бы и волоску упасть с твоей головы.

Он протянул мне руку. Маска отстраненности снова была на его лице.

– Позволь мне провести тебя обратно, – вежливо проговорил Владислав.

Взяла его под руку, и мы двинулись в обратный путь.

– Я показал тебе это место, чтобы ты могла приходить сюда, когда устанешь от снега.

Чуть позже я увидела князя в окно, когда он садился на своего вороного скакуна. Движения мужчины были полны силы и грации. Словно почувствовав мой взгляд, он задрал голову и безошибочно нашел меня глазами. Хотя удивляться нечему, если князь слышит мое сердце, то всегда знает, где я. Он поднял коня на дыбы, как бы салютуя мне, и ускакал.

Я сидела на кухне, наблюдая, как готовят ужин, когда ко мне подошел Харольд.

– Скучаешь без подруг? – понимающе спросил он.

– Не то слово! – Я посмотрела в его теплые глаза.

– Не жалеешь, что отпустила их?

– Нет, – вздохнула я. – Отец Лисы озлобился от горя после пропажи дочерей, жена умерла. Остались лишь сыновья. Родители Лады наверняка с ума сходят от ее потери. А они меня приютили, когда я пришла в селение, и были очень добры.

Ужинали мы в этот вечер без князя. После ужина, видя мое грустное настроение, Харольд предложил сыграть в шахматы. Я с удовольствием согласилась, так как с отъездом подруг заняться было нечем. Мы неспешно играли, и я решила задать вопрос, который мне не давал покоя:

– Харольд, а почему раньше никто из грогов не обращал на меня внимания, а теперь все вежливо и с почтением здороваются со мной?

После некоторого раздумья он ответил:

– Наш народ пришел в эти леса с желанием начать спокойную жизнь. Они были зелены, полны дичи, ягод. С россыпью чистейших, прозрачных озер. Мы сами наполовину дети природы, и нас радует буйство ее красок и запахов. Для нас настали счастливые времена. Но после того как люди отвернулись от Влада и его сердце начало ожесточаться, здесь наступила зима. Она хороша, когда за ней следует весна и земля просыпается после спячки. А так… год за годом… Для нас это угнетающе.

Он посмотрел на меня прямо, и что-то непередаваемое было в его глазах:

– Твое появление – последняя надежда нашего народа на избавление от вечной зимы.

Да уж… тяжело быть надеждой целого народа, когда даже не знаешь, что надо делать. Я встряхнулась.

– Харольд, извини за любопытство, это правда, что вас, грогов, создал чародей, смешав суть человека и дерева?

Он откинулся в кресле.

– Да, правда. Он создал нас с желанием завоевать весь мир, но дал нам слишком много сил и способностей. Мы не пожелали быть его игрушками, – он помолчал. – Прошло много времени, но до сих пор тяжело вспоминать, и это неподходящая история для нежных ушей девушки.

– Расскажи, пожалуйста, что можешь, – попросила его я.

– А ты настойчива! – усмехнулся Харольд.

Он подпер голову рукой, задумался и начал рассказ:

– Мы бежали в эти земли от таких ужасов, что говорить не хочется. Наш народ искал спокойной жизни, а нашел лишь войну. Мы явились с миром, а нас боялись и старались уничтожить. На нас нападали – мы защищались, а потом гнев вскипел, и мы сами пошли в наступление, – Грог тяжело вздохнул. – Я не знаю, чем бы это закончилось, если бы Владислав не остановил нас… На нас шли войсками, и мы всех сметали. А тут выезжает мальчишка, один! Он был бесстрашен и полон достоинства и предложил нам все то, о чем мы только мечтали. Только, глядя на нас, люди в ужасе бежали, а он был спокоен и говорил с уважением. Мы не могли не принять его предложение, понимая, что война – это путь в никуда и пора остановиться. В тот день Владислав спас много жизней. Только вот закончилось тем, что от него все отвернулись.

Харольд замолчал, а я переваривала его слова. Про шахматы мы забыли, увлекшись разговором.

– Почему Владислав все время ходил в обличье… – я не знала, как объяснить, и показала на его лицо, – а теперь не возвращает себе прежний вид?

Грог усмехнулся.

– Может, не хочет тебя пугать? – полушутя-полусерьезно ответил он.

– Меня больше напрягает его теперешний вид, – сказала я хмуро.

Харольд поднял брови от удивления:

– Разве ты раньше его не боялась?

– Нет, лишь его глаза страшили меня.

– А что не так с его глазами? У меня такие же, но ты ведь меня не боишься.

– О нет! – улыбнулась я грогу. – У вас они необычайно мудрые и добрые, а у него… холодные и колючие, как осколки льда. Это глаза существа, которое прожило долгие-долгие годы и не было счастливо.

Харольд молчал, серьезно смотря на меня.

– Ты многое видишь, девочка, – проговорил он задумчиво. – А что еще ты можешь сказать о Владиславе?

– Мне кажется, его мало что трогает и ничего не удивляет.

Харольд улыбнулся.

– Но ты-то его способна вывести из себя, – сказал он, намекая на то, как князь в бешенстве приказал отправить меня на кухню. – Я его в таком гневе не видел уже долгие годы.

– Вы что, предлагаете мне планомерно доводить его до бешенства?! – с шутливым возмущением спросила я.

Грог засмеялся. Затем, успокоившись, ответил:

– Я бы не сказал, что ты его не интересуешь.

Видя мое непонимание, он пояснил:

– Не раз замечал, как Владислав смотрит на тебя, когда ты не видишь.

– Это оттого, что звук моего сердца раздражает его. Это он сегодня так сказал, – объяснила я.

Харольд покачал головой:

– Он бродил возле твоей комнаты, когда вы там устраивали девичьи посиделки.

– Наверное, мы слишком громко смеялись, и это ему не нравилось, – возразила я.

– Знаешь ли ты, что в этом доме женский смех не звучал уже давно?

– Разве Чаруша не смеялась? – удивилась я.

– Может ли ее жеманное хихиканье сравниться с искренним смехом? К тому же она боялась князя до дрожи.

При воспоминании об этой гадине меня передернуло.

– Как он мог жить с такой змеей?! – возмутилась я с отвращением.

– Иногда притворная симпатия лучше откровенного ужаса. А за притворство он платил ей драгоценностями.

– Он и мне пытался подарить ожерелье, – вспомнила я.

– И как оно тебе? Понравилось?

– Нет, я не взяла. Я видела его на шее у Чаруши.

– А если бы не видела, взяла бы?

– Нет! Мое воспитание не позволяет мне принимать дорогие подарки от чужих людей, – заявила я чопорно.

Харольд улыбался и задумчиво меня рассматривал. Потом чуть изменился в лице и спросил немного напряженным голосом:

– А твой браслет, который ты скрываешь под рукавом? Его подарил знакомый тебе человек?

Я дернулась при этом вопросе.

– У него интересный рисунок, это работа здешних мастеров, – продолжил он.

– Мне преподнесли его так, что отказаться было немыслимо, да и желания такого не возникло, – осторожно ответила я. – Давайте закончим на сегодня. Уже поздно и пора спать.

Я резко встала и, развернувшись, увидела в дверях князя. Меня затопила волна такой ярости, что я подлетела к нему и ткнула пальцем в его грудь.

– Если вас что-то интересует, спросите сами! – прошипела севшим от бешенства голосом и, оттолкнув князя, вылетела из комнаты.

Прибежала к себе, в ярости сделала круг по комнате, у меня было огромное желание что-нибудь разбить. Так как крушить мебель было не в моем характере, я поняла, что мне необходимо остудиться. Схватив накидку, я направилась на улицу.

Вдохнув морозный воздух, я вышла за ворота замка и зашагала вчерашней дорогой. Только удалившись от замка, обратила внимание на то, что иду в домашних туфлях. Ноги стали замерзать. Наверное, это было глупо, но я сжала зубы и упрямо двинулась дальше.

Меня догнал на коне Владислав. Он спешился и пошел рядом. Его появление я проигнорировала.

– Как ты узнала? – нарушил он молчание.

Я была еще зла на него, но решила ответить:

– В кабинете, после того как я рассказала свою историю, мне показалось, что вы мысленно ведете разговор с Харольдом. Сегодня, перед тем как задать вопрос о браслете, Харольд напрягся, а когда я увидела вас в дверях – все сложилось.

– В вашем мире умеют разговаривать мысленно?

– Нет. Но много об этом говорят. Есть такие люди – экстрасенсы. Они могут увидеть, о чем думает человек, что он делает, его прошлое и будущее.

– Куда ты направляешься? – спросил князь.

– Никуда. Просто гуляю, но пора возвращаться обратно. Коня не одолжите? – огорошила его я.

Он протянул мне поводья. Я погладила глянцевую шкуру животного, провела по носу и услышала тихое ржание – конь был великолепен. Когда я тренировалась на ипподроме, то на таких смотрела лишь издали. Так как я была в платье, то позволила Владиславу себя подсадить.

– Ты в туфлях?! – воскликнул он, но я, не удостоив его ответом, ускакала.


Глава 13

Князь влетел в конюшню, когда я снимала с коня седло. Я даже знать не хотела, как он мог так быстро добраться. Вырвав его у меня из рук, Владислав позвал грога, чтобы тот позаботился о лошади, а сам схватил меня за руку и потащил в дом. Целью назначения была моя комната. Там весело горел камин, хотя когда я уходила, он был потушен.

– Я сказал, чтобы его разожгли, когда почувствовал, что ты вышла на улицу, – объяснил он, заметив мой удивленный взгляд.

Князь усадил меня в кресло, стоящее у камина.

– О чем ты думала?! – закричал он, присев и снимая с меня туфли.

– Я была так зла, что не думала, – огрызнулась я.

Он принялся растирать мои ледяные ступни, и когда к пальцам начала возвращаться чувствительность, я зашипела от боли.

Стало немного легче, и я, чтобы отвлечься, спросила:

– Как прошла ваша поездка к князю Миславу?

Он посмотрел на меня, удивленный вопросом, но все же ответил:

– С пограничных земель неспокойные вести. Участились набеги. Возможно, ничего серьезного, но, может быть, готовится большой набег. Князь Мислав хотел узнать, поддержу ли я его.

– И что вы ответили?

Он закончил растирать мои ступни и держал их в своих руках, согревая.

– Сказал, что подумаю.

– Что вас смущает?

– Не уверен, что хочу это делать. Поставь ноги к огню, – произнес он, вставая.

– Вы раньше встречались с ним?

– Нет. Я лишь письмом сообщал ему о том, что выдвигаюсь в поход через его земли.

– И как он вам?

– Понравился.

– Почему тогда вы не хотите помочь своему народу?

– Это не мой народ! – Владислав начал расхаживать из угла в угол. – Эти люди отвернулись от меня, сослали в этот замок голодать и забыли! Я потерял родных, друзей, землю, прервал все общение. Если бы ко мне не обратились за военной помощью…

Он резко подошел и оперся на ручки кресла, нависнув надо мной.

– Ты хоть представляешь, что я выдвинулся в свой первый поход в обмен на еду?! Чтобы пополнить запасы! – вскричал он, а его лицо снова стало, как у грога.

И столько унижения и боли было в глазах князя, что я погладила его по щеке, а он, дернувшись, будто я его ударила, снова заметался по комнате.

– Это потом моя помощь стала очень дорого стоить, но я никогда не забывал тот первый раз. И до этого меня довел мой народ!

Я встала с кресла и подошла к нему.

– Но вы справились! Теперь вы – легендарная личность и сила, с которой считаются!

– Сядь к камину! – рявкнул Владислав.

Он усадил меня в кресло, а сам присел рядом и уставился на огонь.

– Легендарная личность, которую все боятся.

– Сильных людей все боятся, – возразила я.

Он усмехнулся и посмотрел на меня. Его лицо снова превратилось в человеческое.

– Ты интересно мыслишь.

– Если честно, я думаю, что в свое время вам просто не повезло с сестрой. Вместо того чтобы вас поддержать, она отвернулась.

– Мой народ отказался от меня.

– При хорошей пиар-кампании этого не случилось бы.

Он непонимающе посмотрел на меня. Эх, ну как ему объяснить?..

– При умном подходе населению не дали бы забыть, что вы герой, спасший тысячи жизней, и вам бы не пришлось несправедливо страдать по вине людей, – постаралась перефразировать я.

Он задумался, а потом сказал:

– Ты не представляешь, на что это было похоже. Я не мог контролировать физические изменения.

– Это проявлялось, когда вас злили или расстраивали? – спросила я.

– Да.

– Ясно, вам не дали время прийти в себя и овладеть новыми способностями, а слишком часто провоцировали.

Князь изумленно посмотрел на меня. Я усмехнулась.

Владислав вскочил и опять заметался по комнате, бормоча с неверием и яростью: «Сестра! Моя родная сестра?!» Мне было удивительно, почему раньше это не пришло ему в голову. Немного успокоившись, он подошел ко мне:

– И ты еще хочешь, чтобы я помог ее потомку?!

– Я не говорила, что хочу этого, – ответила я спокойно. – Просто считаю, что надо узнать, насколько серьезна ситуация. Я не знакома с Миславом, и мне безразлично, как он будет защищать свою землю. Но если война докатится до этих лесов, то это уже коснется деревни Охотников и нас.

Владислав опустился на пол возле кресла и стал рассматривать мое лицо с непередаваемым выражением в глазах. А потом ухмыльнулся:

– Ты сказала «нас».

– Конечно, ведь мне предстоит жить в замке целый год, – сделала я вид, что не поняла намека.

– Как так получилось, что во время ссоры мы перешли к обсуждению политической ситуации? – спросил князь с иронией.

– Хотела отвлечься от боли, – пожала я плечами.

– Согрелась?

– Да, уже лучше. Надо кого-нибудь позвать, чтобы принесли горячей воды для купания, в ней я окончательно оттаю.

Он немного замялся, а потом произнес:

– В моих покоях есть ванная комната.

Я ошарашенно уставилась на него:

– А почему в моей комнате нет?

– Я как-то не ждал гостей, – язвительно ответил Владислав. – Пристроил ее, когда уже долгое время жил здесь один.

– И как греется вода?

– От печи на кухне.

– Хорошо, пойдемте, – я встала с кресла.

– Вот так просто?! – удивился он, сбитый с толку.

– А чего ждать? – спросила непонимающе.

– Ты мне настолько доверяешь?

– Я доверила вам свою жизнь, – спокойно ответила я.


Струйки воды стекали по моему разгоряченному телу. Взяв простыню, промокнула влагу, надела длинный шелковый халат и вышла из ванной комнаты в покои Владислава.

Он стоял у камина. При моем появлении повернулся и стал пожирать меня глазами. Плавной походкой я двинулась к огромной кровати с балдахином, покрытой черным меховым покрывалом из черного меха, стоящей на возвышении. Поднялась по ступенькам и встала у изголовья в ожидании князя. Он с осторожностью двинулся ко мне, боясь спугнуть. Приблизившись, бережно дотронулся пальцами до моей щеки, прошелся нежной лаской по шее, и его пальцы двинулись вниз, по краю выреза халата. Я отступила на шаг и уперлась в кровать. Не отводя взгляда от Владислава, развязала узел пояса и повела плечами, сбрасывая халат. Потом медленно легла на кровать. Неуловимым движением князь оказался надо мной. Я смотрела в его черные глаза и тонула в них. Он был горячим, мое тело начало гореть в ответном огне все сильнее и сильнее, пока мне не стало больно. С криком я попыталась оттолкнуть мужчину и… проснулась, вскочив на кровати.

Мне было невыносимо жарко, я дотронулась до груди и почувствовала ткань рубашки, которую надела перед сном. Она была мокрая от пота. Я повернула голову и увидела подходящего ко мне Владислава.

– Нет! – крикнула я, еще не отойдя от сна, но он осторожно приблизился ко мне.

– У тебя жар, ты больна, – успокаивающе сказал он, и я рухнула на кровать. – Харольд, подойди! – позвал он.

Надо мной склонилось лицо грога. Свет в комнате резал мне глаза, и я их закрыла. Он потрогал мой лоб, и его рука была облегчающе прохладной. Я застонала.

– Что делать? – воскликнул рядом голос Владислава, и в его интонациях сквозил страх.

– Возьми кувшин и добавь каплю, не больше. Давай маленькими порциями в течение…

Дальше я не слышала, провалившись в сон. Мне приснилась Лера. Она смеялась и кружила вокруг меня. Потом нахмурилась и начала отчитывать:

– Как ты могла покинуть меня?! Ты куда пропала? Я найду тебя!

Подруга исчезла, и передо мной возник Драгомир. Сначала беззаботный, на празднике Рожаны, он тянул меня прыгнуть через костер, а я сопротивлялась, говоря, что мне и так жарко. Потом я увидела его осунувшееся лицо, с непреклонным взглядом.

– Я иду за тобой! – кричал он мне.

Все вокруг кружилось, и, выплывая из тьмы, я каждый раз видела лицо Владислава. Он мне что-то говорил, требовал, уговаривал.

Я пришла в себя и с трудом открыла глаза. Повернув голову на подушке, увидела князя, спящего в кресле рядом с кроватью. Лицо у него было изможденное. Посмотрела в окно, но за ним было темно. Попытавшись встать, я разбудила Владислава. Он посмотрел на меня уставшим и обеспокоенным взглядом, а потом резко вскочил и сел ко мне на кровать.

– Ты как? – спросили мы в унисон.

– Почему вы такой уставший?

– У тебя сутки был жар, а потом еще сутки ты не приходила в себя, – рассказал князь. – Как ты себя чувствуешь?

Прислушалась к себе: голова не болела, жара не было, слабость в теле, но если я два дня провалялась в постели, то это неудивительно.

– Все хорошо. – Посмотрела на себя и заметила, что на мне другая рубашка. – А кто меня переодел?

– Илия. Это новая девушка. Она пришла из поселения и сказала, что от Лады, – объяснил он. – Ты что-нибудь хочешь?

– Хочу в ванную. – Я удивила его этим заявлением, но после двух дней болезни мне очень хотелось помыться.

– Тебе набрать здесь? Илия может тебя искупать.

Я поморщилась от мысли, что меня будет мыть чужой человек.

– Нет, я сама. Лучше у вас. – Ванная у него была большая, в ней можно было лечь, не то что лохань.

Владислав кивнул и вышел.

Я откинула одеяло и встала. Меня немного пошатывало. Что же со мной произошло? Я никогда еще так сильно не болела. Хотя чему удивляться: дома можно принять антибиотик и сбить температуру. Не думаю, что гроги или князь болеют. Чем же они меня лечили?.. Я медленно двинулась в гардеробную за халатом.

Когда Владислав вернулся, я уже сидела за туалетным столиком и расчесывала спутанные волосы.

– Ты зачем встала? – нахмурился он.

– Мне уже лучше. Можно идти? – Я встала, но от резкого движения меня занесло. Не успела схватиться за столик, как оказалась на руках у князя.

– Я могу сама идти! – возмутилась я.

– В другой раз, – оборвал он и вынес меня из комнаты.

– Чувствую себя инвалидом, – пробурчала я, но сдалась и прислонилась головой к нему.

Владислав принес меня в ванную комнату и осторожно поставил на ноги.

– Давай позову Илию! – настаивал он, но после моего категоричного «нет» вышел, а я разделась и погрузилась в ванну, полную горячей воды и ароматной пены.

Выходя из ванной комнаты, я чувствовала себя посвежевшей. И тут же увидела картину из моего сна: Владислав стоял у горящего камина, при моем появлении он повернулся и пожирал меня глазами. Какой-то частью моей души меня так и подмывало подойти к кровати и проверить, будет ли мое обнаженное тело скользить по меху покрывала так же, как во сне. Только Владислав из реальности был уставший и с темными кругами под глазами, а на мне был халат из более теплой материи, чем шелк.

Я увидела, что он придвинул кресла поближе к камину и накрыл на стол.

– Подумал, что, может, ты голодна, – объяснил князь. – Хочешь чего-нибудь?

– Кофе, – мечтательно сказала я, подходя и усаживаясь в кресло, – все бы отдала за кофе!

Он удивленно на меня посмотрел:

– Не знал, что ты его настолько любишь. Надо будет узнать, есть ли он в городе.

– Вы вообще спали? – спросила я.

Таким уставшим я видела Владислава впервые. От этого он становился более человечным, что ли.

Князь промолчал.

– Давайте договоримся, я попытаюсь что-то съесть, а вы пойдете освежитесь. Я ванну для вас уже набрала. – Эта мысль мне пришла в голову, когда я сушила волосы.

Если бы его в этот момент поразила молния, он бы и то удивился меньше.

– Ты набрала мне ванну?!

– А почему нет? Вы же для меня это сделали.

Когда он, потрясенный, ушел, я съела кусочек запеченной курицы и запила бокалом вина. Сразу же немного закружилась голова и стало жарко вблизи огня. Тогда я встала с кресла, и меня как магнитом потянуло к княжескому ложу. Сказалось тлетворное влияние слишком яркого сна. Поднялась по ступенькам, на секунду задумалась и решилась. Ну когда еще можно попробовать оказаться на этой кровати, как не в отсутствие хозяина? Пользуясь случаем, раскинулась поперек нее, лаская руками мех. Потом свернулась клубочком и дала себе одну минуту.


Я резко вынырнула из сна. Открыв глаза, на расстоянии вытянутой руки от себя увидела спящего Владислава, одетого в халат. Наши головы были на одном уровне, и я принялась изучать лицо князя. Сон смягчил его черты, ушли усталость и напряжение. Без опаляющего холода глаз его лицо притягивало своей красотой. Мне захотелось дотронуться до него, провести пальцами по контуру губ, которые так редко улыбаются, зарыться в волосы и узнать, насколько они мягкие. Мы лежали поперек кровати. Камин уже почти прогорел и давал слабый свет. За окном только зарождался рассвет. Осторожно, стараясь не разбудить мужчину, я встала с кровати и направилась к выходу. Когда я уже дошла до середины комнаты, сзади раздалось:

– Не уходи!

Обернувшись, я увидела, что Владислав, открыв глаза, лежит в той же позе. Маска отстраненности слетела с его лица, и в его взгляде было лишь бесконечное одиночество. Одиночество, которое так хорошо знакомо мне, я его ощутила в полной мере, когда оказалась в этом чужом мире. Я вернулась, оперлась коленом на кровать, а потом импульсивно легла Владиславу за спину, повторяя его позу, и обняла. Он был напряжен. Через мгновение накрыл мою руку ладонью и положил на свое сердце. Я услышала его бешеный стук. Постепенно оно успокоилось и стало биться в одном ритме с моим, из тела мужчины ушло напряжение. Вот так незаметно мы опять уснули.

Разбудил нас Харольд:

– Влад, проснись! Кристина пропала! Мы обыскали весь замок…

И тут грог увидел нас, лежащих, обнявшись. Никогда не думала, что его лицо может передать всю гамму смущения.

– Простите, – выдавил он и мгновенно исчез.

Я вскочила с горящими щеками.

– Чувствую себя подружкой, которую застукал в постели с сыном его отец, – пробормотала я.

Быстро встав, я пошла к выходу. Но, представив себе, что, открыв дверь, нарвусь еще на кого-то или на новую девушку, я повернулась к Владиславу.

– Посмотрите в коридоре, чтобы там никого не было! – потребовала я.

Князь лениво поднялся с постели, и его явно забавляла эта ситуация.

– А если там кто-то будет? – спросил он, подходя ко мне.

– Настоятельно рекомендую очистить его, – сказала раздраженно, злясь на свое смущение.

– А если там будет новая девушка? Ты же не хочешь, чтобы я ее пугал?

– Скажите «бу», и она убежит, – буркнула я.

Он прошел к двери и выглянул в коридор.

– Чисто, – сообщил Владислав, еле сдерживая смех.

Я пошла на выход, но он стоял, не уступая дороги, заставив меня протискиваться мимо него.

– Ты всегда раздражена по утрам? – спросил князь шепотом.

Бросила на него обозленно-смущенный взгляд и побежала в свою комнату. Хорошо хоть там никого не было, и я смогла прийти в себя.


Новую девушку поселили в комнате на первом этаже. Ей было лет шестнадцать, не больше, и она смотрела на грогов с еле скрытым страхом, хотя все были с ней предельно вежливы. Меня удивило, как у Илии вообще хватило смелости прийти сюда. Я спросила про Ладу и Лису.

Оказывается, нас искали три дня, начиная от места в лесу, где рубили дрова, и до поселения, но не нашли никаких следов. Только потом двинулись в противоположном направлении и обнаружили место схватки. Девушка рассказала, как Драгомир рвался в лес, но его еле удержали от самоубийственного поступка, и он остался под наблюдением в доме Радомира, где провел время, лежа на моей постели.

Селяне не поверили своим глазам, когда из леса вышли Лада и Лиса. Радости отца Лисы, что к нему вернулась хоть одна дочь, и счастью семьи Радомира не было предела. Также Илия рассказала о том, какой переполох был в поселке, когда Лада сообщила им об условиях сделки, заключенной мною с князем. Как люди нерешительно ходят в лес, еще не отвыкнув бояться.

– Почему ты пришла сюда? – спросила я прямо.

Она смутилась.

– Драгомир помогает моей матери, после того как мы остались без отца, а она ему по хозяйству. Он просил меня прийти и убедиться, что с тобой все в порядке. К тому же Лада и Лиса вернулись с щедрым вознаграждением, а деньги нам нужны.

Мне показалось, что Илия что-то недоговаривает, но я не стала на нее давить.

– Спасибо, что ухаживала за мной.

– Но я только тебя переодела, а все время с тобой был князь, никого не подпуская. Мне кажется, он о тебе беспокоился, – с удивлением произнесла она. – Не думала, что такое чудовище способно на чувства…

– Он не чудовище! – оборвала ее я. – И гроги не чудовища! Они просто другие. Ты поймешь это, пожив здесь немного.


На кухне я встретилась с Харольдом. Видя мое смущение, он постарался успокоить меня, сказав, что рад за нас с Владом.

– Но мы не вместе! – возразила я и попыталась объяснить: – Просто заснули рядом.

Это прозвучало глупо, я еще больше стушевалась, просто махнула рукой и ушла в библиотеку, где за чтением провела весь день. Вечером попросила грогов наносить в лохань воды и, отказавшись от помощи Илии, искупалась. Мыться в ванне Владислава я зареклась. После первого раза мне приснился эротический сон, где я его соблазняю, а после второго – я проснулась в его постели. Что может быть после третьего раза, узнавать мне совсем не хотелось.

Меня беспокоила возникшая близость между нами, и я старалась игнорировать князя. Если видела, что он идет навстречу по коридору, сразу куда-нибудь сворачивала. За обедами и ужинами беседовала на разные темы с Харольдом и грогами и не смотрела на Владислава. Проводила много времени в библиотеке, где никто меня не тревожил. Общалась с Илией, интересуясь ее семьей и жизнью, но таких посиделок, как с Ладой и Лисой, уже не было. Когда наведывалась на кухню, там сразу появлялся Серый, словно чувствуя мое присутствие, и я его кормила.

Как-то вечером я пришла в комнату, где мы с Харольдом обычно играли в шахматы и сегодня договорились сыграть партию. Серый, развалившись у камина, покосился на меня. Я присела и принялась гладить пса по голове.

Из задумчивости меня вывел напряженный голос грога:

– Кристина, медленно отойди от волка.

– Какого волка?.. – я с недоумением оглянулась по сторонам.

Серый оскалился на Харольда, и я, успокаивая пса, зарылась пальцами в его загривок.

– Это волк Владислава, – произнес Харольд. – Он даже ему себя трогать не дает.

– О чем вы говорите?! – еще недоумевала я. – Я его даже как-то поцеловала!

– Значит, ему повезло больше, чем мне, – тихо проговорил князь, появившийся у двери. Наверное, Харольд позвал его мысленно. – Кристина, без резких движений встань и отойди от зверя.

Чувствуя сгустившееся напряжение в комнате, волк глухо зарычал.

– Выйдите отсюда, – сказала я. – Это он не на меня, а на вас так реагирует.

Владислав с Харольдом беспомощно переглянулись и нехотя удалились, закрыв дверь. Серый сразу же успокоился. Поглаживая его, я приговаривала:

– Ну и хитрец, а я думала, что ты собака.

Я совсем не боялась его. Зверь смотрел на меня умными глазами, с достоинством принимая ласку. Потрепав его на прощание по загривку, я вышла из комнаты.

Харольд и Владислав стояли в коридоре и заметно нервничали.

– Вы чего панику развели? – накинулась на них я.

– Ты бы так не говорила, если бы видела, что он делает с теми, кто ему не нравится! – рявкнул Влад и потащил меня подальше от комнаты, продолжая распекать: – Да как тебе в голову пришло гладить волка?!

Я уперлась.

– Куда ты меня тащишь? Мы с Харольдом хотели в шахматы поиграть.

– Партия отменяется!

– Да с какой стати?! – разъярилась я. – Ничего же не случилось! Мы знакомы с Серым с первых дней моего пребывания в замке. Каждый день встречаемся на кухне, и в библиотеку ко мне он приходил. Сидели, никого не трогали, а вы беситься начали!

– Он мог тебя съесть, ты это понимаешь?! – заорал Владислав.

– Вообще-то из вас двоих первым меня захотел съесть ты! – выкрикнула я в ответ, и он меня отпустил.

– Дети, успокойтесь, – успокаивающе сказал Харольд. – Кристина, если хочешь сыграть в шахматы, то с Владом. Это его волк, и он не будет так нервничать в присутствии хозяина.

Я уже хотела сказать, что у меня пропало желание, но князь меня опередил.

– Хорошо, – согласился он и любезно предложил мне руку. Делать было нечего, и я приняла ее.


Мы напряженно сидели за шахматной доской. Серый спокойно лежал, не подозревая, причиной какого скандала он стал.

– Как ты его приручила? – спросил Влад.

Я начала рассказывать и понемногу расслабилась. Слушая историю про блины, князь улыбнулся и сказал:

– Думаю, у него не было шансов выстоять против тебя.

Затем совсем другим тоном, с непонятной интонацией добавил:

– А если я стану есть блины, ты меня поцелуешь?

Я смешалась и, чтобы выйти из затруднительного положения, спросила:

– А как Серый оказался у вас?

– Я нашел его в лесу со стрелой в боку. Он умирал, но смотрел на меня умными глазами, зная, что его конец близок. Мне стало жаль зверя, я привез его в замок и вылечил, – последнее предложение он проговорил скомканно, будто стыдясь своего поступка. – Теперь он часто приходит сюда, как к себе домой, и сопровождает меня в лесу, когда я охочусь.

Под все эти разговоры я и не заметила, как князь поставил мне мат. Возмутившись, что он меня отвлекал, я потребовала реванша. Вторую партию играла внимательно, восхищаясь умом Влада. С большим трудом мне удалось свести партию к ничьей. Я взглянула на мужчину в восхищении и выдохнула:

– Вы потрясающе играете!

– У меня были годы практики, – с тенью горечи ответил он и встал. – Уже поздно, позволь, я тебя провожу.

Уже возле моей комнаты князь спросил:

– Тебе набрать сегодня ванну?

Я, смутившись, ответила, что сегодня буду купаться у себя. Он безразлично кивнул и ушел. Я почувствовала себя неуютно. Владислав меня ничем не обидел, а я повела себя так, будто ему не доверяю. Но не могла же я сказать, что я себе не доверяю, а не ему.


Глава 14

Весь следующий день князь меня избегал. Время тянулось невыносимо медленно, Харольд куда-то уехал, волк ушел в лес, настроение у меня было отвратительное, читать не хотелось и пришлось просто пораньше лечь спать.

Утром в коридоре мы случайно столкнулись с Владом – он был убийственно вежлив и холоден. Во время обеда сообщил нам с Харольдом о том, что Мислав приглашает его присутствовать на военном совете. Через час князь ускакал, взяв с собой отряд.

До вечера я не знала, куда себя деть, и беспокоилась, какие новости он привезет. Илия тоже была какая-то нервная, но я подумала, что она волнуется из-за возможного начала войны и перемен, которые это неизбежно принесет в жизнь селения. Ужин девушка принесла мне в комнату. В эту ночь я долго не могла уснуть и задремала лишь под утро.

Проснулась от грохота и криков. Быстро надев платье, выскочила из комнаты и побежала вниз. Там я застала невероятную картину: мужчины из деревни связывали спокойно лежащих грогов и громили все вокруг.

– Стойте! – закричала я. – Что вы делаете?!

Увидела Драгомира, и у меня подогнулись колени.

– Драгомир, – прошептала я и полетела к нему.

Он схватил меня в объятия и закружил. Прижимаясь и вдыхая его неповторимый запах, я не могла поверить, что это не сон.

– Я пришел за тобой! – сказал он.

Люди вокруг все больше входили в раж и начали избивать лежащих грогов.

– Драгомир, останови это! – закричала я.

Он, увидев мое полное ужаса лицо, властными командами пресек погром и приказал людям выйти на улицу.

– Уходим! – он взял меня за руку. Я, оглядываясь на связанных грогов, спросила:

– Они живы?

– Да! Твари спят. Илия добавила в еду снотворное, но они скоро придут в себя.

– Но как? Как вы узнали?

– Нам сообщила Илия. Мы ждали момента, когда князь уедет.

Он собрал людей во дворе, их оказалось двадцать человек. Лица были знакомы, но по именам я никого, кроме Милослава, не знала. Илия стояла рядом с молодым человеком, похожим на нее. На лицах людей был триумф и неверие, что они это сделали.

– Пошли домой, – сказал мне Драгомир, крепко обнимая и заглядывая в глаза.

– Не могу.

Он взял мое лицо в ладони и тихо спросил:

– Владислав знает твой вкус?

– Нет! – удивилась я неожиданному вопросу и увидела облегчение во взгляде Драгомира. – Мы заключили договор, я дала слово остаться в замке на год! Благодаря этому и Лада с Лисой вернулись.

Вдруг в ворота замка влетел князь на своем жеребце, резко остановил его и спешился. Он был один.

При виде его Драгомир завел меня за спину. Люди в ужасе онемели. Столько лет они боялись и ненавидели лишь имя князя, а тут увидели его воочию. Влад смотрел на собравшихся селян с высокомерием аристократа. Я могла только предполагать, на что он способен, и ясно осознала – сейчас начнется кровопролитие.

Кто-то из мужчин крикнул:

– Убьем чудовище!

Я резко обогнула Драгомира и подлетела к Владиславу, закрыв его собой.

– Нет! – выкрикнула я, и люди остановились, изумленные моим поступком. – Вы сильные и смелые, раз пришли сюда! Я горжусь своим знакомством с вами. Но вы не можете убить князя! Если вы тронете его – договор с грогами будет нарушен, они выйдут из леса и придут в ваши дома. Вы этого хотите? – Видя их замешательство, я продолжила: – Давайте не допустим кровопролития, пока все еще не зашло слишком далеко. Я знакома с вашими женами, дочерьми и сестрами. Я не хочу, чтобы они плакали хоть о ком-нибудь из вас. Возвращайтесь домой!

Люди в замешательстве смотрели на Драгомира, а он с болью и тоской смотрел на меня. В моих словах имелась неоспоримая логика. Мне было тяжело от того, что все это они затеяли из-за меня.

– Уходим! – признал Драгомир свое поражение.

Мужчины медленно потянулись к воротам.

Когда последний человек покинул двор, я обернулась к Владу:

– Чем вы думали, прискакав один?!

– Я не один, отряд окружает их в лесу.

Меня захлестнул ужас. Эти люди пришли за мной, рискуя своей жизнью, я не могла позволить, чтобы они пострадали.

– Нет! – выдохнула я. – Отпустите их.

– Почему я должен это делать? Они вторглись в мой дом, напали на моих людей.

– Но все гроги в замке живы, просто спят, – настаивала я. – Прошу, не надо проливать кровь.

– Что ты готова для этого сделать?

– А что вы хотите?

Он задумчиво посмотрел на меня и ответил:

– Есть обычай, если воин возвращается домой, женщина встречает его поцелуем.

– Вы хотите, чтобы я вас поцеловала? – растерянно спросила я.

Князь подтвердил это молчанием и пристальным взглядом. Если на одной чаше весов – поцелуй, а на другой – жизни людей, то мой выбор очевиден.

– Хорошо, – просто сказала я и приблизилась к Владиславу.

Он замер. Я положила руки ему на плечи и смотрела в лицо, заставляя себя коснуться его губ.

– Ты не хочешь этого делать, – холодно констатировал князь.

– Если честно, то трудно заставить себя поцеловать человека, когда горишь желанием ударить его чем-нибудь тяжелым за то, что он явился один перед толпой людей, вместо того чтобы взять с собой подкрепление! – возмущенно выпалила я.

Глаза Влада потеплели, и он притянул меня к себе.

Как только наши губы соприкоснулись, я увидела лес, окруженных грогами людей, почувствовала страх мужчин и злость за то, что их обманули. Потом круг разомкнулся, и гроги выстроились по сторонам, образовывая живой коридор, который тянулся до самого выхода из леса. Это была молчаливая, устрашающая демонстрация силы.

Картинка исчезла, и остались только губы Владислава, примкнувшие к моим. У меня ушла земля из-под ног. Было невероятное чувство близости, как будто это не первый, а уже тысяча первый наш поцелуй. Мы не узнавали, а уже знали друг друга, как две половинки образовывали одно целое.

Раздался встревоженный голос Харольда:

– Влад, осторожно, ты создаешь связь!

Князь резко отступил от меня на несколько шагов, а я зачарованно смотрела на него. Когда он отошел, пространство между нами осталось наполненным притяжением, как между двумя магнитами.

– Влад, обрывай! – крикнул Харольд.

– Не могу, – ответил тот глухо, – она меня держит!

Я видела, как князь борется с собой, чтобы не подойти ко мне. Вдруг между нами встал Харольд, и все напряжение исчезло.

Потрясенная, я переводила взгляд с одного на другого.

– Что сейчас произошло?.. – прошептала я.

Они тоже смотрели на меня с изумлением. Харольд спросил:

– Что ты видела?

– Лес, грогов, окруживших людей…

– Она прикоснулась ко мне, когда была открыта связь. Уловила ее и подключилась ко мне, – сказал Влад Харольду. – Когда я закрыл ее, то дальше ты видел.

– Вы мне хоть что-то объясните? – потребовала я.

– Пойдемте в дом, в этом еще надо разобраться, – вздохнул Харольд.

В замке оказался такой бардак, что стало не до разговоров. Я помогала по мере сил, но сердце кровью обливалось, глядя на разгромленные комнаты, ведь все это случилось из-за меня. Успокаивало лишь то, что никто не пострадал.

Окончательно вымотанная, я удалилась в библиотеку, до которой, к счастью, селяне не добрались. Только легла на кушетку и закрыла глаза, как скрипнула дверь и в комнату зашел Владислав.

– Ты сегодня заслонила меня собой. Почему? – спросил он.

– Защищала от вас людей, – буркнула я.

– Что бы ты сделала, если бы они бросились на меня?

– Бросилась бы на них, – ответила устало.

Он хотел еще что-то сказать, но я перебила его:

– Можно, я побуду одна?

Князь коротко кивнул и вышел.

Я сказала ему правду. Если бы селяне не послушались меня и напали на Владислава, то я бы кинулась на них. Пусть лучше бы они защищались от меня, чем были убиты им.

Позднее мы собрались в кабинете, и Харольд рассказал, что когда князь обменялся с ним кровью, то образовалась связь с грогами. Влад получил возможность общаться с ними мысленно, видеть их глазами, чувствовать, где находится каждый из них. Эту способность раньше имел лишь король грогов – Харольд, и она передалась князю.

– А что же было между нами? – спросила я.

– Я могу только догадываться, – пожал плечами Харольд.

– Во мне же нет вашей крови, как я смогла подключиться к этой связи?

Они переглянулись.

– Когда ты болела, – начал Харольд, – у тебя был сильный жар. Мы ничем не могли помочь, а тебе становилось все хуже.

– «Возьми кувшин и добавь каплю, не больше. Давай маленькими порциями в течение…» – вслух вспомнила я. – Кто из вас дал мне свою кровь?

– Я, – ответил Влад. – Чистую кровь давать было опасно.

– Но я не чувствую в себе никаких изменений. Почему это проявилось при поцелуе? Я же после болезни прикасалась к вам, и ничего не было.

– Не должно было быть никаких последствий, – сказал Харольд. – Но ты прошла между мирами, и, наверное, это повлияло на тебя.

– И что теперь со мной будет?

– Мы должны выяснить, какие способности ты приобрела.

Да уж. Со всеми моими приключениями мне только этого для полного счастья и не хватало.

– Подождите, – вспомнила я, – про связь с грогами я поняла, но что это было между нами с Владиславом, после того как он прервал контакт со своими людьми?

Они молчали и лишь смотрели друг на друга. Понятно – разговор не для моих ушей.

– Ты и Владислав начали образовывать связь между собой, – осторожно произнес Харольд.

– Но это было совсем по-другому, чем когда я видела грогов, – возразила я.

– Что ты чувствовала в тот момент?

Ну и вопрос. Это было настолько личным, что я не знала, как ответить.

– Я знала его, как жена мужа после пятидесяти лет совместной жизни, – попыталась я подобрать сравнение. – Что мы словно две половинки, которые становятся одним целым. И я чувствовала притяжение, даже когда мы были на расстоянии.

Говоря это, я не смотрела на Влада, сконцентрировавшись на мудрых глазах Харольда.

– Разве такая связь у вас с Владиславом? – спросила я его.

– Нет.

– Тогда что это было?

– Смешение душ.

Если бы я в этот момент не сидела, то от такого ответа мне бы точно пришлось присесть. А увидев, насколько серьезен Харольд, мне и вовсе стало плохо.

– Что это значит?

– Я лишь слышал об этом в легендах. Смешение настолько редко, что… – Грог лишь развел руками, а потом продолжил: – Когда встречаются мужчина и женщина, предназначенные друг для друга и наделенные магическими способностями, то их души входят в резонанс и способны соединиться, вместе их силы возрастают до невероятных пределов.

– У меня нет магических способностей, – возразила я.

– Ты прошла между мирами, и в тебе кровь Влада.

– Тогда почему это случилось без моего желания? Почему это не мой выбор?

– Не знаю.

И этот ответ меня добил.

– А почему вы молчите? – накинулась я на Влада. – Вас это разве не касается?

– Я не хочу злить тебя еще больше, – ответил он нейтральным тоном.

– Это еще не все плохие новости? – спросила я подозрительно.

Влад и Харольд снова переглянулись.

– Скажи ей!

– По краю леса растаял снег, – сказал князь.

– Когда?!

– Сегодня, после нашего поцелуя.

Я вскочила и заметалась по кабинету.

– Не верю во всю эту чушь с душами. Думаю, притяжение возникло из-за того, что во мне немного вашей крови. А снег мог растаять, потому что вы проявили милосердие и отпустили людей.

– Но это ты – девушка из пророчества, – возразил Харольд.

– Может, я тут затем, чтобы подталкивать вас в нужном направлении. Ведь в пророчестве не сказано, что мы с князем предназначены друг для друга и будем жить вместе долго и счастливо!

– Есть только один способ проверить это… Вы должны снова поцеловаться, – заявил Харольд.

– Нет! – воскликнула я.

– Кристина, если дело в поступке Влада, то снег останется на месте, а если в вашем поцелуе, то продолжит таять!

Я снова заходила по кабинету.

– Это опасно, – произнесла я. – Если опять возникнет притяжение, то не знаю, чем мне это грозит. Как-то не хочется после одного поцелуя оказаться связанной на веки вечные.

– Я не дам этому случиться, – убеждал меня Харольд. – Но проверить мы обязаны. Кристина, это очень важно для нашего народа.

– А вы что думаете? – я посмотрела на князя.

– Меня «радует» твой энтузиазм, – заявил он с сарказмом. – Я не испытываю никакого желания навязывать свои поцелуи.

Вот, блин, я, кажется, задела его гордость.

– Влад, вы должны попробовать! – сказал Харольд.

– Я не хочу ее ни к чему принуждать, – отрезал тот.

– Кристина, это должно быть твое решение.

Мы с Владиславом упрямо посмотрели друг на друга, и я сдалась. Можно спорить до посинения, но мы ничего не узнаем, пока не проверим.

– Хорошо, – буркнула я.

Влад немного расслабился.

Я положила руки ему на плечи, он аккуратно обхватил меня за талию. Медленно и осторожно я коснулась губ князя, почувствовала их тепло, и… все, единения, как в первый раз, не произошло.

– Ничего! – счастливо выдохнула я, отстраняясь.

– Попробуйте еще раз, – сказал Харольд. – Если вы предназначены друг для друга, то между вами должна произойти мгновенная реакция.

Я послушно потянулась к губам Влада, но тут черт меня дернул ехидно сказать:

– Может, вы меня все же поцелуете?

И он поцеловал. Страстно, властно, не давая мне и секунды на раздумья. Я загорелась моментально. Как будто долгие часы любовной прелюдии слились в одном поцелуе. Я забыла, что мы в кабинете не одни, да что говорить – забыла, что мне нужен воздух. Когда князь меня отпустил, я смотрела на него растерянным взглядом, пытаясь прийти в себя и заново научиться дышать. Харольд тактично молчал.

– Влад, попробуй опять открыть связь, а потом прервать ее, – сказал он чуть погодя.

– Что ты хочешь, чтобы я тебе показал? – спросил Владислав, бережно притягивая меня к себе.

– Хочу увидеть, где растаял снег, – попросила я, стараясь взять себя в руки и скрыть бушевавшие во мне эмоции.

– Хорошо. – И он нежно прикоснулся к моим губам.

Перед глазами предстал заснеженный лес, потом я начала приближаться к выходу из него и увидела, как снег отступил на десятки метров от края. А затем я стала падать. Почувствовала душу Владислава: его боль от предательства сестры, привязанность к своему новому народу. Хоть он и был связан с каждым из них, я ощущала его одиночество, такое пронзительное, что мне хотелось плакать. Среди всего этого я чувствовала его горящую страсть ко мне, удерживаемую железным самоконтролем.

– Влад, верни связь, быстро! – раздался резкий приказ Харольда.

Снова лес, только снег отступил уже на несколько сотен метров, а потом князь оторвался от моих губ, и картинка пропала. Мы стояли, крепко обнявшись, будто поддерживая друг друга. И в этот момент это была самая правильная вещь на свете.

– У нас проблема! – глухо сказал Харольд и вышел из кабинета.

Что-либо обсуждать не имело смысла. Снег таял лишь при нашем соединении душ, а я этого боялась до дрожи.

– Нам надо поговорить, – сказал Влад, разомкнув объятия, и я отстранилась.

– Давайте не сегодня, уже поздно, и день был насыщенный.

– Думаю, лучше не откладывать, – твердо заявил он. – Можешь принять ванну и передохнуть. Тебе набрать или ты у себя?

– Не хочу никого беспокоить, давайте лучше у вас, – ответила, смирившись.

По пути в спальню князя забежала к себе в комнату за халатом и увидела на кровати свой многострадальный рюкзак. Ура, мне вернули мои вещи!


Глава 15

После того как я искупалась, князь устроил нам поздний ужин. Сегодня я почти ничего не ела, и это была хорошая идея, а вот от вина я отказалась.

– Как прошла ваша поездка к Миславу? – вспомнила я.

– Как всегда на советах: кто-то рвется в бой, кто-то предлагает подождать и посмотреть на дальнейшее развитие событий. Мне предложили пойти в ответный набег.

– Решили чужими руками жар загребать, – хмыкнула я.

– Примерно то же и я сказал, – улыбнулся Влад. – В общем, пока договорились усилить дозоры и ждать.

– Как получилось, что вы так быстро вернулись?

– Харольд почувствовал что-то неладное и вызвал меня. А когда мне надо, я могу передвигаться очень быстро, – ответил он, пристально глядя на меня. – Я сказал ему наблюдать и не вмешиваться. Селянам повезло, что я вовремя успел, иначе бы пришел за тобой в деревню и им бы не поздоровилось.

– Я отказалась уходить с ними.

– Это почему же? Ведь тебя так отважно спасали, – с притворным удивлением спросил он.

– Мы с вами заключили договор, а свои обещания я стараюсь выполнять.

Он откинулся в кресле и внимательно посмотрел на меня:

– Твой браслет подарен тебе охотником, что спрятал тебя за собой?

– Да, – ответила я, напрягшись.

– Что между вами?

Хотела бы я и сама это знать.

– Не знаю.

– Он пришел за тобой в мой дом – на это способен или безумец, или влюбленный. Так что между вами? – с нажимом повторил он вопрос.

– Я не знаю, что между нами! – выпалила я. – Постоянно доводила его до бешенства, а потом он поцеловал меня и предложил стать его женой. Затем я попала к вам.

– Ты согласилась? – спросил князь напряженным голосом, и я вздрогнула от его пронзительного взгляда.

– Я ничего не ответила. Мы были слишком мало знакомы, чтобы принимать такое решение.

– Но подарок ты его приняла!

– Этот браслет был так преподнесен, что я не могла отказаться.

– Но ты его носишь!

– А должна была его выбросить? – уже обозлилась я.

Владислав молчал, стараясь взять себя в руки, и внимательно смотрел на меня.

– Сегодня я заглянул тебе в душу и узнал, что ты полна света и огня и не боишься меня. Но что-то все равно страшит тебя, ты мысленно куда-то бежишь. Стремишься к нему?

– Я не понимаю, о чем вы!

– Не ври мне! – рявкнул князь.

– Я хочу закончить разговор, – выдавила я.

– Нет, ты ответишь!

– Едва ли! – Мы были напряжены, и обстановка накалилась.

– Если хочешь быть с ним, я тебя отпущу, – огорошил он меня.

– Снег тает, а вы меня отпустите?! – съязвила в неверии.

– Не желаю быть связан с женщиной, которая меня не хочет, – надменно заявил Влад и добавил: – Даже если снег останется навечно.

От этих слов у меня пропал весь запал.

– Не знаю, хочу ли я быть с ним. Да и смогла бы… – ответила я тихо.

Наученная горьким опытом, я не спешила отдавать свое сердце. Если бы даже не попала в этот замок, то ни какой свадьбы через неделю не было бы. Я еще не сошла с ума! Слова Драгомира подкупили меня своей искренностью, но прошло бы еще немало времени, прежде чем я пустила бы его к себе в душу.

– Кто тебя обидел? – так же тихо спросил князь.

– Прошу вас, давайте закончим на сегодня.

– С одним условием, – после секундного замешательства сказал он. – Я хочу, чтобы ты осталась здесь на ночь.

– Что?! – тут же ощетинилась я.

– Будем просто вместе спать, – усмехнулся он, – как в прошлый раз.

– Зачем?

– Тебе не приходило в голову, что я раньше никогда ни с кем не засыпал?

– Вы не спали со своими женщинами? – удивилась я.

– Князь посещает женщин, но ночь проводит лишь со своей княгиней. А судя по развитию событий, жены у меня никогда не будет, – насмешливо ответил он.

– Хорошо, – согласилась я, раздумывая, на что же подписалась.

Он предложил мне ложиться, а сам ушел в ванную. Пока его не было, я убрала со стола и унесла посуду на кухню. Вернувшись, забралась на кровать и залезла под покрывало. Халат решила не снимать – ночная рубашка под ним из тонкой ткани и мне было бы неуютно. Князя долго не было, я постепенно расслабилась и заснула.

Проснулась среди ночи. Камин ярко горел, значит, недавно в него подкинули дров. Владислав лежал поверх покрывала и смотрел на меня. Я засыпала на боку, лицом в другую сторону, но, наверное, перевернулась во сне. Мы глядели друг на друга, и воздух вокруг нас начал сгущаться.

– Почему вы не спите? – нарушила я тишину.

– Хочу запомнить тебя спящей в моей постели. Не думаю, что ты согласишься еще когда-нибудь на это.

– Почему у меня такое чувство, что я должна извиниться?

Он лишь усмехнулся.

– Почему вас так долго не было?

– Я дал тебе время, чтобы ты уснула и не смущалась. – Его тактичность сразила меня.

– Вы собираетесь не спать всю ночь?

– А ты завтра опять начнешь меня избегать?

Да уж, есть вопросы, на которые не хочется отвечать.

– Вытяните правую руку, – попросила я.

Князь удивился, но выполнил требуемое. Я придвинулась к нему поближе и обняла ее, положив голову на его ладонь.

– Давайте спать, – сказала я.

– Тебя можно обнять? – спросил он осторожно, и я кивнула.

Так мы постепенно и заснули – лежа чуть на расстоянии и обнявшись.


Проснулась я первая. Осторожно встав и стараясь не разбудить князя, сходила в ванную, умылась и села расчесывать волосы.

– Тебя зовет Лада.

Я вздрогнула от неожиданности и обернулась. Влад сел на кровати, и взгляд его был чуть отстраненный, как будто он к чему-то прислушивался.

– Где? – не поняла я.

– В лесу, на поляне, где ты впервые появилась.

– Вы меня проведете туда?

– Думаю, ты бы хотела свободно поговорить с ней. Иди, одевайся.

Я побежала к себе. Натянула джинсы со свитером, которые давно уже не доставала из шкафа, и захватила плащ. Когда я спустилась вниз, меня уже там ждали Владислав и грог.

– Это Эндельсон, – сказал мне князь, и тот поклонился. – Он проведет тебя. И предупреди их, что если они решат забрать тебя, то я приду за тобой.

– Вы же сказали, что отпустите меня.

– Только если это будет твое решение, – ответил он, и я кивнула.

Мы вышли за ворота замка. Эндельсон подхватил меня на руки и с нечеловеческой скоростью заскользил между деревьями.

– Позовите, когда понадоблюсь, – сказал он, опустив меня на землю возле поляны, и удалился.

Я увидела Ладу и Радомира, подбежала к девушке, и мы крепко обнялись. Потом поздоровалась с ее отцом.

– Спасибо за дочку, Кристина, – с чувством произнес он. – Как тебе там живется? Не обижают?

– Все хорошо, – ответила я, улыбаясь.

– Хочу извиниться за вчерашнее нападение, – серьезно сказал Радомир. – Я не одобрял этого, но Драгомира было не остановить. Я могу как-то загладить нашу вину?

Я задумалась, и тут мне пришла в голову идея.

– Отправьте завтра человека в город. Пусть он пустит слух о том, что скоро вы привезете невиданные изделия из дерева, сделанные грогами. Мебель, посуда и всякая всячина невероятной красоты, достойные украшать дома состоятельных людей. Я же за это время подберу на продажу товар и передам вам его на этом же месте через пару дней. Вы арендуете лавку в богатом районе и выставите его там по самой высокой цене. Прибыль делим пополам.

– Ты думаешь, люди будут покупать? – удивленно спросил Радомир.

– А есть ли у кого-то хоть что-то, сделанное грогами?

Он покачал головой, все еще сомневаясь.

– Гроги способны чувствовать дерево, как никто из людей. Мы попробуем. Сделайте первому покупателю скидку.

– Драгомир?! – вдруг вскрикнула Лада.

Я оглянулась, и от вида сильной, гибкой фигуры, выходящей на поляну, мой пульс участился.

– Зачем ты здесь?! – воскликнул Радомир. – Вы недостаточно вчера дел наворотили?

– Мне надо поговорить с Кристиной, – твердо заявил Драгомир.

Он подошел ко мне и заглянул в глаза. Я так сильно хотела к нему прикоснуться, что сжала руки в кулаки за спиной.

– Вчера начал отступать снег. Это ты? – спросил он тихо.

Я лишь кивнула.

– Что ты для этого сделала?

– Поцеловала князя. Это было условие вашего безопасного выхода из леса.

На скулах Драгомира заходили желваки.

– Это первый ваш поцелуй?

Я снова кивнула.

В его глазах появилась горечь.

– Значит, я хотел тебя спасти, но этим сам же и подтолкнул к нему… Вечером снег отступил еще дальше. Ты его еще раз целовала? – глухо процедил Драгомир.

– Мы пытались выяснить, почему начал таять снег…

– Ты хотела этого?

– А ты хотел бы при поцелуе заглядывать в душу человеку, без спроса вытаскивая из нее все самое сокровенное?! – взвилась я. – Это больше, чем поцелуй, его невозможно контролировать!

Все трое потрясенно замерли. Я обвела их взглядом.

– Чтобы снег ушел, мы с князем должны стать парой.

– И что ты решила? – Драгомир еле сдерживал себя, в его янтарных глазах застыла боль.

– Я не готова к этому.

Он резко притянул меня к себе и крепко обнял.

– Мы можем уехать отсюда далеко-далеко, – прошептал он. – Я позабочусь о тебе. Мы забудем про эти леса и снег.

Мне вдруг очень этого захотелось, но это был лишь миг слабости.

– От себя не убежишь, – ответила я. – Как бы далеко мы ни уехали, ты всегда будешь помнить, что предал своих людей, а я не забуду о данном князю обещании остаться в его замке на год. Все это рано или поздно отравит наши отношения.

– Через год я тебя потеряю, – произнес Драгомир с такой мукой в голосе, что у меня защемило сердце.

– Мне пора уходить, – сказала я, отстраняясь.

– А если я унесу тебя отсюда? – спросил он, не отпуская меня.

– Он придет за мной! – предупредила я.

– Гроги не выходят из леса!

– Ты хочешь, чтобы я стала причиной того, что они вышли?

Драгомир нехотя разжал объятия, взял мою руку и увидел свой браслет. Он провел по нему пальцем, потом поднес мою ладонь к губам и нежно поцеловал.

– Я буду ждать тебя.

Я попрощалась с Ладой и Радомиром, договорившись о встрече через два дня. Затем позвала Эндельсона, и мы вернулись в замок. Поблагодарив грога, я пошла на поиски Харольда.

– Думаешь, это сработает? – в раздумьях спросил он, выслушав мою идею.

– Мы ничего не теряем, попробовав. К тому же я видела работы вашего народа – они уникальны, – уверенно заявила я и продолжила с энтузиазмом: – Надо составить опись товара на продажу и список того, что необходимо купить в дом после погрома.

И закрутилось. Два дня я встречалась с грогами. Харольд предложил, чтобы они приходили в замок, но я захотела сама посетить их жилища. Меня сопровождал Эндельсон. Я знакомилась с ними, выбирала товар на продажу, часто оставалась на обед или ужин. Спрашивала, что бы они хотели купить взамен в городе, и все записывала. Все были очень почтительны со мной. Грогов удивляла моя затея, но они шли мне навстречу. В замок я возвращалась лишь к ночи и уставшая падала спать.

В назначенный день я встретилась с Радомиром на поляне и передала ему товар вместе с описью и списками необходимых покупок. Теперь оставалось ждать результата.

Я металась по замку, не находя себе места от беспокойства. Увидев, что князь собирается на прогулку, попросила взять меня с собой проветриться, чем несказанно его удивила. Несколько прошедших дней мы виделись лишь мельком. Пока мне седлали лошадь, я сбегала в свою комнату, переоделась в джинсы и накинула теплый плащ.

Мы ехали по заснеженному лесу. Я заметила, что воздух изменился – он был уже не сухой от мороза, а влажный, как перед весной.

– Ты затеяла невероятное дело, – сказал он. – До тебя такое никому не приходило в голову.

– Это потому, что все боялись грогов и не видели, какие прекрасные изделия они способны создавать.

– Как прошли твои встречи с ними?

Я с воодушевлением принялась рассказывать о том, как поразили меня их любовно украшенные дома, у кого-то получаются птицы, как живые, у кого-то животные, какая у грогов изящная мебель. Меня переполняли эмоции, и я с горящими глазами все говорила и говорила. Когда выдохлась, заметила, что Владислав смотрит на меня с непередаваемым блеском в глазах.

– Вижу, что гроги, приводящие в трепет и страх всех людей, тебя просто покорили, – с улыбкой заключил он.

– Я не хотела бы с ними воевать, это очень интересный, талантливый и гостеприимный народ, – сказала я и, указав на раскидистый дуб вдалеке, предложила: – Давайте наперегонки до того дерева!

И, не дожидаясь ответа, понеслась. Князь, дав мне немного форы, поскакал следом. Обожаю галоп – возникает непередаваемое чувство полета. Я наслаждалась свободой и ветром, бьющим в лицо. Обернувшись посмотреть, насколько далеко Владислав, я не успела увернуться от ветки и вылетела из седла в сугроб.

– Ты как? – подскочил он ко мне через мгновение.

Смотря в обеспокоенное лицо князя, пыталась смахнуть с лица снег и давилась от смеха. Потом, не выдержав, от души расхохоталась.

– Надежда лесного народа повержена веткой в лесу, – наконец выговорила я.

Влад оценил юмор, но из глаз еще не исчезла тревога. Он помог мне подняться и отряхнул мой плащ.

– Обратно поедешь со мной, – сказал он непреклонно.

– Слушаюсь и повинуюсь, – полушутя ответила я.

Князь посадил меня впереди себя, и мы неспешно двинулись в обратный путь. Прижавшись к нему, я наконец-то расслабилась после суматохи последних дней.

В замке меня ждал сюрприз. Я как-то рассказала Харольду про игру в нарды, и он сделал для меня доску и кубики с шашками. Я объяснила правила, и мы принялись увлеченно играть. Даже князь заглядывал к нам посмотреть, что я там выдумала.

С картами они тоже не были знакомы, и сначала мы увлеченно их делали, а потом я учила разным играм в них. Подсадила грогов на покер. Теперь мы часто собирались в зале за столом и играли на фишки. Какие только ставки они ни делали, даже разыгрывали хозяйственные обязанности. Владислав просто присутствовал и внимательно наблюдал за игрой.

Меня убивало ожидание, прошло уже четыре дня, а сообщений от Радомира не было. Я не могла справляться с переполняющим меня беспокойством. Видя это, Влад вечером набрал мне ванну и пригласил к себе.

– Тебе лучше? – спросил он, когда я вышла в спальню.

– Немного. Но я не успокоюсь, пока не получу хоть какие-то известия. Почему же их так долго нет?!

– В город дорога неблизкая, и после того как они распродадут товар, им надо еще купить все по списку, который ты им дала, – ответил успокаивающе князь и внезапно достал нарды: – Сыграем?

– А давайте, – согласилась я. – На что?

– На что хочешь.

– Если выиграю, то завтра еду кататься.

После моего падения с лошади князь запретил мне несколько дней покидать территорию замка и был непреклонен в этом вопросе.

– Хорошо, но в моем сопровождении.

– А вы не будете надо мной трястись, как будто я упаду от малейшего дуновения ветра, – уточнила я.

– Договорились, – нехотя сказал он.

– Что хотите вы?

– Если я выиграю, то ты сегодня спишь здесь. – Видя, что я напряглась, он пояснил: – Мне надоело слушать, как ты мечешься по комнате от беспокойства.

Вот черт, я как-то подзабыла, что он слышит мое сердце.

– Ладно, – смирилась я.

Мы увлеклись игрой. Шли почти вровень, я немного впереди, но когда уже выстроили шашки каждый на своем поле, Влад выбросил несколько дублей и победил.

– Вам просто повезло! – воскликнула я.

– Но я выиграл. – Он улыбался, его глаза смягчились и сияли теплым светом.

– Да, – признала я, зачарованно глядя на Владислава.

В этот момент он был настолько красив, что просто захватывало дух. Поймав себя на том, что смотрю на него, открыв рот, я спохватилась и встала:

– Тогда я спать.

– Может, еще раз? – предложил он.

– Нет уж, лучше остановиться, пока совсем не проигралась.

Я еще не спала, когда Влад вышел из ванной комнаты и направился к камину, подбросить дров.

– Почему не спишь? – спросил он, подходя к кровати.

У князя были чуть влажные волосы после купания. Он растянулся поверх покрывала, лицом ко мне. Движения его были неспешны и расслаблены.

– Не могу выбросить мысли о том, почему деревенские так долго не возвращаются из города.

– Хочешь, я помогу тебе забыть об этом?

– И каким же образом? – подозрительно спросила я.

– Поцелуй, – удивил он меня. – Ты должна признать, что в такие моменты про все забываешь.

– Просто поцелуй? – решила уточнить я.

– Просто поцелуй, – подтвердил Влад.

Он наклонялся ко мне очень медленно, давая время возразить. Его лицо зависло над моим, предоставив последний шанс уклониться, но я замерла, и сердце мое бешено билось в груди. Наши дыхания смешались, и я приоткрыла губы. Больше не медля, князь накрыл их своими.

Я растворилась в поразительном чувстве единения. Меня поглотила волна желания. Зарывшись рукой Владу в волосы, притягивала его ближе, и мне было этого мало. Раздражало все, что было между нашими телами. Распахнув его халат, провела рукой по обнаженной коже, поймав губами его вырвавшийся вздох. Я полностью отдалась страсти и распалялась все сильнее, но он меня остановил:

– О нет, я не позволю тебе делать это под влиянием момента.

Князь удерживал мои руки и не позволял к себе прикоснуться. От разочарования я укусила его за плечо, и он со смешком зашипел.

– Я не дам тебе сделать ничего, о чем бы ты потом пожалела, – прошептал князь, с нежностью глядя на меня.

Краем сознания я понимала, что он прав, но не могла остыть.

– Наверное, мне лучше уйти, – сказал он и сделал попытку отодвинуться.

– Нет! – воскликнула я, удерживая его, и попросила: – Смени обличье, мне так будет спокойнее.

Влад рассмеялся, прижимая меня к себе и изменяясь.

– Никак не могу привыкнуть к тому, как ты необычно мыслишь: закаленные воины бежали от меня со страхом, увидев в обличье грога, а ей, видите ли, будет спокойнее.

Я ткнула его локтем в бок. Он охнул от неожиданности, но смеяться не перестал.

– Очень рада, что так веселю тебя, – пробурчала обиженно, а князь лишь крепче прижал меня к себе.

Это была первая ночь, когда я спокойно уснула, не думая и не тревожась ни о чем. Спала в объятиях грога и чувствовала себя защищенной как никогда.


Глава 16

– Они вернулись, – услышала я, но лишь заворочалась, не желая просыпаться. – Кристина, они вернулись и ждут!

Слова наконец проникли в мое сознание, я распахнула глаза и рывком села в постели.

Влад стоял рядом, он уже вернул себе человеческий вид.

– Ура! – воскликнула я, спрыгивая с кровати, и поспешила в свою комнату.

Быстро одевшись, выскочила в коридор и столкнулась с Владиславом.

– Пошли со мной, – попросила я.

– Не хочу их пугать, – возразил он. – Возьми с собой Эндельсона, а я буду через него наблюдать.

Мы с грогом быстро добрались до поляны, где меня ждали Радомир с людьми и накрытые телеги с товаром.

– Как все прошло? – спросила с волнением, после того как поздоровалась.

Радомир сдернул мешковину, открывая моему взору горы купленного товара. Изделий из дерева не было. Я издала победный клич.

– Продали все до последней вещи. В городе был настоящий ажиотаж. В последний день за оставшийся товар велись сражения, и мне давали даже больше, чем я просил. За два дня мы заработали больше, чем за год, и это не считая вашей половины прибыли! – потрясенно сообщил он.

Не сдержав эмоций, я бросилась к нему и крепко обняла.

– Мы сделали все, как ты говорила, и к нашему приезду уже весь город бурлил слухами. От покупателей отбоя не было. Все ждут следующей партии товара.

– Надо подумать. – От радости я не могла собраться. – Можно уже сейчас собрать, но лучше подогреть интерес. Поедете через две недели, а через неделю надо отправить в город гонца, сообщить о дне вашего прибытия. За это время те, кто успел что-то купить, похвастаются своими покупками, а те, кому не досталось, – загорятся желанием что-нибудь приобрести.

Радомир передал мне списки товаров и деньги. Мы договорились о следующей встрече и двинулись в разные стороны: мужчины – в деревню, а я и Эндельсон с двумя телегами покупок – в замок.

Во дворе нас встречали князь и Харольд. Я подбежала к Владу и бросилась ему на шею.

– Мы сделали это! Они все продали! – выдохнула я, не сдерживая радости.

– Ты сделала это, – уточнил он, обнимая меня.

– Я только придумала, – отмахнулась я.

Мы выгрузили необходимый нам товар и целый день развозили по жилищам грогов заказанные ими покупки. В каждом доме я рассказывала, какое восхищение вызвали их работы в городе, что поедем еще через две недели, и просила составить список того, что необходимо приобрести. Чувствовала я себя при этом Дедом Морозом. Вернулась в замок уже ночью, поднялась в свою комнату и заснула без сил.


Проснувшись утром, я потягивалась в постели и размышляла о том, как же сильно изменилась моя жизнь. Иной мир, живу в замке с грогами и налаживаю их торговлю с людьми. Куда заведут меня отношения с князем, я старалась не думать. Влад притягивал меня все сильнее, возникшая близость пугала, и я не знала, как это предотвратить. Вспомнила Леру, и мне стало грустно. Наверняка она винит себя за то, что вытащила меня в лес. Я встала с кровати, достала из шкафа рюкзак и высыпала из него на стол разные мелочи, оставшиеся из прошлой жизни. Включила телефон и посмотрела на зарядку батареи. Скоро он совсем вырубится и последнее напоминание о моем мире будет потеряно. Увидев дату, я ахнула. За всеми событиями я и забыла, что завтра у меня день рождения. Выключив сотовый, оделась и вышла из комнаты.

На кухне я попросила Гендельсона испечь на завтра торт.

– Соскучилась по сладкому?

– Нет, просто день рождения, – улыбнулась я.

– И сколько тебе исполнится? – спросил сидящий за столом Харольд.

– Некрасиво спрашивать девушку о возрасте, – шутя, погрозила ему пальцем и ответила: – Двадцать пять.

– Совсем еще ребенок, – сказал он. По сравнению со всеми живущими в замке я действительно была ребенком. – Как бы ты хотела отпраздновать этот день?

– Обычно я отмечала его с друзьями, подарками и тортом. Старых друзей я потеряла, но приобрела новых, – посмотрела на Харольда и всех присутствующих. – Торт будет, а насчет подарков можете не беспокоиться.

Днем Владислав позвал меня на верховую прогулку. Ехали мы неспешно, а мои возмущения он пресек тем, что в прошлый раз я проиграла и темп прогулки сегодня задает он. Я хотела ускакать сама, но он перехватил поводья. От злости я спешилась и, сделав снежок, запустила в князя, попав в плечо. Видя его изумление, отправила вслед другой и попала ему по уху. От выражения лица Влада я рассмеялась и стала спасаться бегством. Он спрыгнул с коня, догнал меня, и под мой отчаянный визг мы покатились по снегу.

– Поцелуй или жизнь, – грозно сказал он, нависнув надо мной.

– Поцелуй, – сказала я, все еще смеясь.

Он перевернулся, не отпуская меня, и теперь я оказалась сверху.

– Тогда целуй! – приказал он, и я, улыбаясь, склонилась нему. Это был легкий, ни к чему не обязывающий поцелуй, каким обмениваются тысячи пар, дурачась, но от него стало теплее на душе. Я отстранилась, и мы замерли, глядя в глаза друг другу. Медленно я снова начала склоняться к лицу Влада и видела, как загорается огонь страсти в его глазах. Незаметно зачерпнула горсть снега и сунула ему за воротник. Князь охнул от моего коварства, а я вырвалась и побежала к своей лошади. Вскочила на нее и даже успела немного отъехать, когда Владислав догнал меня, стащил с седла и пересадил на своего жеребца.

– Ты за это поплатишься! – пригрозил он шутливо.

– Согласна! – сказала улыбаясь, отряхнула снег с его волос и провела пальцами по лицу, обводя черты – такие гордые и порой непреклонные.

Я встретила взгляд Владислава, и время замерло. Нас притянуло друг к другу, и губы слились в страстном поцелуе. Во мне нарастал чувственный голод. Я пробовала, исследовала, требовала, и князь отвечал с не меньшей страстью. Мы как будто встретились после долгой разлуки и не могли насытиться.

Очнулись от тихого ржания лошади.

– Это было в искупление твоего проступка? – прошептал он мне в губы.

– Это было потому, что я этого хотела, – ответила дерзко, чем заслужила короткий властный поцелуй, и мы неспешно двинулись дальше.

Приехали к озеру, укрытому снегом. Влад спешился и снял меня с коня.

– Тут было мое любимое место, – сказал он задумчиво. – Ты не представляешь, какая здесь была красота, когда все утопало в зелени. Часто в жару мы приходили сюда с братом купаться, а в детстве сбегали рано утром ловить рыбу.

– Какой он был? – спросила я.

– Брат меня опекал. Он любил сражения и много тренировался. Мы устраивали тут настоящие баталии, но он был сильнее, быстрее, решительнее. Если у меня что-то не получалось – брат утешал, что всегда меня защитит. Я и в кошмарном сне не мог себе представить, что он уйдет таким молодым…

В голосе Владислава сквозила невыносимая горечь, я не выдержала и обняла его. Он прижал меня к себе и зарылся лицом в мои волосы. Прошло неимоверное количество лет, а его боль от потери брата не ослабла.

– Как же у тебя хватило мужества выйти одному против грогов и предложить мир? – спросила я.

– Мне надо было спасать мать и сестру, да и оставшихся людей. Я понимал, что силой ничего не добьюсь. – Влад чуть отстранился и посмотрел на меня. – Решил для себя, что если они не примут мое предложение, то пусть лучше я погибну один.

– Это был очень смелый поступок. – Я погладила его по щеке.

– Скорее, отчаянный, – возразил Влад.

Он поцеловал мою ладонь, потом накрыл ее своей и переплел наши пальцы.

– Я никогда этого ни с кем не обсуждал, – признался князь. – Не знаю, что такого есть в тебе, что заставило меня говорить об этом. Когда услышал о пророчестве, то не поверил. Я настолько отдалился от людей, что и представить себе не мог, что какая-то девчонка будет способна тронуть мое сердце. А потом появилась ты… Наверное, действительно надо было прийти из другого мира, чтобы меня удивить. Ты ни на кого не похожа. Твои взгляды, поведение, мышление – уникальны. Я не могу предсказать твои поступки и реакции, ты меня постоянно поражаешь. Ты полна огня, бесстрашна и в то же время очень ранима.

Влад сделал паузу, а я, потрясенная, не могла пошевелиться.

– Ты все то, что мне необходимо и о чем я даже мечтать не смел. – Он опалил меня своим взглядом. – Но я хочу тебя всю без остатка: твою душу, чувства, мысли. На меньшее не согласен.

Князь прижал меня к себе и уже более спокойно произнес:

– Я так долго ждал, что дам тебе столько времени, сколько потребуется. Я вижу тени в твоих глазах и хотел бы изгнать их навсегда, если ты мне позволишь.

Между нами повисла тишина. Его слова подкупили искренностью и проникли в мою душу. Чуть погодя он подсадил меня на лошадь, и мы двинулись в обратный путь.

Днем Владислав сказал, что у него дела, и уехал. Я провела время на кухне, рассказывая грогам о торговле в городе. Ужинали мы без него, а затем допоздна резались в покер. Я приняла ванну в спальне князя и ушла ночевать к себе.


Проснулась рано. Привычка, выработанная годами, – в этот день Лера обычно будила меня пораньше пронзительным звонком в дверь и со словами: «Хватит дрыхнуть, всю днюху проспишь!» дарила подарок. Я потянулась в постели. Неспешно встала, умылась и села за туалетный столик делать прическу. Еще вчера я решила накрутить волосы, поэтому после ванны свернула пряди жгутами и заколола шпильками. Сейчас, распустив их, я тряхнула локонами. Потом убрала волосы с лица, приподняла их по бокам и заколола гребнями. Покрутилась перед зеркалом и осталась довольна результатом. Порывшись в рюкзаке, нашла косметичку, подкрасила ресницы и нанесла блеск на губы. В гардеробной висело ни разу не надеванное платье насыщенного синего цвета, украшенное белыми кружевами, в него-то я и облачилась.

Когда хотела уже выйти из комнаты, раздался стук в дверь. Открыв ее, я увидела князя, и мы замерли, рассматривая друг друга. Он был величественен и очень красив: белоснежная рубашка, поверх нее темно-синий бархатный камзол, украшенный серебристой вышивкой, и такие же брюки, высокие сапоги.

– А мы оделись в тон, – хмыкнула я.

– Можно войти? – спросил он, не сводя с меня восхищенных глаз.

Я посторонилась, пропуская его.

– Ты всегда красива, но сегодня просто убийственно! – произнес потрясенно Влад и протянул мне коробочку. – Поздравляю с днем рождения, Кристина!

Я открыла ее и онемела от изумления: на черном бархате лежал браслет из крупных сапфиров, усыпанных бриллиантами.

– Спасибо! – сказала я, взяв украшение, и протянула руку, чтобы Влад помог его застегнуть.

– У меня еще есть для тебя маленький подарок, – сказал он и вручил мне стянутый веревочкой холщовый мешочек.

Я развязала его и увидела кофейные зерна. С благодарностью посмотрела на Влада и вдохнула их неповторимый аромат.

– Но как ты их достал?!

Меня затопила волна такой радости, что казалось, я взлечу от счастья.

– Это самый лучший подарок! Кофе! Я выпью утром кофе! – воскликнула я и метеором понеслась на кухню.

И не услышала слов, брошенных мне вслед: «Не беги, княгини не бегают».

– Харольд! – закричала я, влетая на кухню.

Он был там и удивленно оглянулся на меня.

– Харольд, князь сделал мне подарок! – воскликнула я.

– Я вижу браслет, – сказал он, улыбаясь. – Очень красивый.

– Да нет же! Он подарил мне кофе!

Я схватила грога за руки и закружила с ним.

– Гендельсон! – Я подбежала нему. – Ты приготовишь мне кофе?

– Если ты будешь смотреть на меня такими глазами, то я тебе и луну с неба приготовлю, – усмехнулся тот.

Пока он измельчал зерна и нагревал воду, я пританцовывала, не в силах усидеть на месте.

Наконец Гендельсон торжественно преподнес мне кофе в голубой чашечке из тончайшего фарфора.

Вдохнув волшебный аромат, я посмотрела на грогов счастливыми глазами и заявила:

– Это самое лучшее утро за все время, что я провела здесь!

– А я еще думал, что Влад сошел с ума, когда скупил весь кофе в городе, – подмигнул Гендельсон Харольду.

– Так вот, значит, где он был… – понимающе протянула я.

– Вернулся только под утро, – сообщил мне Гендельсон.

Вдруг я услышала девичьи голоса. Подумала, что это галлюцинация, но на кухню вбежали Лада и Лиса, и мы с визгом стали обниматься.

– Девчонки, как вы тут оказались? – потрясенно спросила я.

– Князь вчера передал через папу приглашение, – ответила Лада. – Он и его пригласил на сегодняшний обед, предложив взять с собой всех, кого захочет. Ты не представляешь, какое смятение в поселении. Это же невиданно!

– Как же вас отпустили? – удивилась я.

– Да там целый совет вчера собрался, – засмеялась Лада. – Они долго спорили, но я-то знала, что нам ничего не грозит.

– Даже мой отец разрешил мне прийти сюда, – сказала Лиса. – Он уверен, что с тобой я буду в безопасности.

– Утром на поляне нас ждали гроги и провели в замок, – добавила Лада.

У меня просто голова шла кругом от неожиданного сюрприза.

Нас выгнали из кухни, чтобы не мешали готовить. Мы пошли в мою комнату, и как прежде, развалившись на кровати, начали делиться новостями.

– Так Радомир сегодня придет? – спросила я Ладу.

– Да. Возьмет с собой Владлена и еще несколько человек.

– Мой отец тоже придет, – сказала Лиса. – Хочет посмотреть, где я жила целый год, и посетить могилу Чаруши.

Мы помолчали, вспомнив о ней.

– Драгомир тоже хотел пойти, – произнесла Лада, – но папа категорически запретил идти всем, кто участвовал в набеге. И маму не пустили, решили женщин вообще не брать.

– Как Улана? – спросила я.

– Чуть с ума не сошла, когда мы пропали, но до последнего верила, что я жива. Только потом сама меня едва не убила, когда узнала, что это я завела тебя в лес, – призналась девушка, смутившись.

– Не переживай, – успокоила ее я. – Если бы ты этого не сделала, то Лиса до сих пор была бы здесь под пятой у Чаруши и мы бы никогда не встретились.

При этих словах Лиса побледнела.

– Девчонки, как же вы мне дороги! – воскликнула я, и мы снова крепко обнялись. – Пойдемте, покажу вам одно потрясающее место.

Я провела их в зимний сад, утопающий в зелени. Они застыли от изумления, а потом мы со смехом носились, осматривая все вокруг, и не могли наговориться. Девчонки рассказали, что в селении все потрясены тем, что снег стал отступать и в лесу становится теплее. Мое появление перевернуло жизнь деревенских жителей, им и в голову не могло прийти торговать с грогами. Сразу они не поверили, что из этого хоть что-то выйдет, а потом были потрясены полученной прибылью.

За болтовней время пролетело незаметно, и нас позвали, сказав, что скоро начнется праздничный обед и уже подъезжают гости.

Мы с девушками вошли в зал. На столах, сдвинутых в форме буквы «П», стояли скульптуры изо льда и радовало глаз изобилие угощений. Князь встретил гостей на улице и провел их в зал. Из селения приехали десять мужчин. Я поздоровалась с Радомиром и Владленом, кивнула всем остальным.

Радомир преподнес мне бархатный плащ, подбитый белоснежным мехом.

– А это тебе от Уланы, – он протянул мне большой, красиво украшенный пирог.

– Спасибо! – поблагодарила я и передала его, чтобы поставили на стол.

Князь как радушный хозяин предложил гостям выпить с дороги и осмотреть замок. Они сгорали от любопытства увидеть воочию то, о чем лишь слышали от своих предков. Лиса и Лада присоединились к ним.

– Когда вы успели все подготовить? – спросила я удивленно подошедшего Харольда.

– Не забывай, при желании мы можем быстро двигаться, – подмигнул он. – Наш народ тоже хочет поздравить тебя. Мы все в этом зале не поместимся, поэтому решили к вечеру разжечь на улице костры и устроить гулянье.

– Ну и масштабы у вас… Даже не верится, что все это из-за меня.

– Ну, сегодня же день рождения той, которую мы ждали годами, – улыбнулся Харольд.

Его слова привели меня в смущение.

– Когда начинают говорить, что я девушка из пророчества, чувствую себя самозванкой.

Грог удивленно на меня посмотрел.

– У тебя еще есть сомнения?! – воскликнул он. – Ты пришла из другого мира, появившись из тумана, которого здесь никогда не было. В лесу начал таять снег. Владислава не узнать – он ожил с твоим появлением. Вы способны соединять души, о чем я слышал лишь в легендах. Я знаю, что это тебя пугает, но от отрицания вашей связи твоя способность не исчезнет. Селяне пришли в замок, чего не было долгие годы. Ты организовала торговлю грогов с людьми, о чем мы даже помыслить не могли. И ты еще не веришь?!

– Когда вы так говорите, это звучит внушительно. Но… я же ничего специально не делала, все получилось непроизвольно.

– Знаешь что, девочка, – Харольд внимательно на меня посмотрел, – оставайся и дальше просто собой.


Глава 17

Вернулись князь с гостями. Влад пригласил всех к столу, провел меня и усадил по левую руку от себя. Слева от меня сел Радомир, а возле Влада Харольд. Люди заняли места с моей стороны, а гроги со стороны Владислава. Лада устроилась рядом с Владленом, а Лиса – с отцом. Наполнили чаши.

Князь встал и сказал речь:

– Я благодарен гостям за то, что они почтили нас своим присутствием. В этот особенный день хочу поздравить мою гостью с днем рождения. Пусть родилась она в другом мире, но в нашу жизнь она принесла свет, мир и радость. Я благодарен богам, которые привели ее к нам. За Кристину!

Все встали и дружно выпили. А я была тронута словами Влада. Началось застолье. Люди сначала чувствовали себя скованно, но, выпив и поев, расслабились, и потекли беседы.

Все это мне что-то напоминало, и лишь поняв, что именно, я не сдержала улыбки.

– Что тебя так веселит? – тихо спросил Влад, наклонившись ко мне.

– Похоже на свадьбу, – пояснила я. – Гости со стороны невесты, гости со стороны жениха. Харольд с Радомиром как свидетели, а мы как молодые. Не хватает только криков «горько!» для полноты картины.

– Будем считать это репетицией, – сказал князь. – Хотел бы я надеть на этот пальчик кольцо.

Он накрыл мою руку своей. Меня опалило таким жгучим смущением, что всю веселость как ветром сдуло. Чувствовала, как загорелись щеки, а потом шея и уши, но ничего не могла с этим поделать. Я проклинала себя за то, что вообще заговорила на эту тему.

Спас меня Радомир, обратившись с вопросом о предстоящей поездке в город. Мы стали обсуждать, какого и сколько товара лучше взять с собой, и мое сердце начало постепенно успокаиваться. Рука князя все еще лежала на моей, и я ее не убирала.

– Если все пойдет хорошо, то в леса наверняка хлынут торговцы из города, – сказала я Радомиру. – Вам бы заключить с князем договор о монополии на продажу, пока вас не опередили.

Он крепко задумался, а потом воскликнул:

– А ведь ты права!

– Как вы смотрите на это? – спросила я Влада.

– Мы можем обговорить условия после обеда, – ответил он Радомиру и посмотрел на меня с непередаваемым блеском в глазах.

– Вы не должны говорить в городе, что в лесу безопасно, иначе сюда набежит всякий сброд в надежде чем-то поживиться. Объявите всем, что гроги не рады незваным гостям и будут жестоко с ними расправляться, – предупредила я Радомира и спросила у Владислава: – Вы не против?

– Нет, все верно. Сюда столько лет никто не заходил, что я как-то и не подумал о защите своих владений, – сказал он, пряча улыбку, и тихонько спросил: – А что в твоем понимании жестоко? Должен же я знать, как действовать с нарушителями. Посадить на кол и для устрашения выставить у леса?

– Конечно, нет! Нечего портить пейзаж, – фыркнула я на его ерничанье и предложила: – Каждого чужого, кто забредет сюда без разрешения с целью наживы, – раздеть догола, лишив всего, и выставить из леса. Пусть люди лучше смеются, чем ужасаются.

Владислав громко расхохотался. Гости потрясенно замолчали, гроги тоже были удивлены. А он смеялся и не мог остановиться. Успокоившись, бросил на меня такой полный восхищения и любви взгляд, что у меня замерло сердце.

Праздник продолжался. Начали возникать беседы между людьми и грогами. Радомир с князем удалились в кабинет. Лада и Лиса с любопытством спросили меня, чем я так рассмешила Влада. Когда я рассказала им, то они хохотали не меньше. Это был самый необычный день рождения в моей жизни.

Когда вернулись Владислав и Радомир, то было видно, что они достигли соглашения, и в их глазах светилось взаимное мужское уважение.

Мы вышли на улицу, и князь удивил меня, подарив еще один подарок – потрясающую белоснежную кобылу Луну. Она была такая грациозная, что у меня навернулись слезы.

– Лошадь резвая, но с добрым нравом, – сказал он мне. – Я буду спокоен, когда ты будешь на ней.

Мужчины стали обсуждать стать и достоинства кобылы. Я заметила, что Радомир хочет поговорить со мной, и, улучив момент, подошла к нему.

– Вы довольны соглашением? – спросила я его.

– Более чем. – Радомир скупо улыбнулся и огорошил меня вопросом: – Когда ваша свадьба?

– У нас еще не такие отношения, чтобы говорить об этом, – засмущалась я.

– Когда мужчина смотрит на женщину таким взглядом, как он на тебя, то поверь, он мечтает сделать ее своей не на день или два, а до конца жизни. Тебе повезло завоевать любовь двух сильных и не похожих мужчин. Каждому из них выпало немало горестей, каждый по-своему одинок, и ты смогла согреть их души. Мне просто жаль, что одному из них ты разобьешь сердце. Боюсь, я даже знаю кому.

– Я не хотела попасть в такую ситуацию и не желаю никому причинять боль.

– Тут нет твоей вины. Запомни одно – здесь ты на своем месте. Все изменения, что произошли на наших землях, стали возможны лишь благодаря твоему появлению.

Он пристально посмотрел на меня.

– За короткое время, что мы знакомы, ты стала мне как дочь. Не думай, что я когда-нибудь забуду о том, что Лада осталась жива лишь благодаря тебе. Ты спасла ее и вернула нашей семье. Уверен, во всем произошедшем есть рука судьбы, – проговорил он, имея в виду, что из-за поступка Лады мы оказались в лесу.

Радомир взял мою руку, рассматривая браслет, подаренный князем, но почувствовал под рукавом еще один и приподнял его.

– Такие разные, – сказал он задумчиво, рассматривая украшения, но имея в виду совсем не их. – Какой тебе наиболее дорог?

– Я не могу их сравнивать. Первый мне преподнесли со своей любовью, второй лишь подарок на день рождения. А еще князь привез мне кофе!

– Я помню, как любишь ты этот напиток, – улыбнулся в бороду Радомир. – Значит, вот куда он так торопился вчера… Береги себя и Владислава, ваша связь много значит для наших народов.

Меня взволновал и заставил задуматься разговор с Радомиром. Я не ожидала такой откровенности от этого сдержанного человека.

Я нашла своих подружек, и мы отвели отца Лисы на могилу Чаруши, захватив с собой пирог и кувшин медовухи. Старик упал на колени у холмика, огороженного камнями, и заплакал. Мы с девчонками переглянулись. У Лисы и Лады после пережитого слез не было, но они сочувствовали его горю. Лиса поставила на могилку поминальное угощение. Немного погодя Гектор успокоился и просто молчал, держа за руку дочь, стоящую с ним рядом. Когда он посмотрел на меня, то я ожидала увидеть злость, но в его глазах было лишь смирение.

– Спасибо за Лису, – сказал он мне.

Начинало темнеть, мужчины из селения стали собираться домой. Я попрощалась с подругами, договорившись почаще видеться. Мне хотелось верить, что сегодняшняя встреча зародит добрые отношения между людьми и грогами.

Мы с князем провели гостей до ворот. Смотря им вслед, он произнес:

– Когда я был молод и подбирал украшения для своей будущей жены, мне даже в голову не могло прийти, что она кофе будет любить больше драгоценностей.

Меня опалило смущением, я поняла, что он слышал наш разговор с Радомиром.

– Тогда бы вы не тратили время зря и стали кофейным магнатом? Вы и так неплохо наверстали упущенное время, – с улыбкой намекнула я на то, что он скупил весь кофе в городе.

Он улыбнулся в ответ и взял меня за руку.

Начали разжигать костры, празднование переместилось во двор. Поставили и накрыли столы, выкатили бочонки с крепкими напитками. Начали собираться гроги из лесных жилищ. Как оказалось, я со многими успела познакомиться, когда подбирала товар в город. Я здоровалась, принимала подарки, благодарила. Играла музыка, было шумно и весело. К концу вечера я почувствовала, что полностью выбилась из сил, и мы с князем незаметно удалились.

Он провел меня до моей комнаты, и мы договорились, что я возьму вещи и приду в ванную. Я зашла в комнату и села в кресло перевести дух. Закрыла глаза, вспоминая этот невероятный день, и не заметила, как заснула.


Проснувшись утром, обнаружила, что лежу на кровати, заботливо укрытая пледом. Я умылась, переоделась и спустилась на кухню. Поздоровавшись со всеми, с надеждой посмотрела на Гендельсона. Он, посмеиваясь, достал уже перемолотые зерна и поставил на плиту ковшик с водой.

– Спасибо за прекрасный праздник, – поблагодарила я грогов.

– Нам это было в удовольствие, – ответил Гендельсон. – Давно в этом доме не было так весело.

Он приготовил мне кофе, и я, чуть ли не мурлыча от удовольствия, попивала его.

– А где князь? – Мне было неудобно, что я ему даже не сказала «спасибо» за все, что он сделал.

– В музыкальной комнате. Сходила бы ты к нему, – помрачнел Гендельсон.

– А что случилось? – встревожилась я.

– Сама все увидишь. Я даже не знал, что он умеет играть, – пробормотал он.

Заинтригованная, я вышла из кухни и услышала музыку, легкую, манящую, которая влекла к себе. Постепенно мелодия начала меняться, превращаясь в противоборство страстей, и умолкла под разрывающие душу аккорды.

Я открыла дверь комнаты и увидела Владислава, сидящего спиной ко мне за роялем. После музыки в комнате застыла давящая тишина. Я подошла к князю и встала у него за спиной, не зная, что сказать.

– Мы всегда любили эти места, – нарушил он тишину, – и часто приезжали сюда семьей на лето. Этот дом помнит много праздников, радости и смеха. Ядвига, тогда еще девчонка, носилась по коридорам, а мама выговаривала ей: «Не беги! Княгини не бегают». Я облазил каждый закоулок замка и окрестностей. Мне казалось, что нет лучшего места на земле. Я помню вечера с отцом в библиотеке и наши неспешные беседы. У нас была хорошая, любящая семья.

Он замолчал на мгновение, а потом продолжил:

– Я хотел жить здесь постоянно. Мечтал иметь семью, детей. Чтобы они выросли в окружении прекрасной природы. Даже представить не мог, что стану князем, да еще при таких обстоятельствах. Ушли отец с братом, на моих глазах стала угасать и умерла мать, а я был не в силах ничего поделать. Осталась Ядвига, но когда я начал меняться, то видел в ее глазах страх и отвращение. Да я и сам себе был противен, но не мог контролировать изменения.

Я обняла Влада за напряженные плечи и притянула к себе.

– Я помню отца, когда они уезжали с братом, и его последние слова: «Береги мать и сестру!» Они все ушли, их нет давно, и ничего не осталось. Подумать только, я общаюсь с потомком Ядвиги!

Он вздохнул, а потом стал рассказывать дальше:

– Когда я стал князем, мне понравилась девушка Мелисента, и мы договорились с ее родителями о свадьбе. Она клялась мне в любви и говорила, что ей нужен только я. Вскоре я начал замечать в себе изменения, а со временем это уже стало невозможно скрывать от окружающих. Люди стали сторониться и бояться меня. Я отдал власть Ядвиге и уехал сюда. Наивный, я еще надеялся, что мы поженимся с Мелисентой и будем жить в замке, но от нее пришло письмо. В нем говорилось о разрыве нашего соглашения о свадьбе, а в конце имелась приписка, что такому чудовищу лучше оставаться в лесу и на люди не показываться. Ядвига свела на нет наше с ней общение. Мои любимые земли стали моей тюрьмой, а дом погрузился в тишину, забыв о веселье.

Владислав замолчал, а его печаль давила на меня. Я обошла стул и села князю на колени, склонив голову к его плечу.

– У меня тоже была очень дружная семья. Папа просто обожал маму, и наш дом был полон любви и смеха. Братьев у меня не имелось, зато подруга Валерия была мне как сестра. Мы выросли вместе и часто пропадали в гостях друг у друга. Когда мне исполнилось двадцать, родители попали в автомобильную аварию. В них врезался пьяный водитель. Он жив-здоров, а их не стало.

Я тяжело вздохнула и продолжила:

– Я осталась совершенно одна. Близких родственников у нас не было, а друзья родителей постепенно исчезли. Если бы не Лера, я б с ума сошла от одиночества и горя. Это она заставляла меня двигаться дальше и жить. Говорила, что у меня есть наша дружба, а со временем я влюблюсь и у меня появятся муж и дети. Я всегда хотела создать семью, как наша, только детей хотела много. Шло время, и я примирилась с потерей. Остались вещи родителей, альбомы с фотографиями, которые я любила пересматривать. Однажды у меня завязались отношения с одним молодым человеком. Он долго и красиво за мной ухаживал, и я влюбилась. Через год мы заговорили о свадьбе. Единственное, что отравляло мою радость, – он не нравился Лере. Они просто терпеть друг друга не могли и только ради меня сохраняли видимость вежливости при общении.

По работе он часто ездил в командировки. Как-то я решила сделать ему сюрприз. И в день, когда он должен был вернуться, приехала к нему, желая приготовить ужин при свечах. Только когда я зашла в квартиру – увидела, что он уже дома… в постели с другой женщиной. Он совершенно не чувствовал своей вины. Говорил, что у меня нет темперамента и я холодна как лед. Если бы не квартира моих родителей, то я бы была ему совершенно неинтересна.

Я порвала с ним. А на следующий день, когда вернулась с работы, увидела, что мой дом ограбили. Вынесли все, даже альбомы с семейными фотографиями. Мне было ясно, кто это мог сделать, но доказать так ничего и не смогли.

Я вздохнула, вспоминая то время, а потом закончила:

– Мне помогло то, что я съездила на могилу к родителям. Там я поняла, что вещи не важны. Главное, что я помню о них и их любовь осталась в моем сердце, а ее оттуда никто не украдет.

Мы с Владом сидели в молчании, обнявшись, а капли дождя стучали по стеклу. Было невероятное чувство близости.

– На улице дождь! – объявил Харольд, заходя в комнату. – Как вы это сделали?

Мы с князем переглянулись, а потом осознали, что действительно слышим шум дождя. Я вскочила и подбежала к окну.

– Но мы просто разговаривали! – растерянно воскликнула я.

Харольд хмыкнул.

– Пойдемте обедать, – позвал он нас и вышел.

Владислав усмехнулся.

– Если бы в тебе было хоть на каплю больше темперамента, то это бы меня убило, – прошептал он.


Потянулись неспешные дни. Мы много общались с Владиславом, совершали конные прогулки, разговаривали. Хитрюга Серый часто составлял нам компанию, когда мы играли или во время верховой езды по лесу. Я решила изучить замок и осматривала все комнаты. Мне подарили столько подарков на день рождения, что надо было придумать, куда все расставить. Однажды я забрела с Харольдом в оружейную. С интересом разглядывая оружие, я обратила внимание на щит с изображением волка. Проводя пальцем по рисунку, я спросила:

– А чей он?

– Это щит Влада, – ответил Харольд.

– «Она придет в год зверя князя», – процитировала я слова пророчества.

Харольд внимательно на меня посмотрел.

– Сейчас год Волка, – произнес он. – Мы не могли понять смысл этих слов в пророчестве, а все оказалось так просто.

Я уже в сопровождении князя возобновила свои выезды за товаром в лесные жилища грогов. По сути, мы везде появлялись вместе. В назначенный день встретились с Радомиром на поляне, передали товары, списки необходимых покупок и пожелали удачного пути.

Я ждала их возвращения из города, но того волнения, как в прошлый раз, уже не было.

Мы медленно, но неумолимо сближались с князем. Даже когда сидели в молчании над шахматной доской, я чувствовала его притяжение. Но он пообещал дать мне время и держал слово.

Я получила жуткое напоминание о том, кем был Владислав, забредя случайно к глубокой мусорной яме, в которой среди прочего увидела множество человеческих черепов и костей. Меня, задохнувшуюся от ужаса, нашел Харольд и схватил за руку, желая увести в дом, но я вырвалась и убежала в зимний сад. Стояла и смотрела на буйство зелени, пытаясь прогнать из памяти страшные картины. Неслышно ко мне подошел князь.

– Мне нечего сказать в свое оправдание, – глухо произнес он.

Я постаралась взять себя в руки.

– Я не имею права судить вас за то, что было. Мне важно, чтобы этого не происходило в будущем.

– Ты не судишь меня, но опять вместо «ты» говоришь «вы», – с горечью сказал Влад.

– Прости меня. – Я чувствовала правоту его слов. После увиденного мне действительно на мгновение захотелось отстраниться.

– Это я должен просить прощения. Долгие годы пытался доказать себе, что уже не являюсь человеком, а и есть то чудовище, каким меня все видели. Я изгонял из сердца и души все человеческое, меня уже не тянуло к обществу людей. Когда приехал посланник Ядвиги и сообщил, что мое общение с ней нежелательно, – для меня это был удар. А он еще стал насмехаться надо мной, говоря, что брат княгини, ставший грогом, – позор семьи и лучше мне тут тихо умереть. И это он говорил мне – своему князю, чьи приказы бросался мгновенно выполнять и чьи пятки лизал, когда гроги заключили с нами мир и прошли в леса стороной от поселений. Также посланник высокомерно сообщил, что сестра приняла решение прекратить поставку провизии в замок, грогу ни к чему хлеб, и никто не расстроится, если я сдохну от голода. Я не выдержал и, в ярости сказав, что он умрет первым, отправил его на кухню. Пробуя его на ужин, я в полной мере ощутил себя монстром, каким меня все и считали.

Влад развернулся и ушел, а я осталась стоять, оглушенная его словами.


Глава 18

Мне надо было принимать решение. Я узнала, каким князь был в прошлом, но и видела, каким он стал со мной. Этот не знающий жалости мужчина выхаживал меня, когда я металась в жару. Я видела отчаянное одиночество в его глазах, когда он просил меня остаться среди ночи. Влад ни к чему меня не принуждал и ничем не обидел. Готов был дать свободу, если бы я решила уйти из замка. Он организовал для меня праздник, пригласил друзей, скупил у поставщиков двора весь все кофе… Я могла проникать в его сердце и душу при поцелуях, когда ничего невозможно скрыть. Между нами была возможна такая степень близости, какой у меня никогда не было и уже не будет. Я чувствовала, что если не приму его целиком сейчас, то это разделит нас. Он хотел меня всю без остатка, но и я должна впустить его в свое сердце всего, со всеми его прошлыми грехами и недостатками.

Владислав уехал рано утром и вернулся только к ужину. Он был замкнут, и за столом повисла напряженная атмосфера. Вечером князь, как всегда, проводил меня до моей комнаты и хотел уйти, но я задержала его, попросив набрать мне ванну. Он замер на мгновение от неожиданности, но потом кивнул и стремительно удалился.

Я решительно сняла браслет Драгомира с руки и прошла в гардеробную, размышляя, во что переодеться после купания, чувствуя себя при этом как при прыжке в воду с вышки. На глаза попался темно-вишневый халат из шелка, и я остановила свой выбор на нем. Не взяв с собой ночной рубашки, покинула комнату.

Владислав стоял у окна и при моем появлении не оглянулся, лишь бросил через плечо:

– Все готово.

Я неспешно купалась, но мой пульс выдавал мое волнение. Выйдя из ванны и промокнув простыней влагу с тела, я расчесала волосы и надела на голое тело халат. Как и в моем сне, шелк холодил кожу. На мгновение замерев перед дверью, я решительно ее распахнула.

Князь уже стоял у камина и смотрел на огонь. При моем появлении он повернулся и замер, пожирая меня глазами. Тонкий шелк ясно давал понять, что под ним лишь обнаженное тело. «Все как в том сне, – подумала я. – Ну что ж, тогда я знаю, что мне делать». Плавной походкой двинулась к огромной кровати с балдахином, покрытой покрывалом из черного меха, на которой уже не единожды спала. Поднялась по ступенькам и встала у изголовья в ожидании князя. Это был молчаливый призыв, и Влад с осторожностью направился ко мне, боясь спугнуть. Как тигр, крадущийся на охоте, он плавно сокращал между нами расстояние, держа меня в плену своего горящего голодом взгляда.

Приблизившись, он нежно дотронулся пальцами до моей щеки, прошелся ими по шее и двинулся вниз, очерчивая вырез халата. Меня окутал запах Влада, голова кружилась от близости его сильного тела. Я отступила на шаг, уперлась в кровать, развязала узел пояса и повела плечами, сбрасывая халат. Стояла перед князем обнаженная, смело смотрела ему в глаза и, не скрывая желания, признавала свою капитуляцию. Потом, не отводя от него взгляда, легла на кровать, раскинула руки и завела их за голову. Перекрутилась, как кошка, наслаждаясь скольжением мягкого меха по обнаженной коже, а затем оперлась на локти и выгнулась в ожидании. Я видела, как рассыпается в прах самообладание Влада. Черты лица мелко задрожали, он превратился в грога, но тут же вновь вернул себе человеческий облик. С мучительным стоном отвернулся от меня, сжал кулаки и глухо произнес:

– Я не смогу себя контролировать.

– Мне не нужен твой контроль! – яростно выдохнула я.

– Я хотел, чтобы первый раз был медленный и нежный, но я слишком долго ждал, – процедил князь сквозь сжатые зубы.

– А как будет сейчас?

Он молчал.

– Посмотри на меня! – потребовала я.

Он медленно повернулся. Его глаза горели, а черты лица все еще были зыбки.

– А сейчас будет дико и грубо.

– Я выбираю тебя любого!

Влад зарычал, но я бесстрашно смотрела на него, не давая отступить. Неуловимым движением он оказался надо мной и накрыл мои губы жгучим поцелуем. Я мгновенно раскрылась ему навстречу. Он пробовал, требовал, брал и покорял, а я отдавала и отвечала с не меньшим пылом. Князь зарылся рукой в мои рассыпавшиеся волосы и оторвался от моих припухших губ.

– Я думал, что ты уже никогда не придешь, – прошептал он со страданием. – Думал, что потерял тебя.

– Нельзя потерять часть себя. Без тебя я никогда не буду счастливой.

Я притянула его голову к себе и впилась жадным поцелуем. Этот противоречивый, гордый мужчина был мне необходим, он стал для меня всем, войдя в мое сердце и душу. Я хотела его безумно, дико и немедленно. Мои руки скользили по нему, но натыкались на одежду, а желали его кожи.

– Разденься, иначе я сейчас порву эти тряпки, – потребовала я.

– Моя тигрица, – выдохнул он и чуть отодвинулся, а я зарычала от того, что он оставляет меня.

Влад резко соскочил с кровати и принялся стягивать одежду. Я встала на колени, внимательно следя за его движениями и лаская взглядом мускулистое тело, страстно желая дотронуться до золотистых волос на его груди.

– Ты можешь быстрее? – нахмурилась я, а его глаза заискрились от моего нетерпения.

Через мгновение князь опрокинул меня на кровать. Я блаженно коснулась его обнаженной кожи. Выгнувшись, потерлась сосками о его грудь, от чего он зарычал. Наши ноги переплелись, и я бедром чувствовала жар его возбужденной плоти. Влад нагнулся и поймал губами мой сосок, ласкал его языком, посасывал, а я извивалась в сильных и нежных мужских руках. Потом проложил дорожку поцелуев от моей груди по шее к лицу, осыпал его поцелуями, затем приник к моим губам, и я затерялась в нем. Наши руки скользили, изучали, сминали тела друг друга. Желание полностью поглотило меня, я не могла больше терпеть, обвила спину Влада ногами и выгнулась под ним.

– Не спеши, – застонал он.

– Я не спешу, это ты медлишь, – хрипло возмутилась я, чем заслужила его смешок.

– Посмотри на меня! – потребовал он, и я тут же подчинилась.

Никогда я не забуду выражение его лица. Напряженное, дикое, полное любви и желания обладания. Рука Владислава скользнула вниз, пробуя меня, лаская, от чего я застонала.

– Я беру тебя на все времена. Ты часть меня, а я часть тебя. Куда твоя душа, туда и моя. Я не покину тебя никогда…

Влад плавным движением скользнул в меня, заполняя без остатка. Мы соединились не только телом, я почувствовала, что он запечатал мою душу и сердце. Я стала принадлежать ему во всех смыслах. Он целовал меня в губы, и я уже не знала, где заканчиваются мои ощущения и начинаются его. Он брал меня жадно, яростно, страстно, и когда я думала, что уже не выдержу напряжения и сгорю, взорвалась в племени и исчезла. Меня больше не было, появились мы.

Я постепенно приходила в себя. Медленно приоткрыв глаза, встретила взгляд Влада.

– Как такое возможно?! – прошептала севшим голосом.

– Хотел бы я знать, – ответил он, притягивая меня к себе и крепко обнимая.


Мы не выходили из комнаты два дня, практически не вылезая из постели. Все это время наслаждались и не могли насытиться друг другом. Жадные, нетерпеливые ласки сменялись дразнящими и неспешными. Мы вместе купались, дурачились и много ели. Нас все оставили в покое и никто не тревожил. За дверью спальни появлялся поднос с разнообразными блюдами, напитками, сладостями и фруктами, а потом мы выставляли его в коридор с опустевшей посудой.

Мы пытались понять, что же между нами произошло. Я могла чувствовать малейшие оттенки настроения Влада, как и он мои, как будто были настроены на одну волну. Я спросила у него, откуда он взял те слова, что звучали как клятва, а он ответил, что они просто пришли к нему в тот момент. На его лице больше не было маски отстраненности, и одиночество ушло из его глаз, а я себя чувствовала цельной и счастливой как никогда в жизни.

Не знаю, сколько бы продолжалось наше затворничество, но нас потревожил Харольд, сообщив, что вернулся Радомир и ждет нас во дворе замка.

– Я чувствую себя глупо, бегая переодеваться в свою комнату, – пожаловалась я, наблюдая, как Влад натягивает брюки.

– Я отдал тебе свое сердце, уж с гардеробной мы как-нибудь разберемся, – усмехнулся он, а потом огорошил меня вопросом: – Ты выйдешь за меня?

Я смотрела на него и видела, как начала набегать тень на его лицо от моего молчания.

– Конечно, выйду! Только мне кажется, что наш медовый месяц уже начался, – лукаво сказала я.

Князь расслабился и притянул меня к себе, сминая губы властным поцелуем.

Мы спустились к гостям рука в руке. Радомир увидел это и усмехнулся в бороду.

– Когда свадьба? – спросил он.

– Подождите, я только успела согласиться, – шутливо отмахнулась я.

– Как можно скорее, – ответил Влад, и мы с ним, улыбаясь, переглянулись.

– Как прошла поездка? – спросила Радомира.

– Как и в прошлый раз, быстро все распродали. Но есть кое-что еще. Нас вызвал к себе князь. Он очень заинтересовался нашими товарами и, как мне показалось, был не очень доволен тем, что мы уже успели заключить с вами договор. Не ожидал он от нас такой прыти. Также расспрашивал, правда ли, что уходит снег в лесу, и про тебя.

Ох, не нравилось мне это внимание со стороны Мислава.

Мы с князем пригласили мужчин в зал на обед.

– Какова прибыль? – спросила я Радомира, сидящего рядом со мной за столом.

Он передал мне все бумаги, и я углубилась в их изучение.

– С такими доходами можем позволить себе привозить товар в город раз в месяц, – наконец ответила я. – Это не слишком часто, и люди будут ждать нашего приезда.

Влад с улыбкой смотрел на меня. В этом вопросе он полностью отдал бразды правления мне. На том и порешили.

Выйдя провожать гостей, мы ахнули. На улице радовала теплом и благоухала весна, даже под развесистой кроной столетних дубов не осталось и следа снега.

– Вижу, на дворе вы последние дни не бывали, – усмехнулся Радомир.

Я и Влад ошеломленно замерли на месте и, вдыхая пряный аромат, не могли поверить своим глазам.

– Странные дела творятся нынче, – сказал Радомир. – Везде поздняя осень, зима на носу, а в лесу все зеленеет. Что дальше будет?

Если он ждал ответа, то напрасно, мы все еще не могли прийти в себя.


Последующие дни запомнились мне ощущением всепоглощающего счастья. Природа оживала и расцветала. Мы с князем ездили к озерам, с которых сошел лед, посещали лесные дома грогов, раздавали им заработанные деньги и купленные в городе продукты. Нас везде встречали как короля с королевой. Наши дни и ночи были наполнены страстью и любовью.

Как я и предсказывала, в замок нахлынули торговцы. Мы их выпроваживали, объясняя, что ведем дела только с поселением Радомира. Самых настырных, кто не единожды возвращался и настаивал, пришлось раздеть и выставить из леса голыми. В деревне их встретили под общий смех, но все же пожалели и дали бедолагам одежду, чтобы те без позора заехали в город.

Мы с Владиславом посетили все немногочисленные поселения вокруг леса, пообещали людям безопасность в наших землях при условии уважительного отношения к грогам. Позволили вырубку, в пределах разумного, конечно, и охоту. Но предупредили, что разрешение распространяется только на них и не касается чужаков, не живущих в деревнях.

От Мислава пришло приглашение для Владислава. Оно меня очень обеспокоило. Князь уехал, а я не находила себе места. Харольд успокаивал меня, но я прометалась всю ночь на кровати, ставшей внезапно пустой без Влада.

Когда почувствовала его возвращение, села на Луну и поскакала навстречу. Упала в объятия любимого, как сокол в руки сокольничего. Обнимая его, я осознала, как сильно по нему соскучилась.

– Зачем он тебя приглашал? Будет война? – спросила тревожно.

Владислав крепче прижал меня к себе.

– Мислав пригласил меня на ужин. Его очень интересует наша торговля. Он бы хотел, чтобы все продажи проходили прямо через него, а не через мелкое поселение Охотников.

– И что ты ответил? – нахмурилась я.

– Сказал, что вопрос о торговле я отдал в руки дамы моего сердца и это решаешь лишь ты. Видела бы ты его лицо в этот момент, – рассмеялся он.

Я расслабилась и облегченно улыбнулась.

– Мы приглашены на праздничный обед через три дня. Он хочет с тобой познакомиться.

Я снова напряглась. Куда-либо выезжать из леса мне абсолютно не хотелось.

– Мы можем не поехать?

– Это будет оскорбление для него. Неужели ты не желаешь увидеть блеск княжеского дворца? – удивленно спросил он меня.

– Мне вполне хватает блеска нашего. Во мне нет ни капли дипломатии. Я что-то скажу или сделаю не так, а потом разговоров не оберешься.

– Ты прекрасна такая, какая есть. Все будет хорошо, – успокаивал меня Влад.

– Я не знаю ваших танцев. Они решат, что я деревенщина.

– Я тебя всему научу.

И я сдалась.


Надо было видеть лицо Харольда, когда он танцевал со мной, а князь сначала показывал па, а потом аккомпанировал нам.

– Какую сделать прическу? – беспокоилась я.

– Такую же, как на твоем дне рождения. С распущенными локонами ты была неотразима, – ответил князь с огнем страсти в глазах.

Вообще я вела себя как ребенок, не желающий что-то делать и ищущий отговорки. Владислав был терпелив со мной, а когда на меня накатывала паника от предстоящей поездки, то он увлекал меня в постель, где я про все забывала. Надо сказать, что там мы оказывались очень часто.

Как невесте, он подарил мне кольцо своей матери. Оно было красивое и изящно смотрелось на моей руке. Я знала, насколько дорого оно ему, и никогда его не снимала.


В день отъезда в город я сделала прическу и нанесла макияж. Надела изумительное шелковое платье цвета морской волны, украшенное драгоценными камнями и с довольно глубоким вырезом. Владислав, увидев меня во всей красе, стремительно подошел и надел мне на шею колье из сапфиров с бриллиантами, а потом вручил бархатную коробочку с серьгами. Как оказалось, эти украшения составляли единый гарнитур с браслетом.

– Почему ты подарил мне сначала браслет, а не колье? – поинтересовалась я.

– Я заметил, что колье тебе не нравятся, а к браслетам ты неравнодушна, – с намеком ответил он. Я только хмыкнула.

На князе был бежевый бархатный камзол, тоже расшитый камнями, и такого же цвета высокие сапоги. Я почувствовала себя Золушкой, что отправляется на бал, но только уже со своим принцем.

Мы поехали в карете, но взяли с собой наших лошадей, решив обратный путь проделать на них. Я захватила джинсы и свитер, так как более удобной одежды для езды верхом и не придумать. Владислав хотел возразить, но, увидев мой непримиримый взгляд, только ревниво сказал:

– Переоденешься после выезда из города, по дороге. Я убью каждого, кто увидит тебя в этом.


Глава 19

Мы миновали прилегающие к городу деревни Земледельцев, окруженные черными, вспаханными после сбора урожая, полями, и перед нами предстала крепостная стена с огромными металлическими воротами. Оставив отряд сопровождавших нас грогов, мы взяли с собой лишь кучера, управляющего каретой. Не скажу, что город меня удивил. Насмотревшись исторических фильмов, я чего-то подобного и ожидала. Добротно построенные, каменные трехэтажные дома ближе к центру, а на окраине попроще. По обеим сторонам мостовой, ведущей к рыночной площади, располагались торговые лавки, пекарни, трактиры.

Территория княжеского замка со всеми хозяйственными постройками, садами и озерами тоже была обнесена высокой стеной.

По приезде нас провели в зал, где на троне восседал князь Мислав. «А ведь когда-то это был дом Владислава, а на этом троне сидел он», – подумала я с благоговением.

Правителю было лет тридцать. Вьющиеся каштановые волосы до плеч обрамляли лицо человека, привыкшего к власти и беспрекословному подчинению. Взгляд острый и умный. От его крепкой фигуры исходила мощь и сила. При нашем появлении разговоры многочисленных придворных стихли, и они с любопытством уставились на нас.

– Рад видеть тебя, Владислав! – произнес князь, вставая и подходя к нам.

Влад склонил голову в вежливом поклоне, а Мислав перевел взгляд светло-зеленых глаз на меня и сказал:

– Познакомь нас со своей спутницей.

– Позвольте представить Кристину, девушку, согласившуюся стать моей женой, – с достоинством произнес тот.

Князь протянул мне руку, как для поцелуя. Черт, этот аспект мы с Владом не обговаривали, но фигушки я буду ее целовать. Я пожала ладонь Мислава, чем вызвала гул перешептываний. Он удержал мою кисть, обратив внимание на кольцо.

– Я вижу нашу фамильную драгоценность на твоем пальце, – сказал он с ноткой недовольства.

– Это кольцо моей матери, – строго отчеканил Владислав. – Кому, как не Кристине, его носить?

– Конечно, – ответил князь, отступая, и добавил: – Интересные новости приходят из ваших краев, но поговорим об этом позднее.

Аудиенция была окончена, и мы влились в толпу гостей. Нас рассматривали со всех сторон. У Влада было непроницаемое, скучающее выражение лица, я попыталась сделать такое же.

Тут его увлек в разговор о пограничных землях военачальник, и нас оттеснили друг от друга. Меня окружили придворные дамы. Как я поняла, Владислава они боялись, а со мной хотели удовлетворить свое любопытство, выведав о нашей жизни в лесу. Разглядывая их наряды, я поняла, что декольте моего платья не такое уж и откровенное.

Спрашивали обо всем: действительно ли в лесах растаял снег и зачем мы раздели торговцев, приехавших в наши земли; едят ли гроги, включая меня и Влада, людей? Я старалась отвечать с юмором. Но из себя меня вывела горластая дама преклонных лет, выкрикнув:

– Для того чтобы в лес вернулась весна, вы совокуплялись прямо на снегу?

Мне, взбешенной, удалось ответить ей спокойно и почти вежливо:

– У вас не по возрасту буйное воображение, но вынуждена разочаровать: снег растаял всего лишь от нашего поцелуя.

Старуха густо покраснела и тут же затерялась в толпе.

Придворный распорядитель зычным голосом пригласил всех на ужин. Нам с Владом отвели места на противоположном от правителя конце стола. Даже я, не знающая этикета, поняла, что это оскорбление. Но мой любимый остался невозмутим, и я тоже постаралась не выказать своего возмущения. Блюд было множество, но в такой компании аппетита совсем не было, и я лениво ковыряла вилкой в тарелке, периодически ловя взгляды Мислава.

По завершении пиршества он пригласил всех в бальный зал. Мы с Владом вслед за собравшимися прошли в огромное, ярко освещенное помещение, где в отдалении сидели музыканты и прохаживались слуги с подносами, уставленными бокалами, наполненными разнообразными напитками. К моему удивлению и всеобщему изумлению, Мислав приблизился ко мне.

– Позвольте открыть этот вечер танцем с нашей прекрасной гостьей? – спросил он Владислава, но смотрел при этом на меня.

Тот благосклонно кивнул. Князь взял меня под руку и повел сквозь расступившуюся толпу. Если он ожидал, что я не умею танцевать и растеряюсь, то его постигло разочарование. После многочасовых тренировок с Харольдом я вполне расслабленно двигалась в танце и могла поддержать любой разговор.

– Хочу выразить свое восхищение вашей красотой! – произнес Мислав, лаская меня взглядом.

– Вы очень любезны.

– Откуда появилась такая красота?

– Издалека.

– Ходят слухи, что вы не из наших земель.

– Слухи не всегда врут.

– Я могу узнать, из каких?

– Они настолько далеки, что вы о них и не слышали.

– Люди говорят, что ты появилась из тумана. – Князь крепче сжал мою руку, вынуждая ответить и переходя на «ты».

– Люди много чего говорят, – произнесла я, загадочно улыбнувшись, а он лишь заскрипел зубами.

Как только танец закончился, Мислав заявил, что хочет показать мне сад, и, не отпуская мою руку, быстрым шагом вывел меня из зала, не дав возможности возразить. Я видела, что он зол.

– У вас принято бегать по замку? – все так же безмятежно спросила его.

Он сбавил темп и натянул маску любезности.

– Ваша красота ошеломила меня настолько, что мне не терпится остаться с вами наедине.

– При вашем дворе множество красивых женщин, но я благодарна вам за лесть, – ответила я ему в тон.

Выйдя из дома в сад, князь резко остановился и притянул меня к себе.

– Ты особенная. Ни у кого нет таких волшебных медовых волос. – Он взял мой локон и стал пропускать его между пальцами. – Таких неповторимых глаз, губ, просящих о поцелуе, таких белоснежных грудей, которые так и хочется приласкать…

Мислав попытался прижать меня сильнее, но я уперлась в его плечи руками, пребывая в замешательстве: еще немного, и мне придется с ним драться, защищаясь.

– У меня сердце кровью обливается из-за того, что такая красавица живет в лесу с дикарем, – продолжил он страстно.

Я взъярилась:

– Удивительно, в замке дикаря меня никто и пальцем не тронул, а в замке цивилизованного правителя мне приходится отбиваться от домогательств мужчины к чужой женщине!

Он тут же меня отпустил.

– Простите мой пыл, Кристина, ваша красота тому виной, – сказал он, но виноватым совсем не выглядел. – И прошу вас принять мой скромный подарок.

Мислав вытащил из внутреннего кармана камзола красный бархатный футляр, открыл его, и я увидела потрясающей красоты ожерелье с рубинами.

– Благодарю, но мое воспитание позволяет принимать подобные подарки лишь от родных или мужа, – сказала строго я. – Бросьте эти игры, давайте лучше поговорим о том, что вас действительно интересует.

Мислав в замешательстве смотрел на меня.

– И что же меня интересует? – наконец произнес он.

– Торговля с грогами, то есть прибыль, которую она может принести в вашу казну. Что вы хотите нам предложить?

Я сбила его своей прямотой, он полоснул меня взглядом, но ответил:

– Я бы хотел, чтобы договор с поселенцами был разорван и заключен со мной. Твоя прекрасная головка не продумала все основательно, ты поспешила с решением. Наше сотрудничество будет для вас более выгодным.

– И вы преподнесли мне это ожерелье, чтобы я согласилась, – сказала с улыбкой, хоть и кипела от бешенства.

«Нашел дурочку! Думал, отвесит пару комплиментов, всучит колье, и глупышка из леса с вскруженной головой от внимания самого князя сделает все, что он пожелает?» Я сжала губы, стараясь не сорваться.

– Прими его, оно достойно твоей красоты, – Мислав протянул мне ожерелье.

Тут уж я не выдержала:

– Знаете, над чем я сейчас размышляла? Сразу ли вам нагрубить или все же поиграть в дипломатию? – Он ошеломленно застыл, а меня несло дальше: – Но решила, что нагрубить вам еще успею, поэтому отвечу по возможности вежливо. Вы оскорбили меня, посчитав пустоголовой девицей, способной за блестящие камешки нарушить данное слово. Человек, который предлагает подобное, сам недостоин доверия!

– Да как ты смеешь?! – задохнулся Мислав.

– Да как вы посмели?! – воскликнула я в ответ.

Мы в ярости смотрели в глаза друг другу. Отступать я не собиралась. Было видно, что в таком тоне с ним еще никто не разговаривал, но мне было плевать на придворный этикет.

Князь первым взял себя в руки и, усмехнувшись, произнес:

– Если это было дипломатично, то даже представить боюсь, что бы ты сказала, решив нагрубить.

Я немного сбавила обороты.

– Мы с Владиславом не станем разрывать договор с селением. – Мислав хотел возразить, но я продолжила: – У меня есть другое предложение для вас. Люди из деревни Охотников будут продавать изделия грогов в городе, а вы организуете торговлю с другими княжествами.

– А если я запрещу вашим поселенцам торговать здесь? – Он жестко смотрел на меня.

– Тогда мы сами сговоримся с княжествами, а вы не получите ни копейки от продаж, – решительно ответила я.

– Я князь этих земель, я вам не позволю!

– Владислав был князем задолго до вас, и мы не нуждаемся в вашем разрешении!

Ох, как это ему не понравилось.

– Если будем дружить – вы обогатите свою казну, а если придется воевать – мы утопим ваше княжество в крови! Владислав – это сила, с которой многие считаются, а не ваша марионетка! – отрезала я.

В глазах Мислава пылали ярость, задетая гордость и, кажется, восхищение.

– На каких условиях будет подписан договор? – выдавил он.

– Решим по ходу дела. Но если еще раз отнесетесь ко мне свысока, то клянусь – условия будут для вас драконовскими!

Я резко развернулась и пошла из сада в дом.

– Я тебя не отпускал! – выкрикнул он.

«Ох, где-то я уже это слышала. По крови передается, что ли?!»

– Я не нуждаюсь в вашем разрешении! – не оборачиваясь, бросила в ответ.

– Если ты вернешься в зал одна, будет огромный скандал, – злобно прошипел Мислав.

Вот это меня остановило. Я дождалась князя и приняла его руку. Возвращались мы в молчании. Удивляюсь, как он меня не придушил от ярости – очко в его пользу.

– Что я могу сделать, чтобы загладить свое оскорбление? – спросил он, когда мы остановились у дверей в бальный зал.

Его самообладание меня восхитило. Князь умел усмирять свой нрав и был дипломатом.

– Подарите мне свой портрет, – ответила я.

– Мой портрет?! – ошеломленно повторил он.

– Буду метать в него дротики, – пояснила со сладкой улыбкой.

Когда мы входили в зал, Мислав хохотал как безумный. Эх, и почему же я всех так веселю?..

– Что он хотел? – спросил Владислав, тут же подойдя ко мне.

– Чтобы мы расторгли договор с Охотниками, и пытался подкупить меня украшением.

– Наивный. Надо было предложить тебе кофе!

Влад рассмеялся, а я зачарованно смотрела на него, и все напряжение после разговора с князем меня покинуло.

Я не видела, что Мислав заметил, как просветлело и успокоилось мое лицо при взгляде на Владислава, как интимно мы улыбались друг другу. Я не знала, что в тот момент в груди князя расцвела жгучая, разъедающая душу зависть.

Мы планировали уехать, но Мислав уговорил нас остаться на ночь.

Нам предоставили шикарные покои. «Это гостевые комнаты для ближайших родственников», – пояснил мне Влад. Мислав оказался не дурак и быстро исправлял просчеты.

Мы произвели фурор среди придворных. Легендарный Владислав, которым пугали детей и который страшил их родителей, танцевал со мной, смеялся и был таким же, как все. Многие дамы смотрели на него с восхищением и посылали завлекающие улыбки, чем меня просто бесили.

– Ты не беспокоился, когда князь увел меня из зала? – спросила я Влада, когда сидела у зеркала и расчесывала волосы.

– Нет. Я знаю твой характер, и беспокоиться в этой ситуации нужно было за него, – ответил он с улыбкой. – Я почувствовал твое бешенство и мог лишь его пожалеть.

К нам в комнату пришел слуга и сказал, что князь приглашает Влада к себе.

– Если он по поводу договора, то сдери с него три шкуры и заключи на малый срок, – наставляла я.

– Он тебе не понравился?

– Абсолютно! – искренне ответила я.

– Не завидую ему, – буркнул он себе под нос и ушел, посмеиваясь.

Вернулся Влад поздно, я его уже ни о чем не спрашивала и лишь сонно прижалась, обняв.

Утром под неодобрительным взглядом любимого я переоделась в джинсы и свитер, накинула сверху плащ. Влезать еще раз во вчерашнее платье у меня не было никакого желания. Отправив Влада прощаться с князем, вышла во двор и увидела их обоих там.

– Прекрасная Кристина, почему же вы не попрощались со мной? – любезно проговорил правитель, подходя ко мне.

– Прошу меня простить, не хотела смущать ваших придворных своим внешним видом.

Он бросил острый взгляд на мою одежду:

– Вы в любой одежде прекрасны, даже в такой необычной. Вы пригласите меня на свою свадьбу?

От этого вопроса я опешила. Хоть Мислав и является родственником Влада, но в этот день я его точно видеть не желала.

– Сожалею, но свадьба уже прошла в тесном кругу. Это был мой каприз, – сладким голосом заявила я. – Сейчас планируются гулянья для людей из поселений и грогов, но подобное празднование недостойно вашего княжеского внимания. Может, скоро вы пригласите нас на вашу свадьбу? Ходят слухи, что вы присматриваете себе невесту.

– Это только слухи. Как оказалось, девушка, достойная моего внимания, уже несвободна, – ответил князь, пронзительно глядя на меня.

Он махнул рукой, и слуга принес несколько упакованных портретов.

– Позвольте, как и обещал, преподнести вам подарок. Я почему-то уверен, что рука ваша не дрогнет, – сказал он и поцеловал мне руку. – Надеюсь, мы расстаемся с вами ненадолго.

Мы распрощались и уехали.

Влад, пылая от ярости, прошипел:

– Больше ноги твоей тут не будет!

– Согласна! – улыбнулась я, польщенная его ревностью.

– Зачем тебе столько его портретов?

– Чтобы метать в них дротики, – невинно ответила я.

Мы посмотрели друг на друга и расхохотались.

Так как завтракать у князя я отказалась наотрез, то, проезжая через рынок, мы купили свежевыпеченный, еще горячий хлеб и еды в дорогу. Грог, что правил каретой, был в плаще с глубоким капюшоном, скрывающим лицо, и не привлекал внимания прохожих. Без приключений мы выехали из города и, пересев на лошадей, двинулись домой во главе отряда грогов, ждавших нас за крепостной стеной.

По дороге я поинтересовалась у Влада, не против ли он, что я не пригласила князя на свадьбу.

– Просто мне была невыносима мысль о том, что он приедет со своими придворными и они будут с любопытством обшаривать замок, высматривая, как мы живем. Понимаю, что его приезд изменил бы отношение людей к нам, но ничего не могла с собой поделать, – покаянно произнесла я.

– Я даже благодарен тебе за это. На своей свадьбе я хочу быть единственным, кто будет смотреть на тебя со страстью.

– О чем ты? – не поняла я.

– Ты даже не представляешь, какое впечатление произвела на Мислава.

– О нет, хорошо представляю, – возразила я. – Довела до бешенства, оскорбила и рассмешила.

– Ты добилась за один день того, чего не было годами: нас оставили на ночь, нам выделили покои для близких родственников, чем признали родство с нами, нас вышел провожать сам князь, показывая всем, что мы являемся дорогими гостями.

– Это оттого, что я напомнила ему, что ты являешься силой, с которой считаются многие, и с нами лучше дружить, – возразила я.

– Кем я являюсь, он и раньше знал, но отношение свое изменил лишь после встречи с тобой.

– А зачем он тебя вызывал вечером?

– Интересовался, правда ли, что в лесу сейчас весна. Много расспрашивал о тебе. Хотел знать, действительно ли ты та, что предсказана в пророчестве. Он хочет тебя, – огорошил меня Влад последним заявлением.

– Разве что придушить, – хмыкнула я, вспоминая ярость Мислава. – Он пытался проявить ко мне внимание вначале, но это была лишь уловка, чтобы у меня вскружилась голова и я расторгла договор с поселением.

Влад лишь покачал головой.

– Ладно, оставим это, – сказала я, видя, что мне не удается переубедить его. – Скажи лучше, вы заключили договор о поставках?

– Мы предварительно условились о первой партии, которая пойдет морским путем вместе с основным товаром.

Мне резко надоело разговаривать о делах и Миславе, я отмахнулась и предложила:

– Давай наперегонки? – и с веселым гиканьем пришпорила лошадь.


Уже находясь дома и лежа в постели, я призналась Владу:

– Знаешь, увидев восседающего князя в окружении придворных, я с благоговением представила, как и ты так же сидел там и правил людьми.

– Ты хотела бы, чтобы я был правителем вместо него?

Я на мгновение задумалась.

– Ты и так князь, твое благородство и воспитание никто у тебя не отнимет. А жить в том замке… Двору присущи интриги, много времени у тебя отнимали бы дела, и мало времени оставалось бы лишь для нас. Я рада, что мы находимся здесь и строим нашу жизнь как хотим, а не как требует протокол.

Влад притянул меня и крепко обнял.

– Ты даже не представляешь, как сильно я тебя люблю! – прошептал он, зарывшись лицом в мои волосы.

– Я тебя тоже люблю. Но не мог бы ты еще раз показать, насколько сильно? – И я лукаво посмотрела на него. Он рассмеялся, и дальше нам стало не до разговоров.


Глава 20

Подготовка к нашей свадьбе шла полным ходом. От всей суеты и забот меня отстранили, Влад с Харольдом решали все сами. Я знала лишь то, что на нашу свадьбу приглашены люди не только из деревни Охотников, но и остальных поселений, прилегающих к лесу. Приезжал Радомир, и они с князем договорились о том, что в день торжества по хозяйству будут помогать женщины из селения, которым хорошо заплатят за работу. Это делалось для того, чтобы гостей, оставшихся на ночь, обслуживали люди, а не гроги, и приглашенные чувствовали бы себя более свободно. Во всех комнатах замка проводилась генеральная уборка, все вычищалось и натиралось. Радомир ездил в город пополнить запасы провизии.

Я даже не видела своего подвенечного платья, Влад сказал, что это будет сюрприз.

– Вообще-то жених не должен видеть платья до свадьбы, а не невеста, – рассмеялась я.

– Обещаю, что увижу его впервые на тебе, – парировал он.

Знала я лишь одно, что нас соединит Харольд, а в руки Владиславу меня передаст Радомир. Я потребовала подружек невесты, и ими должны были стать Лада, Лиса и Злата.

Мислав напомнил о себе, прислав с посыльным свадебный подарок – бриллиантовую диадему. В письме после поздравления он пояснил, что эти камни напоминают ему твердость и искрометность моего характера.

– А ему все неймется, – прокомментировал Влад. – Это диадема из семейной сокровищницы. Удивительно, как он с ней расстался, ведь по праву она должна была бы принадлежать его будущей жене-княгине.

– Значит, тут ей самое место. Будет, что нашим детям передать, – ответила я и убрала фамильную драгоценность подальше.

При словах о детях на лице Влада промелькнула тень, на которую я как-то не обратила внимания. Все прояснилось, когда Харольд пригласил меня на разговор.

– Ты задумывалась о том, что Владислав практически бессмертный? – спросил он меня.

– Я знаю, что ему много лет и он не постарел, – осторожно ответила я, еще не понимая, к чему ведет грог.

– Ты понимаешь, что умрешь раньше его? И у вас не будет детей, так как в его крови есть кровь короля грогов, а в тебе лишь капля крови самого Влада.

Я была потрясена его словами. Хотя я о детях еще не задумывалась, но узнать, что они у нас никогда не родятся, было больно. Мечта Влада не сбудется, и этот замок не наполнится детскими голосами и топотом маленьких ножек. Собравшись с мыслями, я решительно произнесла:

– Не знаю, сколько проживу, но хочу все свои дни провести с Владиславом. Если у нас не будет детей, значит, так тому и быть.

– А ты представляешь, что будет с ним после твоей смерти? – продолжал Харольд.

Я опять застыла в молчании, и мысли мои меня не радовали.

– К чему вы ведете? – спросила я. Ведь не просто так он затеял этот разговор.

Грог внимательно посмотрел на меня и произнес, осторожно подбирая слова:

– А что, если я скажу, что выход есть…

– Говорите! – потребовала я.

– Чем ты готова пожертвовать для этого?

– Вам нужна моя душа? – серьезно спросила я.

Харольд засмеялся:

– Нет, я говорю о твоей человечности.

Я непонимающе уставилась на него.

– Если ты обменяешься кровью с королем грогов, то станешь такой же, как Влад, – объяснил он. – Будешь так же долго жить, и у вас будет шанс завести детей.

– Так где же мы его найдем?! – воскликнула я.

Я знала, что Влад изменился и стал править грогами. Куда девался предыдущий король этого народа, история умалчивала.

– Как звали короля грогов? – спросил он.

Я уже смутно помнила историю, рассказанную Радомиром.

– Не уверена, но, кажется… Харольдсон.

Он смотрел на меня в молчании. Я еще ничего не понимала, но под настойчивым взглядом грога что-то начало складываться у меня в голове.

– Это вы?! – воскликнула потрясенно.

– Да, я.

– Но как же так?!

Не могла поверить, что этот добрый грог, ставший мне другом, защитником и наставником, тот, с кем мы играли в шахматы, и есть тот самый свирепый король.

– Но почему Влад стал предводителем вашего народа? – не понимала я.

– Я чувствовал свою вину перед этим мальчиком, – просто ответил Харольд. – Он дал нам то, к чему мы стремились, но сам при этом потерял все. Его народ отвернулся от него, и я отдал ему свой, уйдя в сторону. Иначе за столько лет Владислав сошел бы с ума от одиночества, а так он должен был заботиться о своих новых подданных.

Глаза Харольда наполнились страданием.

– Думаешь, я не жалел, что обменялся с ним кровью? Я даже предположить не мог, что все так получится. Он постепенно менялся, люди начали его бояться, а потом полностью отвернулись от него. Я видел, как страдал Владислав, когда умерли все его близкие, и должен был сделать хоть что-то для него.

Я накрыла его руку своей ладонью.

– Один человек сказал мне очень мудрые слова: «Если это случилось, значит, так было предопределено судьбой». Если бы вы не обменялись кровью с Владом, то мы бы с ним просто никогда не встретились. Я понимаю, сколько всего он перенес за эти годы, но благодарна судьбе за встречу с ним.

– Спасибо тебе, девочка, – сказал Харольд, и глаза его блестели от подступивших слез.

Мы немного помолчали.

– Как ты думаешь, почему я старше всех грогов? – спросил он меня и тут же сам ответил: – Обменявшись кровью с Владом, я передал ему свое долголетие и дар, а от него принял частичку его человеческой смертности.

Меня словно обухом по голове ударили.

– Если ты обменяешься со мной кровью, то сможешь стать истинной королевой для него. Ты приобретешь все способности, что и он. Если еще учесть, что ты являешься предназначенной для него суженой, то силы ваши будут неизмеримы. Между вами уже устанавливается связь, а с каждым днем она будет лишь крепнуть. Вы пробовали соединиться в поцелуе при открытой связи с грогами?

– Больше нет, – удивленно ответила я. – Нам как-то было не до этого.

– Ты интуитивно улавливаешь эту связь, а при ее закрытии создаешь свою с Владом. Как понимаю, вы этого еще не делали.

Я покачала головой, пораженная его словами.

– Вы стали парой, и в лесу наступила весна. Если вы установите связь между собой, то я даже не представляю, на что вы будете способны.

– Я стану, как и Влад, превращаться в грога? – вдруг спросила я.

– Ты приобретешь эту способность, – сдержанно ответил он.

– А если Влад меня разлюбит?

Харольд рассмеялся.

– Но изменения Влада не оттолкнули тебя. Почему же тогда это должно оттолкнуть его? – Он мудро смотрел на меня, но я колебалась.

– Давай позовем Владислава и спросим? – предложил он.

Я задумчиво кивнула. Пока мы ждали его, меня вдруг осенило:

– Но если вы обменяетесь кровью со мной, то можете умереть!

– Я умру в любом случае, а так увижу вас счастливыми.

– Я не хочу, чтобы ради нас вы жертвовали своей жизнью! – воскликнула я.

Харольд с нежностью посмотрел на меня:

– Спасибо тебе за заботу. Только у меня в запасе останется еще много лет, успею увидеть, как повзрослеют не только ваши дети, но и внуки. Я прожил долгую жизнь и не боюсь смерти.

Распахнулась дверь, в комнату ворвался Владислав и, окинув нас взглядом, рявкнул:

– Зачем ты ей сказал?

– Я не мог иначе, – спокойно ответил Харольд.

– Значит, ты все знал и молчал?! – в свою очередь, вскричала я.

Влад смешался и с тревогой посмотрел на меня. Я же задохнулась от злости.

– Как ты мог не сказать мне?! – распекала я его. – Я имела право знать!

– Я не хочу, чтобы ты хоть чем-то жертвовала ради меня! Неужели ты хочешь превратиться в грога?

– А ты меня из-за этого разлюбишь?

– Сумасшедшая! – Влад заметался по комнате. – Ты не представляешь, что значит постепенно меняться и сколько времени надо учиться самоконтролю!

– То есть если изменюсь, ты меня разлюбишь, – констатировала я с горечью.

– Да нет же! Я люблю тебя и буду любить в любом виде! – Он подскочил ко мне и встряхнул за плечи. – Я просто не хочу, чтобы ты проходила через это.

– Я буду стареть!

– А я буду любить каждую твою морщину.

– Что будет, когда я умру? – резко спросила я.

– Это будет не скоро. Даже одна капля моей крови должна продлить тебе жизнь.

– Но она не будет такой же долгой, как твоя, – возразила я. – Ответь, что будет с тобой, когда я умру?

Владислав смешался и отвел взгляд. Но я требовательно смотрела на него, ожидая ответа.

– Я уйду за тобой, – тихо проговорил он.

Это меня сразило. Я могла бы смириться со своей смертью, но мысль о том, что он может умереть, выворачивала мне душу.

– Если я изменюсь, то у нас могут быть дети, – сказала я.

– Мне достаточно тебя.

– Я стану старухой, а ты будешь по-прежнему молодым. Сколько на самом деле у нас лет? Я не хочу доживать свою жизнь с мыслью об утраченных возможностях!

– Я не хочу ни к чему тебя принуждать.

– Это не принуждение! Я имею право на выбор. Если бы Харольд не сказал мне, ты бы продолжал молчать?

Он снова отвел глаза, ответ был ясен.

– Да как ты мог?! – разъярилась я. – Ты бы смотрел, как я старею, даже не сообщив мне, что можно было все изменить?!

– Я бы любил тебя все это время.

– А ты думал о том, что будет с нашим народом после твоей смерти, если вы с Кристиной не оставите наследника? – спросил Харольд.

– Ты опять станешь королем, – удивленно ответил Влад.

– Со временем я умру. Народ окажется без сильного правителя, и постепенно люди опять втянут грогов в войну. Тебе на это плевать?

В комнате повисло молчание.

– Как быстро начинаются изменения после обмена кровью? – спросила я.

– В течение года, – ответил Влад. – Ты станешь более вспыльчивой и раздражительной. Затем в моменты ярости твое лицо начнет приобретать черты грога. Пройдут годы, прежде чем ты научишься контролировать эти превращения. Потом ты начнешь чувствовать, где находится каждый грог, сможешь мысленно обратиться нему. Ты начнешь чувствовать лес так, что просто нет слов, чтобы это объяснить. Но… не делай этого…

– У нас нет выбора, – задумчиво ответила я. – Ты поможешь мне пройти изменения?

– Я буду с тобой каждую минуту.

– Тогда не о чем рассуждать. Я согласна!

– Не спеши! У нас полно времени.

– А какой смысл ждать? Чем быстрее начнутся изменения, тем быстрее я научусь справляться с ними.

Мы принялись спорить, когда это сделать. Я настаивала, что лучше сегодня, но Влад хотел, чтобы я еще подумала, так как возврата не будет. Харольд предложил сделать это во время брачной церемонии, но тут уж возразила я, заявив, что не хочу никакой крови на своей свадьбе. Влад предложил после медового месяца, но я не хотела так долго ждать. Тем более что изменения наступали не мгновенно, а постепенно. Мы долго спорили, но под моим давлением решили сделать это завтра.

Для себя я уже все решила и знала, что не передумаю. Мы сможем иметь детей, и я буду жить так же долго, как и Влад. Превращение в грога не пугало меня, ведь я сохраню и свой прежний облик. Подумаешь, жена будет превращаться в страшилу в моменты ярости, зато никаких сомнений по поводу ее настроения…

Вечером, когда мы остались наедине, Влад снова начал уговаривать меня не спешить.

– А ты готов смотреть, как я умираю? – спросила я его, и он запнулся. – Хватит спорить! Иди ко мне…

На следующий день мы втроем выехали к озеру. Когда Влад спросил, где бы я хотела провести ритуал, то сразу вспомнила об этом месте. Сначала рассчитывала, что мы просто быстренько обменяемся с Харольдом кровью, и все дела, но Владислав сказал, что это великий дар Харольда и нельзя к этому относиться буднично. В общем, он был прав, и мне стало стыдно, что я сама об этом не подумала. По сути, Харольд жертвовал ради меня годами жизни, и этот поступок был достоин церемонии. Так что в этот день мы были все торжественно одеты.

Вокруг озера собрались гроги, и их было не счесть. Мы спешились и встали позади Харольда. Все умолкли, и в тиши раздался сильный голос бывшего короля грогов:

– Много лет назад, когда мы с князем Владиславом заключили договор и обменялись кровью, наша жизнь изменилась. Эти леса стали нашим домом. В лице Владислава я приобрел сына, которого никогда не имел, а вы – нового сильного правителя. В этот торжественный день я хочу обменяться кровью с его избранницей Кристиной, чтобы она стала достойной парой для него и истинной королевой для всего нашего народа. С ее появлением жизнь изменилась к лучшему. В леса пришла весна, о чем мы уже и мечтать не смели. Она ввела нас в мир людей, организовав с ними торговлю, и теперь о грогах говорят не только со страхом, но и с восхищением. Кристина без страха приходила в ваши дома и видела в вас не только воинов, но и созданий, способных на творчество. В этот день я прошу ее принять в дар мою кровь и стать частью нашего народа.

Замолчав, Харольд повернулся ко мне. Растроганная его словами и торжественностью момента, я решила произнести ответную речь:

– Я благодарна судьбе, что она привела меня в эти леса, где я познакомилась с вашим народом. Когда я только попала в этот мир, то слышала от людей много ужасов о грогах. Познакомившись с вами, я поразилась тому, что вы создаете такую красоту, которая может привести в восторг даже искушенного, избалованного роскошью человека. И я не ошиблась! Вы не только великие воины, о которых слагают легенды, вы способны на великие творения. Я счастлива принять великий дар Харольда и стать частью вашего народа!

Раздался гул одобрительных голосов. Потом все стихло. Ко мне подошел Харольд и надрезал свою ладонь. Он протянул мне кинжал, и я, не раздумывая, полоснула по своей руке. Мы скрепили наши ладони.

– Сегодня я обрел дочь, – сказал он мне.

– В своем мире я потеряла своих родителей, а в этом – в вашем лице я обрела отца, – ответила я, и глаза Харольда благодарно блеснули.

После завершения церемонии мы вернулись в замок, где устроили пиршество. Удивительно, но мой порез быстро затянулся. Каких-либо еще изменений в себе я не ощутила.

Перед свадьбой я получила еще один подарок. Приехал Радомир и передал мне сверток. Открыв его, я обнаружила изящную статуэтку рыси. В ее глазах застыло независимое выражение, словно предупреждение «только попробуй тронуть меня». Но линии были полны сдерживаемой силы, от фигуры веяло не угрозой, а беззащитностью. Так и хотелось с нежностью погладить ее. Мне не надо было говорить, чья эта работа.

– Как он? – спросила я.

– После того как в лесу наступила весна, Драгомир больше не ходит в него. – Радомир замолчал, а потом огорошил меня: – Он уехал, как только узнал о вашей свадьбе.

– Куда?!

– Подальше от этих мест. Он как безумный уединился и ни с кем не общался, пока создавал эту фигурку, а потом попросил меня передать ее тебе и ушел.

Это известие болью отозвалось в моем сердце. Радомир увидел мой взгляд и кашлянул.

– Так будет лучше. Я люблю его как сына, но понимаю, что он бы не смог дальше жить здесь.

Больше ничего не сказав, он ушел. Сбылось его предсказание, я все же разбила сердце очень сильного и достойного мужчины.

В комнату залетел обеспокоенный Влад, почувствовавший мое состояние.

– Что случилось? – воскликнул он.

Я не могла внятно ответить и лишь показала ему фигурку. Он без слов понял, в чем дело, приблизился ко мне и обнял. Я больше не могла сдерживать слезы. В окна застучали капли дождя – природа плакала вместе со мной.

– Я не хотела, чтобы так получилось. Это из-за меня он ушел, – всхлипывала я.

Влад ничего не сказал, а дал мне выплакаться и успокоиться.

– Твои слезы разбивают мне сердце. Я впервые их вижу. Я бы сам нашел и вернул его, но понимаю, что так будет лучше.

– Почему все считают, что так будет лучше?! – возмутилась я.

– Потому что если бы ты тогда, после погрома в замке, ушла к нему, я бы не смог тут оставаться. Знать, что ты рядом, и не иметь возможности к тебе прикоснуться… это бы свело меня с ума, – признался он.


За день до свадьбы, ближе к вечеру начали съезжаться гости из отдаленных деревень. Замок был непривычно полон людей. Пришли женщины из поселения Радомира в помощь по хозяйству, а также мои подружки Лиса, Лада и Злата.

Ночь перед свадьбой нам с Владом полагалось провести отдельно. Мне казалось это глупым, но он настоял на том, чтобы соблюсти древнюю традицию.

Мы с девчонками собрались в моей бывшей комнате. Они приготовили мне сюрприз – привезли свадебное платье. Оно было изумительным: цвета голубоватого льда, по которому струилась узорами инея тончайшая серебряная вышивка, и простые чистые линии покроя.

Я посмотрела на Злату:

– Узнаю руку мастерицы. Когда же ты успела?!

Она зарделась, но было видно, что горда результатами своей работы.

– Владислав выбрал и передал материал, а Улана кроила, – рассказала она. – Померяй.

У меня от волнения вспотели ладони. Осторожно я надела платье, подошла к зеркалу и не сдержала возгласа восхищения. Оно сидело на мне идеально. На фоне платья моя кожа просто светилась внутренним светом. Я была похожа на принцессу из сказки. Оглянувшись на подруг, увидела, что они замерли, потрясенно меня разглядывая. Потом все подскочили ко мне, начали крутить, вертеть и восторженно ахать.

Я от всей души поблагодарила Злату. Она побыла с нами еще немного и поспешила домой. Они с Владленом и остальные гости из деревни должны были появиться утром. Лада и Лиса остались ночевать в замке, и мы, как прежде, неспешно болтая, засиделись допоздна. Да я и не торопилась ложиться, так как знала, что без Влада заснуть мне будет сложно.

Мы проголодались, и Лиса вызвалась сбегать на кухню, принести перекусить. Она долго не возвращалась, и мы с Ладой решили спуститься и узнать, в чем дело.

Из открытых дверей зала звучало множество мужских голосов, гремел смех, приехавшие загодя гости уже были навеселе и прекрасно проводили время. Лиса замерла, заглядывая в зал из-за створки, и зачарованно рассматривала предводителя Охотников самого дальнего из поселений – Николаса. А посмотреть, надо сказать, было на что. Настоящий великан, мощные широкие плечи и грудная клетка, о которой мечтает каждый мужчина, записавшийся в спортзал. Рубаха распахнута, выставляя напоказ кубики пресса. Грива золотистых волос, глаза цвета морской синевы, в которых наверняка пропало не одно девичье сердце. Волевое загорелое лицо и улыбка – мечта рекламодателей зубной пасты. Он был как лев среди остальных мужчин – стремительный и опасный, осознающий свою красоту и силу.

Николас, развалившись за столом, разглагольствовал о том, что функции женщины в семье – это вынашивание детей, работа по хозяйству и удовлетворение мужа в постели. Более ни на что их глупые умишки не способны. Они должны подчиняться твердой мужской руке и спокойно уходить в сторону, когда пропадает к ним интерес. Он заметил подглядывающую Лису и специально для нее сказал о том, как ему надоело внимание наивных куриц, способных привлечь лишь на одну ночь, а потом бесконечно липнущих и требующих внимания. Лиса метнулась в сторону и что-то со звоном уронила.

Я решительно вошла в зал. Все сразу затихли. Николас не смутился, встал из-за стола, грациозно ко мне приблизился и поприветствовал. Он стоял передо мной, давя мощью своей сильной фигуры.

– Я искала свою подругу и случайно услышала ваш разговор, – начала я.

– Надеюсь, госпожа не обиделась, – усмехнулся Николас.

– Совсем нет. Вы совершенно правы – женщины рожают детей и услаждают мужчин в постели. Только, говоря так, вы судите книгу по обложке, даже не потрудившись прочитать ее. Что не делает чести вашему уму.

Среди мужчин раздались покашливания, маскирующие смех, а глаза Николаса потемнели.

– Сегодня особенная для меня, предсвадебная ночь, – величественно произнесла я. – В эту ночь я желаю вам найти женщину, совершенно не похожую на тех, с кем вы встречались ранее. Ее образ пронзит ваше сердце и западет в душу. Вы будете мечтать о поцелуе, и лишь мысль о прикосновении к ней вызовет дрожь в руках. Вы будете грезить о том, чтобы стать отцом ее детей, и захотите оставаться с ней рядом до конца своих дней.

Все в зале затаили дыхание, и стояла мертвая тишина.

– Только в ее глазах при взгляде на вас вы увидите насмешку и непокорность. При всех ваших попытках приблизиться к ней с ее прекрасных губ будет слетать твердое «нет».

Я придвинулась к Николасу почти вплотную и, подняв голову, прошептала, чтобы никто больше не услышал:

– Когда она вывернет вам душу и растерзает сердце, вы вспомните сегодняшние высокомерные слова и почувствуете себя глупым мальчишкой.

Он замер, и в его глазах промелькнула тень. Я отодвинулась.

– С радостью жду встречи с вами завтра, – сказала я всем собравшимся. – Доброй ночи.

Мы с девчонками в полном молчании вернулись в мою комнату. У Лисы все еще алел румянец на щеках.

– Он и правда встретит такую девушку? – потрясенно спросила Лада.

Я улыбнулась:

– Каждый мужчина в своей жизни рано или поздно встречает особенную для него женщину.

– Но ты так это сказала…

– Зато когда спесивость Николаса опять перевесит благоразумие, он непременно вспомнит мои слова.


Глава 21

День свадьбы встретил меня ослепительным солнцем и теплом. Хотя чему удивляться – если от нашей любви растаял снег и в лес пришла весна, уж в такой-то день погода подкачать не могла. Я сделала себе легкий макияж, и подруги завороженно следили, как от легких движений становятся ярче черты лица. Видя интерес девушек, я предложила подкрасить и их, после чего они просто оккупировали зеркало. Гендельсон прислал мне чашечку ароматного кофе, и я успела насладиться напитком, пока Лада и Лиса любовались собой. По старой памяти я заплела девчонок, и они совсем преобразились.

Подруги помогли мне одеться и убрать волосы в прическу, которую венчала диадема. Я обулась в туфельки, подобранные в тон платью. Когда пришло время, мы покинули комнату, и я замерла от обилия цветов, украшавших замок.

– Откуда столько?! – изумленно выдохнула я.

– Весь лес в цветах, – ответила Злата.

В зале нас ждал Радомир.

– Ты настоящая королева лесного народа, – сказал он, восхищенно окидывая меня взглядом.

– Лада, ты хлестала веником в бане лесную королеву! – шутливо воскликнула я, оглянувшись на нее, и сказала Радомиру: – Посмотрите лучше на дочь и невестку!

Подруги были в платьях нежно-розового цвета и выглядели как лесные нимфы с изящными прическами, украшенными цветами, которые принесла утром Злата.

Мы уже хотели выходить во двор, когда я встрепенулась:

– Если так много цветов, то мне нужен букет!

– Зачем? – удивилась Лиса.

– В моем мире так принято, что невеста после церемонии бросает букет, и кто из незамужних девушек его поймает – та и выйдет вскорости замуж.

Мы собрали лишь белые полураспустившиеся бутоны и перевязали их бледно-голубой ленточкой.

От замка к алтарю вела дорожка, усыпанная разноцветными лепестками. Воздух благоухал ароматами возродившейся природы. Возле увитого цветущим плющом алтаря стояли Харольд и Владислав.

Радомир подвел меня к ним, и я вложила свою ладонь в протянутую руку любимого мужчины. Завороженно смотрела в его лицо и не могла отвести глаз. В этот момент все гости замерли, даже сама природа затаила дыхание. Как во сне мы произнесли обеты. Харольд торжественно объявил нас мужем и женой и представил собравшимся короля и королеву лесного народа. Владислав коснулся моих губ легчайшим поцелуем, и воздух вокруг нас словно сгустился.

Люди и гроги – два народа в едином порыве разразились приветственными криками. К нам подходили с поздравлениями, и, принимая их, я чувствовала, что это не губы, а наши души обменялись нежной лаской.

Вокруг замка разбили множество шатров с угощениями. Люди из поселений знакомились между собой, ведь их встречи были так редки. Я заметила, какие взгляды бросали мужчины на девушек из поселения Радомира, а особенно на моих подружек. Кажется, у наших парней появились серьезные конкуренты в борьбе за девичье внимание, не считая Златы, конечно. Уж ее-то сердце навеки отдано Владлену, который тем не менее ревниво следил за всеми чужаками.

В нашем шатре собрались предводители поселений со своими женами и детьми, Радомир с Уланой, Владлен и озорник Януш, мои подруги и, конечно, Харольд. Я заметила, что Николас старается не смотреть на меня. Значит, мои слова все же задели его. Но это была лишь мимолетная мысль. Ничто на свете не могло отвлечь моего внимания от Владислава – моего мужа, моего спутника, половинки моей души. Мы проделали невероятный путь навстречу друг другу: я – из другого мира, он – сквозь череду бесконечных лет. Я буду всегда благодарить богов за нашу невероятную встречу.

Это был незабываемый день, зародивший доверие между двумя народами, которые встретились не на поле брани, а за праздничными столами. Было много тостов, смеха, музыки и танцев. Мне удалось переговорить с Уланой. За все время, что я жила в замке, мы встретились впервые. Я крепко обняла женщину, поблагодарила за платье и все то, что ее семья сделала для меня, а она назвала меня дочерью и пожелала долгой и счастливой жизни. Никто еще не знал, насколько она окажется долгой. Я пока не чувствовала в себе никаких изменений, но то, что они произойдут, можно было не сомневаться. Я не боялась этого, смело смотрела вперед и была благодарна легендарному королю грогов и моему другу Харольду за его бесценный дар.

Я устроила церемонию бросания букета среди незамужних девушек и совсем не удивилась, когда его поймала Лада. Милослав был покорен ею целиком и полностью. Я не сомневалась, что их свадьба не за горами.

Как только небо окрасилось лучами заходящего солнца, нам с Владом подвели коней, и он подсадил меня на Луну. На мой молчаливый вопрос муж лишь загадочно улыбнулся. Двинулись мы в сторону озера, где проходила церемония обмена кровью и где он впервые признался мне в любви.

С удивлением я увидела дом на берегу озера, который растворялся в окружающем ландшафте.

– Как же так? Откуда? – потрясенно спросила я.

– Не забывай, королевой чьего народа ты стала, – усмехнулся он. – Это подарок грогов нам на свадьбу.

Мы спешились и рука в руке пошли осматривать наше новое жилище. Я потеряла дар речи. Все то, чем я восхищалась, посещая дома грогов, теперь было и у нас. Начиная с предметов интерьера и заканчивая изящной мебелью. Этот дом был сделан с любовью заботливыми руками. Сердце просто замирало от бесценности такого подарка.

Брачная ночь прошла в этом доме, на постели, усыпанной лепестками цветов. И если наша первая близость случилась из-за бурного стремления навстречу друг другу, то эта ночь была наполнена единением душ, нежностью и неспешными ласками.

Три дня гроги занимались забытыми нами гостями. Организовывали им увеселения и охоту. Люди впервые побывали в жилищах грогов. Поселенцев из дальних деревень потрясло их умение работать с деревом, ведь они увидели эти изделия впервые. Кое-кто даже захотел остаться на обучение.

Возвратившись в замок, мы с Владом проводили гостей, отдали распоряжения по хозяйству и снова уехали наполнять любовью наш домик у озера.

Шли дни. Мы были счастливы и упивались друг другом. Князь Мислав не единожды приглашал нас к себе, но мы игнорировали его письма под предлогом затянувшегося медового месяца. Ехать еще раз к этому неприятному человеку у меня не было никакого желания. Конечно, Владиславу придется его все же посетить, чтобы условиться о первой поставке товара, но это будет намного позже и без меня.

Я по-прежнему не ощущала в себе никаких изменений. Владислав успокаивал меня, говоря, что они проявятся позже, и удивлялся моему нетерпению. По мне – так скорее бы уже. Характер мой вроде бы тоже меняться не спешил, но Влад дразнил меня, уверяя, что с каждым днем я становлюсь более страстной. Я только фыркала на это. Каждая женщина в руках любимого мужчины будет вести себя так же.

Мы все еще не пробовали поцеловаться при открытой связи с грогами и не создали нашу связь между собой, о которой говорил Харольд. А куда спешить? У нас бездна времени, и после свадьбы наши мысли заполнились совсем другими экспериментами.

Как-то в гардеробной мне попался на глаза мой многострадальный рюкзак. Любовно погладила его. Я пришла из современного мира, с быстрым темпом жизни, технологиями и всеми благами цивилизации, где была, по сути, очень одиноким человеком. В этом же мире я обрела все то, о чем уже и не смела мечтать: любовь, новых друзей, свой народ, который стал мне очень близок и которым я восхищалась.

Я высыпала все из рюкзака на столик и провела рукой по немногочисленным вещам из прошлой жизни, задержавшись на телефоне. Повертела его и включила. Подсветка экрана встретила меня звуком садящейся батареи. Вдруг мое внимание привлекло входящее сообщение. Входящее?!

Дрожащим пальцем я нажала на кнопку. Оно было от Леры: «Крис, где бы ты ни была – я найду тебя!»

Только успела прочитать, как экран погас.

Уже навсегда.


Глава 22

Я в бешенстве металась по кабинету.

– Да что он о себе возомнил?! Как это ему только в голову пришло?!

Харольд с Владиславом в молчании наблюдали за мной. А все этот Мислав. Мы его столько времени игнорировали, и вот на тебе, преподнес сюрприз, сам едет к нам! И главное, как он это преподнес?! Великий князь решил посетить охотничьи угодья и поохотиться!

– Да я сама на него охоту объявлю! Это наши земли, и нечего сюда без приглашения свой нос совать!

Пылая от ярости, я подсознательно отметила, что мои зрители как-то подозрительно притихли. Очень странно. Сидят и завороженно смотрят.

– Что?! – воскликнула я.

– Тебе надо себя увидеть, – тихо произнес Влад.

– Зачем?

– Принеси зеркало, – попросил его Харольд.

Владислав размытым пятном пронесся по комнате и исчез за дверью. Я, конечно, знаю, что он может быстро двигаться, но обычно это не демонстрирует. Не успела я даже удивиться, как перед моим лицом возникло зеркало, и я ошарашенно замерла. Мои серые глаза превратились в нечеловеческие, полностью черные, как один огромный зрачок без радужки, а кожа… Я недоверчиво прикоснулась пальцем к щеке. Что-то подобное было в день моей свадьбы. Как и тогда, моя кожа стала жемчужно-белая и просто светилась, только эффект усилился раз в десять.

Влад постоянно твердит мне, как я прекрасна и неповторима, но я понимаю, что он пристрастен. Знаю, что лесть, а все равно приятно. Но сейчас… я действительно превратилась в писаную красавицу. Как будто пережила косметическую операцию гениального хирурга, а потом меня еще присыпали ангельской пылью.

Пока я себя удивленно рассматривала, моя ярость утихала, угасал внутренний свет кожи и светлели глаза.

– Началось, – выдохнула я.

Прошло довольно много времени после того, как я обменялась кровью с бывшим королем лесного народа Харольдсоном, а для друзей, включая меня, просто Харольдом. Я с нетерпением ждала изменений, хоть мне и наговорили ужасов про неконтролируемые вспышки гнева, при которых я буду превращаться в грога, и про предстоящие несколько лет обучения самоконтролю. Ждала, потому что понимала, чем раньше начну учиться, тем скорее овладею новыми способностями.

Влад с Харольдом смотрели друг на друга и вели мысленный диалог.

«Так, а почему меня исключили?» – насторожилась я.

– Что не так? – спросила с тревогой.

Харольд взглянул на меня и задал вопрос, осторожно подбирая слова:

– Помнишь, мы говорили о том, как начинались изменения у Влада?

– Да. Впадая в ярость, он превращался в грога и не мог контролировать этот процесс, – ответила я.

Харольд продолжал выжидательно взирать на меня.

– Превращался в грога, – слегка раздраженно повторила я по слогам.

И тут до меня вдруг дошло.

– А почему я не превращаюсь? Почему выгляжу как сказочная принцесса, и лишь глаза как у вас?! – возмущенно воскликнула я.

– Любимая, ты слышишь себя? – искреннее удивление читалось на лице Влада. – Я никогда не привыкну к тому, насколько необычно ты мыслишь. Ты и так красива, но в момент ярости превратилась в невероятно прекрасную… даже не знаю как назвать… И расстраиваешься, что не в грога?

– Но я уже смирилась с тем, что буду грогом. Что со мной не так? – обиженно буркнула я и взглянула на Харольда, надеясь, что он мне все объяснит. Но друг молчал, изумленно уставившись на меня.

– Ребята, да что происходит? – воскликнула я требовательно.

– Кристина, – успокаивающе начал Харольд, – ты первая женщина, с которой я обменялся кровью. Таких больше нет.

– И почему же я не похожа на вас?

– Это еще не все, – не ответив на вопрос, произнес он. – Владислав не мог контролировать свои изменения поначалу. Ты же легко вернулась обратно, как только твоя ярость утихла.

– И в чем причина?

– Я не знаю… У тебя все происходит в более легкой форме, – попытался объяснить он.

«В более легкой форме», – повторила про себя его слова, и что-то мне это напомнило. Свет забрезжил в конце туннеля.

– Я знаю, в чем дело! – воскликнула я. – Это как прививка. У нас делают от тяжелых или даже смертельных болезней прививки. И тогда человек или вообще не заболевает, или переносит хворь в легкой форме!

Судя по недоумению на их лицах, они не понимали. Блин, как же им объяснить?..

– Влад дал мне каплю своей крови, когда я болела. Я выздоровела и приобрела некоторые способности – интуитивно могу подключиться к связи Влада с грогами.

Я, конечно, еще пытаюсь и свою связь создать с ним, но это может быть оттого, что мы предназначены друг для друга. Харольд сказал, что об этом слышал лишь в легендах, и если бы мы при этом не могли заглядывать в души друг друга, то никогда бы ему не поверила.

– И когда я обменялась кровью с Харольдом, то адаптация к ней прошла уже намного мягче. Только все еще непонятно, почему я не грог… – заключила я и обиженно выдохнула.

Харольд полминуты размышлял над сказанным мною и в итоге произнес:

– Твои слова похожи на правду. А ты не задумывалась, почему среди нас нет женщин?

Я смутилась. Мне эта мысль однажды приходила в голову, но как-то неудобно было спрашивать.

– Ну и почему же? – серьезно взглянула ему в глаза.

– Нас создавали воинами, предназначение которых – воевать, а не думать о семье, – с грустью ответил он. – Лишенные женщин, мы способны испытывать дружеские чувства, можем оценить красоту во всех ее проявлениях, но любовь нам недоступна.

Я собственноручно этого чародея придушила бы, не будь он уже давно мертв.

– Среди нас нет женщин, – повторил он, – может, поэтому ты и не грог.

Я понимала его логику, но чувствовала себя ребенком, у которого забрали конфетку. Вот я уже ее развернула в предвкушении, положила в рот и только решила насладиться сладостью, как она – раз, и исчезла.

– И кем я стала? – задала риторический вопрос.

– Мы это обязательно узнаем, – успокоил меня Влад. – Не забывай, у нас бездна времени.

– Но Мислав нам сейчас здесь совсем не нужен! – вернулась я к «нашим баранам».

– Ты считаешь, что надо ему отказать? – спросил Влад.

– Обязательно! – подтвердила я. – Если не сделаем этого, он будет считать наши земли своими охотничьими угодьями и приезжать, когда ему заблагорассудится.

Владислав задумался.

– Это его оскорбит, – сказал он.

– Мы и должны его оскорбить. Не нравится – пусть идет войной! Столько времени в лес никто носа не совал, а тут вдруг вспомнили. У него с пограничными землями неразбериха. Ссориться с нами ему не с руки, а если полезет – ответим так, чтобы впредь неповадно было!

– Ты настоящая тигрица, – с любовью сказал Влад.

«Вот подлиза!» – подумала я и расплылась в улыбке.

– Напиши ему, что мы сожалеем, но не можем его принять. Твоя жена затеяла переделку всего замка, и у нас ремонт полным ходом. Мы не можем позволить себе поселить его княжеское величие в конюшне, – фантазировала я.

Влад с Харольдом расхохотались.

– Ты понимаешь, почему я ее люблю? – отсмеявшись, спросил мой муж у друга.

– Я и сам ее люблю, как дочь, – усмехнулся тот.

– Хватит! – отмахнулась я.

– И как долго будет длиться наш ремонт? – с улыбкой спросил Владислав.

– У тебя придирчивая жена, мы будем долго все перестраивать и переделывать. Пригласим его на рождение нашего третьего ребенка, – подмигнула ему я и была вознаграждена бархатным сиянием его глаз. – Мы обязательно сообщим Миславу, когда будем готовы к приемам. Не хочу видеть в наших землях ни его самого, ни блестящий двор. Это наш лес, пусть ждет приглашения.

Влад серьезно посмотрел на меня, а потом рассмеялся.

– Что?!

– Я столько лет страдал от того, что люди со мной прервали общение и я как в тюрьме в этом лесу, а с твоим появлением просто нашествие желающих посетить нас.

– Ага, все так и норовят сюда попасть, – намекнула я на торговцев и князя. – Заслоны выставлять, что ли?..

Мы улыбались, глядя друг другу в глаза, и все мое раздражение растворилось.

– Давай пригласим торговцев из города, подберем ткани и действительно обновим некоторые комнаты, – предложила я. – Я позову Ладу и Лису в помощь, и мы все продумаем.

Это была хорошая идея. Они уже выбирались несколько раз в гости. Теперь можно совместить приятную встречу с полезной деятельностью. Я уже была полна новых планов и идей, решая, с каких комнат начать. Влад только улыбался моему энтузиазму.


Вечером, уже лежа в постели, я спросила его:

– Скажи, почему ты так лоялен к Миславу? Это я взбесилась от его письма, а тебя оно только позабавило.

Влад лежал, раскинувшись на кровати, расслабленный и задумчивый.

– Будучи сам правителем этих земель, я его понимаю, – наконец ответил он. – Раньше я был позорной тайной семьи, о которой не хотелось вспоминать. Наши леса избегали, ушли люди, о землях забыли. Даже когда я встречался с Миславом, это было тайно. С твоим же появлением все изменилось. Мы напомнили о себе и были приняты официально при его дворе, о наших лесах идут невероятные рассказы. Люди узнали, что гроги способны не только на войны. Нами отправлены первые партии товаров Миславу, которые принесут хорошую прибыль и в его казну, и нам. Но Мислав вспомнил, что леса эти находятся во владениях его княжества, и попытается установить свою власть над нами. И на его месте я поступил бы так же. Не позволил создать независимое государство на своих землях.

– Но оно уже существует, – возразила я. – Гроги подчиняются лишь тебе. Ты их король, а я твоя королева, и мы сила, с которой надо считаться. Если позволим ему признать нас своими подданными, то он начнет нами управлять и диктовать, как жить.

– Я это понимаю, – ответил он.

– Если мы сейчас не отстоим свою независимость, то нас ждет пожизненное служение не только Миславу, но и его потомкам, – настаивала я.

– Ты предлагаешь развязать войну?

– Нет. Я предлагаю заставить его считать нас дружественным народом, с которым намного выгоднее дружить, чем воевать. Отстоять эти земли. Нравится ему это или нет, заставить относиться к себе как к равным, а не подчиненным.

– А если он не пойдет на это? Ты встречалась с ним и понимаешь, что он за человек. Ты согласна воевать с таким властным и жестоким правителем?

Я задумалась.

– Боюсь, у нас нет выбора. Если мы уступим раз, то он и все после него не будут с нами считаться. – Я серьезно посмотрела на мужа. – Если он не признает нашу независимость, война неизбежна. А как ты смотришь на это?

– Я признаю правоту твоих слов. Просто не хотел, чтобы ты видела, на что я способен в бою.

Я удивленно смотрела на него, не понимая, что он имеет в виду.

– Я жесток и беспощаден. Мне не хотелось бы, чтобы ты узнала меня с этой стороны и разочаровалась, – произнес он, закрыв глаза.

От его слов я потеряла дар речи. В этот момент Влад был очень уязвим, и у меня дрогнуло сердце.

– Посмотри на меня, – попросила я. Нехотя он открыл глаза, и меня пронзил его взгляд. Я увидела груз прожитых в одиночестве лет.

– Ты забыл очень важную вещь, – сказала я. – Мы предназначены друг для друга, и ничто на свете не оттолкнет меня от тебя.

Я легла рядом с ним.

– Скажи, что тебя беспокоит? – Я пристально смотрела ему в глаза, ожидая ответа, и меня затопила его печаль.

– Я столько лет был одинок… С твоим появлением все изменилось. Ты принесла столько хорошего в мою жизнь за такой короткий срок, что я не могу поверить своему счастью. Меня не покидает страх, что все это закончится в один миг и вернется прежняя жизнь, – признался Влад.

– Я люблю тебя, – просто сказала я. – Ты часть моей души, не забывай об этом. По своей воле я никогда тебя не покину. Загляни мне в душу, я хочу унять твои страхи.

Он смотрел в мои глаза, и я ощущала, как сковавшее напряжение отпускает его.

– Нет нужды, – ответил он. – Я чувствую искренность твоих слов.

– Влад, если война окажется неизбежна, то знай, я встану с тобой плечом к плечу, и буду беспощадна, насколько потребуется. В вопросе независимости нельзя проявлять мягкость.

Он грустно улыбнулся:

– В тебе нет жестокости. Ты просто не представляешь, о чем говоришь. Ты не участвовала в сражениях, да я и не хочу, чтобы ты это видела.

– Если до этого дойдет, то я не буду сидеть спокойно в замке в ожидании, чем все закончится, – твердо сказала я и спросила: – Скольким княжествам ты оказывал военную поддержку?

– Многим, а что? – спросил он, удивленный сменой темы.

– Надо предложить им заключить дружественные договоры с нашим народом, – заявила я и увидела на лице мужа понимание. – Этим мы проявим свою независимость.

– А они пойдут на это, так как обезопасят себя от нападения грогов, – закончил он, и меня согрел его восхищенный взгляд.

Влад перевернулся и навис надо мной.

– Каждый раз, когда я думаю, что сильнее ты меня уже не удивишь, ты придумываешь что-то новое, что меня просто поражает. Ты поразительно мыслишь, я никогда к этому не привыкну. Как с таким прекрасным телом сочетается такой изворотливый ум?

Польщенная, я улыбнулась.

– Не забывай, кого я идеально дополняю, – сказала лукаво. – Надо срочно рассылать гонцов. Мислав опомниться не успеет, как мы заявим о себе.

Подняла руку, и мои пальцы зарылись в волосы Владислава, а потом я медленно притянула его к себе и прошептала в губы:

– А от мирного договора до договора о торговле всего один шаг. И угроза лишиться прибыли будет висеть над Миславом и останавливать его от необдуманных поступков.

Наши губы соединились, и все мысли вылетели из моей головы.


Так мы и сделали – разослали по княжествам гонцов, а Мислава вежливо уведомили о невозможности его принять, и в письме между строк читалось: «Дождись приглашения». Я пригласила из города торговцев тканями. Приехали Лада с Лисой, и мы с подругами носились по замку, решая, где и что обновить.

Я предложила Владиславу сделать ремонт в некоторых гостевых комнатах. Это раньше к нему не заглядывали гости, а теперь события развиваются так стремительно. Мало ли кто нагрянет, не хотелось бы ударить лицом в грязь. Я обратилась за помощью к грогам, чтобы они сделали новую мебель, и объяснила, какой дизайн хочу. Замок большой, и моей фантазии было где развернуться. Одно удовольствие делать ремонт, когда не ограничен в средствах и рабочей силе. Да и сами работники беспрекословно слушают твои распоряжения и стараются от всей души. «Хорошо все же быть королевой», – насмешливо подумала я. В общем, работа кипела, и время летело незаметно.

Начали приходить ответы из соседних княжеств. Заключить мирные договоры с нами были рады все. Да и кто бы сомневался. Нас даже приглашали в гости для торжественного подписания. Думаю, они были наслышаны обо всех изменениях, происходящих в наших землях, и хотели удовлетворить свое любопытство при личной встрече с нами. Мы начали готовиться к поездке. Мне срочно понадобился обширный гардероб, и нас стали посещать еще и портнихи. Свою помощь также предложила Злата, которую я с радостью приняла. Я же не сошла с ума, чтобы отказываться – у нее золотые руки и настоящий талант. Всегда удивлялась тому, как в такой скромной головке рождаются волшебные узоры вышивки, одно мое свадебное платье чего стоит.

Меня удивила Лиса, захотевшая остаться жить в замке и помогать.

– Зачем тебе искать кого-то? – настаивала она.

– Лиса, ты же так хотела вернуться домой! А сколько парней смотрело на тебя горящими глазами на нашей свадьбе! Ты же можешь выйти замуж и обзавестись семьей.

– У меня еще есть время для этого, – сказала она и отвела глаза.

«Черт, неужто красавчик Николас произвел на нее такое неизгладимое впечатление?..» – заподозрила я.

– Тебе в селении никто из ребят не нравится? – прощупывала я почву.

– Никто, – коротко ответила она.

Похоже, я права.

– А как же твой отец? – настаивала я. – Он так радовался твоему возращению. Разве он тебя отпустит? И как они будут без тебя?

– Мой старший брат женился и привел жену в дом. Да и я могу навещать их, сейчас же все изменилось.

В этом она была права. После нашей свадьбы отношения между грогами и людьми намного улучшились. Леса стали безопасны, и селяне, не боясь, начали ходить в них. Даже несколько детей решили учиться у грогов, зачарованные их умением работать с деревом. Когда сошел снег, к нам потянулись торговцы, желающие, минуя поселение Радомира, сами торговать с грогами. Но мы объяснили им, что гроги торгуют лишь с этим поселением. Многие пытались настаивать и возвращались не единожды, надоедая нам. Мы приказали их раздеть и выставить из леса, сказав, что так будет с каждым, кто не понимает с первого раза. А что с ними делать было? Не убивать же. Люди в поселении Радомира посмеялись над ними, но пожалели и дали одежду. Лишь после того как мы заключили торговый договор с князем, они успокоились. А что, Мислав не тот человек, с которым можно конкурировать.

Помимо этого, начали захаживать в наши леса то ли охотники, то ли шпионы князя. Мы это пресекли, заявив, что охота разрешена лишь людям из наших поселений. Непонятливым пришлось идти до города голышом. Этих в поселении не пожалели, так как сами зарабатывали торговлей пушниной и мясом. Шутя с Владом о том, что надо выставлять заслоны, а то слишком много людей стало лезть на наши земли, я была не так уж и не права.

– Ты не хочешь, чтобы я жила здесь? – Лиса смотрела на меня обиженными глазами.

Вообще-то после предательства Илии, когда она напоила грогов снотворным, я рассталась с мыслью допускать в замок посторонних. Теперь мы обходимся помощью грогов, но Лисе я доверяла.

– Не говори ерунды, – отмахнулась я. – Просто ты моя подруга, и мне бы не хотелось, чтобы ты занималась домашними делами.

– Дома я делаю то же самое, и раньше, когда жила в замке, нам это не мешало дружить, – возразила она.

Я сдалась.

– Если ты этого хочешь, то я буду просто счастлива!

Она, обрадовавшись, подскочила ко мне и крепко обняла. Вот так Лиса стала домоправительницей и руководила грогами.

Подходило время поездки по княжествам. От Мислава после нашего письма ничего слышно не было. Это меня тревожило, так как, познакомившись с ним и узнав его характер, я понимала, что так просто мы от него не отделаемся.

Вернулся из города Радомир и привез новости. Оказывается, корабль князя с последней партией товара захватили пираты. Их вожак, называющий себя Морской Дракон, за короткое время навел ужас на всех. Его корабль появлялся внезапно и так же исчезал. Сопротивление пресекал жестоко, но женщин и детей не трогал. Лица его никто не видел – оно было скрыто под маской, но мощная фигура пирата наводила страх на всякого. Команда была прекрасно обучена, и на корабле царила военная дисциплина, что отличало их от других разбойников.

Новости нас обеспокоили. Пострадал не только князь, но и мы, так как там был наш товар и мы ожидали прибыль от его продажи. Я как представила, что все это досталось пиратам, так просто заскрипела зубами от злости.

Радомир рассказал еще, что князь вызывал его к себе и очень интересовался нашей жизнью. Мислав недоволен тем, что мы его не посещаем. Владислав был у него лишь один раз, решая торговые вопросы, но это не в счет. При моем имени князь меняется в лице, а от нашего письма он вообще пришел в бешенство. Мислав завел любовницу, которая отдаленно напоминает чертами лица и цветом волос меня, и теперь весь двор только об этом и судачит. Одна знатная дамочка попыталась произвести впечатление на князя и пожала ему руку вместо поцелуя. Мислав озверел и приказал посадить ее в тюрьму за оскорбление. Ее потом спасли родственники, заплатив большую компенсацию за оказанное неуважение, но прилюдной порки дама не избежала. Князю не нравилось, что мы приближаем к себе людей, живущих у леса, и не позволяем всем другим охотиться на наших землях.

– Я был прав, запретив тебе ездить к нему, – прокомментировал эти новости Влад.

– Можно подумать, я туда рвалась, – подмигнула ему я. Встречаться еще раз с князем у меня не было никакого желания.

Наступил день отъезда. Я была в предвкушении поездки и полна нетерпения. Лада и Лиса оставались следить за работами и заканчивать ремонт. Харольд будет блюсти безопасность земель, и если что, он всегда может мысленно связаться с Владом. Мы взяли с собой отряд сопровождения и покинули замок.


Глава 23

Первым мы посетили княжество Ярвуда. Он и его жена Милена встречали нас с уважением, но настороженно. Были организованы празднества в честь подписания договора. Забавно было наблюдать, как люди реагировали на Владислава. Он мог без труда кого угодно напугать до дрожи, но со мной менялся – был расслаблен, много улыбался и его обычно холодные глаза приобретали бархатистость и мягкость. Он был величественен, полон обаяния и обходителен. Надо было видеть выражения лиц окружающих, когда Влад от души рассмеялся над моей шуткой во время нашего танца. Нас много расспрашивали об изменениях, произошедших в лесу. Слухи о работах грогов с деревом долетели и сюда. Мы привезли с собой подарки, которые вызвали всеобщее восхищение. Ярвуд тонко намекнул, что был бы не против торговать с нами. Мы ответили, что подумаем, а пока у нас договор с князем Миславом. В общем, визит прошел даже лучше, чем мы ожидали. Наше появление заставило людей по-иному взглянуть на грогов, которые теперь вызывали уже не страх, а скорее жгучее любопытство.

Примерно так же прошли еще два визита. Время второго визита совпало со встречей Нового года. Меня поразило, что наступал он в марте! Закончился год Волка и наступил год Буйвола. Для себя я решила, что как бы там ни было, а мы в январе будем наряжать елку и дарить подарки. Для меня Новый год неотделим от снега.

Мы находились в княжестве Валейна, когда утром в нашей спальне Влад застыл и сказал напряженным голосом:

– Мислав приближается к лесу.

Я вскочила на постели. «Чтоб его! И чего ему не сиделось в городе!»

– Сколько с ним людей? – спросила встревоженно.

– Отряд. Больше похоже на визит, чем на нападение.

Надо было срочно что-то решать. Приглашать его в замок в наше отсутствие или развернуть, оскорбив. Хотя если подумать, это его появление было оскорблением. Он явился без приглашения и не предупредил нас о визите, настаивая на своем.

Мы смотрели с Владиславом в глаза друг другу, понимая ситуацию без слов.

– Что думаешь? – спросил Влад.

Я колебалась, а потом меня осенило:

– Помнишь, что ты сделал, когда люди из поселения пришли меня спасать? – Его глаза понимающе засияли. – Давай устроим ему демонстрацию.

– Сейчас скажу Харольду, – улыбнулся он.

Никогда не привыкну к тому, как меняется его лицо при улыбке. Черты смягчаются, и Влад становится красив настолько, что захватывает дух. «Вау, это мой муж!» – в такие моменты хочется воскликнуть мне.

– Покажи, что там происходит, – попросила я.

Губы Влада прикоснулись к моим, и я увидела наши земли. Мислав въезжал в лес в сопровождении отряда. Его глаза удивленно расширились, осматривая все вокруг. Был март, и на земле снег еще не везде сошел. В нашем же лесу было тепло и зелено, весна раскрасила все вокруг яркими красками. Я видела гордую осанку князя, восседающего на породистом жеребце, видела удивление сопровождающих его людей, как у них захватывало дыхание от контраста. Он ехал, и я просто чувствовала, как с каждым шагом он заявляет права на эти леса. Миславу нравилось все, на что он взирал, и я поняла, что князь уже считает эти земли своими. Внезапно между деревьями замелькали тени, их становилось все больше и больше. Мислав остановил движение, подняв руку и ожидая, что будет дальше. Все схватились за оружие, но пока никто его не обнажал. Насколько простирался взгляд – везде были гроги. Их молчаливое появление вселяло страх. Мислав замер, и я видела его жесткий взгляд из-под нахмуренных бровей.

Ряды грогов расступились, и вперед выехал Харольд на коне.

– Приветствую тебя, князь Мислав, – сказал он.

– Кто ты?

– Я Харольдсон, – ответил друг спокойно.

Среди людей князя возникло волнение, и я почувствовала их страх. Мислав пытался скрыть потрясение, но это ему плохо удавалось, он был наслышан о грозном короле грогов.

– Приветствую тебя, – наконец выдавил князь. – Я приехал к Владиславу.

«Ага, как же! – подумала я. – Ты приехал утвердить свою власть!».

– Сожалею, но они с супругой в отъезде. – Эти слова поразили князя еще больше.

– Он мне ничего об этом не сообщал. – По лицу Мислава проносились эмоции, и он пытался взять их под контроль.

– Владислав уехал по делам нашего народа, наверное, поэтому и не сообщил, – вежливо ответил Харольд, а в интонациях ясно читалось: «Ты не властен над нашим народом, и тебя это не касается».

Ох, как это не понравилось Миславу. Да его просто затрясло от злости. Но он не мог ничего поделать, так как противник превосходил его отряд числом и силой. Спорить о том, что ему все же должны были об этом сообщить, было глупо и небезопасно.

– Я могу узнать, где он сейчас? – процедил сквозь зубы князь.

Харольд заколебался. «Скажи ему», – мысленно услышала я Влада.

– Владислав с Кристиной в княжестве Валейна, – ответил грог. – С дружественным визитом.

Я видела, насколько потрясен Мислав. Он-то считал, что мы сидим тихонько в лесу, не высовывая носа, а тут такое.

– Я буду рад сообщить о вашем визите Владиславу, как только он вернется, – решил завершить встречу Харольд.

Мислава вежливо выставляли, и он это понял.

– Передайте Владиславу, что я хочу встретиться с ним, – прошипел от ярости князь и, подняв коня на дыбы, ринулся прочь из леса.

«Знай наших! Молодец Харольд, ловко он с ним!» – торжествовала я.

«Вы нажили грозного врага», – услышала я мысли Харольда.

«А он никогда не стал бы нам другом, – возразила я. – Пусть лучше считается с нами и боится, чем недооценивает и диктует свою власть».

«Я женился на воительнице», – усмехнулся Влад.

«А ты бы предпочел домашнюю кошечку?» – поддела я его.

«Боже упаси!» – с притворным ужасом воскликнул он.

Связь прервалась. Теперь я видела лишь сияющие глаза Влада.

– Мы сделали это! – выдохнула я счастливо, потянувшись к его губам, но остановилась от пришедшего в голову вопроса: – А почему мы больше так и не пробовали создать нашу связь?

Муж напрягся.

– Вспомни, как тебя это пугало.

– Но это же было до нашей свадьбы, – возразила я.

Меня немного удивила его реакция.

– Зачем спешить? Твои изменения только начались, у нас еще много времени впереди, чтобы сделать это.

– А почему не сейчас? – упрямо настаивала я.

– Потому что мы в гостях и в данный момент я просто безумно хочу поцеловать свою жену, – ответил он, и его губы накрыли мои, сметая все возражения.


Намного позже, когда мы наконец-то выбрались из постели, я его спросила:

– Мне показалось или ты ловко изменил тему нашего разговора?

– Менять тему в эту сторону я готов в любой момент, – отшутился он и поцеловал меня в нос. – Давай одеваться, некрасиво заставлять хозяев ждать нас.

Мы подписали договор с Валейном, и нам оставалось посетить еще одно княжество. Где бы мы ни были, я обращала внимание на обстановку, уклад в замках, разные мелочи, которые можно было бы применить и у себя. Я была в восторге от цветов, и во многих княжествах мне дарили луковицы и кусты роз. Я уже представляла, как посажу их у замка и возле дома у озера.

Мы ехали на лошадях, когда Влад усмехнулся и хмыкнул.

– Что случилось? – поинтересовалась я.

– Харольд сообщил, что приехал Радомир и привез интересные новости. Миславу уже сообщили, с кем мы заключили мирные договоры, и он в неистовстве разнес свой кабинет. Двор гудит. В присутствии князя все даже пикнуть боятся, опасаясь его гнева.

– Мы для него как красная тряпка для быка, – усмехнулась я.

– Больше всего его бесит, что он не знает, чего дальше от нас ожидать, – улыбнулся Влад. – Знал бы он, в чьей головке родились эти коварные планы.

– Его бесит потеря контроля над ситуацией, – сказала я. – А еще его щелкнули по носу в наших лесах, а для такого самолюбивого человека – это как нож в сердце.

– Он опять вызывал Радомира к себе и пытался узнать, куда мы еще собираемся и когда вернемся.

– Что ответил Радомир? – поинтересовалась я.

– А что он мог ответить? «Я маленький человек, и мне такие вещи не сообщают». Мислав разозлился на него, заявив, что не стоит забывать, кто его князь. Очень хотел к чему-нибудь прицепиться, но не нашел повода и со злости прогнал с глаз своих.

– Пусть привыкает, что мы не зависим от него и не нуждаемся в его разрешении, – ответила я. – А с его амбициями он бы нас и в войну втянул со временем.

– Ты хотела бы еще мирные договоры заключить? – Владислав приподнял брови в шутливом изумлении.

– А вот и нет! – Я показала ему язык, и он просто задохнулся от неожиданности, забавляясь моей выходкой.

– Это почему же? – уже действительно удивился он.

– А зачем это нам? Пусть теперь остальные задумаются, почему это мы им не предложили, и поборются за мирный договор с нами, – подмигнула я Владу. Он не выдержал и рассмеялся, восхищенно глядя на меня.

– Я тебя обожаю! – Муж с нежностью посмотрел на меня. – Кому скажи, не поверят – из грозного предводителя грогов жена веревки вьет.

– Ты еще пожалуйся на тяготы семейной жизни, – грозно нахмурилась я, хмыкнула и пришпорила лошадь.


Князь Дубах произвел на меня приятное впечатление. Его темные волосы уже посеребрили седины, но мужчина был крепкий и с острым взглядом. Принимали нас доброжелательно, но впечатление создалось неоднозначное. Мы уже целый день провели у них, а к теме нашего визита так и не приступили. Я танцевала с сыном князя, Торином, молодым человеком моего возраста. Обменявшись вежливыми комплиментами, я не выдержала и спросила:

– Интересно, и долго мы еще будем кружить вокруг да около?

– Что вы имеете в виду? – не понял он.

– Я говорю о цели нашего приезда. Скажите прямо, вы передумали? – при этих словах Торин споткнулся от неожиданности.

– Не думаю, что женщине стоит забивать свою головку такими вопросами, – ответил он.

– Если вы не в курсе дел и не знаете ответа, тогда я сделаю вид, что не знаю о цели нашего визита, – фыркнула я.

Он посмотрел мне в глаза, а потом что-то решил для себя и предложил:

– Не хотите прогуляться после танца?

«В прошлый раз моя прогулка с князем плохо закончилась», – усмехнулась про себя я, но обаятельно улыбнулась и ответила:

– С удовольствием.

Мы вышли на балкон. Молодой человек был сосредоточен и о чем-то раздумывал.

– Что вас тревожит? – поинтересовалась я.

Он бросил на меня острый взгляд, а потом все же ответил:

– Князь Мислав прислал нам письмо, где заявил, что будет недоволен, если мы заключим с вами договор.

«Вот гад, и тут вмешался», – скрипнула зубами я.

– А разве вашим княжеством правит Мислав? – невинно поинтересовалась я.

Торин напрягся при этих словах и ничего не ответил.

– Мы же не настаиваем на договоре, – продолжила я. – Наше предложение лишь дань уважения вам и в память о прошлом сотрудничестве. Нам было приятно посетить ваше княжество и познакомиться, но мы можем уехать, чтобы не создавать вам проблем. Ваши соседи обезопасили себя от нападения грогов, заключив с нами договор. А вы решайте сами.

– Это угроза? – ощетинился он.

– Разве я могу вам угрожать? – удивилась я. – Просто говорю о предусмотрительности. Жизнь долгая, и неизвестно, когда может понадобиться помощь соседей. Мы ведь ее вам уже однажды оказывали.

Он раздумывал над моими словами, а потом удивленно сказал:

– Я никогда не обсуждал такие вопросы с женщиной.

– Надо же когда-то начинать, – улыбнулась я. – Торин, давайте не будем тратить время друг друга. Мы уже давно отсутствуем дома, и хотелось бы вернуться к своим делам. Мы завтра уедем, а вы подумайте. Если что-то решите, можете нам написать, обсудим возможность сотрудничества. А сейчас наше предложение снимается.

– Разве вы решаете такие вопросы? – удивился он.

– Муж ко мне прислушивается. И не забывайте, кто я. Мое появление было предсказано, когда вас еще и на свете не было, – подпустила я туману.

Он встревожился не на шутку.

– Ваш визит очень важен для нас, – тут же пошел он на попятную. – А предложение о договоре – большая честь.

– Пойдемте в зал, – решила я закончить разговор, и молодой человек с радостью меня проводил.

Меня пригласили на танец, а Торин тут же поспешил к отцу. В общем, не успел еще танец закончиться, как Дубах и Влад удалились. Этим же вечером они подписали мирный договор.


– Меня удивило их поведение, – сказал Влад, когда мы уже ложились в постель. – Целый день они даже не заикались о цели нашего визита, а в конце вечера спешат подписать договор, как будто мы утром уезжаем!

– Почему «как будто»? – невинно произнесла я, снимая украшения. – Князь Мислав решил вмешаться и написал им, что против заключения договора между нами. Они колебались, не зная, как поступить.

– А Мислав времени зря не теряет, – хмыкнул Влад. – Что же ты им сказала, что они так засуетились?

– Поставила в известность, что их соседи обезопасили себя от нападения грогов, а они пусть сами решают.

– Ты угрожала?!

– Боже упаси! Просто сказала, что мы не хотим доставлять им неудобство своим предложением о мире и оно снимается. Поделилась, что дома нас ждут дела и завтра мы уезжаем.

– Ты напугала их до дрожи.

– А ты заметил, что после моего разговора с Торином нам так и не дали поговорить? Меня окружали придворные, отвлекая вопросами и своим вниманием.

– Ты меня поражаешь, – восхищенно выдохнул он. – Скажи, кем ты была в своем мире?

– Скучным бухгалтером.

– Ты не могла быть скучной, – сказал он, разворачивая меня к себе. У меня просто дух захватило от его взгляда.

– Простое знание психологии: если что-то получаешь легко, то это не ценишь. Я намекнула, что впоследствии им придется потрудиться ради заключения договора, так как нам это не очень-то и надо, – ответила я смущенно.

Он с нежностью дотронулся до моего лица, а потом нас притянуло друг к другу, и с разговорами в этот вечер было покончено.


Мы под давлением уговоров хозяев задержались в княжестве Дубаха еще на сутки и отправились в обратный путь на рассвете.

– Даже не верится, что скоро будем дома, – лениво произнесла я.

Мы ехали в карете, моя голова лежала на коленях у Влада, а ноги в джинсах я задрала на стенку. Погода была отвратительная, моросил дождь, и пришлось слезть с лошадей.

– Соскучилась? – Муж перебирал мои рассыпавшиеся волосы, и я таяла от его прикосновений.

– Мне не терпится посмотреть на завершение ремонта в доме.

– Никогда не думал, что мой замок назовут домом, да еще с таким счастливым выражением лица…

Я внимательно на него посмотрела. Нет-нет да проявлялись незаживающие раны, оставленные долгими годами одиночества, и месяцы счастливой семейной жизни не могли так легко их излечить.

– Конечно же, это наш дом, и я дорожу им. – Я дотронулась до его ладони и пообещала: – Мы наполним его счастливыми моментами и прогоним старые тени.

– Не знаю, за что мне так повезло с тобой, – произнес он с непередаваемой интонацией.

– А может, это мне повезло, – возразила я. – У меня восхитительно красивый муж, который любит меня и во всем потакает. Торин удивился, узнав, что ты обсуждаешь со мной все дела. Влад, я же понимаю, что для твоего воспитания и уклада здесь это необычно. Но ты прислушиваешься ко мне, интересуешься мнением, даешь бразды правления и наблюдаешь за моими действиями.

Он усмехнулся:

– Все ты замечаешь. Мне нравится, как ты мыслишь. В ситуациях, где я бы действовал силой или более жестко, ты находишь путь, не связанный с насилием, и достигаешь своих целей. Ты принимаешь неожиданные решения, и это восхищает меня в тебе.

– А я думала, что тебя восхищает моя неземная красота и скромность, – обиженно протянула я, но он не принял мой шутливый тон и так же серьезно продолжил:

– Меня поражает в тебе твоя красота и огонь твоего характера. Но больше всего подкупает то, что ты сама ее не осознаешь. Твоя улыбка способна поставить на колени, но ты сама не видишь ее силы и не пользуешься ею как оружием. Ты естественна и в любви, и в гневе, в тебе нет ни капли притворства.

– Если бы я уже тебя не любила, то сейчас, после таких слов, точно влюбилась бы, – прошептала я, так как мой голос сел от волнения.

– Ты меня покорила с первой же встречи, но влюбился я в тебя в тот момент, когда протянул тебе руку, а ты ее доверчиво приняла и бешеный ритм твоего сердца успокоился.

Влад напомнил мне случай, когда я от него сбежала и пряталась в снегу, накрывшись белой простыней для камуфляжа, надеясь, что меня не заметят. Но он заметил, что неудивительно, так как слышал стук моего сердца, о чем я тогда еще не знала. Он подошел ко мне и откинул простыню, протягивая руку, чтобы я поднялась. На моих губах расцвела улыбка от воспоминания того момента.

– А я влюбилась в тебя, когда ты выхаживал меня во время болезни. Только твой голос не давал мне соскользнуть во тьму. Когда я пришла в себя и увидела тебя, такого усталого, – мое сердце дрогнуло.

Он удивленно посмотрел на меня:

– Ты хорошо это скрывала. Я с ума сходил от твоей близости и невозможности к тебе прикоснуться, а ты бежала от меня как от чумы.

– Должна же была девушка посопротивляться, – сказала я игриво.

– Но ты сопротивлялась, как тигрица, доводя меня до сумасшествия. Я бежал из замка, боясь наброситься на тебя.

– Так вот зачем были нужны твои длительные отъезды в течение дня, – изумилась я.

– Я никогда не проводил столько времени на свежем воздухе, пытаясь обрести ускользающий контроль. Но когда возвращался, ты или спорила со мной, или делала что-то, что опять сводило меня с ума. Ты полна неожиданностей и всегда поражаешь меня. Ты сдалась в тот момент, когда я был уверен, что навсегда потерял тебя, и сделала это так изящно и бесстрашно, что полностью покорила меня.

Я увидела в его глазах такую любовь и голод, что все внутри меня откликнулось на это.

– Знаешь, о чем я подумала? – протянула я, опустив ноги и вставая. Я оседлала его колени и заглянула в глаза. – Я никогда не занималась любовью в карете.

– Буду рад расширить твой опыт, – торжественно ответил он.

Дальнейшая поездка в карете показалась мне намного привлекательнее, чем раньше.


Глава 24

Нас встречали Харольд и мои подруги. Я крепко обнялась с ним и расцеловала девчонок. Как же я по всем соскучилась. Меня тут же утянули показывать, что успели сделать за это время. Замок менялся на глазах и сверкал, как рождественская елка.

Когда мы переодевались к ужину в нашей спальне, Влад поинтересовался:

– Скажи, а почему ты эту комнату не трогаешь?

Я задумалась.

– Она носит твой отпечаток, – попыталась я объяснить. – Мне все здесь нравится и настолько уютно, что не хочется ничего менять.

То, каким взглядом Влад на меня посмотрел, заставило мое сердце пуститься вскачь. Он неспешно подошел ко мне с грацией тигра.

– Означает ли это, что хозяин комнаты тебе так же нравится и ты не хотела бы ничего в нем менять? – произнес Влад, растягивая слова.

Он стоял настолько близко, что меня окутало теплом и ароматом его тела. В голове зашумело. Рубашка на муже не была еще застегнута, и мои руки сами собой потянулись к его груди.

– Ни единой черточки твоей внешности, ни твоего характера, – произнесла я, а мои пальцы нежно ласкали его.

Он судорожно выдохнул.

– Как думаешь, ничего страшного, если мы немного задержимся? – прошептала я.

– Нас ждут на торжественный ужин в честь нашего возвращения, – ответил он нейтральным тоном.

– Ты прав, – разочарованно буркнула я и хотела отстраниться.

– Но мы хозяева замка и можем опоздать на собственный ужин, – внезапно сказал он и, подхватив меня на руки, понес на кровать.

«Черт, как же я его люблю!» – успела подумать я, прежде чем потеряла голову от желания.


Собравшиеся в столовой тактично не заметили наших сияющих лиц. Харольд сказал тост о том, как много значит наша поездка для всего лесного народа. Ужин прошел весело, я все не могла нарадоваться, что мы наконец-то дома. После трапезы Владислав и Харольд уединились в кабинете, оставив меня с подругами. Я показала им привезенные луковицы и кусты цветов, и было решено завтра же их посадить. Девушки расспрашивали подробности поездки, и я подробно описывала каждое княжество и что мне там понравилось или произвело впечатление.

– У Лады есть новости, – заговорщицки сказала Лиса, сверкая глазами.

– Слушаю, – заинтересовалась я.

– Мы с Милославом поженимся, – счастливо сказала она. – Родители уже сговорились.

– Поздравляю! Когда свадьба?

– Осенью, ты же знаешь… – сказала она и запнулась. Мы одновременно вспомнили Драгомира и неловко замолчали. У меня кольнуло сердце.

– О нем нет вестей? – тихо спросила я.

– Нет. Никто не знает, что с ним, – так же тихо ответила Лада, сразу же поняв, о ком я спрашиваю.

Я старалась не думать о Драгомире, так как мысли о нем причиняли мне боль. Его браслет и статуэтку я хранила в рюкзаке, который лежал в дальнем углу в гардеробной. Также в дальний угол души я спрятала все воспоминания о нем. Мне было жаль, что так получилось, я не хотела разбивать ему сердце, но поступить иначе не могла. Взяв себя в руки, я встряхнулась.

– Лада, я рада за вас! Милослав тебя любит и сделает счастливой, – от всего сердца сказала я.

– Я это поняла, – с улыбкой ответила девушка.

Мы еще долго болтали в этот вечер, и я наслаждалась их компанией и домашней обстановкой.


– Я не хочу, чтобы ты к нему ехал! – В тревоге я вышагивала по кабинету, не в силах сидеть на месте. Прошло уже несколько дней со дня нашего приезда, и сейчас мы и Харольд собрались обсудить, что делать с Миславом.

– Давай пригласим его к нам, – предложил Влад.

Эта идея не понравилась мне еще больше, и это отразилось у меня на лице.

– Кристина, я не могу его вечно игнорировать, – уговаривал меня он. – У нас торговое соглашение как-никак. Надо обсудить предстоящую поездку.

– Я все понимаю, – покаянно сказала я, – но ничего не могу с собой поделать и тревожусь.

– Кристина, Мислав ничего не сделает Владу, – вступил в уговоры Харольд. – Да и он будет не один, а возьмет с собой отряд. Ему ничего не грозит.

– Мне все равно это не нравится, – пробурчала я, но уже поняла, что проиграла.

В итоге было решено послать гонца с сообщением о нашем возвращении домой, а уже после ответа князя к нему поедет Влад.

В эту ночь я лежала, обвившись вокруг Владислава. Он посмеивался над моей тревогой, но крепко обнимал.

– Пообещай, что будешь осторожен, – просила я его уже в который раз, и он обещал.

– Кристина, ты забываешь, сколько мне лет, – улыбался он.

– Мне безразлично, сколько тебе лет, но если хоть волосок упадет с твоей головы, я подниму весь лес, и Миславу не поздоровится. Береги себя и не доверяй ему.

Владислав, улыбаясь, называл мое волнение беспочвенным. В конце концов, при каждом очередном моем желании что-то сказать он просто меня целовал, заставляя забывать о тревогах.

Вернулся гонец от Мислава и сообщил, что князь с нетерпением ждет нашего посещения.

– Я извинюсь за тебя и скажу, что ты утомлена поездкой по княжествам, – прокомментировал Влад. У меня, конечно, промелькнула мысль поехать с ним, но, видя непреклонное выражение его лица, я промолчала.


Владислав уехал, а я не находила себе места. Харольд предложил мне посетить грогов и составить списки необходимых закупок. Видя, что на мне лица нет, он сказал:

– Кристина, попробуй сосредоточиться и почувствовать его настроение.

Эта мысль мне как-то в голову не приходила. Когда Влад был рядом, я улавливала его настроение. Он чувствовал меня намного лучше и на более дальнем расстоянии. Я списывала это на то, что только начинаю овладевать своими способностями. Повинуясь словам друга, я попробовала сосредоточиться и почувствовать Влада, но ничего не получилось.

– Попытайся мысленно представить его рядом с собой и свою связь с ним. Не обращай внимания на расстояние, – настаивал он.

Я вновь мысленно представила Владислава, золотую нить, соединяющую нас, и вдруг получила легкий импульс, словно электрическая искра пробежала между двумя проводами.

– Поездка отменяется, – сделал вывод Харольд. – Тренируйся, я прослежу, чтобы тебя не беспокоили.

Он ушел, а я продолжила попытки. Не знаю, сколько прошло времени, но у меня было такое чувство, что я разгружаю вагоны, настолько это выматывало. На лбу проступила испарина. Я старалась абстрагироваться от внешнего мира, и представляла раз за разом Владислава и нить между нами, стараясь удержать этот образ в сознании. Были легкие вспышки, но такие короткие, что ничего нельзя было ощутить, их можно было даже списать на самообман.

Откинувшись на спинку кресла и уже не надеясь на успех, я в который раз представила Влада и с отчаянием потянулась к нему душой, вложив всю свою тоску. Меня как будто током ударило. Я почувствовала его – он был еще в дороге и спокоен.

– Харольд! – радостно закричала я на весь дом, вылетая из кабинета. Он поспешил мне навстречу. – У меня получилось!

– Ты уверена?

– Это было словно вспышка. Я почувствовала дорогу и его спокойствие! – Я была счастлива и не могла словами передать свое облегчение.

– Молодец! – сказал довольный Харольд. – А вот теперь тебе лучше отдохнуть, можешь проветриться и поехать составлять списки.

Все время, что я была в дороге, меня согревала радость от того, что я смогла дотянуться до мужа. Как будто разрушилась стена между нами. Ну, пусть не совсем разрушилась, но уж трещинами пошла – это точно. И что бы я ни делала: посещала дома, составляла списки или разговаривала, – с моего лица не сходила улыбка, понятная лишь мне.

Вечером я попробовала еще раз дотянуться до Влада, но безрезультатно.

– Не перенапрягайся, – успокаивал меня Харольд, – у тебя все получится со временем.

– Но ты же можешь мысленно связаться с ним! – вспомнила я. – Узнай, как у него дела.

– Кристина, если бы что-то случилось, он бы сам связался со мной.

– Ну, Харольд, – просила я.

– Нет. – Это был категорический отказ, и мне пришлось, подавив разочарование, продолжить попытки.

Только лежа в кровати, я смогла отчетливо представить Влада и потянуться к нему всей душой. Мне так его не хватало, и постель была холодна без него. И вдруг я получила ответ. Муж находился в замке, был спокоен, но чем-то удивлен. Убедившись, что с ним все в порядке, я смогла расслабиться и уснуть.

Утром я рассказала Харольду, что мне удалось еще раз связаться с Владиславом.

– Тебе будет с каждым разом все легче и легче делать это, – успокоил меня он. – У тебя еще быстро получается, у Влада на это ушли годы.

Я весь день спокойно занималась текущими делами, а вечером, почувствовав возвращение Влада, вскочила на Луну и помчалась ему навстречу.

Приблизившись, спрыгнула с лошади, муж затащил меня в свое седло, и наши губы встретились.

– Как ты? – только и смогла выдавить я, переполненная любовью.

– Все хорошо. Давай соберемся с Харольдом, и я все расскажу.

Мне было все равно. Главное, что он жив и здоров, а я нахожусь в его объятиях и вдыхаю самый прекрасный запах на свете.

– Мне удалось тебя почувствовать! – поспешила поделиться я.

– Так вот что это было. На какой-то миг я почувствовал твой взгляд, – удивился Влад.

– Сколько раз?

– Один раз в дороге, а потом в замке. Как тебе это удалось? Ведь еще рано.

– Мне Харольд помог. Я смогла! – воскликнула я счастливо.

– Моя малышка, – с бархатистыми нотками в голосе сказал он, с гордостью глядя на меня.

– Чем ты был так удивлен в замке? – поинтересовалась я.

– Скоро узнаешь.

Я не настаивала. Казалось, что могу так вечно ехать, лишь бы с ним рядом.

Я набрала ему ванну – искупаться после дороги. Владислав лежал в горячей воде с закрытыми глазами, откинув голову назад. У него было тело воина, даже в расслабленном состоянии от него веяло мощью и силой. Я нанесла на его влажные волосы шампунь и принялась нежно втирать. Вдруг муж взял меня за руку, останавливая, и спросил:

– Скажи, когда ты пыталась связаться со мной во второй раз, о чем думала?

– Ты что-то почувствовал? – насторожилась я.

– Да, тепло, – и после секундной заминки пояснил: – Мне стало тепло на душе. И легко. Так о чем ты думала?

Он открыл глаза, и меня пронзил его взгляд – очень серьезный. Я замялась, не зная, как сказать. Мне было неудобно признаваться, как сильно я по нему скучала, а потом махнула рукой на все и ответила как на духу:

– У меня весь вечер не получалось с тобой связаться, и лишь в нашей постели я смогла отчетливо представить твой образ и потянулась душой, вложив всю тоску по тебе. Мне удалось почувствовать, что с тобой все в порядке, я успокоилась и могла думать лишь о том, как сильно тебя люблю. – Я смутилась, ощутив, как начинают гореть мои щеки.

Влад смотрел на меня, замерев, а потом неуловимым движением подхватил меня и затащил к себе в ванну. Я взвизгнула от неожиданности, а муж рванул на мне мокрую рубашку, разрывая ее на части и освобождая тело, его губы приникли к моим. Он целовал меня так неистово, как будто это не он, а я уезжала или должна уехать. Через мгновение я уже была не способна анализировать, а просто растворилась в желании.

Мы высушили волосы и привели себя в порядок. В кабинете весело трещал огонь в камине. Я и Харольд устроились в креслах, ожидая рассказа Владислава. Мы были готовы к чему угодно, но не к тому, что услышали:

– Мислав официально признал, что мы с ним родня и я член семьи.

– Зачем ему это? – удивилась я. – Не пойми меня неправильно, ты и так член семьи, хоть они и пытались забыть об этом. Но почему он это сделал?

– Ты, как всегда, улавливаешь суть, – усмехнулся Влад. – Ему нужна моя помощь.

Мы с Харольдом напряглись, ожидая продолжения.

– Как вы знаете, корабль с прошлой поставкой захватили пираты. Сейчас готовят к отправке новый груз, с которым пойдут и наши товары. Мислав хочет, чтобы на его судне в этот раз присутствовал хорошо вооруженный отряд для охраны, который предложил возглавить мне.

– Что?! А почему он сам не хочет возглавить этот рейс?! – выкрикнула я возмущенно.

– Он не может покинуть княжество, так как сохраняется опасность нападения на пограничные земли. Я единственный ближайший родственник, чей опыт и знания позволяют Миславу доверить мне такую миссию.

– У него ведь куча военачальников, – язвительно буркнула я.

– Они понадобятся князю в случае атаки. Ему нужен тот, кто сможет организовать защиту корабля с товарами, среди которых, не забывай, будут и наши.

– А почему охранный отряд состоит из его людей? Ведь наши воины – лучшие!

– Повторю – это знак доверия.

– Это ловушка, а не доверие! – воскликнула я.

– Кристина, быть командиром команды Мислава – это честь! – взъярился Влад. – Я возглавлю умелых бойцов, как в прежние времена!

– К прошлому возврата нет! – тоже разозлилась я. – Это будут уже не твои люди, и тебе их не подчинить! У тебя есть свой народ и земли, почему ты этого не ценишь?!

Я смотрела на мужа и видела, как он жаждет после стольких лет оказаться во главе воинского подразделения. И понимала, насколько ему это необходимо. Но зачем это Миславу?..

– Почему ты согласился? – поразмыслив, спросила тихо я.

– Потому что хочу этого! – нервно процедил он сквозь зубы.

– А ты не подумал, для чего это князю? Он должен быть в ярости от наших мирных договоров с соседями, а выказывает тебе доверие и дает своих людей… Не будь наивным, в его решении есть подвох!

Владислав замер и ответил высокомерным тоном:

– Не забывай, сколько мне лет. Из нас двоих – это ты юная, наивная девочка. Тебе пора усвоить, что решения здесь принимают мужчины, и я не позволю оспаривать их!

Эти слова прозвучали как пощечина. Я, сдерживая закипающие слезы, встала и холодно произнесла:

– По сравнению с тобой я, безусловно, молода. Но вовсе не дурочка и ясно осознаю, что Мислав коварен. Если не видишь этого, то наивный – ты, сколько бы лет тебе ни было.

Произнеся это, я покинула кабинет.

Шла по коридорам замка, не разбирая пути, и слезы заливали мое лицо. Ноги сами привели меня к моей старой комнате. Я зашла в нее, заперла за собой дверь и повалилась на кровать. Было чувство, что мне разбили сердце. Отчаянно, в голос разревелась, уткнувшись лицом в подушку, и никак не могла успокоиться. Потом меня зазнобило, я обессилела, укуталась в одеяло и не заметила, как заснула под перестук дождинок по оконному карнизу.

Меня разбудил стук в дверь. Я распахнула глаза, в комнате было темно. Шевелиться не хотелось, и я молчала, надеясь, что меня оставят в покое.

– Кристина, я знаю, ты проснулась! – раздался настойчивый голос Влада из коридора. Иногда я жалею, что он слышит стук моего сердца.

– Уходи!

– Впусти!

– Я не хочу тебя видеть.

– Открой дверь, или я выломаю ее! – пригрозил он.

– Если считаешь, что я сделаю хоть шаг навстречу тебе, то ты сошел с ума! – разозлившись, закричала я и села на кровати.

Раздался треск, и дверь распахнулась, усыпав все вокруг щепками. В проеме застыла мощная фигура Влада. Лица видно не было, но и так ясно, что муж в ярости. Он сделал пару стремительных шагов и навис надо мной.

– Ты – моя жена и больше никогда не будешь запирать дверь! – в бешенстве приказал он.

– Черта с два! Я бы тоже хотела, чтобы к моим словам прислушивались! – воскликнула я.

– Тебе пора вернуться в нашу комнату, – сказал Влад спокойнее, стараясь взять себя в руки.

– Мне и здесь неплохо!

– Или пойдешь сама, или я тебя отнесу! – Он снова начал выходить из себя.

– Ты можешь отволочь меня силой куда угодно, но не сможешь заставить остаться с тобой, – заявила я ледяным тоном.

– Ты моя жена! – повторил Влад.

– Не путай значения слов «жена» и «рабыня»! – съязвила я.

Наши взгляды скрестились, и никто не хотел уступать.

– Вы так орете, что подняли на ноги весь замок, – меланхолично заметил Харольд, опершись плечом о косяк выбитой двери.

Владислав обернулся на него и перевел взгляд на меня.

– Ты идешь? – напряженно спросил он.

– Нет.

– Ну и черт с тобой!

Муж вылетел из комнаты так резко, что Харольд еле успел убраться с его дороги.

Из моих глаз непроизвольно полились слезы. «Слабачка», – яростно подумала я о себе, но не могла их остановить. Друг зашел в комнату и сел на кровать, притянув меня к себе. Я, отчаянно рыдая, уткнулась в его плечо. Вдруг раздался такой грохот и треск, что мы подскочили на месте. Оглянувшись на окно, я увидела сполохи молний, а в стекла хлестал проливной дождь.

– Вы что, издеваетесь все?! – воскликнула я, ни к кому не обращаясь.

– А чего ты ожидала? Природа зависит от вас, – тихо произнес Харольд и предложил: – Ты сегодня не ела, пошли на кухню.

– Нет аппетита.

– Думаю, от чашечки кофе ты не откажешься.

Друг попал в цель, и я улыбнулась ему сквозь слезы. При мысли о кофе сразу стало легче, именно этот ароматный напиток был мне необходим в данный момент.

– Но нельзя, чтобы меня видели в таком зареванном виде, – спохватилась я.

– Не бойся, твои подруги и слуги уже разошлись, – успокоил он меня. – Я тебе все сам приготовлю, и мы поговорим.

Мы спустились на кухню, в которой царила успокаивающая тишина. Я села на свое любимое место и наблюдала, как Харольд неторопливо мелет кофейные зерна, их запах успокаивал меня и возвращал душевное равновесие.

Через десять минут молчания Харольд протянул мне дымящуюся чашку и сел напротив меня. Он был задумчив и, кажется, пытался подобрать слова. Я отхлебнула обжигающий крепкий кофе, ожидая, когда друг заговорит.

– Ты сегодня, когда произнесла слова о нашем народе, уловила суть того, чего так и не может осознать Владислав: возврат к прошлому – невозможен. Он тоскует о тех временах, когда был частью жизни людей.

– Но мы уже не только люди. Почему я это понимаю, а он после стольких лет нет?!

У Харольда не было ответа.

– Ну, для вас-то, надеюсь, ясно, что предложение Мислава не так просто?

– Я ему не верю и не могу предугадать, что он задумал, – вздохнул он.

– Что бы он ни задумал, но ничего хорошего для нас, это точно. А Влад сразу же согласился! – недоумевала я. – Как можно быть таким доверчивым после стольких лет жизни?!

Харольд молчал, но я видела, что ему результат поездки моего мужа к князю не нравится так же, как и мне.


Я как начала, так и закончила ночь в своей старой комнате, мне даже удалось выспаться после крепкого кофе. Утром порылась в гардеробной и нашла, во что переодеться. Возвращаться в нашу с Владом общую спальню не было никакого желания. У меня мелькнула мысль вообще не выходить отсюда, но я ее отогнала – прятаться не в моем характере. Так что, гордо задрав подбородок, я покинула комнату и спустилась на кухню.

Я любила наблюдать, как повара готовят под руководством Гендельсона. Действо всегда сопровождалось шутками, разговорами, на кухне царила непринужденная атмосфера. Сегодня же все были напряжены. Сразу же, увидев меня, Гендельсон потянулся за кофейными зернами. Вошла притихшая Лиса.

– Во-первых, доброе утро всем! – твердо сказала я. Ага, прогресс есть, мне закивали в ответ. – Во-вторых, все хорошо!

– Да-да, мы слышали ночью, – пробурчал себе под нос Гендельсон.

Так! Это необходимо пресечь.

– Хочу заметить, что мы с мужем в отличие от вас наполовину люди. А людям присуще спорить, ссориться и мириться, – решительно заявила я. – Это наша первая ссора после свадьбы, и можете поверить, что не последняя! Поэтому настоятельно рекомендую воспринимать такие вещи спокойно! Лиса, тебя это тоже касается.

На лицах грогов забавно смотрелось выражение изумления, я еле сдержалась, чтобы не улыбнуться.

– Мы бы рады, – пробурчал Гендельсон, ставя передо мной чашку с кофе, – но такой бури, как вчера, уже больше ста лет не было.

– Только не говорите, что великие и бесстрашные воители испугались самой обычной грозы, – съязвила я.

– Молнии выжгли всю землю вокруг замка, – сказал Харольд, заходя на кухню.

– Что? – растерялась я.

– К тому же повалено множество деревьев в лесу.

– Не страшно, будут дрова для поселений, а трава вырастет, когда мы помиримся, – попыталась спокойно сказать я.

– И когда это произойдет? – спросил Харольд, внимательно посмотрев на меня.

– Лет через сто! – бросила я и вылетела из кухни, не сдержав эмоций.

Единственным местом, где могла обрести покой, была библиотека, и я направилась туда, решив скоротать там время до обеда. Меня мучило, что я так и не успела выпить кофе, но возвращаться за ним не стала. На сегодня я планировала продолжить готовить поставку и составлять списки необходимых товаров, но это еще было до нашей ссоры. Теперь же я даже палец о палец не ударю.

В библиотеку пришла Лада и принесла мне оставленный на кухне кофе. Она заметила мой замкнутый вид и, поставив чашку, удалилась. «Настоящая подруга!» – подумала я, отпивая ароматный напиток. С горем пополам я пыталась читать и хоть как-то убить время.

Когда я спустилась в обеденный зал, то все были в сборе, а Влад сидел с ледяным выражением лица. Ох, как же мне не хотелось садиться рядом с ним. Не обращая внимания на мужа, я подошла к своему месту, взяла столовые приборы и в сопровождении изумленных взглядов собравшихся направилась к противоположному концу стола. Невозмутимо опустившись на стул, подняла глаза и встретила яростный взгляд Владислава. «Да не пошел бы ты! – подумала, отвечая не менее злым взглядом. – Не я это начала!»

– Если в лесу начнутся пожары – позаботьтесь о дожде! – бросил нам Харольд.

– Нет ничего легче – мне надо просто заплакать. Владислав с легкостью решит эту проблему, – сладким голосом сказала я.

Раздался скрежет – мой муж согнул ножку кубка, и тот упал. Никогда еще обед не заканчивался так быстро. Аппетит пропал не только у меня, в напряженной атмосфере кусок в горло не лез никому.

Я встала и гордо удалилась в библиотеку. Некоторое время спустя туда зашел Влад. Я игнорировала его присутствие, делая вид, что читаю книгу. Молчание затягивалось.

– Ты поедешь со мной отбирать товар в поездку? – наконец спросил он.

– Мне это неинтересно, – ответила я, не поднимая головы от книги. Хлопнувшая дверь известила меня о его уходе.

Чуть позже в библиотеку впорхнула Лиса с подносом, она принесла мне поесть.

– Спасибо! Ты настоящая подруга! – выдохнула я благодарно.

– Да сегодня после обеда в кухню все потянулись с желанием перекусить, – улыбнулась она.

– Ты можешь принести мне какое-нибудь платье, чтобы переодеться к ужину?

– Конечно, – ответила Лиса.

– Кристина, я хочу тебя спросить… – замялась она. – Когда ты утром сказала, что наполовину человек, что имела в виду?

Вот, блин! Я как-то не подумала, что она об этом не знает.

– Лиса, пообещай, что это останется между нами, – предупредила я, и она кивнула. – Как ты знаешь, Владислав обменялся кровью с грогом и изменился, приобретя при этом долголетие. Я же обычный человек и должна была состариться и умереть, как все люди. Перед свадьбой я тоже обменялась кровью с грогом, чтобы стать такой же, как и Владислав.

Глаза Лисы изумленно расширились.

– Ты тоже станешь грогом? – воскликнула она.

– Нет, грогами могут быть только мужчины.

– Сегодня за обедом, когда ты смотрела на Владислава, твои глаза потемнели и кожа просто замерцала, – вспомнила она.

– Это женская версия грогов.

– Но ты была такая красивая! – протянула она.

– Поверь, я сама этого не ожидала.

Пораженная Лиса ушла, сославшись на дела, а я приступила к еде. Если честно, то есть хотелось ужасно. Позже, уже ближе к ужину, Лиса вернулась и принесла мне кофе. Когда она забирала чашку, то случайно перевернула ее и мне на платье расплескалась гуща.

– Извини, – виновато сказала она.

– Да не страшно, – отмахнулась я, – все равно сейчас пойду переодеваться.

К ужину я опоздала, но сделала это не специально. Когда я пришла в свою комнату и увидела платье, приготовленное мне Лисой, то была готова забрать назад свои слова о том, какая она хорошая подруга. Оно было праздничное и с глубоким, откровенным декольте! Я кинулась в гардеробную, но та оказалась пуста, даже легкого шарфика, чтобы прикрыть грудь, не завалялось. В старом платье я пойти не могла, так как оно было безнадежно испорчено стараниями Лисы. Ругаясь на чем свет стоит, мне пришлось переодеться. Злясь на предательницу, я распустила волосы и постаралась хоть ими прикрыть грудь. Лиса еще положила на туалетный столик колье, но оно спускалось до самой ложбинки между грудями, еще больше привлекая внимание к вырезу. Я сорвала его и, распрямив плечи, вышла из комнаты.

В зале уже все собрались. Владислав смотрел на меня во все глаза. Я бросила яростный взгляд на Лису, но она была невозмутима.

«Вы что, издеваетесь?!» – воскликнула я про себя, заметив, что за столом нет пустых мест и единственное свободное – возле Влада. Я стиснула зубы и подошла к своему месту. Он сделал попытку встать, но замер, потому что я схватила стул за спинку и потащила его с громким скрежетом ножек по полу на другой конец стола. Поставив стул, я села на прежнее место.

– Передайте, пожалуйста, мои приборы, – вежливо попросила я.

Никто не шелохнулся, ожидая реакции Владислава.

– Да дайте же ей приборы! – раздраженно сказал он.

Не знаю, почему не встал кто-то один и не принес их, но приборы передавали из рук в руки по цепочке с одного конца стола на другой. Мы приступили к еде, и обстановка была не лучше, чем за обедом.

– Нам надо поговорить, – сказал Влад, подойдя ко мне после угнетающего ужина.

Он стоял возле меня, ожидая. Делать было нечего, я поднялась, и муж провел меня в кабинет. Я села в кресло, а он не стал проходить за стол и расположился в кресле напротив меня.

– Насколько я понимаю, платье к ужину выбирала не ты, – произнес он, рассматривая меня, и губы его подозрительно подрагивали.

– У меня огромное желание придушить Лису, – ответила коротко, и он не сдержал усмешки.

– Кристина, я хочу извиниться перед тобой и сказать, что был не прав, – сказал Влад, глядя мне в глаза, чем несказанно удивил меня.

– За что ты извиняешься и в чем был не прав? – осторожно решила я уточнить.

– Прости, что вспылил и назвал тебя наивной девчонкой.

«Значит, за то, что он сам все решил и посоветовал мне не вмешиваться, извинения он не просит», – подумала я и почувствовала, как меня охватывает ярость.

– Ты не за то извиняешься, – отрезала я, и он удивленно вскинул брови. – Я и правда чересчур наивна, раз решила, что ты относишься ко мне как к равной и прислушиваешься к моему мнению.

Он хотел что-то ответить, но меня уже несло, и я его перебила:

– Я действительно наивно считала, что в браке мы будем принимать совместные решения, слушая друг друга. Ты же поставил меня на место, доступно объяснив, что вдоволь позабавился некоторое время, принимая во внимание мои доводы, а теперь решения принимаешь лишь ты и мое мнение тебе неинтересно и веса не имеет!

Он наклонился и попытался взять меня за руку, но я отшатнулась от него. Влад вскочил с кресла и заходил по кабинету.

– Ты все не так поняла, – запротестовал он.

– Я прекрасно все поняла, – язвительно отрезала я. – Ты принял решение, не посоветовавшись и даже не подумав!

– Почему ты не понимаешь, как для меня это важно?! – воскликнул он.

– Да, не понимаю, почему тебе важно вести за собой людей Мислава, наплевав на свой народ! Я не понимаю, почему его интересы для тебя важнее наших!

– Ты не представляешь, как долго я мечтал повести за собой людей и быть полезным, как и прежде! – вскричал он, яростно глядя на меня.

– Но те времена прошли! Ты не человек! – заорала я, и муж вздрогнул. – Я тоже уже не человек, но осознала это сразу, а ты бросаешься из крайности в крайность, то считая себя грогом, искореняя в душе все людское, а то прежним человеком, отказываясь от того, кем стал, забыв, что умер бы уже много лет назад и мы бы с тобой никогда не встретились!

– Ты не понимаешь… – выдавил он.

– Я понимаю, что мой муж – осел, перед которым повесили морковку, и он радостно бежит в нужную хозяину сторону!

Выбежав из кабинета, я вернулась в свою комнату. Плакать не хотелось совершенно. Покружив по комнате, обратила внимание на то, что мое испачканное платье исчезло. Я прошла в гардеробную, но она была по-прежнему пуста. Так, а в чем же мне спать? Возвращаться за своими вещами в комнату Влада я бы не стала ни за какие коврижки, на сегодня с меня его хватит. Если они решили таким способом вернуть меня к нему, то еще плохо меня знают. Чертыхаясь, я разделась и быстро нырнула в холодную постель, завернувшись в одеяло.

Проснулась я внезапно, как от толчка. В комнате горел камин и было тепло. Рядом со мной лежал Владислав и смотрел на меня. Я слетела с постели в мгновение ока.

– Ты что здесь делаешь?! – воскликнула я, и только потом осознала, что стою перед ним голая.

Ахнув, схватила платье и прикрылась им.

– Я понял, что мое место рядом с тобой, – сказал Влад, и его глаза приобрели бархатистый блеск. – Если ты не идешь ко мне, значит, я приду к тебе.

Он не спеша встал с кровати, подкрадываясь ко мне. Я вцепилась в платье как в последний бастион. Бежать мне было некуда, да в таком виде и из комнаты не выйдешь. В напряжении я стояла и наблюдала за приближением мужа.

– Не прикасайся ко мне! – воскликнула я, и мое сердце бешено забилось.

– Почему? – прошептал он, нависая надо мной.

– Потому что я зла на тебя и не хочу, чтобы ты ко мне притрагивался, – выдохнула севшим от волнения голосом.

– Как жаль, это единственное, чего я сейчас безумно хочу, – ласково промурлыкал он.

Его руки притянули меня к себе, беря в плен. Я, сопротивляясь натиску, попыталась отвернуться, но муж удержал рукой мой подбородок и не дал избежать поцелуя.

«Так нечестно!» – успела подумать я, а потом вступила в силу моя мгновенная реакция на Владислава, и меня затопило желание.

Я тотчас забыла про удерживаемое платье, отпустила его и зарылась пальцами в волосы мужа, притягивая его голову и углубляя поцелуй. Обвилась вокруг любимого, как лиана, и принялась срывать с него одежду в желании немедленно прикоснуться к обнаженной коже.


Глава 25

Утром я проснулась первая. Стараясь не шуметь, надела платье и тихонько покинула комнату. Прошла в нашу с Владом общую спальню и стала собирать вещи. Потом написала записку: «У меня огромное желание перерезать тебе горло. Если ты сохранил хоть каплю ума, то оставишь меня в покое». Я бросила ее на кровать, и она была хорошо заметна на черном покрывале. Потом спустилась на кухню. Обстановка там царила праздничная. Видно, о том, что мы провели ночь вместе, было известно уже всем. Увидев мое выражение лица, все сразу притихли.

– Я уезжаю в домик у озера. Прошу еду доставлять туда. Если вы этого не сделаете, то мне придется голодать, но ноги моей не будет в этом доме, – сказала тихо, но отчетливо.

На кухню впорхнула радостная Лиса, но при виде меня ее улыбка испарилась.

– С тобой вообще разговаривать не хочу, – бросила я ей и вышла.

В конюшне оседлала Луну и уехала.

По пути убедилась в том, что земля вокруг замка действительно выжжена и новая трава еще не выросла. Меня переполняла горечь от поступка Владислава. Мы ничего между собой не выяснили, а он хотел решить проблему старым как мир способом. Это было хуже, чем изнасилование. Он просто воспользовался моей реакцией на него, зная, что сопротивляться я буду не в силах. Неважно, какие чувства бушевали у меня в душе, с физической реакцией тела я бороться не могла.

Как только я переступила порог домика у озера, то сразу поняла, что приезд сюда был ошибкой. Этот дом был полон светлых воспоминаний нашего медового месяца. Сейчас же все они приобрели привкус горечи. Бродя по комнатам, я так затосковала, что, не в силах там больше находиться, я вышла и села на ступеньки, не зная, что дальше делать.

«Мне нужен Эндельсон!» – решила я.

Закрыла глаза и стала представлять его себе, пытаясь притянуть. Не знаю, сколько я так просидела, но распахнула глаза от внезапного шороха. Рядом со мной стоял Эндельсон.

– Вы звали меня, моя королева? – спросил он.

– Помоги мне, – попросила я. В тот момент я была в таком отстраненном состоянии, что даже не удивилась, что мне удалось его позвать. – Проводи меня к поселению.

Грог посмотрел на лошадь, колеблясь.

– Я не смогу быстро двигаться с ней. Как вы хотите, чтобы я вас доставил?

– Отнеси. – Он тут же подхватил меня на руки, и деревья замелькали с огромной скоростью. Я смежила веки и расслабилась.

– Куда мне вас отнести? – спросил он. Я открыла глаза и увидела, что мы уже находимся на краю леса. Вдали виднелась деревня.

– Спасибо! Дальше я сама.

Он опустил меня на землю, и я пошла, не оглядываясь.

– Зовите, когда понадоблюсь, – сказал грог вслед.

Мне встречались по пути люди, но близко никто не подходил. Я дошагала до дома Радомира и без стука зашла внутрь. Улана ахнула, увидев меня.

– Кристина, что случилось?

Из комнаты выбежала Лада и удивленно застыла.

– Улана, можно мне попариться в вашей бане? – попросила я.

– Конечно, – в замешательстве ответила она.

– Можно, я полежу? – спросила я и, не дожидаясь ответа, ушла в комнату Лады, где легла на свое прежнее место. Как будто исчерпав все свои ресурсы, мое сознание отключилось.

Меня разбудила Лада.

– Кристина, все готово! – тормошила меня она.

Спросонья я не могла понять, где нахожусь, а потом все вспомнила и нехотя встала.

Лада хотела пойти со мной, но Улана на нее цыкнула и сама повела меня. Баня встретила нас теплом и знакомыми ароматами. Мы разделись и вошли в парную. Странно, было жарко, но лед в груди не таял. Все это время Улана молчала. Только когда мы уже несколько раз пропарились и она не единожды прошлась по мне вениками, спросила:

– Кристина, твое состояние как-то связано с той бурей, что была недавно в лесу?

Я посмотрела в ее по-женски мудрые глаза, и слова сами собой полились из меня. Я рассказала, как была счастлива все это время и о том, что Мислав хочет присвоить наши земли, чтобы управлять нами, и как мы с этим боролись. Потом поведала про поездку Владислава, о подозрительном предложении князя и о том, что муж теперь не слушает меня. Рассказала о нашей ссоре, как он резко оборвал мои возражения, умолчав только о сегодняшней ночи.

Я исповедовалась Улане, словно священнику, и не могла остановиться, даже не замечая, что из моих глаз давно текут слезы. Закончив, я обессиленно замолчала. Она налила мне душистый травяной отвар, и я его пила, успокаиваясь.

– Ты можешь оставаться у нас сколько потребуется, – заключила она.

Я крепко ее обняла, а она гладила меня по голове, напоминая мою маму. Мы вернулись в дом. Лада дала мне свою одежду переодеться, и в эту ночь я спала как младенец.

На следующий день из леса пришла Лиса. Она плакала и просила прощения за то, что тем злополучным платьем пыталась подтолкнуть нас с мужем к примирению. Я не выдержала ее слез и простила, понимая, что делала она это не со зла. Лиса рассказала, что Владислав после моего отъезда просто сошел с ума. Сначала он метался по дому, не находя себе места, потом заперся в домике у озера, где я оставила все вещи, и до сих пор не выходит. С ним поссорился Харольд, обозвав его мальчишкой, который не заслуживает того, что имеет. Мы помирились с Лисой, и к вечеру она вернулась в замок.


Потянулись дни, в течение которых я была как заводная кукла: что-то делала, говорила, ела, но душой не участвовала. Зато много спала, хотя однажды ночью потянуло на улицу, и ноги сами принесли меня к кузнице. Вот только, когда я увидела ее опустевшей, мне стало еще хуже, и с прогулками я завязала. Но при этом постоянно чувствовала молчаливую поддержку Уланы.

Однажды, проснувшись поздним утром, я увидела в комнате Владислава. Вскочила на постели и забилась в угол, подтянув к себе колени и обхватив их. Он осторожно приблизился ко мне. Судя по его измотанному виду и ввалившимся глазам, эти дни были нелегкими не только для меня.

Влад достал кинжал и положил его у моих ног. Сам же присел на табурет перед кроватью.

– Ты можешь вырезать любую часть моего тела, а лучше убей меня, – сказал он тихим и напряженным голосом. – Без тебя я все равно уже мертв.

Меня поразило его появление, и я не знала, как реагировать. Хотелось убежать, но в то же время сердце больно сжималось при каждом взгляде на его изможденное лицо. Видеть этого гордого человека таким жалким было странно и неправильно.

– Прости, что из-за своей кичливости и слепоты я разрушил все, что между нами было. Ты не только равна мне, но и выше, так как без тебя я жить не могу, – сказал со страданием он.

Я молчала, кусая губы.

– Прошу тебя, вернись или убей меня! Клянусь, я не прикоснусь к тебе и пальцем, пока ты не простишь меня или сама не попросишь.

– Ты отменишь поездку? – спросила я с надеждой.

Он задохнулся, а в глазах была мука.

– Кристина, ты сама держишь свое слово. Я уже пообещал, что поеду, и не могу это отменить.

Я услышала признания, которых так добивалась, но то ли они прозвучали поздно, то ли потеряли для меня значение. Надо было что-то решать. Мне хорошо было в этом доме, я набралась здесь сил и немного пришла в себя, но это чужой дом и мне здесь не место.

– Ладно, я вернусь, – ответила мужу, и его лицо просветлело от облегчения.

Мы вышли из комнаты. В доме никого не было – видно, нам предоставили уединение, чтобы мы выяснили отношения. Выйдя на улицу, я увидела всех.

– Все в порядке? – спросила меня Улана.

– Да, все нормально, – ответила я, а женщина с недоверием посмотрела на мое отнюдь не счастливое лицо.

– Ты можешь приезжать в любое время, – твердо заверила она, предупреждающе взглянув на Владислава.

– Спасибо вам за все! – от души поблагодарила я, крепко ее обнимая, кивнула Радомиру и поцеловала Ладу.

Владислав привел с собой Луну. Он подсадил меня на лошадь, а меня передернуло от его прикосновения. Он это почувствовал и стиснул зубы. В молчании мы вернулись в замок, каждый погруженный в свои мысли. Во дворе спешились. Влад даже не сделал попытки мне помочь – очко в его пользу. Я справилась сама. Мы вошли в дом, и все радостно выскочили нас встречать, но замерли, увидев наши хмурые лица.

– Как же я соскучилась по всем вам! – сказала я совершенно искренне и постаралась улыбнуться.

Лиса и гроги немного расслабились, а мы с Владом направились наверх.

Муж замер перед моей старой комнатой, в которой заменили дверь. Но какой смысл теперь в ней, когда я знаю, что он сдержит слово и не прикоснется ко мне? Поэтому я, не останавливаясь, продолжила путь к нашей спальне.

Влад зашел за мной, и между нами возникла неловкость, как между близкими людьми, внезапно ставшими чужими. Раньше нам было легко и уютно вместе, а теперь появилось напряжение.

Прежде я беззастенчиво переодевалась при Владе, это даже была некоторая игра на то, как долго он сможет оставаться спокойным. Теперь же замерла с одеждой в руках, не в силах стянуть платье, и в то же время не желая идти в ванную, чтобы это не выглядело как бегство. Уловив суть моих колебаний, он сказал, что у него дела, и оставил меня одну.

Когда я спустилась к обеду, то заметила, что все проявили чудеса такта: рядом с местом Влада стоял мой стул, но и противоположный торец стола тоже был сервирован на одну персону. Мне предоставили выбор.

Я подошла к мужу и подождала, пока он отодвинет мне стул. Вот только, сидя так близко, мы никогда еще не были настолько далеки друг от друга, как в этот раз.


Владислав подолгу отсутствовал и возвращался в замок, когда я уже крепко спала. И о том, что он провел ночь рядом со мной, свидетельствовала лишь вмятина на подушке. Я как-то спросила его, как продвигаются сборы. Он начал рассказывать, но я быстро потеряла интерес к этой теме, и он свернул разговор. Впервые Влад занимался подготовкой к поездке один. Однажды я попросила его поцеловать меня. Он приблизился, но, заглянув в мои холодные глаза, замер и отстранился.

– Не сегодня, – сказал он.

Не знаю, почему он остановился. Может, опасался, что если поцелуй не сработает, то это будет окончательным крахом наших отношений.

Дата отъезда приближалась и висела дамокловым мечом над нами. Я пыталась хоть чем-то заниматься, но в душе поселилась пустота и прежнего огня и задора не было. Харольд нас избегал. После ссоры с Владиславом он покинул замок. Удивительно, но появился волк, который пропал на некоторое время. Я продолжила его подкармливать, и часто он сопровождал меня как в замке, так и во время прогулок. Домик у озера я обходила стороной, избегая ненужных воспоминаний.

Как-то Владислав вернулся пораньше, и я еще не спала. Он был уставший и измученный, отказался от ужина. Я импульсивно встала и пошла набирать ему ванну. Муж удивился моему поступку. Пока он купался, я все-таки спустилась на кухню и собрала полный поднос еды. Поставив его на столик у камина, легла в кровать. Когда муж вышел из ванной комнаты, я наблюдала, как он идет к камину.

– Кристина, закрой глаза, – попросил он и, увидев мое недоумение, добавил: – Твой холодный взгляд режет без ножа.

Я попыталась заснуть, но лишь прислушивалась к звукам, издаваемым Владом. Через некоторое время почувствовала, как кровать просела под его весом. Не выдержав, открыла глаза. Он лег на расстоянии от меня и смотрел на мою ладонь, лежащую на подушке.

– Такая маленькая и хрупкая ручка, – сказал он задумчиво, – а так крепко держит мое сердце.

Влад горько усмехнулся. Я заметила, что он похудел. Мы встретились взглядами, и тень былого притяжения возникла между нами. Несмело потянулась к мужу, а он напрягся. Я невесомо провела пальцами по его лбу, щеке, подбородку, находя изменения: под глазами залегли темные круги, появилась складка между бровей, как будто он часто хмурился, губы крепко сжаты, скулы заострились. Он закрыл глаза и замер. Я придвинулась к нему, и мое лицо склонилось над его, а рассыпавшиеся волосы укрыли нас как плащом.

– Поцелуй меня, – прошептала я.

Влад распахнул глаза, в которых бушевали сдерживаемые эмоции.

– Нет, – категорически отказался он.

– Почему? – спросила обиженно.

– Чтобы ты ни сделала сегодня, я хочу, чтобы ты сделала это сама, а не под действием поцелуя.

«Черт побери! Почему это должно быть так сложно?!»

Муж, не пытаясь до меня дотронуться, отдавал свое тело в мою власть. Я отстранилась и медленно развязала пояс его халата.

– Подними руки за голову, – приказала я.

Его глаза удивленно расширились, но он подчинился. Я распахнула халат и почувствовала, как напряглись мускулы под его кожей. Он лежал передо мной обнаженный, как поверженный Ахиллес, и был полностью в моей власти. Мои губы склонились к его груди и, коснувшись ее, двинулись в неторопливый путь изучать его тело. В душе я призналась себе, что скучала по мужу. Мне не хватало его, хотелось вспомнить каждый сантиметр его кожи, и он давал мне эту возможность. С каждым моим прикосновением к нему я чувствовала себя все раскованнее и свободнее, как будто открывались двери в моей душе, которые я заперла при нашей ссоре.

Легкие и нежные ласки переросли в настойчивые, где-то они были легче перышка, а где-то я могла прикусить кожу, вырывая у Влада стон. Муж следил за мной напряженным взглядом, впитывая каждый мой жест.

Мне было видно его нарастающее возбуждение, но я не касалась пениса. Только словно невзначай задевала шелковым касанием волос или скользящими мимо пальцами или мимолетно дотрагивалась грудью.

Я видела, каких усилий стоило Владу лежать неподвижно. Он сцепил над головой руки в замок, и его хриплое дыхание звучало для меня как музыка. Наконец-то мои губы зависли над его возбужденной плотью, и я лизнула кончик, пробуя на вкус выступившую жемчужную каплю.

– Ты решила убить меня изощренно, – выдохнул он в попытке пошутить, но голос дрогнул от напряжения, сковавшего тело.

– Я только начала, – промурлыкала я и лизнула еще раз. А потом потерлась о пенис щекой, провела языком от основания до кончика, и мои губы накрыли его.

Влад протяжно застонал. Я упивалась своей властью над ним. То, как он реагировал на каждое мое прикосновение, заставляло меня трепетать. Мои ласки прервал его крик:

– Кристина, остановись, я больше не могу!

Тело мужа покрыла испарина, он был напряжен до предела. Я отстранилась и села у него между ног. Не спеша сняла с себя рубашку и оседлала его.

Потянулась к лицу Влада, удерживая свой вес руками, и покрыла ласковыми поцелуями его лицо. Он хотел поймать мои губы своими, но я уклонилась.

Потом медленно стала насаживать себя на него, немного вбирая и поднимаясь обратно, с каждым разом опускаясь все ниже и ниже, пока он не вошел в меня до основания. Я сжала его внутренними мышцами, и Влад застонал, выгибаясь.

Это мой мужчина, а я его! В этот миг мы были единым целым, и не было ничего более правильного, чем наше соитие. Я взлетала над ним, плавилась и тонула в его глазах. Нас вместе уносило волной страсти, пока мир не покачнулся и не рассыпался на осколки.

Я лежала, распластавшись на груди Влада, а его руки нежно меня обнимали. Придя в себя, я посмотрела ему в глаза.

– А теперь ты меня поцелуешь?

Он хрипло засмеялся. Так как он еще был во мне, то эта вибрация отозвалась во всем моем теле.

– О да, теперь я тебя поцелую! – прорычал он, одним движением перевернул меня на спину и выполнил свое обещание.


Взаимными ласками мы словно стирали дни отчуждения и непонимания, возвращая былую близость. И она стала глубже и сильнее. Ведь лишь что-то потеряв, начинаешь дорожить этим, в полной мере познав истинную ценность утраты.

Дни сменялись ночами, а мы с Владом не покидали нашу спальню, забыв обо всем и обо всех, стараясь уберечь воскреснувшие, пока еще хрупкие отношения от чужих глаз, слов, проблем.

– А я смогла мысленно призвать Эндельсона… – на третьи сутки пребывания в кровати поделилась я с мужем.

– Как тебе удалось? Еще слишком рано для этого, – изумился он.

– Сама не знаю. Он был мне нужен, и я его притянула.

– Ты знала, где он находится, когда звала его?

– Нет.

– А чувствуешь, где находятся другие гроги?

– Нет, – удивилась я его вопросам.

– У меня было все по-другому. Сначала я начал чувствовать, где находится каждый из грогов, а потом только обрел способность призывать их, – объяснил Влад и, хмыкнув, продолжил: – Ты идешь своим путем, овладевая способностями. Хотя чему удивляться, я с первой же нашей встречи понял, что ты необычная.

– Скажи, а когда мы все-таки создадим связь между собой? – задала я тревожащий меня вопрос.

– Ты все еще хочешь этого? – Он внимательно посмотрел на меня.

– А ты разве нет? – напряглась я.

– Ты давно крепко привязала меня к себе, – усмехнулся он и предложил: – Давай после моего возвращения. Я не знаю, как это будет и смогу ли я от тебя оторваться, если мы это сделаем сейчас.

Сердце кольнуло при мысли, что он скоро уезжает.

– Как долго ты будешь отсутствовать?

– Думаю, недели три-четыре, не меньше.

– Это невозможный срок, я просто сойду с ума, – твердо заявила я.

Влад посмотрел на меня напряженным взглядом.

– Мне будет намного легче, если буду знать, что ты ждешь меня. – Потом он немного замялся и сказал: – Думаю, что ты была в чем-то права, предостерегая меня против Мислава. Я бы не поехал, если бы не дал слово. В тот момент я настолько обрадовался его предложению, что согласился не колеблясь.

«Аллилуйя! Он признал мою правоту! Только что это теперь меняет?»

– Я обещаю тебе, что буду настороже, – сказал Влад, как бы отвечая на мои мысли.

– Интересно, смогу ли я с тобой связаться, как тогда, в замке? – задумчиво протянула я.

– Мы можем потренироваться, – предложил он, и мне эта идея понравилась.

Настала пора выходить из добровольного заключения. Владу надо было заканчивать приготовления к поездке. Он заметно посвежел и выглядел расслабленным. Как и в прошлый раз, мы, взявшись за руки, покинули нашу спальню. Я ухмыльнулась.

– Чему радуешься? – спросил он.

– Интересно, какая на улице погода?

Мы посмотрели друг на друга и рассмеялись, словно смывая последние воспоминания о размолвке. За все время нам даже не пришло в голову выглянуть в окно.

Все были счастливы нашему примирению. Хотя чему удивляться, если погода в лесу зависит от нас, а во время нашей ссоры были ураганы и ливни. Выжженная земля вокруг замка вновь покрылась сочной травой, и уже ничего не напоминало о происшедшем. В лесу было тепло и появилась первая земляника.

Удивительно, но все посаженные цветы, которые я притащила из поездки по княжествам, как-то слишком быстро выросли и сейчас радовали разнообразием красок и ароматов. Я настояла на том, чтобы Владислав поговорил с Харольдом. Да он и сам понимал, что надо извиниться перед другом. К моей радости, они выяснили отношения и помирились, Харольд вернулся в замок. При нашей встрече я не сдержалась, бросилась к нему и крепко обняла.

Все вернулось на круги своя.


После отъезда мужа я уже две недели не находила себе места.

А все из-за сна, который приснился мне в ночь перед его отбытием и напугал меня до дрожи.

Море, бескрайняя гладь воды. Я босая стояла на берегу, зная, что где-то там, за горизонтом, Влад, но никак могла почувствовать его. И тут передо мной возник Мислав, его глаза были мутные, а руки вдруг заскользили по моему оцепеневшему телу. Я задохнулась от возмущения, но на его месте сразу же появился Драгомир, который был… другой – никогда он не смотрел на меня таким беспощадным взглядом.

Проснулась среди ночи с сильно бьющимся сердцем и прижалась к Владиславу. Меня мучили дурные предчувствия, но я понимала, что ничего не в силах изменить. Поэтому не стала изводить мужа своими страхами, смирившись с его отъездом, но тревога прочно поселилась в моем сердце.

В то время, пока Влад еще находился дома, я усиленно тренировалась, пытаясь подключиться к нему. С каждым разом это удавалось мне все легче и легче. Дошло до того, что я могла почувствовать его в любом уголке леса и узнать, чем он занимается.

Однажды я ощутила мужа возле нашего домика у озера и то, как он срывал посаженные мною розы! «Я тебя прибью!» – разозлилась я. Распустившиеся бутоны были моей гордостью. Но потом все мое раздражение смыло теплой волной – Владислав зашел в дом и начал обрывать лепестки, усыпая ими нашу постель. Недолго думая, я выбежала из замка и, оседлав Луну, поспешила к мужу. Ехала и знала, что в этот момент Влад лежит на постели, а в руках его роза, чей аромат он вдыхает, прикасаясь губами к лепесткам. Никогда еще дорога к домику не была такой долгой.

«Лучше бы тебе к моему приезду раздеться», – мрачно подумала я и прервала связь.

Когда я спешилась и влетела в дом, Владислав полулежал на кровати и, к моему разочарованию, был одет.

– Но почему ты…

Он не дал мне закончить вопрос и, лениво улыбнувшись, заявил:

– Сегодня я хочу научить тебя терпению.

– Уверен, что это надо делать именно сейчас, ведь в эту игру могут играть двое?.. – томно помолвила я и начала отходить от кровати.

Глаза Влада удивленно расширились. Он ожидал моего протеста, но никак не словесного удара и удаления.

– Ты куда собралась? – спросил он, привставая.

– Учиться терпению.

В этот момент я благодарно вспомнила неуемную, энергичную Леру, которая однажды привела меня на урок стрип-пластики. Хм, не скажу, что я многому научилась за два часа, но уж раздеться красиво точно смогу. Отвернулась от Влада и, мысленно воспроизводя музыку, я начала танец. «Готова поспорить, что такого ты еще не видел», – подумала насмешливо, наблюдая, как он встает на колени на кровати и завороженно следит за плавными, ритмичными движениями моего тела.

Мучительно медленно я избавилась от платья, оставшись в полупрозрачной комбинации. Танцевать в ней было одно удовольствие: я играла с длиной, то оголяя, то полностью скрывая ноги, приспускала с плеч тонкие бретельки. Я откровенно соблазняла мужа, передавая ему свое желание.

Он не выдержал первым и, слетев с кровати, притянул меня к себе.

– Даже спрашивать не хочу, где ты этому научилась! – зарычал он.

Я тяжело дышала и смотрела на Влада, вцепившись пальцами в вырез моей сорочки.

– Да избавься ты от этой тряпки, наконец! – вскричал он и, схватившись за края, порвал ее.

– А как же урок терпения? – напомнила ему.

– Ты меня убедила, что не в этот раз, – хрипло сказал муж, подхватив меня на руки и неся в кровать.

– Предупреди, когда решишь начать обучение, – не унималась я.

– Ты победила, довольна? – Он склонился надо мной, признавая свое поражение. Глаза Владислава горели от страсти, и я чувствовала его нетерпение.

– Еще нет, но надеюсь, ты это исправишь, – соблазнительно улыбнулась я, и его выдержка лопнула.

«Но я ведь этого и добивалась», – успела удовлетворенно подумать, прежде чем наши губы соприкоснулись.

Вспоминая те день и ночь, проведенные в нашем домике, я еще острее чувствовала свое одиночество. Мне не хватало Влада так сильно… как будто он забрал с собой часть меня.

Было еще не так тяжело, пока я могла дотянуться до него мысленно. Но как только корабль вышел в море, наша связь оборвалась, и это меня убивало. Владислав согласился взять с собой отряд сопровождения до корабля. Они уже вернулись, рассказав, что путь прошел без приключений, но легче мне не стало.

– Харольд, можешь связаться с ним? – спросила я, когда мы вечером сидели у камина. На улице было тепло, и можно было его и не зажигать, но горящий огонь завораживал меня и успокаивал. В последние дни я не могла избавиться от внутреннего озноба и тревоги.

– Нет, вода все глушит, – с сожалением ответил он. – Что тебя беспокоит? После расставания прошло совсем немного времени.

– Сама не понимаю… Постоянное волнение, причину которого не могу объяснить.

– Ты и раньше тревожилась, когда Влад уезжал, но ничего плохого не происходило, – напомнил Харольд, внимательно глядя на меня.

– Знаю, но сейчас все как-то по-другому, – вздохнула я.

– Может, это из-за того, что вы еще не расставались так надолго?

– Может быть, – согласилась, попытавшись убедить себя в этом и отогнать тревогу.

Мы провели спокойный вечер, неспешно играя в шахматы и разговаривая.

На следующий день мое с трудом обретенное спокойствие было разбито в прах. Прибыл гонец от Мислава с сообщением, что есть новости о Владиславе, и приглашением посетить замок князя. Это известие вызвало горячий спор между мной и Харольдом.

– Тебе нельзя к нему ехать, – убеждал он меня.

– Как я могу не поехать?

– Он что-то задумал, и мне это не нравится, – хмурился грог.

– Ты прав, но Мислав не оставил мне выбора.

Я тоже понимала, что здесь что-то не так. Ведь можно было сообщить новости о муже в письме, но князь желал меня видеть, и мое сердце сжималось от дурного предчувствия.


Конец первой книги


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • X